Научная статья на тему 'Профессиональное педагогическое образование на Урале в 1912-1919 гг'

Профессиональное педагогическое образование на Урале в 1912-1919 гг Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
398
84
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОДГОТОВКА УЧИТЕЛЬСКИХ КАДРОВ / РЕФОРМА ОБРАЗОВАНИЯ / НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА / ГОРОДСКИЕ УЧИЛИЩА / УЧИТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ / УРАЛЬСКАЯ ВЫСШАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА / TRAINING OF TEACHING STAFF / REFORM OF EDUCATION / PRIMARY SCHOOL / CITY COLLEGES / TEACHERS TRAINING INSTITUTE / URAL HIGHER PEDAGOGICAL SCHOOL

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Игошев Борис Михайлович, Суворов Максим Викторович

Рассматриваются проблемы становления школы высшего педагогического образования на Урале. Исследуется история основания в Екатеринбурге учительского института и Уральской высшей педагогической школы, влияние войн и революций на эти процессы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам об образовании , автор научной работы — Игошев Борис Михайлович, Суворов Максим Викторович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Professional pedagogical education in the Ural region in 1912-19191

Problems of coming-to-be of higher pedagogical school in the Ural are described. The history of foundation of teachers training institute and the Ural Higher Pedagogical School in Ekaterinburg is investigated, influence of the wars and revolutions on this process is underlined.

Текст научной работы на тему «Профессиональное педагогическое образование на Урале в 1912-1919 гг»

ИСТОРИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

УДК 37(091)(470.5)

ББК Ч33 (235.55)6

Б. М. Игошев, М. В. Суворов

Екатеринбург

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ НА УРАЛЕ В 1912-1919 ГГ.

ГСНТИ 14.09.35 Код ВАК 13.00.01 КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: подготовка учительских кадров; реформа образования; начальная школа; городские училища; учительский институт; Уральская высшая педагогическая школа.

АННОТАЦИЯ. Рассматриваются проблемы становления школы высшего педагогического образования на Урале. Исследуется история основания в Екатеринбурге учительского института и Уральской высшей педагогической школы, влияние войн и революций на эти процессы.

B. M. Igoshev, M. V. Suvorov

Ekaterinburg

PROFESSIONAL PEDAGOGICAL EDUCATION IN THE URAL REGION IN 1912-1919

KEY WORDS: training of teaching staff; reform of education; primary school; city colleges; teachers training institute; Ural Higher Pedagogical School.

ABSTRACT. Problems of coming-to-be of higher pedagogical school in the Ural are described. The history of foundation of teachers training institute and the Ural Higher Pedagogical School in Ekaterinburg is investigated, influence of the wars and revolutions on this process is underlined.

Начало педагогическому образованию на Среднем Урале было положено во второй половине XIX столетия, когда в 1870-х гг. в связи с реализацией школьной реформы и формированием сети начальных училищ в Екатеринбургском уезде, как и в целом в регионе, обнаружила себя катастрофическая нехватка кадров для сельских земских школ.

По решению педагогического совета Екатеринбургской первой женской гимназии был открыт дополнительный педагогический класс, официаль-

© Игошев Б. М., Суворов М. В., 2011

но имевший статус педагогических курсов, который занялся подготовкой учителей для начальных школ Урала.

В это же время по инициативе Министра народного просвещения графа Д. А. Толстого в 1872 г. появляются начальные учебные заведения повышенного типа — городские училища с упрощенным курсом обучения по сравнению с гимназиями. В этих учебных заведениях действовала классная система преподавания, а все предметы вел один учитель. Городские училища были 1—6-классными. Данный тип

учебных заведений был довольно популярен, так как прохождение курса уездного или городского училища было обязательным условием для производства канцелярских служителей в первый классный чин коллежского регистратора, что открывало перспективы карьерного роста и получения дворянства для молодых людей [18. Ст. 296—297].

На Урале, как правило, открывались 3—4-классные учебные заведения с шестилетним сроком обучения. К 1910 г. в Пермской губернии было 35 городских училищ, в Оренбургской —

18, Уфимской — 17. В этих учебных заведениях обучались в основном дети рабочих, ремесленников и крестьян. В учебную программу входили изучение Закона Божьего, церковно-славянского и русского языков, арифметики, геометрии, географии, истории, начал естественной истории и физики, а также черчение, рисование, пение, гимнастика [20. С. 159].

Дополнительный педагогический класс, существовавший при первой женской гимназии в Екатеринбурге, не мог обеспечить достаточный уровень профессиональной подготовки учителей для этих учебных заведений, так как продолжительность учебного курса, более сложная программа обучения в городских училищах по сравнению с начальными образовательными учебными заведениями и чисто мужской состав обучаемых выдвигали высокие требования к педагогическим кадрам.

Поэтому государственные структуры, руководившие народным образованием на Урале, выступили с инициативой открытия в Екатеринбурге специального педагогического учебного заведения — учительского института, главной задачей которого была подготовка учителей для городских училищ.

Истории становления и развития на Урале системы профессионального педагогического образования посвящены работы М. К. Елисафенко, Б. М. Игошева, М. В. Попова [11. С. 7— 14], А. М. Сафроновой [20. С. 571] и др. Вместе с тем исследований, анализирующих историю формирования и функционирования в Екатеринбурге

учительского института — одного из первых профессиональных педагогических учебных заведений на Среднем Урале, нет. Статья имеет целью восполнить этот пробел, а также осветить влияние войн и революций на профессиональное педагогическое образование в целом и Екатеринбургский учительский институт в частности; проследить историю Уральской высшей педагогической школы.

В Уральском крае учительские институты действовали в Оренбурге с 1888 г., в Перми и Уфе — с 1909 г. Обучение в этих учебных заведениях было 3-годичным. Принимались юноши с 16 лет, сдавшие вступительные экзамены по программе народных училищ, или выпускники средних школ без экзаменов. С июня 1917 г. к обучению в институтах были допущены женщины. В учебную программу учительских институтов входило изучение русского языка, чистописания, арифметики, алгебры, геометрии, истории, географии, естествоведения, рисования, черчения, педагогики, пения и гимнастики. С 1907 г. в программу обучения введены словесность и физика, а с 1916/17 уч. г. — логика и гигиена [20.

С. 571].

В Екатеринбурге 20 июня 1912 г. Министерство народного просвещения дало разрешение на открытие с начала 1912/13 уч. г. учительского института с городским при нем училищем, которое должно было заниматься подготовкой учащихся для поступления в институт. Подготовительные мероприятия, связанные с открытием нового для города учебного заведения, попечитель Оренбургского учебного округа предложил возглавить директору Екатеринбургской мужской гимназии действительному статскому советнику Яненцу. В своем распоряжении он указывал: «...я покорнейше прошу Ваше превосходительство временно впредь до прибытия в Екатеринбург лица, которому будет поручено заведование делами по открытию учебного заведения, взять на себя труд по выполнению необходимых мероприятий, а именно: объявить во всеобщее сведение, путем на-

печатания в газетах, издающихся в пределах округа, о состоявшемся разрешении на открытие учительского института, о том, что открыт прием прошений от лиц, желающих поступить в институт» [1. Л. 10, 10 об.].

Правила приема абитуриентов и программа обучения в учительском институте на начальный период его существования были позаимствованы у Уфимского учительского института, открытого в 1909 г. Из них мы узнаем

о том, что «воспитанники, состоявшие в институте казенными стипендиатами, по окончании курса должны прослужить не менее шести лет в должности учителя городского училища по назначению учебного начальства. Срок обязательной службы считается со дня выпуска из института». В институт принимались юноши всех званий и состояний от 16 до 22 лет. Лица, имевшие аттестаты об успешном окончании гимназий, духовных семинарий и других средних учебных заведений, зачислялись без вступительных экзаменов при «одобрительном поведении». Вместе с тем отмечалось, что если «число желающих вступить в институт окажется значительным, то такие лица будут наравне с прочими подвергнуты испытанию» [Там же. Л. 3, 4]. В программу вступительных испытаний учительского института вошли следующие предметы: Закон Божий, русский язык, математика, история и геометрия [Там же. Л. 7 об., 8].

5 октября 1912 г. Екатеринбургский учительский институт был открыт. К 4 сентября 1912 г. в приемную комиссию было подано 126 заявлений от желающих обучаться в учительском институте, а 85 человек изъявили желание учиться в открываемом при нем городском училище [2. Л. 4].

Директором института был назначен распоряжением Заместителя министра народного просвещения В. Ше-вякова председатель педагогического совета Троицкой женской гимназии действительный статский советник Иван Александрович Тихомиров. В своем отношении попечителю Оренбургского учебного округа он писал:

«Сим честь имею почтительнейше донести Вашему Превосходительству, что прибыл в Екатеринбург 7 сего сентября и вступил в исполнение обязанностей директора вверенного мне Учительского института». К этому времени выпускник Императорского историкофилологического университета И. А. Тихомиров 38 лет отдал народному образованию, неоднократно был награжден государственными и отраслевыми наградами [Там же].

Представительным был и педагогический состав института. С момента основания этого учебного заведения в нем сеяли разумное, доброе, вечное Владимир Иванович Лебедев (протоиерей — Законоучитель), Михаил Зоти-кович Тюрин (учитель пения), Левен-санг Иезекиль-Борух Матиасович (доктор медицины — врач института и преподаватель гигиены). В училище института обучал учеников гимнастике Михаил Петрович Борткевич. Позднее в педагогический коллектив вошли учитель русского языка и литературы Александр Владимирович Бардин, надворный советник Всеволод Федорович Ульянов — преподаватель графического искусства, учитель физики и математики Николай Иванович Снегирев, статский советник Георгий Трофимович Пушкарев — преподаватель естествознания, возглавлял канцелярию института коллежский советник Сергей Флегонтович Широких [2. Л. 1 а].

С первого дня существования перед новым учебным заведением встал целый ряд проблем, наиболее острой среди которых было отсутствие собственного помещения. В решении этой задачи учительскому институту помогла частная инициатива.

В аренду на шесть лет здание институту предоставил уральский промышленник Василий (Фридрих) Егорович Ятес, гражданин Великобритании.

Специальное исследование посвятил истории династии Ятесов тюменский ученый В. Е. Копылов [12]. В своей работе автор указывает, что первое упоминание в Екатеринбурге о Ятесах (Yates) относится к концу 1860-х или

началу 70-х гг. XIX в. Четверо молодых англичан — три брата и племянник: Томас, Джон, Альберт и Вильям, наслышанные о богатствах Урала, приехали в его столицу с наивным намерением организовать с английским размахом выгодную добычу золота в окрестностях города. Неприятное чувство разочарования чужестранцам пришлось пережить сразу же, поскольку богатые месторождения золота давно прибрали к рукам русские предприниматели. Альберт вернулся на родину, а старший брат Томас (на русский лад его чаще всего называли Фомой Егоровичем, реже — Иваном Егоровичем), воспользовавшись отъездом своего родственника Г. И. Гуллета в Тюмень, приобрел у него в Екатеринбурге машиностроительный завод. Предприятие было расширено и обновлено в техническом отношении (ныне ОАО Уралтрансмаш). Он же способствовал устройству в городе механической мастерской для Вильяма. После тщательного, в английском стиле, изучения конъюнктуры уральского рынка Фома Ятес совместно с Джоном (или, как встречается в документах, с Джеком) строит бумажную фабрику на реке Пышме в окрестностях известного курорта Курьи близ Сухого Лога.

Окрепнув в финансовом отношении, Ф. Е. Ятес приобрел в центре Екатеринбурга в тупике Почтовой улицы внушительный двухэтажный особняк. Здание возвели в 1830-х гг. по проекту знаменитого уральского архитектора М. П. Малахова. С 1841 г. особняк приспособили под почтовую контору с комнатами для приезжих. Дом знавал многих интересных людей России и Урала. Здесь останавливались на пути в Сибирь декабристы. В феврале 1892 г. в этом доме Ятесы устроили первую в Екатеринбурге телефонную станцию на 100 номеров, а спустя четыре года, почти вслед за изобретением Люмьеров, продемонстрировали уральцам необыкновенные возможности кино.

Вероятно, в начале ХХ в. это здание принадлежало В. Е. Ятесу, и скорее всего именно оно и стало первым учебным корпусом Екатеринбургского

учительского института и городского училища. Здание это сохранилось до наших дней в несколько перестроенном виде (дом надстроили на два этажа). Сейчас в нем находится Институт геологии и геохимии Уральского научного центра (Почтовый переулок, 7). По крайней мере, в «Отчете о состоянии Екатеринбургского учительского института и городского училища при нем за 1914 г.» читаем: «Институт помещается в каменном трехэтажном здании, арендованном по контракту у Великобританского подданного В. Е. Ятесъ на

6 лет до августа 1918 г. В верхнем этаже помещается институт, в среднем городское училище и в нижнем — полуподвальном — размещены квартиры служителей. Помещение института теплое и сухое, но имеет важный недостаток — теснота» [3. Л. 13 об.].

Недостаток и теснота занимаемых институтом помещений часто становились темой обсуждения на педагогическом совете. Уже 31 октября 1912 г. рассматривался вопрос о постройке собственного здания для института и городского училища. Тем более что количество учеников постоянно росло, так как еще в 1908 г. по инициативе премьер-министра П. А. Столыпина Государственная дума приняла закон о введении в стране в течение десяти лет общедоступного, а затем обязательного четырехлетнего начального образования. Стала резко расти численность школ. С 1907 по 1915 г. число только начальных школ на Урале выросло на 74%, увеличивается потребность в педагогических кадрах, и в 1914 г. в городском училище был открыт третий дополнительный класс, а число учеников составило 66 человек [3. Л. 13 об.].

Наступившая в 1914 г. Первая мировая война затронула все сферы общественной жизни страны, отразилась она и на образовательных учебных заведениях. Воспитанники учительского института ежегодно делали отчисления при получении стипендий в пользу военно-медицинских учреждений, расположенных в Екатеринбурге, принимали активное участие в концертах, устраиваемых учебными заве-

дения города «на предмет изыскания средств на подарки воинам, находящимся на фронте» [4. Л. 31].

Война повлекла за собой изменения в контингенте учеников и кадровом составе института: преподаватель математики и физики Н. И. Снегирев в январе 1916 г. поступил добровольцем в военное училище [5. Л. 7]; по мобилизации в ряды российской армии призваны были четыре воспитанника, из них один мобилизован рядовым на фронт, а трое поступили в военные училища. Из выпускников института разных лет 30 человек поступили в военные училища и ушли на фронт офицерами. Были и потери. В июле

1916 г. ушедший добровольцем в армию воспитанник второго класса Иван Шаврин «пал геройской смертью в битве с турками» [6. Л. 20]. В документе «Участие Екатеринбургского учительского института в удовлетворении нужд военного времени», датированном 16 мартом 1917 г., читаем: «Из окончивших институт убит один воспитанник, ранено два (один два раза)» [4. Л. 31].

В период войн и революций количество воспитанников в учительском институте менялось (см. табл. 1).

Таблица 1

Изменения в составе контингента учащихся Екатеринбургского учительского института в 1914/15-1917/18 уч. гг.

Учебный год Кол-во учащихся

1914/15 62

1915/16 54

1916/17 52

1917/18 72

ПРИМЕЧАНИЕ. Таблица составлена по данным: ГАСО Ф. 2. Оп. 1. Д. 44. Л. 7; Д. 59. Л. 19 об.; Д. 77. Л. 7 об.

Анализ представленных данных показывает, что количество учащихся института с началом Первой мировой войны уменьшилось. Это было вызвано добровольным вступлением и мобилизацией части учеников в ряды Российской армии, поступлением в военные учебные заведения. Рост числа обучаемых в 1917/18 уч. г. объясня-

ется тем, что согласно постановлению Временного правительства от 14 июня 1917 г. право поступать в учительские институты получили женщины, за счет которых и увеличился контингент учащихся. Также в условиях военного времени педагогическим советам институтов было разрешено делать некоторые отступления от требований к поступающим в части образовательного ценза и стажа педагогической работы.

Большая часть воспитанников Екатеринбургского учительского института принадлежала к малообеспеченным слоям населения — 90% были детьми крестьян, мещан и рабочих [6. Л. 5]. Поэтому трудности Первой мировой войны ощущались учащимися особенно остро. Падение жизненного уровня вынуждало их искать дополнительные источники заработка для оплаты обучения и проживания, помощи родителям, а потому приходилось пропускать учебные занятия. Стоимость обучения в Екатеринбургском учительском институте составляла 15 р. в год, и даже в тяжелых условиях войны она не менялась. Однако для крестьянских детей, проживающих в Екатеринбурге на частных квартирах (интерната при институте не было) и обучающихся за свой счет, эта сумма была значительной. Поэтому они были вынуждены искать дополнительные заработки, что негативным образом сказывалось на посещаемости занятий.

Например, по данным за 1915 г., воспитанниками учительского института было пропущено 4 260 уроков, или по 67,6 урока на каждого воспитанника. Администрация учебного заведения объясняла пропуски продолжительной болезнью некоторых воспитанников и «семейными вполне уважительными обстоятельствами» [3. Л. 4 об., 5, 7]. С 1916 г. пропуски учебных занятий происходят по другой причине. В «Отчете о состоянии Екатеринбургского учительского института и городского при нем училища за 1916 г.» указывается, что из 3 429 пропущенных учениками уроков 2 095 приходятся на «воспитанников, находящихся в военной службе» [5. Л. 8].

Материальную помощь ученикам оказывали земские органы самоуправления Уральского края. Так, Пермским губернским земством ежегодно выделялось в распоряжение директора учительского института 100 р. для взноса платы за беднейших воспитанников. Кроме того, оно содержало шесть стипендиатов. Также ежегодные стипендии выплачивали ученикам Оханское, Екатеринбургское, Соликамское, Верхотурское и Красноуфимское уездные земства [3. Л. 6]. Об уровне государственного финансирования Екатеринбургского учительского института и стоимости обучения одного ученика в годы Первой мировой войны дает представление таблица 2.

Таблица2 Стоимость обучения одного ученика в Екатеринбургском учительском институте и размер государственного финансирования учебного заведения в 1914/15-1916/17 уч. гг.

Учебный год Сумма, отпущенная из государственного казначейства на содержание института Стоимость обучения одного ученика

1914/15 32 769 р. 60 к. 504 р. 83 к.

1915/16 33 898 р. 22 к. 504 р. 83 к.

1916/17 40 235 р. 81 к. 637 р. 85 к.

ПРИМЕЧАНИЕ. Таблица составлена по данным: ГАСО Ф. 1. Оп. 1. Д. 44. Л. 5, 5 об.; Д. 59. Л. 20, 20 об.; Д. 77. Л. 8, 8 об.

Анализ представленной в таблице информации показывает, что даже в условиях войны государственное финансирование учительского института из года в год увеличивалось, причем практически адекватно росту стоимости обучения ученика. Эти данные интересны тем, что стоимость обучения учеников подсчитана администрацией учительского института, а не государственными чиновниками, поэтому они, на наш взгляд, носят достоверный характер.

Так, по сравнению с 1914/15 уч. г. затраты на обучение одного учащегося в 1916/17 уч. г. увеличились на 26%, а

финансирование из государственного бюджета выросло на 22%.

Происшедшая в феврале 1917 г. революция повлекла за собой демократические преобразования во всех областях общественной жизни России, которые затронули и систему образования. Первые шаги Временного правительства были направлены на устранение отдельных реакционных чиновников и административных структур.

В марте 1917 г. началась смена попечителей учебных округов и других чиновников. В мае правительство ликвидировало городские, губернские и уездные училищные советы, в июне упразднило ученый комитет и совет министра Министерства народного просвещения (МНП) [17. С. 49—51]. В мае 1917 г. начала работу совещательная комиссия, образованная по инициативе педагогической общественности для обсуждения вопросов образовательной реформы. Позднее она получила официальный статус и название Государственного комитета по народному образованию. В него вошли представители Всероссийского учительского союза, Академического союза, Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, Исполнительного комитета Государственной думы и других организаций. Комитет разработал большое количество законопроектов, которые могли бы существенно изменить старую систему образования, направив ее на путь демократического эволюционного развития [19].

Проблему реформирования учительских институтов Временным правительством в 1917 г. рассматривает подробно в своей статье томский историк С. А. Кочурина [15. С. 168—171]. Автор указывает, что министр народного просвещения Временного правительства А. Мануйлов поставил задачу коренным образом реформировать систему образования, в основу которой должны были быть положены принципы демократизации — преемственность разных ступеней обучения, доступность образования, улучшение материального положения учителей

и т. д. В свою очередь, изменения в школьной системе потребовали реформирования специальных педагогических учебных заведений — учительских институтов.

Важную роль в этом процессе играли представители учительских профессиональных организаций, среди которых особо отметим Всероссийский учительский союз (ВУС). Он возобновил свою деятельность 7—9 апреля 1917 г. в Петрограде на Всероссийском учительском съезде. В работе съезда приняли участие более 800 делегатов. Был принят устав союза, первый параграф которого гласил: «Основными своими задачами союз считает: А) борьбу за коренную реорганизацию дела народного образования в России на началах свободы, демократизации и децентрализации его...». Председателем совета ВУСа был избран С. А. Золотарев. ВУС стал наиболее крупной и влиятельной учительской организацией России. К осени 1917 г. он объединял 346 местных учительских союзов и был организационно связан с 209 союзами. В ВУСе состояло около 75 тыс. членов, т. е. свыше 30% всего российского учительства [14. С. 127].

8 апреля 1917 г. в Петрограде открылся Всероссийский съезд учительских организаций. Для разработки реформ он организовал специальную комиссию, в которую вошли представители Всероссийского учительского союза, Совета солдатских и рабочих депутатов, Исполнительного комитета Государственной думы и различных национальных организаций. Министерство народного просвещения обратилось к преподавателям, делегатам от родительских комитетов и кружков, общественным организациям всех регионов России с предложением принять непосредственное участие в разработке реформы российской школы. К работе над проектом реорганизации педагогических учебных заведений активно подключились коллективы ведущих учительских институтов страны. На май 1917 г. был намечен съезд представителей учительских институтов в Феодосии, который должен был

разработать специальный законопроект реформы к Всероссийскому съезду деятелей по народному образованию в Петрограде.

Первые результаты обсуждения и инициативные предложения общественных организаций были представлены на Всероссийском съезде слушателей учительских институтов, проходившем с 1 по 10 мая 1917 г. в Москве. На съезде был разработан план реорганизации учительских институтов в высшие педагогические учебные заведения с 4—5-летним курсом обучения. Решения этого съезда были повсеместно поддержаны учительскими организациями России.

Летом 1917 г. Временное правительство приступило к реорганизации системы педагогического образования. Несмотря на обещания министра народного просвещения А. Мануйлова кардинальным образом реформировать систему образования, законопроекты носили умеренный характер и лишь отчасти отвечали требованиям, выдвигаемым профессиональными учительскими организациями.

Законодательные акты предусматривали устранение препятствий для дальнейшей демократизации системы образования, очищение ее от сословных пережитков и ограничений. Но одно из главных требований педагогической общественности — реорганизации учительских институтов в высшие учебные заведения — выполнено не было.

Постановлением МНП от 13 июня 1917 г. выпускникам учительских институтов было предоставлено официальное право поступления в университеты. В случае поступления в вузы бывшим воспитанникам учительских институтов давалась отсрочка от обязательной шестилетней службы в школах за право пользования казенной стипендией в годы учебы. Но главным событием стало постановление Временного правительства от 14 июня 1917 г. о реформе учительских институтов, которое содержало несколько ключевых положений. Во-первых, курс обучения в институтах сохранялся трехлетним. Во-вторых,

вводилась специализация по трем отделениям — словесно-историческому; физико-математическому; естественноисторическому и географическому. В-третьих, учительские институты переставали быть исключительно мужскими учебными заведениями и могли быть мужскими, женскими или смешанными (с параллельными мужскими и женскими классами).

Закон от 17 июня 1917 г. повышал статус учительского института до уровня «выше среднего» учебного заведения. В первый класс института принимались «лица, окончившие курс учительских семинарий, мужских гимназий и реальных с дополнительным классом училищ, семи классов женских гимназий, институтов. Коммерческих училищ и епархиальных женских училищ и равных им по курсу правительственных учебных заведений. которые состояли на учительской службе не менее двух лет» [14. С. 169].

Таким образом, Временное правительство обозначило основные направления модернизации профессионального педагогического образования — повышение статуса учительских институтов, расширение специализации, доступ в эти учебные заведения лиц женского пола.

Для обсуждения предложенных Временным правительством изменений в системе педагогического образования в Петрограде был созван Первый Всероссийский съезд представителей учительских институтов, который проходил с 5 по 11 августа 1917 г. Решениями этого съезда были утверждены положения ранее принятого закона о трехлетнем обучении с разделением курса на специализации. Также участники съезда признали необходимым введение предметной специализации с первого курса при параллельном преподавании общеобразовательных и специально-профессиональных дисциплин. Это было вызвано объективными потребностями Первой мировой войны, так как позволяло оперативно решать проблемы, стоящие перед школой, — привлекать учащихся учительских институтов в каче-

стве учителей начальных классов или допускать к работе окончивших обучение до конца учебного курса. Также съезд подтвердил права на поступление в институты лиц, окончивших средние учебные заведения и имевших практический опыт работы. Вместе с тем в связи с трудностями войны в 1917/18 и 1918/19 уч. гг. педагогическим советам было разрешено делать некоторые отступления от требований из-за возможной нехватки кандидатов.

Учащихся реформированных учительских институтов было решено именовать слушателями, а годы обучения не классами, а курсами. В резолюциях съезда указывалось, что на каждом курсе могло обучаться 45 человек, но ввиду временной потребности в значительном количестве учителей по решению педагогического совета число обучающихся могло увеличиваться до 75.

В резолюции «По вопросу о внутреннем строе учительских институтов» съезд указал на широкую автономию этих учебных заведений. В состав педагогического совета наравне с преподавателями должно было входить по одному представителю от городского и земского общественного самоуправления. Для обеспечения интересов слушателей создавались специальные комиссии, в состав которых входили преподаватели и слушатели института. Вводился аналогичный вузам принцип избираемости на педагогическом совете директора и преподавателей института. Кандидатура директора должна была утверждаться в министерстве. Преподаватели первоначально избирались на год, при повторном избрании должность предоставлялась бессрочно. Этот же документ подтвердил право выпускников учительских институтов на высшее образование с преимуществом перед другими кандидатами при поступлении в вузы со специальной педагогической подготовкой — Историко-филологический институт, Педагогический институт им. П. Г. Шелапутина и др.

Особое внимание делегаты съезда уделили разработке новых учебных планов. Предложенные проекты позволяли слушателям учительских институтов за

три учебных года изучить специальные дисциплины фактически в объеме университетского курса по работам ведущих российских ученых и получить научнопрактическую подготовку и навыки педагогической работы в школе.

Однако решения, принятые Первым Всероссийским съездом представителей учительских институтов, несомненно, продвигавшие реформу профессиональных педагогических учебных заведений по пути демократизации, отражавшие точку зрения передовой учительской общественности на пути развития системы педагогического образования, не имели силу закона, а потому носили во многом рекомендательный характер. В повседневной деятельности администрации учительских институтов, как правило, руководствовались постановлениями Временного правительства как единственного на то время до созыва Учредительного собрания органа власти в России.

Демократические реформы в области образования, проводимые Временным правительством, нашли свое отражение и в Уральском регионе. Своим распоряжением от 19 марта

1917 г. управляющий Оренбургским учебным округом М. Миропиев разрешил беспрепятственный прием в учебные заведения бывших учащихся, «понесших наказания по политическим и религиозным делам как в административном, так и в судебном порядке» [4. Л. 36]. Также при приеме в учебные заведения отменялось требование представления сведений о политической благонадежности. В распоряжении от 23 марта 1917 г. указывалось, что «лица педагогического персонала учебных заведений всех типов ведомства Министерства народного просвещения, устраненные при прежнем режиме за политическую деятельность, подлежат беспрепятственному допущению к преподавательской деятельности в случае возбуждения или ходатайства об этом и при наличии соответствующих вакансий» [Там же. Л. 39].

1917/18 уч. г. стал поворотным в судьбе Екатеринбургского учительско-

го института. Под влиянием политических событий и реформы учительских институтов воспитанники учебного заведения в начале учебного года выдвинули два требования: о допуске их представителей в педагогический совет с правом решающего голоса и о «распространении реформы на второй и третий курсы, одновременно учащиеся объявили забастовку», — указывается в отчете о деятельности института в 1918 г. [7. Л. 5].

Иными словами, учащиеся потребовали от администрации выполнить резолюции Первого Всероссийского съезда представителей учительских институтов, проходившего в Петрограде с 5 по 11 августа 1917 г.

Характерно, что воспитанники не выдвигали никаких политических требований, а выступали как лица с активной жизненной позицией — заинтересованные в кардинальных преобразованиях системы педагогического образования, с одной стороны, и желающие получить право на высшее образование по окончании учительского института — с другой.

Еще в декабре 1916 г. учащиеся Екатеринбургского учительского института совместно с воспитанниками аналогичных учебных заведений Уфы и Оренбурга обращались к Министру народного просвещения с ходатайством о расширении программы обучения в учительских институтах и о предоставлении окончившим курс права поступать в высшие учебные заведения. Для поездки в Петроград был выбран делегат, представлявший их интересы, но в Министерстве его не приняли, а председатель Государственной думы Родзянко пообещал поставить вопрос о преобразовании учительских институтов на повестку дня заседаний [4. Л. 8, 8 об.].

Педагогический совет учительского института удовлетворил требования слушателей и совместно с их делегатом отправил своего представителя к попечителю Оренбургского учебного округа с ходатайством о проведении в жизнь постановлений педагогического совета. Исполняющий обязанности

попечителя Оренбургского учебного округа В. Гордлевский утвердил решения педагогического совета, но учащихся допустил в «педагогический совет только с совещательным голосом» [7. Л. 5]. После этих событий занятия в учительском институте продолжились.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Большевистский переворот 25 октября 1917 г. привел к расколу в среде преподавателей и учащихся Екатеринбурга. Директор учительского института И. А. Тихомиров в своем отчете за

1918 г. пишет, что «большевистский переворот отразился неурядицами в местной торговой школе. В последней власть перешла к преподавателю Киселеву и из нее ушли все преподаватели, не сочувствовавшие большевикам. Место ушедших заняли некоторые из слушателей института, которым и выразили порицание слушатели, стоявшие определенно против советской власти и заявившие свое оппозиционное настроение против нее на своем общем собрании.

Таким образом, слушатели разбились на два лагеря: меньшинство было на стороне большевиков, а громадное большинство было против. Меньшинство, опираясь на советскую власть, и, по слухам, руководимое одним из преподавателей института, решило бороться с большинством в стенах института и постановило использовать недовольство слушателей одним из преподавателей» [7. Л. 5]. В начале января 1918 г. на общем собрании слушатели Екатеринбургского учительского института потребовали переизбрать весь педагогический персонал.

Педагогический совет пошел навстречу желанию учащихся, так как «вопрос о введении избирательного начала неоднократно в нем обсуждался и частично осуществляется» [7. Л. 5 об.], тем более что выборность руководства и педагогов укладывалась в рамки реформы педагогических институтов и неоднократно обсуждалась учительскими общественными организациями, в том числе ВУСом, Уральским педагогическим союзом и др. Но по вопросу о составе избирательной комиссии мнения

педагогов и представителей Екатеринбургского Совета солдатских и рабочих депутатов разошлись.

Члены педагогического совета постановили, что в состав комиссии должны были войти по одному представителю от Уральского педагогического союза, городского самоуправления, уездного земства и по три представителя от преподавателей института и слушателей. Но на одном из заседаний комиссии «.большевистский комиссар просвещения Киселев сообщил, что вопрос об избирательной комиссии для учительского института будет разрешен в культурно-просветительном совете, организованном городской думой, при чем заявил об отводе представителя от организованного учительства, а равно заявил о необходимости участия в комиссии десяти представителей от учащихся и десяти представителей от общественных организаций — всех исключительно из левого социалистического крыла», — указывает в отчете за 1918 г. директор учительского института [7. Л. 5 об.].

Необходимо отметить, что под организованным учительством надо понимать представителей Уральского педагогического союза, которые разделяли взгляды ВУСа. В свою очередь, захват власти, совершенный большевиками в октябре 1917 г., был воспринят руководством ВУСа и его местными организациями резко отрицательно «как попрание принципов демократии».

Большой совет ВУСа рекомендовал местным организациям воздержаться «от любых сношений с большевистскими властями» или допускать их лишь в случаях, когда «необходимость в них обусловливается интересами защиты арестованных учителей и учащихся» [10. С. 91]. Поэтому большевики всеми силами старались вытеснить из системы образования педагогов, разделявших идеи ВУСа и Уральского педагогического союза.

Для Екатеринбургского учительского института выборы преподавательского состава по методике, предложенной Киселевым, фактически

означали увольнение сотрудников с большим педагогическим стажем, так как, во-первых, в большинстве своем они являлись членами Уральского педагогического союза или разделяли его взгляды, во-вторых, участие в «баллотировке» десяти представителей от слушателей института и десяти представителей от общественных организаций «левого социалистического крыла» сводило к минимуму возможность педагогов повлиять на исход выборов, потому что их общая численность не превышала десяти человек, и, наконец, в-третьих, преподаватели института 20 марта 1917 г. присягнули на верность «Временному правительству впредь до установления образа правления волею народа при посредстве Учредительного собрания» [4. Л. 37], что фактически ставило их по другую сторону баррикад от большевиков.

Педсовет не согласился на предложение Киселева, и комиссия по организации выборов прекратила свое существование. В свою очередь, в Екатеринбургском совете солдатских и рабочих депутатов образовали новую комиссию, составленную из представителей общественных организаций и учащихся исключительно левой социалистической политической ориентации и приступили к выборам педагогического персонала учительского института. «На предложение этой комиссии баллотироваться никто из педагогов желания не выразил, и таким образом все преподаватели считались выбывшими из института», — указывал в своем отчете директор Екатеринбургского учительского института И. А. Тихомиров [7. Л. 6].

26 февраля 1918 г. Екатеринбургский учительский институт был преобразован в Уральскую высшую педагогическую школу для подготовки учителей средних учебных заведений Урала. Отдел народного образования при Екатеринбургском совете солдатских и рабочих депутатов в постановлении №145 от 11 марта 1918 г. приказал «Гражданину Тихомирову прибыть к 10 часам утра 12-го сего марта в здание закрытого учительского института

для сдачи инвентаря хозяйственной комиссии Уральской высшей педагогической школы» [3. Л. 85]. 27 февраля 1918 г. было принято постановление Государственной комиссии по просвещению о выборности всех педагогических должностей [20. С. 82—83]. Выборы должны были проводить местные советы по личным заявлениям претендентов. Звание учителя или наличие диплома были необязательны, зато признавались желательными рекомендации политических и иных организаций, изложение своих педагогических и общественно-политических взглядов и т. п.

В Екатеринбурге Комиссариат народного просвещения 28 мая 1918 г. издал постановление, согласно которому: «1. Перевыборы во все учебные заведения закончить в недельный срок с 1 по 7 июня сего года. 2. Преподавателям прежнего состава подать заявления о желании баллотироваться в комиссариат просвещения к 1 июня. Те из преподавателей, которые к указанному сроку не подадут заявлений о баллотировке, будут считаться к этому времени уволенными» [8. Л. 8].

О задачах, стоящих перед новым для Урала учебным заведением, писал в своей статье «Уральская высшая педагогическая школа» член ее педагогического совета Ю. И. Крыжановский: «...обязательное всеобщее начальное обучение, глубокие реформы существующих и создание новых типов средней школы, расширение высшего образования — вот те проблемы, которые становятся перед творческой мыслью борца с народной темнотой. Задача по объему и содержанию громадная, и не удивительно, что перед ней опускаются руки многих общественных деятелей.

Но много сделать и можно и должно. До сих пор кадры учителей средней школы поставлялись университетом, который выпускал людей, более или менее знающих какую-либо отрасль науки, но также мало подготовленных к педагогической деятельности, как и почти ко всякой другой. Таким образом, на очереди стоит создание такого института, который был бы питомни-

ком и рассадником преподавателей обновленных средних учебных заведений — педагогов в истинном значении этого слова. На основании этих принципов и зародилась Уральская высшая педагогическая школа, основанная в Екатеринбурге в феврале текущего года группой учителей и имеющая своей целью поставлять учителей средних учебных заведений в пределах всей Уральской области» [8. Л. 85].

Первый семестр обучения начался

1 марта 1918 г. и закончился в конце мая. Педагогическим коллективом он рассматривался как экспериментальный, так как имел своей целью выработку учебной программы. Планировалось, что новый вуз будет иметь в своем составе три факультета — географический, физико-математический и историко-филологический «соответственно трем ветвям знаний».

Продолжительность обучения в Уральской высшей педагогической школе составляла четыре года, на старших курсах предполагалось ввести специализацию по направлениям подготовки учащихся. В программу обучения каждого факультета одновременно с естественнонаучными предметами вводился «целый ряд общеобразовательных наук, каковы: история культуры, политическая экономия, физиология и общие вопросы биологии, один из иностранных языков».

Также составной частью учебного курса были и педагогические науки — педагогика и методика преподавания каждого предмета. Система преподавания в вузе была лекционная. Одновременно с теоретическими занятиями проходили практические в лабораториях и семинары [9. Л. 8, 9].

В отличие от Екатеринбургского учительского института, где зачисление производилось по окончании среднего учебного заведения, условия зачисления абитуриентов были весьма демократичными — в 1918/19 уч. г. «прием производится независимо от образовательного ценза поступающего лица» [Там же. Л. 9, 10].

Таким образом, большевиками была сделана попытка радикально ре-

формировать систему специального педагогического образования на Среднем Урале. Фактически учительский институт превратился в высшее учебное заведение. Вместе с тем основы формирования высшей педагогической школы были заложены в предшествующий период. В своем отчете о деятельности Екатеринбургского учительского института за 1918 г. его директор указывал, что учебное заведение руководствуется постановлениями Временного правительства и Первого Всероссийского съезда представителей учительских институтов, который проходил с 5 по 11 августа 1917 г. в Петрограде [7. Л. 8]. Постановление Временного правительства от 14 июня

1917 г. «О реформе учительских институтов», разрешившее поступление в них лицам, окончившим только средние учебные заведения, и решения съезда по программе, срокам, содержанию обучения практически приравняли учительские институты к высшим учебным заведениям.

Отличие созданной большевиками Уральской высшей педагогической школы от Екатеринбургского учительского института состояло, во-первых, в четком определении статуса учебного заведения, во-вторых, в зачислении абитуриентов независимо от образовательного ценза и, в-третьих, в осуществлении выборов педагогического персонала с позиций так называемого классового подхода.

Вместе с тем Уральская высшая педагогическая школа в крае просуществовала недолго — до августа 1918 г. После отступления большевиков из Екатеринбурга с целью установления реальной власти в регионе до созыва Уральской областной думы или Всероссийского учредительного собрания 19 августа 1918 г. было образовано Временное областное правительство Урала, которое восстановило деятельность всех учреждений, функционировавших до большевиков. Вновь начал свою работу и Екатеринбургский учительский институт. Но в значительно измененном виде как по составу преподавателей, так и по количеству слушателей.

«Чтение лекций началось только с

I октября, а по причине занятия Пермской губернии большевиками при очень ограниченном числе слушателей. Занятия с этого числа шли, однако, правильным темпом, ничем не нарушались, их можно было бы считать вполне нормальными если бы число слушателей было больше», — отмечал в отчете о деятельности учительского института в 1918 г. его директор И. А. Тихомиров.

Ко времени возобновления занятий в Екатеринбургский учительский институт вернулось только четыре штатных преподавателя. По распоряжению Временного областного правительства Урала от 4 сентября 1918 г. были объявлены выборы педагогического персонала. Для их проведения была образована избирательная комиссия, в которую вошли по два представителя от городского самоуправления и земства, четыре представителя от Уральского педагогического союза и четыре представителя от слушателей. По данным на 1 января 1919 г., в Екатеринбургском учительском институте работало

II педагогов [7. Л. 7].

В связи с закрытием учительского института большевиками в феврале

1918 г. часть его слушателей — 33 человека перешли в Уральскую высшую педагогическую школу, а остальные, «не пожелавшие воспользоваться благами новой, устроенной большевиками школы, разъехались в разные стороны» [Там же. Л. 5]. Когда учительский институт возобновил свою работу, к занятиям приступили только 14 учащихся [Там же. Л. 9].

К сожалению, дальнейшие сведения о деятельности Екатеринбургского учительского института в Государственном архиве Свердловской области отсутствуют и никаких документальных актов о его ликвидации обнаружить не удалось.

Таким образом, войны и революции оказали негативное воздействие на процессы формирования высшей педагогической школы на Урале. Они привели к снижению численности обучаемых, объемов финансирования

и сокращению преподавательского состава. Вместе с тем даже в тяжелый период Первой мировой войны государство продолжало увеличивать финансирование Екатеринбургского учительского института, частично отменялась плата за обучение, посильную помощь учебному заведению оказывали земские органы самоуправления.

Революционные потрясения 1917 г. привели к серьезным переменам в системе профессионального педагогического образования. Были провозглашены новые принципы функционирования специальных педагогических учебных заведений — повысился статус Екатеринбургского учительского института, который по программе обучения стал приближаться к высшей школе, вносились демократические начала в его внутреннюю жизнь. Одновременно события октября 1917 г. стали своего рода водоразделом между сторонниками и противниками большевистского переворота.

Большая часть педагогов и учащихся учительского института не приняла новой власти, что в конечном счете привело к реорганизации учебного заведения. Последствия этого носили противоречивый характер. С одной стороны, можно говорить о создании на Урале 26 февраля 1918 г. первого высшего педагогического учебного заведения — Уральской высшей педагогической школы, а с другой — отсутствие профессиональных педагогов, отказавшихся сотрудничать с большевиками, неоднозначное отношение абитуриентов к новому учебному заведению, нестабильность политической обстановки на Урале сделали существование нового вуза недолгим.

После отступления большевиков из Екатеринбурга 1 октября 1918 г. возобновил свою деятельность учительский институт, функционирование которого в тяжелых условиях Гражданской войны прекратилось в 1919 г.

В то же время к моменту рождения Уральского государственного педагогического университета в регионе был накоплен огромный опыт подготовки учительских кадров, сформировано

своего рода образовательное простран- нравственные и интеллектуальные

ство, в котором на протяжении деся- предпосылки формирования школы

тилетий складывались культурные, высшего педагогического образования.

ИСТОЧНИКИ

1. ГАСО (Государственный архив Свердловской области). Ф. 2. Оп. 1. Д. 2.

2. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 125.

3. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 44.

4. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 76.

5. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 77.

6. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 59.

7. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 189.

8. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 94.

9. ГАСО. Ф. 2. Оп. 1 Д. 96.

ЛИТЕРАТУРА

10. БАЛАШОВ Е. М. Школа в российском обществе 1917—1927 гг. Становление «нового человека». СПб., 2003.

11. ЕЛИСАФЕНКО М. К., ИГОШЕВ Б. М., ПОПОВ М. В. У истоков педагогического образования на Урале : 1871—1910 гг. // Педагогическое образование. 2011. №2.

12. КОПЫЛОВ В. Е. Династия Ятесов // «Окрик памяти» (история Тюменского края глазами инженера). Кн. третья. Тюмень, 2002.

13. КОРДО Я. Г. Реформа народного образования в свободной России. М., 1917.

14« КОРОЛЕВ Ф. Ф. Очерки по истории советской школы и педагогики. 1917—1920. М., 1958.

15. КОЧУРИНА С. А. Реформа учительских институтов Временного правительства(1917 г.) // Вестник Томского государственного педагогического университета. 2010. Вып. 9 (99).

16. СБОРНИК декретов и постановлений Рабочего и крестьянского правительства по народному образованию. М., 1918. Вып. 1.

17. СБОРНИК указов и постановлений Временного правительства. Пг., 1918. Вып. 2, ч. 1.

18. СВОД Законов Российской Империи. Т. III. Устав о службе по определению от правительства. СПб.,1912.

19. СМИРНОВ Н. Н. Государственный комитет по народному образованию (история создания и деятельности) // Петроградская интеллигенция в 1917 г. : сб. статей и материалов. М. ; Л., 1990.

20. УРАЛЬСКАЯ историческая энциклопедия. Екатеринбург, 2000.

Статью рекомендует д-р ист. наук, проф. М. В. Попов

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.