Научная статья на тему 'Профессиональная деформация ценностно-мотивационной сферы сотрудников правоохранительных органов как фактор их криминализации'

Профессиональная деформация ценностно-мотивационной сферы сотрудников правоохранительных органов как фактор их криминализации Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
645
54
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТНО-МОТИВАЦИОННОЙ СФЕРЫ / ДЕЛИНКВЕНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ДОЛЖНОСТНАЯ ДЕФОРМАЦИЯ / АДАПТАЦИОННАЯ ДЕФОРМАЦИЯ / PROFESSIONAL DEFORMATION OF VALUES AND MOTIVATIONAL SPHERE / DELINQUENT BEHAVIOR / WORKING POSITION DEFORMATION / ADAPTATION DEFORMATION

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Рожков О. А.

статья посвящена теоретическому исследованию проблемы взаимосвязи между профессиональной деформацией и правонарушениями сотрудников, обусловленных ценностно-мотивационной сферой.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article deals with theoretical study of the relationship between professional deformation and delinquent behavior of staff due to value-motivational sphere.

Текст научной работы на тему «Профессиональная деформация ценностно-мотивационной сферы сотрудников правоохранительных органов как фактор их криминализации»

фессией психолога (профессиональным выбором, её престижностью и процессом работы) (9.9% информированности). Шестой фактор был определён как «субъектная ценность профессии», т.е., при повышении оценки психологом престижности собственной профессии регистрируется рост удовлетворённости ею. (8.38% информированности).

Таким образом, в результате поведения факторного анализа нами были выделены и описаны эмпирические структуры профессиональной идентичности интегральной группы психологов как представителей единого сообщества, психологов силовых структур, здравоохранения, образования и коммерческих организаций. Результаты исследования позволили определить структурные особенности профессиональной идентичности психологов различных сообществ, обозначить существующие проблемы в рамках каждого ведомства. Полученные данные были учтены при составлении психологических характеристик профессиональной идентичности психологов различных ведомств. Информация о найденных в результате факторизации корреляционных взаимосвязях (факто-

рах) между элементами профессиональной идентичности использована нами в разработке и проведении тренинговой программы по развитию изучаемого в рамках данного научного исследования работы феномена.

Литература

1. Андреева Г. М. Психология социального познания: учебное пособие для студентов вузов. - М.: Аспект Пресс, 2005.

2. Бодров В. А. Психология профессиональной деятельности.Теоретические и прикладные проблемы. - М.: «Институт психологии РАН», 2006.

3. Деркач А. А. Акмеологические основы развития профессионала. М.: Изд. МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2004. - 752 с.

4. Поварёнков Ю. П. Психологическое содержание профессионального становления человека. Москва: УРАО. 2002. 160с.

5. Регуш Н. Л. Профессиональная идентичность учителя на разных этапах педагогической деятельности. Диссертация кандидата психологических наук:190007. СПб., 2002. - 167 с.

6. Социальная психология образования/ под ред. А. Н. Сухова. - М.: МПСИ, 2005.

7. Хамитова И. Ю. Развитие профессиональной идентичности консультанта// Журнал практической психологии и психоанализа №1 (январь), 2000 г.

8. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг: Учебное пособие.- М.: «МОДЭК», 2004.

9. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996.

Профессиональная деформация ценностно-мативацианнаи сферы сотрудников правоохранительных органов как фактор их криминализации

О. А. Рожков

Современные психологические исследования указывают на подверженность работников социальных профессий развитию профессиональной деформации (А. В. Буданов, 1990; С. П. Безносов, 1997; С. Е. Борисова,

1998; Т. А. Валькова, 2002; Д. А. Волков, 2004; Р. Ж. Тюлюпергенева, 2004 и д. р.). В литературе по психологии труда отмечается, что явлению профессиональной деформации более всего подвержены представители профессий

типа «человек-человек», а именно: медики, педагоги, работники сферы обслуживания, представители силовых структур и др. Особый интерес для нас представляет рассмотрение в научной литературе проблемы профессиональной деформации сотрудников правоохранительных органов (далее - сотрудников).

Служебная деятельность сотрудников имеет свои отличительные характеристики. Так, выполнение функциональных обязанностей сопряжено с повышенной ответственностью сотрудника за свои действия. Несение службы нередко происходит в ситуациях с непредсказуемым исходом, психическими и физическими перегрузками, необходимостью общаться с самым разнообразным контингентом граждан и требует от сотрудника решительных действий и способности пойти на риск. Эти специфичные особенности профессиональной деятельности оказывают значительное влияние на личностные характеристики ее представителей и могут приводить к развитию у сотрудников явления профессиональной деформации.

Деформация ^оптайо) в переводе с латинского языка означает «уклонение того или иного органа или предмета от нормальной формы» [2, С. 183]. В других источниках деформация трактуется как изменение какого-либо предмета или его свойства (например, формы, размеров, массы) под воздействием внешних сил [12, С. 113].

Под профессиональной деформацией сотрудников понимается изменение их индивидуально-психологических качеств и поведения под влиянием негативных факторов внешней среды и условий служебной деятельности [14, С. 21].

Значительное большинство исследователей, рассматривающих проблему профессиональной деформации, считают ее проявления негативными (нежелательными, отрицательными). По их мнению, профессиональная деформация затрудняет успешное осуществление трудовой деятельности, усложняет взаимодействие человека с другими людьми и делает его поведение неадекватным обстановке.

Такое поведение нередко приводит и к противоправным поступкам. Обозначим некоторые причинно-следственные связи между классификацией профессиональной деформации и одним из критериев типологии личности преступника по содержанию ценностно-ориентацион-ной направленности. Профессиональную деформацию классифицируют по следующим видам [14, С. 22-23]:

1) собственно-профессиональная деформация;

2) должностная деформация;

3) депривационная деформация;

4) адаптационная деформация.

Собственно-профессиональная или

служебная деформация обусловливается, как правило, непосредственными контактами сотрудников с криминогенной средой, а также спецификой их профессиональной деятельности. Эта разновидность деформации проявляется в следующих типичных признаках:

• использовании нецензурных выражений, приклеивании обидных прозвищ в общении с коллегами и осужденными;

• проявлении грубости и агрессивности;

• моральном и физическом унижении человеческого достоинства окружающих;

• утрате чувства сопереживания и сочувствия;

• явных или неявных пренебрежительных или враждебных отношениях с сослуживцами и осужденными.

Такое проявление профессиональной деформации, по нашему мнению, может при неблагоприятном стечении обстоятельств обнаружить преступника с антигуманной, агрессивной направленностью - лицо с крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей (в этой группе выделяются четыре подгруппы: 1) хулиганы; 2) злостные хулиганы; 3) лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорблений и клеветы; 4) лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности - убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений) [6, С. 299].

О преступном (делинквентном, от лат. delinquens - правонарушитель) поведении, как разновидности отклоняющегося поведения, говорят тогда, когда субъект выбирает противоправный способ удовлетворения потребностей, желаний, снятия психической напряженности - применяет физическую силу или оружие с целью нанесения травмы, увечья или лишения жизни. В этом случае преступный замысел превращает агрессивное поведение в преступление [8, С. 243].

Наиболее часто в служебной деятельности сотрудников встречается внутриличностный конфликт, в необходимости найти четкую линию поведения, осуществляя выбор между ценностями, в работе со спецконтингентом: с одной стороны, не унижая их достоинства и не ущемляя их прав, с другой стороны, применить при необходимости и специ-

альные средства, и физическую силу; проявлять к ним гуманность, а с другой стороны, не допустить неслужебной связи; использовать при взаимодействии с ними роль начальника, а с другой стороны, не допустить переноса этой роли в социальное внеслужебное окружение.

Должностная деформация сотрудников сопряжена, главным образом, с использованием властных полномочий, которыми они наделены по отношению к объектам своего воздействия. В повседневной жизнедеятельности она выражается:

• в чувстве вседозволенности и манипулировании окружающими;

• чрезмерном властолюбии и властности;

• открытом стремлении к подавлению чужой воли, чести и достоинства личности другого;

• нетерпимости к критическим замечаниям в свой адрес;

• нежелании признавать свои просчеты и исправлять их, поступаться своими амбициями;

• чинопочитании, угодничестве и ориентации на «вышестоящее» мнение;

• отсутствии конструктивных слу-жебно-деловых взаимодействий с представителями различных подразделений.

Указанные проявления могут обуславливать преступления, связанные с превышением должностных полномочий.

Депривационная деформация сотрудников чаще всего связана с отсутствием адекватных возможностей и необходимых ресурсов для реализации актуализированных потребностей различного содержания. Неудовлетворен-

ные потребности замещаются другими, осуществление которых представляется более доступным и привлекательным. Например, система нравственных ценностей замещается компенсаторными, связанными со злоупотреблением алкоголем, самоутверждением, достижением целей деятельности исключительно авторитарными способами.

Один из существенных компонентов причинного комплекса преступности -неудовлетворенность запросов людей в сфере потребления, разрыв между потребностями в материально-товарных ценностях или услугах и возможностями их реализации. В частности, потребности людей формируются в результате сравнения с жизнью других социальных групп и слоев. Сравнение осуществляется через каждодневное общение с окружающими и через массовые коммуникации. В этом случае действует установка «жить не хуже, чем другие» [5, С. 305]. Данная установка свойственна преступникам с антисоциальной корыстной направленностью, а именно корыстно-служебная (хищения путем злоупотребления служебным положением, обман клиентов, вымогание взяток) [5, С. 298].

Следует отметить, что мотивацион-ная сфера личности тесно связана с отношениями личности с другими людьми. Она зависит не только от непосредственных контактов человека с конкретными людьми, но и от опосредованных, а также от сфер жизни общества, относящихся к общественному сознанию [11, С. 316].

Б. Ф. Ломов подчеркивает огромную роль в формировании и развитии моти-вационной сферы личности общественных институтов: системы образования, пропаганды и т. д. Мотивационная сфера личности не является только отраже-

нием ее собственных индивидуальных потребностей, объективным основанием испытываемой личностью борьбы мотивов являются реальные противоречия, возникающие в обществе. «Являясь опосредованным системой общественных отношений отражением потребности. Мотив не есть ее простая «калька». Связь между потребностью как объективной необходимостью и мотивом как ее субъективным отражением неоднозначна. Сходные потребности могут быть реализованы в различных мотивах и, наоборот, за сходными мотивами могут стоять разные потребности» [11, С. 118].

Адаптационная деформация сотрудников выражается в пассивном приспособлении к текущим социально-психологическим условиям среды, которое обычно не сопровождается мотивацией к изменению собственного поведения или разрешению ситуации в позитивном направлении. Внутренне не принимая нормы и ценности, доминирующие в коллективе, сотрудник начинает внешне приспосабливаться к ним, чтобы не выглядеть «белой вороной», что способствует развитию скрытых негативных тенденций. Указанная разновидность деформации проявляется также в привыкании сотрудника к сложившейся структуре межличностных отношений в течение продолжительной работы в одном и том же подразделении.

Пассивное приспособление обозначает халатность, бездействие, что характерно для преступников с дефектами психической саморегуляции [5, С. 299]. Проблема рассогласования професси-онально-деятельностных и морально-этических норм (С. П. Безносов, 1997), способности личности осуществить в

свободном пространстве самостоятельный, осознанный выбор между ними, а соответственно и между определенными ценностями, интернализируя их, превращая в регуляторы поведения, также вызывает профессиональную деформацию. Такая ситуация является борьбой ценностных ориентаций и их освоением личностью. Актуализация же отмеченного рассогласования и целого ряда мотивов трудовой деятельности (Е. П. Ильин, 2000) способна предотвратить развитие профессиональной деформации у сотрудников.

Преступное поведение не бывает прямым следствием только непосредственно воздействующих факторов. В поведении человека система обстоятельств преломляется через систему сформированных у него внутренних условий. К ним относятся: система ценностных ориентации, особенности це-леполагания и достижения, обобщенные способы поведения, психодинамические особенности саморегуляции. Системообразующим фактором поведения является направленность личности, система личностных значений (смыслов), иерархия интернализированных ею ценностей, определяющая иерархию ее мотивов[5, С. 290-291].

В давние времена известный американский социолог русского происхождения П. Сорокин рассматривал ценности как фактор выживания общества (социального выживания человека): «Когда единство, усвоение и гармония ценностей ослабевают, увеличиваются шансы международной и гражданской вой-ны»[ 16, С. 495]. А вот что сегодня пишет Д. А. Леонтьев, ссылаясь на российскую действительность: «Разрушение ценностной основы неминуемо ведет к кризи-

су (это относится как к личности, так и к обществу в целом), - выход из которого возможен только на пути обретения новых ценностей... Налицо ценностный нигилизм, цинизм, метание от одних ценностей к другим, экзистенциальный вакуум...» [10, С. 15].

Ценность связана с ценностным сознанием, которое производит ценность своей способностью выбирать из возможных альтернатив, т.е. оценивать альтернативы; состоявшийся выбор производит ценность именно постольку, поскольку он свободный выбор личности, и поэтому ценность всегда является личностной ценностью, частью личностной структуры; но одновременно она - и надличностная, социальная ценность, ибо в условиях свободного выбора личность в принципе называет ценностью то, что назвали бы в условиях свободного выбора большинство людей; словом, ценностное сознание опредмечивается в актах свободного личностного выбора, производя личностные ценностные ориентации, которые одновременно являются и ценностями социальными. Базовыми личностными (и социальными) ценностями являются свобода и ненасилие.

Понятие «ценностная ориентация» впервые было введено в общественную науку представителями чикагской социологической школы У. Томасом и Ф. Знанецким для обозначения ситуации, когда ценности интернализуются индивидом, превращаясь в регуляторы его поведения [7, С. 22].

Некую обобщенную позицию по ценностным ориентациям, на которой стоят многие и отечественные, и зарубежные исследователи, формулирует Д. А. Леонтьев: «Ценностные ориентации - это сознательные убеждения или представ-

ления субъекта о ценном для него [10, С. 21]. При этом Д. А. Леонтьев отделяет так определяемые ценностные ориентации от реального «ценностного поведения» индивида, которое хотя и мотивируется, регулируется ценностями, но такая ценностная регуляция не отражается в сознании индивида. Так что реальное «ценностное поведение» может быть у индивида одним, а декларируемые им ценностные ориентации - иными.

Нередко размежевание между ценностным поведением и ценностными ориентациями указывает на процесс усвоения профессионально-деятель-ностных норм.

Часто бывает так, что какая-то де-ятельностная норма, носителем которой является человек как субъект, вступает в противоречие с какой-то нравственной нормой, выразителем которой является личность как другая часть единой индивидуальности. Может быть два принципиально разных типа решения этого противоречия. Либо человек сохраняет верность своей личности, считает более важным следовать усвоенной с детства морально-этической норме, либо наоборот - в человеке побеждает субъект, профессионал, и тогда происходит изменение сознания личности, она деформируется, изменяет или вообще теряет свою форму в соответствии с содержанием сугубо деятельностной нормы [1, С. 212-215].

Подобное противоречие можно проиллюстрировать следующим примером С. П. Безносова. В сознании каждой нормальной, правопослушной личности с детства и юности зафиксирована такая норма нравственности и закона, как запрет на убийство, т.е. лишение жизни другого человека. Человек усвоил эту

норму и считает, что она должна распространяться на все сферы его пространства жизни. Он ею руководствуется как принципом, программой своего поведения. По мере взросления человек встает перед проблемой той или иной профессиональной роли. Этот выбор осуществляется личностью. Именно эта субстанция индивидуальности несет всю полноту ответственности за правильность и окончательность выбора. Если этот выбор сделан свободно и ясносознатель-но, то человек выбирает ту профессию, тот род деятельности, который ему «по душе», т.е. соответствует личностному самосознанию.

Если же человек ограничен в свободе выбора или же не может согласовать личность и субъекта между собой, как отдельные части единой структуры индивидуальности, то возникают тяжелые коллизии.

Человеку необходимо внести соответствующие коррективы в содержание сознания личности, тем самым изменить его форму. Он должен согласовать свои общеморальные принципы со специфическими нормами профессиональной этики. Он должен четко разделять разные области своего бытия на две сферы: в одной, производственной сфере человек должен руководствоваться де-ятельностно-служебными нормами, а в другой - общими морально-этическими императивами.

Зачастую это сделать очень и очень трудно. Наличие этого внутриличност-ного конфликта можно проиллюстрировать трагической судьбой некоторых сотрудников правоохранительных органов, среди которых очень высок процент отсева, текучести кадров, а также самоубийств, психических заболеваний

и расстройств, негативных эмоциональных состояний. Так, сотрудник, применивший оружие на поражение, обязан осознавать, что, выполняя инструкции должностной роли, он как деятель обязан лишать жизни людей и тем самым выполнять свой моральный долг перед обществом. При этом человек должен понимать, что вне сферы профессиональной жизни он не имеет такого права и обязан продолжать существовать в соответствии с общепринятыми нормами нравственности.

К сожалению, встречаются отклонения от этого оптимума разрешения рассогласования. В одном случае, человек как деятель не выполняет своей должностной обязанности, нарушая служебную норму, но сохраняя верность личности. Например, сотрудник отдела охраны отказывается применять оружие на поражение, когда осужденный к лишению свободы совершает побег.

Или - молодой человек, обязанный явиться на военную службу, уклоняется, отказывается выполнять свой социальный гражданский долг, тем самым вступая в противоречие с нормами закона и морали. Он становится пацифистом, либо симулянтом, либо преступником.

Кроме умения согласовывать ценностные ориентации в профессиональной деятельности для снижения уровня профессиональной деформации нам представляется необходимым и актуализация мотивов трудовой деятельности.

Тесная связь ценностных ориентаций личности с ее мотивационной сферой отмечается многими исследователями данной проблемы. По словам Б. Ф. Пор-шнева [13, С. 346], основа личности заключается в функции выбора. Выбор предполагает предпочтение одного мо-

тива всем прочим. Но для этого должны быть основания, и таким основанием является ценность, «ибо ценность - единственная мера сопоставления мотивов» [4, С. 122]. Кроме того, ценность имеет способность порождать эмоции, например, в случае когда тот или иной выбор противоречит ей. А это значит, по мнению Ф. Е. Василюка, что ценность должна быть подведена под категорию мотива.

Л. С. Кравченко пытается проследить эволюцию ценностей в ходе развития личности, которая заключается в их изменении не только по содержанию, но и по своей мотивирующей функции, по месту и роли в структуре жизнедеятельности [9, С. 35]. На первых порах ценности существуют только в виде эмоциональных последствий их поведенческого нарушения или, напротив, утверждения (первые чувства вины и гордости). Затем ценности обретают форму «знаемых» мотивов, потом мотивов смыслообразу-ющих и реально действующих. При этом ценность на каждом новом этапе своего развития обогащается новым мотива-ционным качеством, не утрачивая предыдущих.

В. А. Ядов разграничивает социально-психологический и общепсихологический подходы к исследованию ценностных ориентаций. В социальной психологии «это сфера исследования социализации индивида, его адаптации к групповым нормам и требованиям, а в общей психологии - изучение высших мотивационных структур жизнедеятельности» [15, С.16].

Что понимается под мотивационной сферой личности? Этот вопрос рассматривается в целом ряде работ. Б. Ф. Ломов под мотивационной сферой лич-

ности понимает «всю совокупность ее мотивов, которые формируются и развиваются в течение ее жизни» [11, С. 16]. В целом эта система динамична и изменяется в зависимости от многих обстоятельств. Мотивы отличаются разной степенью устойчивости, одни - доминирующие, стержневые - прочно сохраняются длительное время, иногда всю жизнь, именно в них, по мнению Б. Ф. Ломова, проявляется направленность личности. Смена их происходит при существенных изменениях условий жизнедеятельности личности, ее отношений с обществом. Другие мотивы - менее устойчивы, более вариативны, эпизодичны, изменчивы, в большей степени зависимы от ситуации.

Мотивационная сфера личности тесно связана с отношениями личности с другими людьми. Она зависит не только от непосредственных контактов человека с конкретными людьми, но и от опосредованных, а также от сфер жизни общества, относящихся к общественному сознанию [11, С. 316].

Б. Ф. Ломов подчеркивает огромную роль в формировании и развитии моти-вационной сферы личности общественных институтов: системы образования, пропаганды и т. д. Мотивационная сфера личности не является только отражением ее собственных индивидуальных потребностей, объективным основанием испытываемой личностью борьбы мотивов являются реальные противоречия, возникающие в обществе. «Являясь опосредованным системой общественных отношений отражением потребности. Мотив не есть ее простая «калька». Связь между потребностью как объективной необходимостью и мотивом как ее субъективным отражением неод-

нозначна. Сходные потребности могут быть реализованы в различных мотивах и, наоборот, за сходными мотивами могут стоять разные потребности» [11, С. 118].

На наш взгляд, необходимо также учитывать, что рассматриваемое явление может возникать и тогда, когда некоторые обстоятельства процесса профессионализации, не всегда зависящие от субъекта, мешают его профессиональной и личностной самореализации. Например, в ситуации высокой значимости данной профессии для человека многократные разочарования, безуспешные попытки справиться с неудачами, невозможность дальнейшего профессионального роста могут препятствовать формированию у него устойчивой положительной мотивации к профессиональной деятельности (Е. М. Борисова, 1981). Отсутствие такой мотивации приводит к тому, что человек выполняет свои служебные функции ценой внутреннего напряжения и неудовлетворенности. Подобная ситуация также может выступать одной из причин профессиональной деформации [3, С. 37].

Актуальность использования моти-вационного потенциала можно продемонстрировать на примере сотрудников отдела охраны пенитенциарной системы. Личный состав отдела охраны женского пола обычно несет службу на двух постах. На одном трудовая деятельность связана с прохождением через контрольно-пропускной пункт большого количества людей; на другом - с приемом и обработкой различной сигнальной информации, которую необходимо направлять до адресата, являясь тем самым, связующим звеном между постами несения службы. В первом случае, от сотрудника

требуется общительность, быть в центре внимания окружающих (на виду) на протяжении всего рабочего дня. Во втором случае, напротив - минимальное количество визуальных контактов (максимум три - четыре), общение согласно четко регламентированной инструкции с уже заученными не многосложными фразами до автоматизма. Исходя из требований к личности сотрудника на боевом посту в описанных случаях, мы выявили с вами характерные различия. Следовательно, у кого есть потребность в общении, тех необходимо направить на КПП, а у кого данная потребность вытеснена - на другой пост, на котором востребована потребность действовать по определенному, хорошо знакомому алгоритму, плану, и без поиска творческого самовыражения. Данное распределение человеческих ресурсов позволяет сэкономить внутренние силы сотрудников, исключить необоснованное профессиональное выгорание, приводящее к профессиональной деформации, позволит достичь более высокой бдительности, успешности несения службы дежурной смены в целом.

Резюмируя сказанное, мы перейдем к заключению нашего теоретического исследования проблемы взаимосвязи между профессиональной деформацией и правонарушениями сотрудников, обусловленных ценностно-мотивацион-ной сферой.

Теоретический анализ и обобщение литературы по теме исследования показали профессиональную деформацию сотрудников правоохранительных органов, как предшествующую их криминализации, при стечении неблагоприятных факторов. Изменение индивидуально-психологических качеств и поведения

под влиянием негативных факторов внешней среды и условий служебной деятельности приводит к профессиональной деформации. И в ряде подходов причиной этих изменений является ценностно-мотивационная сфера.

Рассогласованность между ценностными ориентациями приводит к профессиональной деформации, а иногда и к преступному поведению. Сложность размежевание между ценностными ори-ентациями указывает на процесс усвоения профессионально-деятельностных норм. Эти нормы могут противоречить общепринятым нормам нравственности. По мере взросления человек встает перед проблемой той или иной профессиональной роли. Если выбор сделан свободно и ясносознательно, то человек выбирает ту профессию, тот род деятельности, который соответствует личностному самосознанию. Успешность же этого выбора, применительно к сотрудникам правоохранительных органов, в навыке четкого разделения разных областей своего бытия на две сферы: в одной, производственной сфере человек должен руководствоваться деятельностно-служебными нормами, а в другой - общими морально-этическими императивами.

Решающее значение в совладании с профессиональной деформацией принадлежит использованию мотивацион-ных ресурсов сотрудников. Необходимо выявлять истинные скрытые мотивы, которые сотрудник преследует в органах. Востребованность резервов трудовой деятельности обозначает пути развития и предотвращает криминализацию личности сотрудника, позволяет указывать на приоритеты в стимулировании, принимая во внимание благоприятные

виды поручаемых заданий, должностных обязанностей.

В целом, выявленная взаимосвязь между профессиональной деформацией и криминализацией сотрудников, их ценностно-мотивационной сферой, обращает внимание на важность свободного выбора ценностных ориентаций при усвоении профессиональных норм и использовании мотивационного потенциала в распределении человеческих ресурсов среди личного состава.

Литература

1. Безносов С. П. Профессиональные деформации личности (Подходы, концепции, метод): Дисс.д-ра психол. наук 19.00.03. СПб, 1997.

2. Большая советская энциклопедия. - Т. 14. - М.: «Советская энциклопедия», 1952.

3. Борисова С. Е. Профессиональная деформация сотрудников милиции и ее личностные детерминанты: Дисс... канд. психол. наук. 19.00.06. Москва, 1998.

4. Василюк Ф. Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций. М., 1984.

5. Васильев В. Л. Юридическая психология. - 3-е изд. - СПб: Издательство «Питер», 2000.

6. Еникеев М. И. Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии: Учебник для вузов. - 2-е изд., перераб. - М.: Норма, 2006.

7. Зубова Л.В. Психологические особенности ценностных ориентаций подростков с различной направленностью личности - Монография - Оренбург: Изд-во ООИП-КРО, 2002.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Ильин Е. П. Мотивация и мотивы - СПб: Издательство «Питер», 2000.

9. Кравченко Л. С. Жизненный выбор личности (психологический анализ): Дисс. на соиск. учен. степ. к. психол. н., М., 1987.

10. Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. - М.,1996. - №4. - С. 14-22.

11. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., Наука, 1984.

12. Лопатин В. В., Лопатина Л. Е. Малый толковый словарь русского языка. - М.: Рус. яз., 1990.

13. Поршнев Б. Ф. Функция выбора - основа личности / Проблемы личности: материалы симпозиума. М., 1996, с. 344-349

14. Предупреждение деструктивных форм поведения сотрудников УИС / Методические рекомендации. - М.: ОПС ГУИН Минюста России, НИИ УИС Минюста России, 2005.

15. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности. Л., Наука, 1979.

16. Сорокин П. Причины войны и условия мира // Общедоступный учебник социологии. Статьи разных лет. - М.,1994. - с. 491-501.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.