Научная статья на тему 'Проект реформы средней школы Министерства народного просвещения правительства А. В. Колчака направления практической деятельности и преемственность'

Проект реформы средней школы Министерства народного просвещения правительства А. В. Колчака направления практической деятельности и преемственность Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
520
65
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОЛЧАК / СРЕДНЯЯ ШКОЛА / НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / РЕФОРМЫ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кальсина Алла Алексеевна

Сегодня в поле многопартийности возникает потребность в более широком осмыслении роли народного образования в эпоху социальных трансформаций. Изучая процессы реформирования образования важно проследить не только противоречия старой и новой школы, но и возможные модели и альтернативы развития системы просвещения в общем процессе модернизации России. В статье представлена деятельность Министерства народного просвещения правительства А. В. Колчака. (1918-1920 гг.), его проекты и планы реформирования средней школы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кальсина Алла Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проект реформы средней школы Министерства народного просвещения правительства А. В. Колчака направления практической деятельности и преемственность»

39 ГАОО. Ф. 10. Оп. 1. Д. 267/2. Л. 630.

40 ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 299. Л. 1 об.

41 Нарский, И. В. Политические партии на Урале : 1991-1916 : дис. ... д-ра ист. наук / И. В. Нарский. - Челябинск, 1995. - С. 161.

42 Им был управляющий Инзерскими заводами, горный инженер Г. Е. Диц, чей родной брат был членом распущенной Государственной Думы и, по заявлению самого Дица, он за подписание Выборгского воззвания находился под судом.

43 ГАОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 267/2. Л. 487.

44 Там же. Л. 661, 727-729об., 739.

45 ГАОО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 278/2. Ч. 2. Л. 414.

46 Оренб. край. - 1997. - 8 февр.

47 Нарский, И. В. Кадеты на Урале (1995-1997) / И. В. Нарский. - Свердловск, 1991.

- С. 195.

А. А. Кальсина

ПРОЕКТ РЕФОРМЫ СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ МИНИСТЕРСТВА НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА А. В. КОЛЧАКА - НАПРАВЛЕНИЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ

Сегодня в поле многопартийности возникает потребность в более широком осмыслении роли народного образования в эпоху социальных трансформаций. Изучая процессы реформирования образования важно проследить не только противоречия старой и новой школы, но и возможные модели и альтернативы развития системы просвещения в общем процессе модернизации России. В статье представлена деятельность Министерства народного просвещения правительства

А. В. Колчака. (1918-1920 гг.), его проекты и планы реформирования средней школы.

Ключевые слова: Колчак, средняя школа, народное образование, реформы.

В начале ХХ века российская педагогическая мысль и вся педагогическая общественность активно разрабатывала проекты реформы средней школы, так как необходимость кардинальных перемен была очевидна. Существовавшая школьная система была не способна обеспечить решение новых задач, поставленных индустриальным обществом. Г осударство не являлось монополистом в области школьной политики. Российская система образования была сословной, ведомственной, существовало огромное разнообразие различных типов и видов учебных заведений - 39 типов средних школ и 69 типов начальных1. Поэтому состояние школы, содержание образования, методы и средства обучения в ней не отвечали новым требованиям жизни.

Актуальной была проблема создания принципиально новой школы, организованной на демократичных принципах: единство школьной системы, всеобщее начальное обучение, бесплатность и доступность среднего образования, трудовой принцип в обучении. Наиболее значимым по своему идейному потенциалу в дореволюционной России явился проект реформы средней школы, подготовленный в 1915-1916 гг. большим коллективом ученых-педагогов, учителей, общественных деятелей под руководством министра народного просвещения П. Н. Игнатьева. По этой программе реорганизации подвергалась не только средняя школа, но и вся система образования - от дошкольного воспитания и начальной школы до высших учебных заведений. Серьезную трансформацию претерпевали органы управления просвещением на всех уровнях, кардинально расширялись возможности местных органов управления и педагогических советов

учебных заведений для принятия самостоятельных решений. Согласно проекту в России вводилась единая средняя общеобразовательная школа с 7-летним сроком обучения. Были разработаны учебные планы и проекты программ по 16 предметам, конкретные методики преподавания отдельных дисциплин. Либеральный характер реформы средней школы, вызванный заботой об интеллектуальном потенциале страны, вызвал непримиримое противостояние правительства курсу П. Н. Игнатьева и привел к отставке министра в декабре 1916 г. Консерватизм правительства, отсутствие материальноэкономической поддержки, кадрового потенциала, а так же организованного во всероссийском масштабе учительского движения в поддержку реформы школы, - все это сводило на «нет» практическую возможность реализации реформы отечественной школы.

На некоторое время процесс реформирования системы образования был заторможен, но выработка нового содержания общего среднего образования была продолжена весной 1917 г. Г осударственным комитетом по народному образованию при Министерстве народного просвещения Временного правительства. В работе Государственного комитета по народному образованию просматривалась явная преемственность с реформой средней школы П. И. Игнатьева. Основные принципы реформирования системы образования были обобщены в положении «О единой общественной образовательной школе» (начало октября 1917 г.)2. Основная тенденция по организации новой системы образования заключалась в сочетании руководящей роли государства в сфере образования со свободным программно-методическим творчеством «местных сил» в лице городского и земского самоуправления. Все эти мероприятия имели чрезвычайно большое значение. Однако политическая ситуация радикально менялась так быстро, что министерство не могло угнаться за развитием событий. Предпринимаемые министерством меры выглядели нерешительными и половинчатыми. Законопроекты Государственного комитета по народному образованию фактически так и остались на бумаге. Лишь три из них, да и то не в полном объеме, были утверждены Временным правительством. Работа комитета оказалась блокирована не только временными рамками, но и кадровыми переменами - сменилось три министра народного просвещения - А. А. Мануйлов, С. Ф. Ольденбург, и С. С. Салазкин. Главная же причина крылась в крайне сложной политической и социально-экономической обстановке в стране, в результате чего вопросы развития народного образования уходили на второй план.

В октябре 1917 г. школа вместе с обществом вошла в полосу радикальных реформ, и школьный вопрос, все еще не решенный в дореволюционный период, переместился в плоскость политической борьбы. Школьная система, являясь важным социальным институтом общества, в годы революции и Гражданской войны стала сферой практических интересов различных политических сил. На территориях, где существовала Советская власть, были приняты государственные акты в области народного образования «Положение о единой трудовой школе РСФСР» (сентябрь 1918 г.), «Основные принципы единой трудовой школы РСФСР» (октябрь 1918 г.) и ряд правительственных декретов, которые привели к кардинальному преобразованию системы просвещения и утверждению в качестве доминирующей парадигмы трудовой школы3.

На территориях белых правительств либо восстанавливались правила дореволюционного времени, либо порядок, существовавший после Февральской революции. Белыми правительствами, в частности Министерством народного просвещения правительства А. В. Колчака, была предложена альтернативная модель школы, которая, впрочем, была генетически связана с предшествующим дореволюционным периодом развития педагогической мысли в России. В условиях классового противо-

стояния, каждая сторона понимала значимость системы образования как теоретического и практического инструмента воздействия на социум в переломный период, вела борьбу за учителя как основного проводника своей политики и предлагала обществу свою модель новой школы.

В Омске 1 июля 1918 г. постановлением Временного Сибирского правительства было образовано Министерство народного просвещения (далее МНП). 4 октября 1918 г. оно перешло в состав Временного Всероссийского правительства, а 18 ноября 1918 г. в состав Российского правительства А. В. Колчака. Основной функцией Министерства, была координация не только школьного дела, но и всех звеньев системы образования на подконтрольных ему территориях (Сибирь, Уральский регион, Дальний Восток)4. Во главе Министерства до января 1919 г. был назначен профессор Томского университета В. В. Сапожников, а с января 1919 г. по январь 1920 г. должность занимал известный геолог П. И. Преображенский.

Министерство имело следующую структуру: Департамент общих дел, состоявший из отделений: определения личного состава, счетного, по книгоиздательству, канцелярии; Департамент народного просвещения, состоявший из отделений: общих дел, учебных учреждений, высших учебных заведений, средних учебных заведений, высших начальных училищ, педагогических учебных заведений, начальных училищ, внешкольного образования; Департамента профессионального образования5.

Одним из главнейших принципов организации системы управления образованием стал принцип децентрализации. Впервые он был заявлен Государственным комитетом по народному образованию Временного правительства в годы Февральской революции. Это теоретическое положение в годы Гражданской войны было воплощено на практике.

Считалось, что в условиях военного времени вопросы школьной жизни эффективно могут быть решены только на местах. Совет министров постановил упразднить управление учебных округов, должности директоров и инспекторов народных училищ. Взамен них учреждались должности уполномоченных МНП. Начальные школы были переданы в ведение земств и городов6.

Уполномоченные МНП в губерниях, должны были информировать общественные самоуправления, правительственные и частные учебные заведения о постановлениях МНП в области народного образования; наблюдать на местах за состоянием и деятельностью учебных заведений; за расходованием кредитов местными распорядителями, реагировать на нужды учебных заведений, вести их регистрацию по соб-

„7

ственной статистической программе .

К 1 января 1919 г. в ведении МНП правительства А. В. Колчака числилось 16796 народных училищ с 28252 комплектами (классами), в том числе в Сибири 11883 единиц с 17923 классами. В Приуральском крае, соответственно, - 4913 и 10329. В планах МНП было с 1 июля 1919 г. открыть в Сибири 1000 новых училищ с 1500 классами и в Приуральском крае - 1102 с 1727 классами. Всего 2102 училищ с 3227 классами. Для территорий Прикамского и Приволжского края, освобожденных от Советской власти, был выделен особый кредит на начальные училища - 52 млн. р. На общие нужды начального народного образования на территориях, подконтрольных МНП было ассигновано 1 млн р., из них 400 тыс. на издание учебников. Всего на содержание начальных училищ в 1919 г. было выделено свыше 315 млн руб8.

В начале 1919 г. Департамент народного просвещения запросил от подвластных территорий предоставить сведения о количестве школьных зданий, сколько из них требуют капитального ремонта, находятся ли они в аренде или собственности. В планах МНП было возобновление деятельности школьно-строительного фонда име-

ни Петра Великого, который был учрежден еще до революции 1917 г. Для этого Министерству необходимо было получить порядка 15 млн. р. и начать разработку проекта закона о школьно-строительном фонде. В циркулярах подчеркивалось, что несмотря на военное время этот закон имеет общегосударственное значение9.

Для министерства наравне с принципом децентрализации особо актуально стояла проблема всеобщего обучения, что также соответствовало демократизации системы образования.

Чиновниками был сделан анализ работы МНП в предыдущие годы и определены примерные сроки осуществления этого проекта - 10 лет (приблизительно к 19291930 гг.). Расчет был сделан в основном для Сибири и территорий, контролируемых правительством Колчака. По смете на 1919 г. на всеобщее обучение МНП определило сумму 336 489 833 р., что составило 62 % от всей суммы ассигнований выделенных на дело народного просвещения. По отношению к 1917 г. абсолютные цифры увеличились, а относительные остались те же (причиной тому были война, инфляция, разруха)10.

Министерство активно занялось изменением всей школьной жизни, подготовкой новых учебных планов, программ. В январе 1919 г. МНП была создана комиссия по реформе средней школы. В работе над проектом новой школы принимали участие известные педагоги, ученые волею судеб оказавшиеся в Сибири в качестве беженцев. В состав комиссии вошли: директор департамента народного просвещения МНП - Н. И. Палечек, заведующий отделом высших начальных училищ - Д. И. Белый, заведующий отделом средних учебных заведений - М. А. Слободский, директор отдела общих дел МНП - И. С. Клюжев, товарищ Министра народного просвещения - профессор В. Н. Саввин и др. - всего 29 чел. Профессиональный уровень членов комиссии был довольно высоким. К примеру, И. С. Клюжев участвовал в работе II, III и IV Г осударственной думы, где состоял членом комиссии по народному образованию. Поэтому он глубоко знал проблему развития всеобщего начального обучения в России. В период Февральской революции И. С. Клюжев принимал участие в работе Государственного комитета по народному образованию под руководством А. А. Мануйлова, часто выезжал за рубеж, а также печатался в таких престижных изданиях, как «Русская школа», «Вестник воспитания» и др.11

Кроме того, обсуждение школьной реформы было вынесено на страницы профессиональной печати. Министерство выпускало официальное печатное издание «Журнал МНП», также продолжавшее традиции дореволюционного издания Министерства Народного Просвещения. Журнал должен был освещать действия правительства в области просвещения, состояние всех типов школ, научных и педагогических сообществ, пропагандировать передовой европейский и российский педагогический опыт по вопросам образования и воспитания. В журнале были опубликованы работы известных ученых - профессора С. И. Гессена (философия педагогики) и профессора Н. Е Румянцева (экспериментальная педагогика); лидера Уфимского учительского союза Н. Рыжкова, лидера Пермского учительского союза Н. Е. Бочкарева; профессоров Пермского университета В. В. Палечек, Р. М. Залкинд и Л. Зандер; профессоров Томского университета В. В. Сапожникова, В. Н. Саввина, лектора

12

московского Педагогического института В. Ю. Ульянинского и др.

Авторы проекта реформы школы желали создать в России «единую, свободную, трудовую, автономную школу, построенную на принципах здорового национализма и демократизма»13. Во многом они использовали опыт дореволюционной общественной мысли, в частности незавершенный проект реформы графа Игнатьева, проекты, составленные Государственным комитетом по народному образованию Временного правительства под руководством А. А. Мануйлова, а также опыт зару-

бежной школы. Особенно интересовала американская школьная модель, где уже на практике действовал принцип единства и преемственности школы.

Структурно новая школа должна была состоять из трех ступеней: начальная школа, среднее училище и гимназия. Каждая ступень, должна давать законченное четырехклассное образование. Большое значение придавалось предметам гуманитарного цикла

- русскому языку, истории и географии. Программа начальной школы (первая ступень) была расширена в сторону естественнонаучного цикла. Усиленное внимание было обращено на физическое развитие и трудовую деятельность, эстетическое развитие. На второй ступени обязательными становились иностранные языки. Труд дополнялся черчением, каллиграфией, бухгалтерией, счетоводством. Физическое развитие усиливалось дополнительными часами и специальной подготовкой учителей.

На третьей ступени общеобразовательной школы завершалось среднее образование, а также ставилась задача подготовки к поступлению в высшие учебные заведения. На этой ступени система дополнительных уроков заменялась мультифурка-цией. Ее сущность состояла в том, что все предметы учебного плана разделялись на основные и дополнительные. Дополнительные предметы делились на три группы, и преподавались на трех отделениях. На классическом отделении во всех классах изучался латинский язык. В 4 классе прибавлялось по два дополнительных урока по русскому языку и истории, на естественном отделении вводились дополнительные уроки по естествознанию и физике, на математическом отделении в большом объеме изучались математика, физика и черчение. По планам МНП согласование учебных планов 2 и 3 ступени должно было занять еще два года (переходный период), но по истечении этого срока в России должна была действовать «единая национальная школа»14. В понятие «единая национальная школа» авторы проекта вкладывали следующий смысл: новая единая школа должна во всем исходить не из иностранного опыта, а из своего исторического прошлого, внушать учащимся уважение и любовь к Отечеству, языку, народу, памятникам старины, то есть ко всему национальному. Приобщение к основам общероссийской национальной культуры рассматривалось как ступень к овладению культурой общечеловеческой15.

Поскольку прежняя школа отличалась схоластической направленностью, то в изменившихся условиях акцент был перенесен на практические и трудовые навыки, необходимые новому человеку. Авторы проекта предполагали реформирование школы в духе трудового обучения. Идеи трудовой школы были популярны еще в дореволюционный период. Российская педагогическая мысль предлагала различные модели трудовой школы (К. Н. Ветцель, С. А. Рачинский, П. П. Блонский, В. Н. Сороко-Росинский и др. ) У каждого из теоретиков было свое видение трудовой школы, если сравнить эти модели, то в них обнаружится много общего: для всех приоритетной была личность ребенка, а также широкое развитие самодеятельности и самоуправления детей, связь обучения и воспитания с жизнью, развитие общественно-полезной деятельности. В своем видении трудовой школы авторы проекта реформы школы ссылались на практические разработки пермского ученого Н. Е. Румянцева, известного в России специалиста в области экспериментальной педагогики. Сегодня его имя незаслуженно забыто. До революции Н. Е. Румянцев совместно с А. П. Нечаевым уделял большое внимание пропаганде психологических знаний среди учителей и других лиц, связанных с обучением и воспитанием.

В 1919 г., когда Пермская губерния оказалась зоной влияния Белого правительства, Н. Е. Румянцев с группой пермских педагогов издавал при финансовой поддержке МНП правительства А. В. Колчака (субсидия в 30 тыс. р.), журнал «Свободная трудовая школа» и несмотря на военное время развернул активную деятельность по популяризации идей трудовой школы. Издатели журнала считали, что новая школа

должна быть «единой», осуществляющей возможность пройти все ступени обучения, «светской» не навязывающей никаких религиозных убеждений, «трудовой» готовящей к практической жизни, «национальной» внушающей уважение к Родине, «свободной» не навязывающей никаких политических убеждений16. О деятельности группы пермских педагогов знали в МНП и оказывали возможную в условиях военного времени поддержку. При финансовой поддержке МНП в Перми планировалось открыть педагогический институт, и Н. Е. Румянцев в мае 1919 г. был избран общественностью г. Перми директором института. Но дальнейшему развитию событий помешала политическая обстановка. В июле 1919 г. г. Пермь была освобождена войсками Красной армии. Н. Е. Румянцев ушел с белыми в Сибирь, где продолжал пропаган-

17

дировать идеи трудовой школы уже на страницах «Журнала МНП» .

Таким образом, можно говорить об универсальности идеи трудовой школы, которая в условиях Гражданской войны и классового противостояния как бы «перетекала» из одного лагеря в другой. Как известно, большевики взяли на вооружение концепцию единой трудовой школы и первыми начали активно претворять в жизнь в 1918 г., поскольку эта концепция удовлетворяла интересы всех социальных групп российского общества. Оба лагеря в осуществлении своих образовательных реформ обращались к теоретическим разработкам дореволюционной общественно-педагогической мысли в России.

Осуществление реформы во многом завело от кадрового учительского состава. Поэтому одной из неотложных задач МНП стала подготовка учительского персонала всех типов школ. К этому времени недостаток в учителях стал приобретать угрожающий характер. По данным МНП только 51,5 % учителей начальной школы на подконтрольных территориях имели специальную подготовку, хотя в это время в Сибирь хлынул поток беженцев из Европейской России18. Все прибывшие в Сибирь специалисты, среди которых было много представителей интеллигенции, преподавателей вузов, школьных педагогов, регистрировались МНП. Так, с ноября 1918 г. по апрель 1919 г. в г. Омске было зарегистрировано 143 вновь прибывших педагога -55,2 % из них составили преподаватели средних учебных заведений. Зарегистрированные педагоги могли рассчитывать на временное содержание в размере от 150 до 500 р. в месяц, а также на пособие («эвакуационное»). Согласно постановлению правительства от 29 октября 1918 г. «О порядке привлечения эвакуировавшихся из европейской России служащих правительственных учреждений к исполнению служебных обязанностей, и о вознаграждении названных служащих»19.

Оплата учительского труда на территориях, подвластных сначала Временному Сибирскому правительству, а затем и правительству А. В. Колчака, была несколько выше, чем на других территориях, занятых белыми. Поэтому многие учителя пытались перейти в ведомство именно этого правительства. Примером может служить попытка учительства Екатеринбургского уезда, находившегося осенью 1918 г. в распоряжении Временного областного Уральского правительства, уйти из его ведения по экономическим причинам.

Специалистов не устраивало слишком низкое жалование, которое в среднем составляло 120-140 р. в месяц. При этом прожиточный минимум на месяц для семьи учителя начального училища из четырех человек только на продукты составлял 1785 р., квартира обходилась в 815 р.20

В политических целях сообщалось, что на территории Советской России жалованье учителя в два раза ниже, но по собственным данным МНП оклады были примерно одинаковые. В 1918 г. в Сибири заработная плата учителя была в пределах

21

4200 р. в год. На Советской территории от 3000 до 4800 р. в год . На протяжении 1918 г. министерством предпринимались попытки улучшить материальное положение преподавателей учебных заведений. 6 декабря 1918 г. был издан Закон «Об

улучшении материального положения служащих средних учебных заведений». Еще один Закон от 27 декабря 1918 г. вводил «выдачу прибавок на дороговизну»22.

В годы Гражданской войны и Наркомпрос, и Министерство Народного Просвещения вели борьбу за учителя как основного проводника своей политики. Учительский корпус всегда рассматривался властью как идеологическая поддержка государственных инициатив. И та и другая власть, провела в школах на подвластных территориях в 1918 г. перевыборы учительства.

27 февраля 1918 г. на Советской территории было издано постановление Государственной комиссии по просвещению «О выборности всех педагогических и администра-

23

тивно-педагогических должностей» . В свою очередь 30 июля 1918 г. МНП приняло постановление «Об утверждении правил для производства перевыборов лиц учебновоспитательного персонала в учебных заведениях МНП»24 Перевыборы учительства нужны были для того, что бы «профильтровать» и поставить в школу нужных людей. Различным было понимание проблемы выборности учителей. Большевики хотели приблизить школу к народу, а так как учитель связан с детьми и населением, соответственно сделать его проводником своей политики, поэтому приглашали в первую очередь людей не компетентных в преподавании, а лояльных к Советской власти. МНП правительства А.

В. Колчака стремилось всеми возможными способами сохранить старые кадры и обеспечить учительству в условиях Гражданской войны более или менее достойное существование, понимая значимость образования в деле воспитания нового человека. И та, и другая власть использовала методы агитации и пропаганды. Большевики разъясняли особенности своей политики, используя периодическую печать и листовки, популярные среди малограмотного населения. МНП на подконтрольных территориях для этой цели использовало организационною структуру - осведомительный отдел. К примеру, на территории Прикамья, подчинявшегося в 1919 г. правительству А. В. Колчака, в сферу влияния этого отдела входило около 500 школ Пермской губернии. В результате колчаковской агитации с белыми в Сибирь в июне 1919 г. ушли 80 % пермского учительства25.

Помимо школьного дела МНП планировало и культурное строительство. Так, МНП разрабатывался закон об охране архивов и исторических памятников. Также в проектах министерства была разработка законопроектов развития высшего образования России, об учительских пенсиях, об учительских институтах и школах крестьянской молодежи (этот опыт впоследствии широко был использован Советской властью).

Если Красное движение было связано с Советами и фабзавкомами, то МНП правительства А. В. Колчака обратилось к опыту Февральской революции и попыталось оживить деятельность профессиональных союзов. В 1919-1920 гг. активизировалась жизнь учительских союзов, проводились курсы переподготовки учителей. На летние каникулы 1919 г. в Томске был назначен созыв Всесибирского учительского съезда, в программе которого, было запланировано обсуждение вопросов развития народного образования, реформирование учительских институтов и учреждения в Иркутске Педагогической Академии26. В кругах педагогической общественности шли дискуссии о том, какой должна быть школа в России, принципы её построения, что необходимо взять полезного из зарубежного опыта. Рассматривались проблемы единства школы, трудового принципа в обучении, формирования национальной школы, развития всеобщего, среднего и высшего образования в России. Значимость образования и воспитания нового человека была продемонстрирована правительством А. В. Колчака фактом открытия в Иркутске университета, первого после революции 1917 г.

Однако многим проектам не суждено было сбыться. Правительство А. В. Колчака делало ставку на военную победу, и вопросы, связанные с образованием, оказались в числе второстепенных. В январе 1920 г. МНП прекратило свое существование по политиче-

ским причинам. К сожалению, педагогическое творчество того времени, поиски новых методов в организации школы не были воплощены в жизнь. Следует отметить, что многие проекты МНП были интересны. Явно видно, что МНП правительства Временного Сибирского правительства и правительства А. В. Колчака была предпринята попытка создать альтернативную модель новой школы, которая во многом была связана с дореволюционным периодом развития общественно-педагогической мысли России.

Если представители Белого движения выясняли разногласия по поводу строительства новой школы в многочисленных дискуссиях, то Наркомпрос, опираясь на идею диктатуры пролетариата, выбрал единственный приемлемый на тот момент путь. Большевики в рамках общей ускоренной модернизации практически смогли претворить в жизнь проект единой трудовой школы в России через директивнокомандный способ руководства.

Примечания

1 Чехов, Н. Е. Типы русской школы в их историческом развитии / Н. Е. Чехов. -М, 1923. - С. 53-55.

2 Богуславский, М. В. Демократический манифест с драматичной судьбой : Закон «О

единой общественной образовательной школе» (октябрь 1917 г) /

М. В. Богуславский // Вопр. образования. - 2007. - № 2. - С. 269.

3 Нар. просвещение. - 1919. - № 6-7. - С. 1-5.

4 См: Салазникова, С. С. Антибольшевистские правительства Сибири и Урала в период «демократической контрреволюции» (январь-ноябрь 1918 г.) : автореф. дис. ... канд. ист. наук / С. С. Салазникова. - Екатеринбург, 2005. - С. 4.

5 Гос. Архив Российской Федерации : Путеводитель. - М., 2001. - Т. 4. - С. 314.

6 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 3. Д. 20. Л. 31.

7 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 3. Д. 12. Л. 15.

8 ГАРФ. Ф-320. Оп. 3. Д. 20. Л. 31.

9 Там же. Л. 10.

10 См: Клюжев, И. С. Всеобщее обучение // Журнал Министерства народного просвещения / И. С. Клюжев. - Омск, 1919. - № 1. - С. 81.

11 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 2. Д. 9. Л. 17-18.

12

Журнал Министерства народного просвещения. - Омск, 1919. - № 1. - С. 78.

13 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 3. Д. 12. Л. 11.

14 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 3. Д. 79. Л. 8.

15 Там же. Л. 9.

16 Свободная трудовая школа. - Пермь, 1919. - № 1. - С. 1.

17

Журнал Министерства народного просвещения. - Омск, 1919. - № 1. - С. 115.

18 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп.3. Д. 79. Л. 8.

19 ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 3. Д. 998. Л. 13-14.

20 ГАСО. Ф. Р-1531. Оп. 1. Д. 998. Л. 12-14; ГАРФ. Ф. Р-320. Оп. 2. Д. 9. Л. 17-18.

21

Журнал Министерства народного просвещения. - Омск, 1919. - № 1. - С. 78.

22 См: Кочурина, С. А. Учительские институты Западной Сибири и их роль в подготовке педагогических кадров (1902-1929) : автореф. дис. ... канд. ист. наук /

С. А. Кочурина. - Томск, 2005. - С. 15.

23

Народное просвещение. - 1919. - № 4-5. - С. 23.

24 Собрание узаконений Временного Сибирского правительства. - Омск, 1918. - С. 8.

25 ГАПО. Ф. Р-23. Оп. 1. Д. 56. Л. 4.

26 См: Кочурина, С. А. Учительские институты. - С. 15.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.