Научная статья на тему 'Проект объединения государств Европы и мира Л. А. Камаровского'

Проект объединения государств Европы и мира Л. А. Камаровского Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
211
35
Поделиться
Ключевые слова
МЕЖДУНАРОДНЫЙ СУД / МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ / ИСТОРИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ / СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ ЕВРОПЫ / INTERNATIONAL COURT / INTERNATIONAL ORGANIZATION / HISTORY OF EUROPEAN INTEGRATION / UNITED STATES OF EUROPE

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Кембаев Женис Мухтарович

Рассмотрены воззрения русского юриста-международника Л. А. Камаровского относительно объединения государств Европы и всего мира и мирного решения всех межгосударственных споров на основе международного права. Проанализировав целый ряд произведений Камаровского, автор приходит к выводу, что его учение об эффективной международной организации имеет непреходящее значение для науки международного права, так как будущее всей земной цивилизации зависит от объединения усилий всех государств в целях поддержания международного мира и безопасности и решения глобальных проблем.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Кембаев Женис Мухтарович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Project of Unification of States of Europe and of the World of L. A. Kamarovsky

This article considers the views of Russian international lawyer L.A. Kamarovskiy regarding the integration of the states of both Europe and the entire world and peaceful settlement of all international disputes on the basis of international law. The author examines a number of works of Kamarovskiy and comes to the conclusion that his teaching of an effective international organization has an enduring significance for the science of international law since the future of the mankind civilization depends on the unification of efforts of all states in order to maintain international peace and security and solve global problems.

Текст научной работы на тему «Проект объединения государств Европы и мира Л. А. Камаровского»

проект объединения государств Европы и мира Л. А. Камаровского

КЕМБАЕВ Женис Мухтарович,

профессор Казахстанского института менеджмента, экономики и прогнозирования, доктор права (Германия), кандидат юридических наук

Международное положение, сложившееся в Европе в конце XIX — начале XX в., характеризуется как период так называемого вооруженного мира, когда имели место ожесточенное соперничество государств и непрерывная гонка вооружений. Одним из немногих представителей интеллигенции, способствовавших предотвращению надвигающейся общеевропейской войны путем обоснования и пропаганды идеи объединения европейских государств, был видный русский юрист-международник Леонид Алексеевич Кама-ровский (1846—1912)1.

1 Л. А. Камаровский родился в Казани в знатной дворянской семье польского происхождения. В 1864 г. поступил на юридический факультет Московского университета, после окончания которого в целях подготовки к защите магистерской диссертации слушал лекции в университетах Берлина, Вены, Гейдельберга, Дрездена и Праги. В Гейдель-берге он был слушателем лекций, а затем лично познакомился со знаменитым немецким правоведом И. К. Блюнчли, которого считал своим главным учителем (см.: Камаровский Л. А. Памяти Блюнчли. М., 1882). В 1874 г. он защитил магистерскую диссертацию и получил должность на кафедре международного права Московского университета, где проработал до конца своей жизни, внеся огромный вклад в развитие науки международного права. (О жизни и творчестве Камаровского см.: Грабарь В. Э. Материа-

Главной целью международного права он считал предотвращение войн между государствами и в связи с этим придавал первостепенное значение мирному разрешению межгосударственных споров. В монографии «О международном суде» (ставшей его докторской диссертацией) Л. А. Камаровский отстаивал необходимость создания международного суда как основного звена будущей универсальной международной организации. Предполагалось, что суд будет рассматривать дела независимо от желания спорящих государств и выносить решения, обязательные для исполнения. При этом существование такого судебного органа представлялось ученому логическим завершением организованных в иерархическом порядке внутригосударственных судов, в противном случае судебную систему он считал «неокон-ченною» и подобной «зданию, лишенного купола или крыши»2.

Выступая за объединение государств в рамках эффективной международной организации, Л. А. Ка-маровский был категорически против создания всемирного государства, которое ассоциировал с «общим застоем и деспотизмом»3. «То, что для человеческой личности есть свобода, то по отношению к государствам есть

лы к истории литературы международного права в России (1647—1917). М., 1958; Пусто-гаров В. В. Л. А. Камаровский — юрист-международник // Государство и право. 1996. № 9. С. 145—152).

2 См.: Камаровский Л. А. О международном суде. М., 1881. С. 459.

3 Там же. С. 499.

суверенитет»4. Государства — члены международной организации должны были полностью сохранять свою независимость, но в то же время во имя собственного самосохранения и блага населяющих их народов решать все свои споры только на основе норм права.

Рассматривая создание международного суда в качестве первостепенной задачи всего мирового сообщества, Л. А. Камаровский полагал, что «международная юстиция» должна сначала утвердиться в Европе и Америке, т. е. в наиболее развитых регионах того времени, а потом, когда «принцип братства народов получит общее юридическое признание и когда цивилизация научит повсюду уважать человеческую личность», в более совершенных формах распространиться на весь мир5.

Международный суд на начальном этапе своего развития должен быть судом добровольным, к которому страны могут обращаться по своему усмотрению; в то же время обратившись к нему, государства были обязаны повиноваться его решениям, поскольку они состоялись в пределах права6. В данном отношении он не предлагал ничего принципиально нового (подобный механизм уже существовал и неоднократно применялся в международной практике), однако он обосновал необходимость создания постоянного международного судебного органа. Государство, предложившее обратиться к третейскому суду, «может навлечь на себя подозрение либо в слабости и неподготовленности к войне, либо в неуверенности в правоте собственного дела», поэтому только постоянный суд, подчеркивал ученый, постепенно «создаст правильную юрисдикцию для тех, кто на самом деле и добросовестно будет желать мира»7.

4 Камаровский Л. А. О международном суде. М., 1881. С. 486—487.

5 Там же. С. 542.

6 Там же. С. 524.

7 Там же. С. 524—525.

Месторасположением международного суда должен был стать Брюссель, а в качестве языка судопроизводства предлагался французский. Решения суда должны были приниматься абсолютным большинством его судей. Первоначально следовало назначать по двое судей от каждого государства Европы и Америки. Выделяя 18 государств в современной ему Европе и 12 в Америке, Л. А. Камаровский считал целесообразным создание судебного органа, состоящего из 60 судей. «Установление международного суда отзовется благотворно на всех сторонах сношений между государствами, для кодификации международного права будет дана в судебной практике твердая, положительная почва; войны сделаются более редкими; общая безопасность между государствами возрастет и явится возможность по мере развития организации их коллективной жизни постепенно уменьшать их вооружения. Словом, действие суда окажется плодотворным не только на внешнюю жизнь народов, но и на внутреннюю, через усиление в них уважения к праву и освобождение капиталов от служения ми-литаризму»8.

В ответ на милитаристские воззрения, того времени, согласно которым война является одним из элементов мирового порядка, установленного Богом, без борьбы и соревнования в человеке не выработались бы его самые благородные качества и не было бы общественного прогресса, Л. А. Камаровский отмечал: «Война составляет только низшую форму этой борьбы... [которая] постепенно призвана уступить место более благородным формам соревнования между людьми»9.

Он был твердым сторонником прекращения всех войн, отвергал лю-

8 Там же. С. 539.

9Камаровский Л. А. Об идее мира между народами // Русская мысль. Кн. VII. М., 1884. С. 121.

бые попытки установления мира путем «насилования жизни». Под этой формулировкой ученый понимал не только «возведение существующих между государствами в данную эпоху отношений в неизменную форму и для будущего», но и «введение силой политической формы, хотя и признанной наилучшей для всех народов», а также «дробление государств, связанных как мелкие единицы в одну общую федерацию»10. Таким образом, Л. А. Камаровский был решительно против как возобновления действия реакционно-монархического Священного Союза, так и радикальных революционных движений, требовавших создания социалистических Соединенных Штатов Европы или даже полной отмены централизованных государств и замены их федерацией автономных местных общин и промышленных ассоциаций. Он твердо верил, что прочный мир можно установить только путем развития международного права, которое ограничит область применения войны и вызываемые ею бедствия, подчинит войну «твердым юридическим нормам» и таким образом поспособствует постепенному созданию «юридически организованного и обеспеченного мира»11.

В одной из своих работ «О политических причинах войны в Европе» Л. А. Камаровский выделял три наиболее важных основания потенциальных конфликтов: германо-французский; англо-российский; германо-российский антагонизмы.

Несмотря на то что объединение Германии Л. А. Камаровский считал «законной целью», отторжение Эльзаса и Лотарингии от Франции он квалифицировал как грубое нарушение международного права, которое заставляет саму Германию жить в постоянной военной тревоге. «Германская империя... есть не более

10 См.: Камаровский Л. А. Об идее мира между народами. С. 122.

11 Там же. С. 123.

как громадный вооруженный лагерь в центре Европы, всех держащий в чрезмерном и непосильном напряже-нии»12. Во благо всего мира он призывал обе страны позволить жителям Эльзаса и Лотарингии самим распоряжаться своей судьбой и образовать самостоятельное независимое государство, нейтралитет которого гарантировала бы вся Европа.

Разрешение англо-российского антагонизма Л. А. Камаровский видел в урегулировании так называемого восточного вопроса. В связи с этим он считал, что необходимо было завершить процесс образования полностью независимых (в том числе от России) национальных государств на Балканах. Константинополь должен был стать либо столицей балкано-славянской федерации (сторонником создания которой был Камаровский), либо вольным городом, пользующимся защитой всей Европы. Но каким бы ни был его статус, проход из Средиземного в Черное море необходимо открыть для судов всех государств (как это было решено в отношении Суэцкого канала по Константинопольскому договору 1888 г.). Принятие данного решения, по мнению Л. А. Камаровского, поспособствовало бы урегулированию всех англо-российских разногласий в Азии, где «обе державы призваны не к взаимной вражде, а к содействию в великом деле просвещения... народов Азии»13.

Особым источником конфликтов Л. А. Камаровский называл германо-российские противоречия, вызванные прежде всего так называемым славянским вопросом. В будущем он может стать причиной многих осложнений и столкновений, в которые неизбежно будет вовлечена и Россия»14. В качестве эффективного способа разрешения этих противоречий ученый предлагал «по по-

12Камаровский Л. А. О политических причинах войны в Европе. М., 1888. С. 6-7.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13 Там же. С. 18.

14 Там же. С. 25.

чину и под руководством России» восстановить независимость Польши, которая в качестве суверенного государства служила бы «барьером» между Германией и Россией. Кроме того, это способствовало бы росту центробежных сил в Австро-Венгерской империи и появлению новых независимых славянских государств в Европе, которые могли бы либо присоединиться к балкано-сла-вянской федерации, либо образовать свою собственную.

Последовательное разрешение антагонизмов между государствами привело бы, по мнению Л. А. Кама-ровского, к появлению в Европе трех федеративных образований (романской, германской и славянской), которые совместно с англосаксонской и латинской федерациями, образованными в Америке, могли бы объединиться в единую международную организацию, ставшую в конце концов общемировой.

Свое дальнейшее видение идеи относительно объединения государств и укрепления роли международного права в международных отношениях Л. А. Камаровский отразил в труде «Вопрос о международной организации», где, в частности, утверждал, что нельзя не заметить усиление «некоторых учреждений и принципов, которые, помимо воли людей и даже государств, призваны постепенно глубоко преобразовать [международное сообщество] и утвердить в нем мир на новых, гораздо более справедливых и прочных основаниях»15. При этом русский юрист имел в виду развитие четырех организационных принципов, «которые, хотя еще несовершенно, но заметно и с возрастающею все силою работают в направлении создания международной организации»16.

Принцип третейского суда. В 1815 —1895 гг. насчитывалось

15Камаровский Л. А. Вопрос о международной организации. М., 1905. С. 7.

16 Там же. С. 79.

не менее 112 случаев разрешения межгосударственных споров посредством третейских судов. «Все говорит в пользу того, что третейская юстиция призвана сделаться переходным звеном к настоящей и постоянной международной юстиции... она не отменит войну, но сделает ее более редкою... , а, главное, она окажет на практике самое благотворное воздействие на выработку норм международного права»17. Однако полностью искоренить войны, по Л. А. Камаровскому, могло только создание постоянного международного суда.

Принцип федерализма. Данный принцип, «не уничтожая самостоятельности государств, соединяет их в новые, высшие политические группы... [и таким образом] призван служить переходною ступенью и связующим звеном от государственных форм, с одной стороны, к международной организации, с другой»18. Федеративные образования (под которыми ученым понимались как союзные государства, так и союзы государств) получили свое распространение в Австралии, Северной, Центральной и Южной Америке. Л. А. Камаровский полагал, что их можно создать и в Европе: а) между Бельгией, Голландией, Люксембургом, Эльзас-Лотарингией и Швейцарией — на западе; б) между балканскими странами — на востоке. Эти федерации, получив гарантии своего существования и строго следуя политике нейтралитета, играли бы роль своеобразного барьера между великими державами, что способствовало бы разрядке напряженности в Европе и могло бы привести к созданию общеевропейской, а затем и мировой федерации. Интересно отметить, что вначале Л. А. Камаров-ский предлагал создать таможенный союз между Германией и Францией с присоединением к ним Бельгии и Голландии (Люксембург входил в

17 Там же. С. 16—17.

18 Там же. С. 26.

то время в состав Германского таможенного союза).

Принцип социальных уний, или, говоря современным языком, международных организаций. В то время насчитывалось девять таких уний (в особенности он выделял «унию мировую — почтовую»). По его мнению, их дальнейшее развитие должно выразиться «в двояком направлении: с одной стороны, будет возрастать их число; с другой — произойдет между ними известное сближение и даже слияние, и они, как части, войдут в состав единой мирской, международной организации... [что] упростит их строй и усилит их действие на практике»19.

Принцип нейтрализации. В Европе уже существовали «нейтрализованные» государства (Швейцария, Бельгия и Люксембург). Л. А. Кама-ровский призывал распространить этот принцип также на Голландию, Эльзас-Лотарингию, Данию, Норвегию, Швецию, балканские страны, а вне Европы — на Палестину и Египет, кроме того (вдобавок к уже нейтрализованному Суэцкому каналу), на «все каналы, имеющие международное значение, в том числе на еще сооружаемый Панамский канал»; на все европейские моря (Балтийское, Северное, Средиземное и Черное) и проливы (в особенности Босфор и Дарданеллы), а также на реки, впадающие в открытое море и представляющие международный интерес; на международные телеграфные кабели и железнодорожные пути, гарантируя при этом неприкосновенность «международных поездов».

Международную организацию планировалось учредить на основе соглашения между всеми государствами Европы. Л. А. Камаровский верил, что организация, основанная на договорных началах и на равенстве всех ее членов, нисколько не будет подрывать самостоятельности государств относительно их внутренней

политики, но в то же время подчинит твердым принципам права их внешнюю политику.

В связи с этим в рамках международной организации необходимо создать шесть видов юридических органов:

правоустанавливающие органы — конгрессы и конференции. Их основная задача — принятие норм международного права и их кодификация. При этом решения могли приниматься большинством голосов государств-членов и предполагались быть обязательными, если относились к принципиальным вопросам международных отношений и не касались внутренней жизни и самостоятельности того или другого народа в отдельности20;

правоохраняющие органы — третейские суды и постоянный международный суд. Последний был призван служить в качестве апелляционной и кассационной инстанции по отношению к международным третейским и национальным судам (по вопросам публичного или частного международного права);

секретариат, задача которого быть «посредствующим звеном между администрациями госу-дарств»21;

органы науки (прежде всего институт международного права) и органы общественного мнения (действовавшие в Европе общества мира и межпарламентские конференции). Им уделялась особая роль в развитии и популяризации международного права;

органы частных интересов государств, т. е. государственные органы внешних сношений. По Л. А. Камаров-скому, деятельность большинства этих органов должна была существенно сократиться и многие их функции должны были перейти к органам международной организации. Особенно критически Л. А. Камаровский относился к деятельности дипломатов («почет-

19Камаровский Л. А. Вопрос о междуна-

родной организации. С. 53.

20 Там же. С. 84.

21 Там же. С. 85.

ных шпионов»), считая, что их работа вызвана «потребностями династической политики кабинетов в эпоху абсолютизма» и что теперь они «должны уступить место новым, более совершенным юридическим органам»22. Что касается консулов, то их деятельность, напротив, должна была расшириться ввиду дальнейшего развития международных связей;

органы принуждения. «Вопрос о них составляет самую трудную часть занимающей нас проблемы, — писал Камаровский. — ...если организация будет на практике слабою... она не приведет к желательным, серьезным последствиям; если же, наоборот, ее вооружить как должно, тогда... придется проститься со свободою и независимостью народов»23. Л. А. Камаровский полагал, что эти органы не станут «покорным орудием в руках сильных» при соблюдении следующих требований: нормы международного права должны точно проводить грань между действительными правонарушениями и необоснованными притязаниями; принуждение должно быть последним средством реализации права; оно должно быть основано на решении международного суда и одобрено общеевропейским конгрессом.

Он был убежден, что в действительности к принуждению придется прибегать крайне редко, но все же считал, что организация не сможет существовать без возможности применения принудительных санкций. «Опыт истории показывает нам, что и правители, и народы погрешимы... и способны попирать вечные начала правды и права. Юридическая репрессия тут не только необходима, но и законна... государства суверенны, но не абсолютны, раз они члены общества, которое свое основание имеет не в их произволе, а в твердых условиях нравственной природы че-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22Камаровский Л. А. Вопрос о международной организации. С. 87.

23 Там же. С. 88.

ловека и... совместной жизни наро-дов»24. Прежде всего принуждение должно осуществляться «международной силой», которую бы составили армия и флот всех государств союза. При этом «международная сила» могла применяться не только против членов европейской системы, но и против государств, не входивших в нее, а также, против варваров. Однако «война культуры» против «варварства» была допустима только при самосохранении первой, должна была быть сугубо оборонительной, всегда определяться крайнею необходимостью и вестись как можно с большей гуманностью.

Среди многочисленных преимуществ объединения европейских государств Л. А. Камаровский в первую очередь выделял установление прочного мира. Государства смогли бы значительно сократить свои гигантские военные затраты и получить материальные средства для решения «социального вопроса», являвшегося наиболее угрожающей проблемой для европейских государств, разрешить которую можно было не «силовыми» мерами, а лишь согласованными усилиями всех стран на основе их полной приверженности политике мира.

Следует отметить, что Л. А. Ка-маровский был далеко не единственным ученым, размышлявшим о возможностях объединения европейских государств. В труде «Соединенные Штаты Европы» он отмечал: «Одна из идей, которая хоть медленно, но бесспорно назревает в общественном сознании, это — великая идея о международной организации Европы. Долгое время считавшаяся за чистую утопию... эта идея стала предметом серьезных научных работ и обсуждений на съездах; над ней задумываются так или иначе практические государственные деятели... уступая в

24 Там же. С. 89.

этом отношении напору серьезных и неотразимых жизненных потребностей современного европейского общества»25.

В работе анализируются идеи и воззрения многих современных ему ученых П. Лефебюра, А. Фле-ри, Р. Долло, А. Монтарди, Г. Изам-бера, А. Леруа-Болье, Э. Ниса и других, которые не только предлагали проекты построения единой Европы, но и рассматривали позитивные и негативные аспекты таких проектов, а также причины невозможности их осуществления. Следует отметить, что и сегодня по этим темам ведутся бурные дискуссии, например о формах европейского объединения, о его границах (должны ли в его состав входить Турция, Великобритания, Россия?), о взаимоотношении объединенной Европы с другими частями света.

Будучи убежденным сторонником единой Европы, Л. А. Камаров-ский осознавал и многочисленные трудности, препятствовавшие этому объединению, в частности, политическое объединение Европы расширит область применения войны, так как создаст почву для столкновений целых континентов; конфликты между европейскими государствами основаны прежде всего на их «внеевропейских» противоречиях, которые не смогут быть устранены посредством создания Европейской унии; объединение европейских государств противоречит идее национального суверенитета, а, следовательно, означает диктат сильных над слабыми; принцип ассоциации не может быть перенесен из частного права в публичное, так как частные лица объединяются на основе доверия, а государства — недоверия; союзы создаются для предотвращения опасностей, в то время как Европа не испытывает никакой

25Камаровский Л. А. Соединенные Штаты Европы (По вопросу о международной организации Европы) // Русская мысль. Кн. IX. М., 1902. С. 1.

непосредственной угрозы, а, наоборот, сама угрожает странам других частей света; европейские государства, хотя и имеют общие интересы, но не являются сугубо европейскими, а «потому, если и говорить о Соединенных Штатах, то не Европы, а всего мира»26.

Человечество представлялось Л. А. Камаровскому единым целым,27 а государства мира — звеньями «великого общества народов», способными и обязанными объединиться в рамках единой организации, которая, в свою очередь, «не должна была быть повторением государственных организаций и не должна их ни отменить, ни заменить, а только дополнить и укрепить»28. Начать процесс глобального объединения должны европейские страны, создав разумную и справедливую организацию в целях обеспечения себе внутреннего мира и свободы, а также блага всему остальному человечеству, приобщив его к своей высшей культуре29.

Размышляя о месте своей страны, ученый писал: «В силу своего прошлого Россия представляет большие отличия от западноевропейских стран, чем оные между собой, но эти отличия никак не могут обособить ее в отдельный от Европы мир: она все таки остается страною евро-пейскою...»30. Таким образом, в извеч-

26 Там же. С. 30—31.

27 В связи с этим Л. А. Камаровский еще в самом начале своей научной деятельности утверждал, что «международное право призвано обнять весь мир» и что «независимо от политических и религиозных разногласий оно по идее связывает юридическими узами все народы, как живые части одного высшего целого — человечества» (КамаровскийЛ. А. Первое трехлетие института международного права. 1873—1876. М., 1877. С. 102).

28 Камаровский Л. А. Международное право в XIX веке. М., 1901. С. 40.

29Камаровский Л. А. Соединенные Штаты Европы. С. 31.

30 См. Камаровский Л. А. Взгляд на отношения России к Европе // Русская мысль. Кн. VIII. М., 1893. С. 34.

ном споре о том, является ли Россия самостоятельной геополитической силой или она часть Европейского блока, Л. А. Камаровский выступал за ее объединение с остальными европейскими странами. Ученый-правовед В. Э. Грабарь отмечал: «Все его работы проникнуты одной мыслью, одним духом — беззаветной преданностью идее международного общения, международной организации, пацифизма»31.

Давая оценку творчеству Л. А. Ка-маровского, необходимо принимать во внимание исторические обстоятельства той эпохи. Он был убежден, что в XX в. лишь совместными усилиями всех европейских стран можно успешно разрешить доставшиеся в наследство от прошлого удручающие и страшно усиливающиеся проблемы, а именно милитаризм, национальный и социальный вопросы, и таким образом предотвратить надвигающиеся войны и революции. Несмотря на то что Европа уже делилась на «тройственный» (военно-политический блок Германии, Австро-Венгрии и Италии) и «двойственный» (альянс России и Франции) союзы, ученый до конца своей жизни надеялся, что они (учитывая, что союзы позиционировали себя сугубо оборонительными и мирными) придут к взаимному согласию и объединятся в один великий, общеевропейский союз мира32.

Однако повсеместное усиление националистических настроений и ожесточенное соперничество европейских стран, интересы которых не совпадали, неотвратимо вели к еще большим противоречиям между ними и, как следствие, к началу Первой мировой войны ,пред-определившей во многом возникновение катаклизмов в XX в.

31Грабарь В. Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647—1917). С. 302.

32 См.: Камаровский Л. А. Вопрос о международной организации. С. 92.

Тем не менее идеи русского юриста-международника несомненно оказали огромное влияние на мировоззрение последующих поколений политических, общественных и научных деятелей, объединенными усилиями которых стало возможно образование современного Европейского Союза — по сути, первого шага на пути к осуществлению проекта международной организации Л. А. Камаровского.

В настоящее время очевидно, что будущее земной цивилизации зависит от объединения усилий всех государств в целях поддержания международного порядка и безопасности и решения сложных проблем социального, экономического и экологического характера, которые с каждым днем принимают все более глобальный масштаб. Именно поэтому учение Л. А. Камаровского об эффективной международной организации имеет непреходящее значение для науки международного права.

Библиографический список

Грабарь В. Э. Материалы к истории литературы международного права в России (1647—1917). М., 2003.

Камаровский Л. А. Первое трехлетие института международного права. 1873—1876. М., 1877.

Камаровский Л. А. О международном суде. М., 1881.

Камаровский Л. А. Памяти Блюнчли. М., 1882.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Камаровский Л. А. Об идее мира между народами // Русская мысль. Кн. VII. М., 1884.

Камаровский Л. А. О политических причинах войны в Европе. М., 1888.

Камаровский Л. А. Взгляд на отношения России к Европе // Русская мысль. Кн. VIII. М., 1893.

Камаровский Л. А. Соединенные Штаты Европы (По вопросу о международной организации Европы) // Русская мысль. Кн. IX. М., 1902.

Камаровский Л. А. Вопрос о международной организации. М., 1905.

Пустогаров В. В. Л. А. Камаровский — юрист-международник // Государство и право. 1996. № 9.