Научная статья на тему 'Продовольственная самообеспеченность региона как экономическая система'

Продовольственная самообеспеченность региона как экономическая система Текст научной статьи по специальности «Территориальная структура экономики. Региональная и городская экономика»

CC BY
441
82
Поделиться
Ключевые слова
ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ САМООБЕСПЕЧЕННОСТЬ / СИСТЕМЫ / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / ТИПЫ СИСТЕМ / СИСТЕМНЫЕ СВОЙСТВА / УСЛОВНО-ОТКРЫТЫЙ ТИП СИСТЕМЫ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Косинский П. Д.

В статье продовольственная самообеспеченность рассматривается как экономическая система. Исследованы и обобщены понятия: «системы»; «типы систем»; «системные свойства». Дано определение продовольственной самообеспеченности как экономической системы. Сделан вывод о том, что продовольственная самообеспеченность региона, как экономическая система относится к искусственным системам и носит условно-открытый тип.

Alimentary self-provision of a region as an economic system

The article discusses alimentary self-provision as an economic system; analyzes the notions of “system,” “types of systems,” “system qualities,” and concludes that the alimentary self-provision of a region is an artificial system of the conventionally open character.

Текст научной работы на тему «Продовольственная самообеспеченность региона как экономическая система»

несколько подходов. Позиции по этому вопросу и разносторонность подходов можно разделить на несколько групп. Одной из них экономическая система понимается как совокупность экономических субъектов [21, с. 72; 25, с.50; 20, с. 72]. Вторая рассматривает экономическую систему как упорядоченную систему связи между производителями и потребителями материальных и нематериальных благ или как взаимосвязь и взаимозависимость видов труда на основе критерия экономии времени [7, с. 13]. Третья определяет экономическую систему как систему производства, распределения, обмена и потребления [22]. Четвертая понимает экономическую систему как совокупность экономических процессов, которые связаны с распределением ограниченных ресурсов, что характерно для представителей неоклассической школы [12, с. 16].

Приведенные определения понятия «экономическая система» показывают, что единого понятия не существует, но каждая группа, по нашему мнению, права в логике подходов с системных позиций.

Какие же типы систем можно выделить? Любая экономическая система в современном мире вступает во взаимосвязь с другими системами, например, социальными. Эти взаимосвязи могут быть не постоянными, случайными или системными, устоявшимися. Здесь возможны два варианта:

1) взаимоотношения совокупной социальной системы и исходной экономической системы составляют суммотивный класс системных образований — связи чисто внешние, имущественные;

2) когда исходная экономическая система входит как элемент в целостную совокупную социальную систему и ее связи с другими социальными системами существенны и устойчивы. То есть, можно выделить два типа систем: открытый и закрытый.

Определить, к какому типу (открытому или закрытому) принадлежит конкретная система весьма сложно. К какому типу, например, следует отнести систему, имеющую внешние связи, но такие, при которых она сама будет оказывать сильное воздействие на внешнюю среду, не воспринимаются и, в то же время, никаких вредных воздействий извне и «пропуская» только положительные? Экономисты утверждают: «...к открытому типу систем» [15, с. 49]. Открытая система — система, взаимодействующая с окружающей средой в каком-либо аспекте: информационном, энергетическом, вещественном и т.д. Поведение открытой системы определяется ее начальным состоянием, изменением характерных ее элементов или структуры, связей между ними, а также внешними управляющими и возмущающими воздействиями [6, с. 620].

На самом деле эта система имеет двухстороннюю связь, как во всякой открытой системе, но воздействия внешней среды здесь разделены на допустимые (благожелательные, пропускаемые) и недопустимые (не воспринимаемые).

Если анализировать определение системы, то системы, взаимодействующие с окружающей средой (в вещественном, энергетическом, информационном планах) относятся к открытым системам в отличие от закрытых систем, не имеющих внешних воздействий или имеющих неизменные вход и выход системы. То есть, характеризуемая искомая система должна классифицироваться как система открытая, но при этом она сама формирует внешнюю среду и реализует себя как закрытая. Согласно теории систем, такая система является закрытой. Система закрытая — в теории управления — это система, изолированная от внешней среды. Внешних управляющих и возмущающих воздействий у такой системы не существует, только результаты внутренних изменений влияют на ее поведение [6, с. 617]. Следовательно, с точки зрения данного определения к понятию «система» нельзя подходить формально.

Анализируя существующие понятия, автор солидарен с мнением Любимцевой С.В. [6, с. 49] о том, что необходимо вводить новое понятие типа системы — «условно открытая» система. Это система, которая контролирует внешнее воздействие, воспринимает только положительные внешние воздействия и не воспринимает вредные, сама влияет на внешнюю среду. Условно открытая система открыта по отношению к положительным для себя воздействиям, по отношению к остальным системам, управляющему внешнему воздействию самой системы закрыта. На рис. 1 схематично представлены типы экономических систем.

Экономические системы открытого и закрытого типа обладают различными системными свойствами, а, следовательно,

и различными возможностями в решении конкретных задач и достижении поставленных целей. Тип системы диктует ей специфическое поведение во внешней среде и взаимоотношения с другими системами, а также соответствующую структуру самой системы. Что же касается экономических систем, то закрытых экономических как и социально-экономических систем нет. Любая экономическая система является открытой системой. При всей ее автономности, даже замкнутости, она активно взаимодействует со своей естественной внешней природной средой.

Рис. 1. Типы систем открытого и закрытого типа

В качестве общесистемных свойств могут выступать целостность, иерархичность и интегральность.

Целостность — это общесистемное свойство, заключающееся в том, что изменение любого компонента системы оказывает воздействие на все другие ее компоненты и приводит к изменению системы в целом, и наоборот, любое изменение системы отзывается на всех компонентах системы [20, с. 173]; она означает также преобразование компонентов, входящих в систему, соответственно ее природе.

Иерархичность системы состоит в том, что она может быть рассмотрена как элемент системы более высокого порядка, а каждый ее элемент, в свою очередь, является системой [20, с. 4].

Интегративность представляет собой обладание системой свойствами, отсутствующими у ее элементов [11, с. 12].

С точки зрения различных подходов продовольственную самообеспеченность региона как экономическую систему, по нашему мнению, можно определить как совокупность ресурсов и экономических субъектов, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой в сфере производства, перераспределения, обмена и потребления продуктов питания, образующих единый продовольственный комплекс.

Целостность продовольственной самообеспеченности как экономической системы проявляется в том, что изменение структуры обеспечения продовольствием, связей с хозяйствующими субъектами и поведения любого экономического субъекта оказывает воздействие на все другие экономические субъекты и изменяет систему в целом.

Иерархичность продовольственной самообеспеченности региона как экономической системы означает, что она включена составной частью в продовольственную систему страны и мира, а каждый ее компонент также является системой.

Интегративность продовольственной обеспеченности как экономической системы представляет собой обладание свойствами, отсутствующими у ее компонентов. В этом случае экономическая система может и должна быть объяснена кооперативным эффектом, произведенным взаимодействием ее составных частей, но это не означает, что каждая из этих частей не может не обладать свойствами, отсутствующими у слагающих ее подсистем.

Экономические системы обладают специфическими системными свойствами. Это, прежде всего, система, связанная с деятельностью человека, т.е система, относящаяся к искусственным системам. В искусственных системах ничто не происходит помимо воли человека, само собой. Здесь все — результат его

деятельности (желаний, усилий). Все изменения связаны только с изменениями самого человека.

Такие системы по своим формальным системным свойствам отличаются от свойств естественных (природных) систем. С точки зрения теории систем естественные и искусственные системы как системы открытые и закрытые обладают противоположными свойствами, касающимися взаимодействия с внешней средой.

По мнению В.Д. Могилевского, естественные и искусственные системы отличаются по своей жизнеспособности в зависимости от типа системы (открытый, закрытый). Чем ближе система к естественной, тем сильнее она связана с внешним миром — средой, т.е. открыта [18, с. 28]. Ее жизнеспособность тем выше, чем более она открыта. Напротив, жизнеспособность искусственной системы тем выше, чем она более замкнута, закрыта, чем более ограничены ее связи с внешней средой, поскольку отсутствие границы не гарантирует наличия хороших связей со средой, но развивает систему, делает ее плохо управляемой [18, с. 221].

Экономическая система внутри своей социальной системы больше тяготеет к естественным открытым системам. Экономическая среда является одной из сфер деятельности человека, само существование которого неразрывно связано с природной, культурной, информационной средой.

Следующими системными свойствами экономических систем являются стабильность (устойчивость) и нестабильность (неустойчивость) системы.

Примером стабильной системы может служить кристалл. Стабильным способом сохраняется множество систем, от атомов до небесных тел [8, с. 36]. Меняются лишь силы, образующие связи между их элементами. Неустойчивый способ существования систем характеризуется постоянным разрушением. При этом нарушается их равновесие с внешней средой — и она эти системы восстанавливает. Такие системы все время изменяются, модифицируются, в то же время сохраняясь как системы. Так существуют все живые и общественные системы. Они изначально неустойчивы.

Системы также отличаются по способам их порождения. Они делятся на механические и органические. Механические системы конструируют. Связи с элементами в таких системах устанавливаются извне. После того, как такую систему сконструируют и соберут, она начинает работать как единое целое.

Органические же системы — это форма жизни. Жизнь представляет собой неразрывную во времени, разветвленную цепь, где каждый организм — звено в неразрывном эволюционном процессе. Он не только отражает в себе как микрокосм эволюцию Космоса. Он воспроизводит в самом себе процесс собственной эволюции, отражающий эту эволюцию. Так, эмбрион человека проходит последовательно стадии эмбрионов всех своих эволюционных предшественников — от одноклеточного до обезьяны. Только в ходе этого процесса могут возникать и отбираться огромные совокупности согласованно действующих сигнальных элементов, образующих организм [24, с. 76].

Культура, политика, экономика, народы, нации и этносы складываются в органические системы, подчиняясь своим законам.

С определением понятия «система» неразрывно связано понятие «структура». Структура в узком смысле — это всегда структура системы, ее системообразующие отношения. В более широком смысле, под структурой понимается иногда вся совокупность отношений между элементами — не обязательно системообразующими. Одна и та же структура может быть у систем с разными общими основами многообразных явлений. Если рассматривать только пространственные отношения, то можно сказать, например, что структура атома водорода и структура системы Земля — Луна одна и та же, хотя лежащая в основании взаимодействия, и соответствующие закономерности движения в этих случаях существенно различны.

Отношения элементов существенны для системы. Эти отношения сохраняются не только в данном типе систем, но и оказываются одними и теми же в различных системах данного типа. В этом смысле структура выступает как «инвариантный аспект системы» [25, с. 16]. Среди множества отношений в системе вычленяются, прежде всего, структурные отношения, т.е. отношения между элементами системы, в отличие от отношений к самой структуре.

Рассматривая продовольственное самообеспечение как экономическую систему, можно отметить следующее:

1. Системе продовольственного самообеспечения присущ условно-открытый тип. Продовольственная система страны, региона существует как автономная контролирующая внешнее воздействие. Вместе с тем, она воспринимает положительное внешнее воздействие (импорт продуктов питания не производящихся на территории, но необходимых для сбалансированного питания населения).

2. Продовольственная самообеспеченность как экономическая система по своим системным свойствам относится к искусственным условно открытым системам, поскольку является одной из сфер деятельности человека.

3. Продовольственное самообеспечение следует отнести к неустойчивым системам, поскольку они во многом зависят от множества внешних и внутренних факторов, начиная от природно-климатических и заканчивая импортным давлением.

4. Продовольственное самообеспечение как составную часть экономики и по способу порождения можно отнести к системам органическим.

Субъектом продовольственной обеспеченности является отдельный индивид, группа людей, население региона, страны, население мира.

Угрозами в данном случае являются: угроза голода, недоедания, загрязнения продуктов питания, несовершенство структуры рациона питания. Продовольственная обеспеченность в отношении указанных субъектов — это состояние, характеризующееся соответствующим уровнем здоровья и способностью к активной трудовой, творческой деятельности. Оно зависит от множества условий и факторов: экономических, социальных, политических, производственно-технологических, организационных, которые в совокупности представляют систему продовольственного обеспечения. Люди проживают семьями, организованы в рамках административно-территориальных образований: район, город, область, край, страна, в результате чего формируются и развиваются системы продовольственной обеспеченности населения различных уровней.

Данное обстоятельство позволяет выстроить иерархию системы продовольственной обеспеченности (пирамиду целей и задач).

Выделяемые при этом уровни: индивид, группа людей, население района, города, области, края, страны соответственно образуют системы продовольственного обеспечения населения страны, края, области, города, района, отдельного человека (рис. 2).

Система продовольственного самообеспечения региона является подсистемой продовольственного обеспечения страны. Это основное звено в системе обеспеченности населения продовольствием.

При этом в качестве системообразующего базового элемента выступает регион (регионы), где, и с участием которых во многом решается задача эффективного функционирования системы. Отсюда можно сделать вывод, что роль и место региона в системе продовольственного обеспечения страны определяется двумя моментами [11, с. 41-43]:

Рис. 2. Система продовольственной самообеспеченности

1. Способность региональной системы решать задачи достижения конечной цели продовольственной самообеспеченности в рамках административно-территориальных образований. Данное утверждение обосновывается тем, что на всех уровнях системы продовольственной обеспеченности преследуется одна цель

— здоровье человека (людей), определяющее его способность к активной трудовой и творческой деятельности. То есть, цели системы и цели подсистемы совпадают. Одинаковы и средства

достижения цели — обеспечение доступности, достаточности и и работающее на достижение конечной цели. Исходя из этого,

безопасности продовольствия. Следовательно, реализация при- следующей важной характеристикой роли и места региона яв-

нципа продовольственной самообеспеченности на региональном ляется интенсивность и масштабность взаимодействия регио-

уровне во многом будет определять эффективность функциони- нальной подсистемы с другими элементами продовольственной

рования системы продовольственной обеспеченности и достиже- системы страны. В основе такого взаимодействия должна лежать

ния конечной цели ее функционирования страны в целом. рациональная региональная специализация и межрегиональ-

2. Результативность функционирования любой системы ный обмен, способствующие формированию единого продо-

обеспечивается эффективностью координации и взаимодейс- вольственного рынка и укреплению единого экономического

твия ее элементов, формирующих систему как единое целое пространства страны.

Литература

1. Акофф Р. Планирование будущего корпорации. — М.: Сирин, 1985.

2. Афанасьев В.Г. Системность и общество. — М.: Политиздат, 1980.

3. Белопольский Н.Г. Основы производственно — хозяйственной энвироники. — М.: Экономика, 1990.

4. Берталанфи Л. Общая теория систем: Критический обзор // Исследования по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1969.

5. Блюменфельд Л.А.. Системные исследования. — М., 1970.

6. Большой экономический словарь / Под ред. А.Н. Азрилияна. — М., 1997.

7. Гвишиани Д.М. Теоретико-методологические основания системных исследований и разработка проблем глобального развития // Системные исследования: Методологические проблемы: Ежегодник: 1982. — М.: Наука, 1982.

8. Калашников М., Кугушев С. Третий проект. Погружение. Книга-расследование — М.: АСТ: Астрель, 2005.

9. Клини С.Н. Введение в математику. — М., 1957.

10. Клир Дж. Системология. Автоматизация решения системных задач. — М., 1990.

11. Косинский П.Д., Шабашев В.А. Продовольственная самообеспеченность и качество жизни населения. — Томск: Изд-во Томского университета, 2009.

12. Костюк В.Н. Изменяющиеся системы. — М., 1993.

13. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. — 3-е изд. — М.: Изд-во полит. лит-ры, 1986.

14. Луман Н. Глоссарий // Социологический журнал. — 1995. — № 3.

15. Луман Н. Общество как социальная система. — М.: «Логос», 2004.

16. Любимцева С.В. Открытые и закрытые типы систем // Вестник российского государственного торгово-экономического университета. — 2003. — № 4.

17. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1961. — Т. 21.

18. Матурана У. Биология познания // Язык и интеллект: Пер. с англ. и нем. / Сост. В.В.Петрова. — М.: Изд. группа «Прогресс», 1996.

19. Могилевский В.Д. Методология систем: вербальный подход. — М.: Экономика. 1999.

20. Огурцов А.П. Этапы интерпретации системности научного знания (античность и новое время). Системные исследования. — М.: Наука, 1974.

21. Садовский В.Н. Основание общей теории систем. — М.: Наука, 1974.

22. Система. Симметрия. Гармония / Под ред. В.С. Тюхтина, Ю.А. Урманцева. — М., 1988.

23. Советский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1982.

24. Холл А.Д., Фейджин Р.Е. Исследования по общей теории систем. — М., 1969.

25. Штеренберг М.И. Физическая сущность жизни и начала теории организованных систем (Вечные вопросы в свете науки, философии и религии. Кн.1). — М.— ООО «Новый век», 2003.

26. Уемов А.И. Общая теория систем. Аналитический и параметрический варианты // Природа. — 1975. — № 11.

27. Maturana H.R., Varela F.G. Autopoiesis and Cognition: The Realization of Living — Derdrecht: Reidel, 1980.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ В УСТОЙЧИВОМ РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА

А.Н. Леонтьева

младший научный сотрудник, аспирант Института проблем региональной экономики РАН (г. Санкт-Петербург)

an.leontieva@mail.ru

В статье рассматривается роль человеческого капитала в инновационном развитии, как фактора устойчивости развития экономики региона. Статья содержит описание основных подходов к определению категории «человеческий капитал», оценку состояния человеческого капитала России в контексте перехода к экономике знаний. Показаны процессы в Северо-Западном федеральном округе, направленные на развитие региональной инновационной системы на основе совершенствования профессионального образования как ключевого ресурса развития человеческого капитала.

Ключевые слова: человеческий капитал, региональная инновационная система, региональное управление, кадровое обеспечение регионального инновационного развития.

УДК 332.1 ББК 65.011

Важнейшим условием повышения конкурентоспособности которого должно стать завоевание лидирующих позиций России экономики России на глобальном рынке является комплексное на динамично растущем международном рынке инновационной развитие национальной инновационной системы, результатом продукции. В свою очередь, каркас национальной инновацион-

ности современной инновационной экономики в значительной степени определяется качеством профессиональных кадров, уровнем их социализации и кооперационности» [2]. Модель инновационного социально ориентированного развития, согласно Концепции предполагает прорыв в повышении эффективности человеческого капитала и создании комфортных социальных условий, либерализацию экономических институтов и усиление конкурентности бизнес-среды, ускоренное распространение новых технологий в экономике и развитие высокотехнологичных производств, активизацию внешнеэкономической политики. Действие этих факторов суммарно обеспечивает выход российской экономики на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,4-6,5% в год.

Таким образом, совокупность мер по обеспечению инновационного развития экономики, одним из ключевых направлений которой является развитие человеческого капитала, обуславливает устойчивость социально-экономического развития экономической системы как национального, так и на регионального уровня, что в свою очередь, является важнейшим фактором обеспечения национальной экономической безопасности.

Согласно определению, данному академиком Н.Я. Петраковым в монографии «Модернизация и экономическая безопасность России» под экономической безопасностью на уровне страны следует понимать «совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимость национальной экономики, ее стабильность и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию» [3]. При этом именно накопление и воспроизводство человеческого капитала выступает в качестве детерминанты процессов обновления и самосовершенствования экономики.

Выделение человеческого капитала в качестве объекта управления обуславливает необходимость еще раз уточнить содержание данной категории.

Таблица 1

Обзор авторских интерпретаций категории «человеческий капитал»

Автор Содержание определения

Адам Смит Знания, навыки и способности есть капитал, находящийся в собственности работника [5].

Д. Бегг Человеческий капитал представляет собой запас профессионального опыта, накопленного работником. Он представляет собой ценность для потенциального роста доходов в будущем [5].

Эдвин Дж. Долан Капитал в виде умственных способностей, полученный через формальное обучение или образование либо через практический опыт [5].

Карл Маркс Сбережение рабочего времени, с точки зрения непосредственного процесса производства можно рассматривать как производство основного капитала, причем этим основным капиталом является сам человек [5].

С. Фишер Человеческий капитал есть мера воплощения в человеке способности приносить доход (в структуру человеческого капитала включаются врожденные способности, талант, образование и приобретенная квалификация) [5].

М.Блауг Человеческий капитал есть стоимость прошлых инвестиций в навыки людей, а не ценность людей самих по себе [6].

Ф. Махлуп Неусовершенствованный труд может отличаться от усовершенствованного, ставшего более производительным, благодаря вложениям, которые увеличивают физическую и умственную способность человека. Подобные усовершенствования и составляют человеческий капитал [7].

Л. Туроу Человеческий капитал — это способность индивидуума к производству товаров и услуг, производительные способности и знания [8].

Г. Беккер Человеческий капитал формируется за счет инвестиций в человека: на общее и профессиональное образование, расходы на воспитание детей, здравоохранение, поиск информации, смену работы, миграцию и другие вложения, так или иначе способствующие развитию производительной силы человека, содействующие её культурному и интеллектуальному росту [9].

М.М. Критский Человеческий капитал изначально выступал как всеобщая конкретная форма жизнедеятельности, ассимилирующая предшествующие формы и осуществляющаяся как итог исторического движения человеческого общества к его современному состоянию [10].

А.И. Добрынин Человеческий капитал — это имеющийся у человека запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые содействуют росту его производительности труда и влияют на рост доходов (заработков). Для постиндустриального общества характерно воспроизводство производительных сил человека не в товарной форме, а в форме человеческого капитала [11].

А.И. Добрынин, С.А. Дятлов, С.А. Курганский Человеческий капитал — это сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содействуют росту производительности труда и эффективности производства и тем самым влияют на рост заработков (доходов) данного человека [12].

Ю.А. Корчагин Человеческий капитал — интенсивный производительный и социальный фактор развития и жизнедеятельности субъекта, который неразрывно связан с человеком, с его интеллектом и менталитетом. Он формируется за счет инвестиций в воспитание, образование, здоровье, знания, предпринимательскую способность, информационное обеспечение, безопасность и экономическую свободу населения, а также в науку, культуру и искусство [13]

ной системы должен формироваться на основе региональных инновационных систем, эффективность функционирования которых определяется процессами, протекающими в сфере науки и инноваций на региональном уровне.

Важнейшим элементом инновационной системы как национального, так и регионального уровня является ее кадровое обеспечение, качественные и количественные характеристики которого определяют потенциал развития инновационного сектора экономики.

В Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года отмечено, что «решение задачи развития кадрового потенциала в сфере науки, образования, технологий и инноваций включает в себя осуществление следующих мероприятий: создание эффективных материальных и моральных стимулов для притока наиболее квалифицированных специалистов, активных предпринимателей, творческой молодежи в сектора экономики, определяющие ее инновационное развитие, а также в обеспечивающие это развитие образование и науку; повышение восприимчивости населения к инновациям-инновационным продуктам и технологиям» [1]. Таким образом, кадровая составляющая инновационной деятельности (в современной трактовке, актуальной для целей и задач экономического развития), включает не только научных работников, но и предпринимателей, молодых специалистов в различных отраслях экономики, являющихся проводниками инновационной культуры. В соответствии с этим, фокус управленческих усилий закономерно сместился от трудового потенциала в сторону развития человеческого капитала, как наиболее емкой категории, вобравшей в себя как личные, так и профессиональные качества индивида. В частности, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года усиление роли человеческого капитала рассматривается как основной фактор экономического развития: «Уровень конкурентоспособ-

Концепция человеческого капитала в ее современном понимании зародилась и получила развитие в рамках неоклассической экономической теории во второй половине XX века. Авторами концепции человеческого капитала являются нобелевские лауреаты по экономике Теодор Шульц и Гарри Беккер. Однако попытки осмысления и определения данной категории предпринимались учеными прошлых столетий. В настоящее время теория человеческого капитала претерпевает значительные изменения в трудах ученых, принадлежащих к различным направлениям экономической науки, а также рассматривается в рамках междисциплинарных исследований.

Как отмечает Р.И. Капелюшников «теория человеческого капитала предложила единую аналитическую рамку для объяснения таких, казалось бы, разнопорядковых явлений как вклад образования в экономический рост, спрос на образовательные и медицинские услуги, возрастная динамика заработков, различия в оплате мужского и женского труда, передача экономического неравенства из поколения в поколение и многое другое» [4].

Обзор теоретических интерпретаций категории «человеческий капитал» приведен в табл.1.

Во множестве определений, содержащихся в научных работах широкого круга как отечественных, так и зарубежных исследователей, посвященных данной проблематике, модно увидеть, узкую и расширительную трактовку человеческого капитала.

Первый подход сфокусирован на образовательном компоненте, т.е. знаниях, навыках и компетенциях, приобретенных в системе формального образования и непосредственно используемых в целях получения дохода в сфере оплачиваемой занятости [14]. В расширительной трактовке человеческого капитала присутствуют здоровье, мотивация, способности, культурные аспекты и пр., т.е. вся совокупность личностных факторов, влияющих на производственную деятельность индивида.

Расширительную трактовку человеческого капитала следует проиллюстрировать структурой видов человеческого капитала, предложенной И.В. Скобляковой и В.Т. Смирновым [15].

Структура видов человеческого капитала:

Неотчуждаемые виды человеческого капитала (неликвидный капитал)

— капитал здоровья (биофизический);

— культурно-нравственный капитал;

— трудовой капитал;

— интеллектуальный капитал;

— организационно-предпринимательский капитал.

Отчуждаемые виды человеческого капитала (ликвидный

капитал)

— социальный капитал;

— клиентский капитал (бренд-капитал);

— структурный капитал;

— организационный капитал.

Отдельной научной проблемой, связанной с неоднозначностью трактовки данной категории является сложность измерения человеческого капитала.

Методика достоверной оценки человеческого капитала в расширительном толковании, в настоящее время не разработана в виду многоаспектности изучаемого явления. Поэтому ученые, занимающиеся измерением человеческого капитала, ограничены рамками узкой трактовки. В то же время, результаты прикладных эмпирических исследований (преимущественно в сфере профессионального образования) позволяют сделать выводы, затрагивающие более широкий круг изучаемых вопросов.

В частности, исследование человеческого капитала, осуществленное на базе Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения, позволило сделать следующий вывод: «...значение накопления человеческого капитала для экономического развития страны непрерывно усиливается. В то же время человеческий капитал, которым располагает российская экономика, используется ею недостаточно эффективно, в России существует огромный разрыв между потенциальной и наблюдаемой эффективностью использования людских ресурсов. Хотя экономическая отдача на человеческий капитал в нашей стране достаточно высока, значительная часть инвестиций в него остается невостребованной, а потому малоэффективной. Как следствие, общественные и личные ресурсы, пошедшие на его формирование, оказываются во многом обесцененными. Су-

щественная часть человеческого капитала остается без реального применения и в этом смысле является скорее вычетом из благосостояния общества, нежели источником его увеличения» [16]. Основным выводом указанного масштабного исследования, основанного на большом объеме эмпирических данных, является неблагоприятный прогноз влияния человеческого капитала на обеспечение перехода к экономике основанной на знаниях: «в итоге вместо высокопродуктивной экономики знаний в России может сформироваться экономика невостребованных знаний (или даже псевдо-знаний). Чтобы избежать этой опасности, нужны серьезные институциональные изменения, способные обеспечить перенастройку существующей искаженной системы стимулов, которая сложилась и действует как в области образования, так и на рынке труда».

Что же мешает сегодня развитию человеческого капитала, формированию его в том качестве, которое необходимо инновационной экономики.

Отчасти на этот вопрос содержится в результатах исследования, проведенного Лабораторией проблем развития человеческого потенциала и воспроизводства трудовых ресурсов региона Института проблем региональной экономики РАН в 2011 году [17].

Объектом исследования выступала институциональная среда, предметом исследования — характер влияния различных сегментов институциональной среды (экономические отношения, культурные нормы, семейные ценности и пр.) на развитие человеческого капитала.

Исследование проводилось в 11 субъектах Российской Федерации: Москве и Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Республике Карелия, Республике Марий Эл, Красноярском крае, Владивостоке, а также в Псковской, Смоленской и Ярославской областях.

Всего было опрошено 135 экспертов, в том числе работников системы профессионального образования и подготовки кадров — 51 чел., представителей реального сектора экономики — 43 чел., представителей органов власти и управления

— 11 чел., работников научно-инновационной сферы — 26 чел., другие — 4 человека.

В числе предприятий, включенных в выборку опроса, были ОАО «Алмаз-Антей» (РИРВ), ЗАО «ЛионТех», ОАО «Лесинвест», ОАО «Юит» и др. Выборка по ВУЗам включала основные образовательные учреждения СЗФО: Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет, Санкт-Петербургский торгово-экономический университет, Петрозаводский государственный университет, Псковский политехнический институт и др.

Мнения экспертов о том, что и в какой мере способствует сегодня развитию человеческого капитала показаны на рис.1.

Как видно из представленного на этом рисунке профиля влияния факторов развития человеческого капитала в процессе экономической деятельности наиболее сильное влияние на него оказывают производственная среда, виртуальное пространство (Интернет, социальные сети), образовательное пространство, а также культурная среда. Вместе с тем, по мнению экспертов, влияния даже наиболее действенного сегмента социальной среды (системы экономических отношений) сегодня явно недостаточно, чтобы говорить о действительно эффективном воздействии на развитие человеческого потенциала, формирование его инновационных свойств. Слабее всего, по мнению экспертов, развитию человеческого потенциала способствуют национальные ценности, которые свойственны и которые доминируют сегодня в социальной среде (в отношении этих ценностей более половины экспертов заявили, что они не только не способствуют, а, скорее, препятствуют развитию человеческого потенциала).

Таким образом, предпринимаемые ранее субъектами управления попытки развития кадрового потенциала экономики, предполагающие выделение в качестве объекта трудовые ресурсы, не позволяют достичь намеченных результатов. Необходима реструктуризация региональных социально-экономических подсистем кадрового обеспечения экономики, представляющая собой «адаптационную реакцию на изменение условий реализации интересов субъектов этой подсистемы, детерминированных влиянием других, прежде всего, производственных подсистем региона» [18].