Научная статья на тему 'Проблемы законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях'

Проблемы законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1250
206
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕЛИГИОЗНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ / РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ / РЕЛИГИОЗНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / РЕЛИГИОЗНАЯ СФЕРА / ТРАДИЦИОННАЯ РЕЛИГИЯ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Тарасевич Иван Анатольевич

В статье автор подвергает анализу противоречия законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях, а также предлагает возможные пути совершенствования казахстанского и российского законодательства в данной сфере.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PROBLEMS OF THE KAZAKHSTAN REPUBLIC LEGISLATION CONCERNING RELIGIOUS ACTIVITY AND RELIGIOUS ASSOCIATIONS

The article is devoted to the analysis of controversies in the Kazakhstan Republic legislation concerning religious activity and religious associations. The author offers some variants to improve the Kazakhstan and Russian legislation in this sphere.

Текст научной работы на тему «Проблемы законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях»

6. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО, КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС, МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО

6.1. ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН О РЕЛИГИОЗНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ

Тарасевич Иван Анатольевич, к.ю.н., доцент, кафедра конституционного и муниципального права Место работы: Институт права, экономики и управления Тюменского государственного университета

ioann@ruweb.net

Аннотация: В статье автор подвергает анализу противоречия законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях, а также предлагает возможные пути совершенствования казахстанского и российского законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: Религиозное объединение, религиозный экстремизм, религиозная безопасность, религиозная сфера, традиционная религия.

PROBLEMS OF THE KAZAKHSTAN REPUBLIC LEGISLATION CONCERNING RELIGIOUS ACTIVITY AND RELIGIOUS ASSOCIATIONS

Tarasevich Ivan A., PhD of Law. Associate Professor of Department of Constitutional and Municipal Law Place of employment: Institute of Law, Economics and Manegement of Tyumen State University

ioann@ruweb.net

Annotation: The article is devoted to the analysis of controversies in the Kazakhstan Republic legislation concerning religious activity and religious associations. The author offers some variants to improve the Kazakhstan and Russian legislation in this sphere.

Keywords: Religious association, religious extremism, religious safety, religious sphere, traditional religion.

Несмотря на то, что с момента распада Советского Союза прошло уже более двух десятилетий связь между правовыми системами России и бывших республик СССР до сих пор остается достаточно устойчивой. На пространстве СНГ бывшие части некогда единого государственного организма связаны между собою тысячами связей, а малейшие изменения в правовой ткани одного государства тут же отражаются на законодательстве другого. Поэтому необходимо вести постоянный мониторинг динамики изменения внутреннего законодательства ближайших государств-соседей России. Такой мониторинг необходим для получения актуальной информации, которая позволит принимать верные решения по вопросам сотрудничества на территории СНГ как политическому руководству России, так и представителям бизнес сообщества.

При этом значимость некоторых сторон внутреннего законодательства того, или иного государства для межгосударственных отношений на постсоветском

пространстве до сих пор остается недостаточно изученной. В частности, это касается сферы государственно-религиозных отношений. Ниже мы приводим анализ особенностей законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях. Мы уверены, что такой анализ поможет всем заинтересованным субъектам еще глубже понимать социальные процессы, протекающие в Казахстане, и с их учетом строить еще более плодотворные отношения с одним из важнейших геополитических партнеров России, каким является Республика Казахстан.

До осени 2011 года модели государственно-религиозных отношений реализуемые в России и Республике Казахстан были во многом идентичны. После этого времени система государственно-религиозных отношений в Республике Казахстан была реформирована и стала существенно отличаться от отношений установившихся в России.

Указом Президента Республики Казахстан от 11 октября 2011 года был принят Закон № 483-М «О религиозной деятельности и религиозных объединениях»1. Данный Закон в некоторых своих положениях существенно отличается от ранее действовавшего Закона Республики Казахстан от 15 января 1992 года № 1128-Х11 «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях»2. Новый Закон призван обеспечить надлежащую правовую базу для борьбы с религиозным экстремизмом, а также не допустить проникновение религиозных организаций в государственные учреждения Казахстана3.

В данный момент в казахстанском законодательстве сложилась коллизия, при которой, с одной стороны, новый Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», безусловно, дал государству дополнительные инструменты для противодействия угрозам в религиозной сфере, а с другой - своими новеллами осложнил деятельность традиционных для Казахстана религий.

В первую очередь, необходимо обратить внимание на ч. 3 ст. 7, согласно которой не допускается проведение богослужений, религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний, а также осуществление миссионерской

деятельности на территории и в зданиях государственных органов, организаций; Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, судебных и правоохранительных органов, других служб, связанных с обеспечением общественной безопасности, защитой жизни и здоровья физических лиц; организаций образования, за исключением духовных (религиозных) организаций образования.

Данная норма, неоднократно подвергавшаяся

критике, поставила под сомнение возможность

существования в

1 «Казахстанская правда» от 15 октября 2011 г. № 330-331 (2672126722).

2 Ведомости Верховного Совета 1992 г., № 4., ст. 84.

3 Общественная палата при Мажилисе Парламента РК обсуждает проект Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» / Парламент Республики Казахстан - официальный сайт. URL: Ь|Нр:/Лллллм.раг1ат.1а/ш/гт^Ы^/пем/в<1е1аЫ1376/2/1 (дата обращения: 17.04.13).

указанных государственных учреждениях молитвенных комнат, часовен и храмов. Причем, такие объекты традиционно устраивались в рамках деятельности православных и исламских объединений. В других религиях, например у «свидетелей Иеговы», подобной традиции никогда не было. Таким образом, норма ч. 3 ст. 7 Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» фактически налагает ограничения на деятельность традиционных для казахстанского общества религий.

Что касается лиц, содержащихся в учреждениях пенитенциарной системы, являющихся пациентами организаций здравоохранения, проходящих социальное обслуживание в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, то ч. 4 ст. 7 устанавливает, что по их просьбе или их родственников в случае необходимости приглашаются священнослужители религиозных объединений. При этом совершение религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний не должно препятствовать деятельности указанных организаций, нарушать права и законные интересы других лиц.

Таким образом, совершение необходимых обрядов и таинств для лиц, находящихся на лечении в государственных организациях здравоохранения, необходимо будет всякий раз согласовывать с руководством данного заведения на месте. Но в этой ситуации возможны злоупотребления со стороны должностных лиц. Аналогичная ситуация может сложиться и в местах лишения свободы.

Из нормы, закрепленной ч. 4. ст. 7, следует, что священнослужитель может приглашаться в вышеперечисленные учреждения по необходимости. В свою очередь, заключенному или больному, являющимся православными верующими, может быть необходимо участие в Литургии. Религиозные потребности православного христианина не ограничиваются причастием приносными Дарами, чего бывает достаточно для лиц находящихся в критической ситуации с угрозой их жизни. Для человека относительно здорового важна возможность присутствовать за Литургией. Возникает вопрос о том, где ее совершать?

Безусловно, православный священник может с собою приносить антиминс и служить на простом столе, но это мера крайняя и не всегда приемлемая. Оптимальным в данной ситуации может быть наличие молитвенной комнаты, или часовни, в которой богослужения и таинства совершались бы не регулярно, а по мере необходимости, что никак не противоречит нормам Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях».

Хотелось бы особо отметить, что в Законе Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» не содержится требования о закрытии молитвенных комнат в государственных учреждениях.

К сожалению нормы, закрепленные ст. 7 Закона, на местах иногда понимались превратно. Так, практически сразу после принятия нового Закона в некоторых государственных учреждениях социального обеспечения стали закрываться молитвенные комнаты. Чиновники от здравоохранения в данных случаях по-своему интерпретировали ст. 7 нового Закона1.

1 Епископ Каскеленский Геннадий: «Мы поражены происшествием закрытия молельной комнаты в Алматинском доме-интернате для инвалидов» / Православие и мир. 9.11.2011. URL: http://www.pravmir.ru/upravlyayushhij-delami-sinoda-pravoslavnoj-cerkvi-kazaxstana-episkop-kaskelenskij-gennadij-my-porazheny-proisshestviem-

Таким образом, во избежание дальнейших злоупотреблений, необходимо в кратчайшие сроки разработать постатейные комментарии по применению Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях».

Внутриминистерская работа по разъяснению норм Закона постепенно ведется. Так, через несколько месяцев после вступления в действия Закона Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» в Митрополичьем округе Русской православной церкви (Московский Патриархат) (далее РПЦ МП) Республики Казахстан было получено официальное письмо из Комитета уголовноисполнительной системы Министерства внутренних дел Казахстана, в котором содержалась информация о том, что молитвенные комнаты в государственных

пенитенциарных заведениях в связи с принятием нового Закона закрываться не будут2. Впоследствии, к концу 2012 года представители православного и исламского духовенства, действительно стали допускаться в учреждения пенитенциарной системы в некоторых областях Казахстана. Но добиться этого удалось благодаря большим усилиям и личному авторитету руководства централизованных религиозных

объединений, в частности, благодаря епископату РПЦ МП.

Думается, подобным же образом можно было бы

достигнуть определенного консенсуса в отношениях с другими министерствами и ведомствами, в частности, с Министерством здравоохранения Республики Казахстан.

По нашему мнению, в сложившейся ситуации оптимальным было бы введение в Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» нормы обязывающей должностных лиц государственных

учреждений, указанных в ч. 4. ст. 7, создавать необходимые условия для проведения соответствующих обрядов и церемоний.

Законодатель в Законе «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», практически, оставил без внимания вопросы соблюдения прав на свободу вероисповедания военнослужащих. Часть 3 ст. 7, как мы указывали выше, однозначно, запрещает проведение богослужений и религиозных обрядов в армии. Кроме того

ч. 4 ст. 7, содержащая некоторые исключения из общего правила, не распространяется на военнослужащих.

Закон Республики Казахстан «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» содержал норму, согласно которой граждане имели право совершать религиозные обряды и церемонии и участвовать в них на территории воинских частей. При этом командованию воинских частей вменялась обязанность по обеспечению реализации прав граждан на свободу вероисповедания и оказанию содействия в приглашении

священнослужителей, в определении времени, места и других условий проведения богослужения, обряда и церемонии. В новом Законе подобные нормы отсутствуют.

zakrytiya-molelnoj-komnaty-v-almatinskom-dome-intemate-dlya-invalidov/ (дата обращения: 17.04.13).

2 Министерство Внутренних Дел Республики Казахстан официально подтверждает, что православные молитвенные комнаты в исправительных учреждениях будут сохранены / Союз православных граждан Казахстана - информационно-аналитический сайт. URL: http://spgk.kz/index.php/Raznoe/Voprosy-migratsdi/Vladimir-Proskurin/S\/yaz/Ministerstvo-Vnutrennix-Del-RespuЫiki-Kazaxstan-ofitsdal-no-podtverzhdaet-dlto-pravoslavnye-rтюlitvennye-komnaty-v-ispravitel-nyx-uchrezhdeniyax-budut-soxraneny.html (дата обращения: 17.04.13).

Достаточно большой резонанс в обществе получила норма ч. 1 ст. 24 Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», которая обязывала религиозные объединения в течение одного года со дня введения в действие данного Закона внести изменения в свои учредительные документы в соответствии с новыми требованиями. Данная норма поставила РПЦ МП в Казахстане перед необходимостью проведения масштабных структурных реформ.

Статус религиозных объединений в Казахстане закреплен нормами ст. 12 Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», согласно которым в Республике могут создаваться и действовать местные, региональные и республиканские религиозные объединения.

По нашему мнению, для Митрополичьего округа РПЦ МП в Казахстане оптимальным являлась бы регистрация его в качестве республиканского религиозного объединения. Все же структурные подразделения целесообразно было бы зарегистрировать в качестве филиалов и представительств Митрополичьего округа.

Такая схема соответствовала бы иерархической структуре РПЦ МП, а также позволила бы более эффективно управлять Митрополичьим округом. Исходя из норм Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», одно религиозное объединение не может управлять деятельностью другого. Таким образом, каждый приход в юридическом смысле является самостоятельным. Это может привести к определенным трудностям в управлении крупным централизованным религиозным объединением и ослабить его организационную структуру.

К тому же, при образовании представительства или филиала религиозного объединения Закон не устанавливает ограничений по численности лиц относящихся к соответствующему представительству или филиалу. Поэтому, в каком-либо населенном пункте может быть образовано представительство крупного религиозного объединения, к которому могут относиться всего лишь несколько человек, что было бы достаточно удобно для традиционных для Казахстана религиозных объединений, в частности, для РПЦ МП.

Но, к сожалению, данная схема не была реализована. Приходы РПЦ МП в Казахстане зарегистрированы как местные религиозные организации. Такая схема, по нашему убеждению, ослабила структуру РПЦ МП в Казахстане и принесет свои отрицательные плоды в будущем.

Мы рассмотрели лишь некоторые проблемы в законодательном регулировании религиозной

деятельности в Казахстане. В целом, по нашему мнению, Закон Республики Казахстан «О религиозной

деятельности и религиозных объединениях» не вполне достигает своих целей по борьбе с религиозным экстремизмом. В частности, новый Закон практически никак не обеспечивает защиту общества от ваххабизма и деятельности экстремистских объединений, таких как Хизб ут-Тахрир аль-Ислами. Новый Закон ужесточил

требования по регистрации религиозных объединений, но религиозным экстремистам такая регистрация и не требуется, так как они осуществляют свою деятельность негласно.

При этом, такие религиозные направления, как ваххабизм оказались даже в более выгодном положении по сравнению, например, с РПЦ МП, чем это было ранее. Так как ранее организации РПЦ МП имели возможность работать с заключенными и личным составом

Вооруженных сил Казахстана, теперь же они такой возможности фактически лишены. Как мы уже упоминали выше, положительная динамика здесь наблюдается только в отношениях с пенитенциарной системы Республики Казахстан.

Нужно отметить, что одно из течений ислама, каким является ваххабизм, развивался и ранее. Теперь же государство поставило его еще в большую аппозицию по отношению к себе, усилив процессы секуляризации, что само по себе способно привлечь на его сторону новых последователей. Мы убеждены, что противостоять ваххабизму в Казахстане может только развитие традиционного ислама, свободного от любых экстремистских проявлений. В научном и политическом сообществе Республики данный процесс именуется культивированием умеренного ислама3. Данное направление по формированию в Казахстане этой модели ислама нам представляется абсолютно верным и способным обеспечить религиозную безопасность общества.

Нормы, жестко регламентирующие регистрацию иностранных миссионеров, также не всегда эффективны, так как, миссионеры, выступая как частные лица, согласно ст. 20 Конституции Республики Казахстан4 могут распространять свои взгляды где угодно, например, в устных беседах.

Мы считаем, что законодателю Казахстана было бы целесообразно двигаться параллельно двумя путями. С одной стороны, необходимо запретить те или иные религии, или направления, как это сделано в некоторых субъектах Российской Федерации5, а с другой - расширить правосубъектность традиционных для Казахстана религий таких как православие и ислам.

Эффективная борьба с религиозным экстремизмом невозможна без помощи традиционных для данного общества религий. Государство имеет возможность и, более того, должно опираться на традиционные религии в качестве стратегических союзников в процессе нейтрализации угроз религиозной безопасности общества6.

Необходимо отметить, что в качестве одного из вариантов реализации социального партнерства можно рассматривать практику построения отношений между Республикой Казахстан и католическими религиозными организациями. В 1998 году между Ватиканом и Республикой Казахстаном был заключен Конкордат, в котором был определен статус католических религиозных объединений в Казахстане. В настоящее время Конкордат ратифицирован в Парламенте Республики Казахстан. В связи с этим перерегистрация католических религиозных организаций в Казахстане носила формальный характер, так как все основные вопросы по отношениям между Республикой Казахстан и Ватиканом урегулированы указанным документом.

3 Какой «умеренный ислам» начали формировать в Казахстане? / Радио Азаттык. URL:

http://rus.azattyq.org/content/islam_kazakhstan_religion/24247386.html (дата обращения: 17.04.13).

4 Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1996 г. № 4, ст. 217.

5 Закон Республики Дагестан от 22 сентября 1999 г. № 15 «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» // Собрание законодательства Республики Дагестан, 1999 г. № 9, ст. 3290.

6 «Карманный» муфтият не опора / ReligioPolis - Центр религиоведческих исследований. URL: http://www.religiopolis.org/publications/3824-karmannyj-muftijat-ne-opora.html (дата обращения: 17.04.13).

Конкордат (от ср. век. лат. 0^03^11^ - соглашение) -это договор между Римским папой как главой

Католической Церкви и каким-либо государством, регулирующий правовое положение Католической церкви в данном государстве и его отношения с папским престолом.

Такой принцип выстраивания государственнорелигиозных отношений мы в данной статье именуем конкордатным. Данный принцип государственнорелигиозных отношений обеспечивает католичеству более прочную юридическую защиту, чем даже статус

государственной церкви, поскольку его положения имеют ту же силу, что и международно-правовые договоры, и не могут быть изменены в одностороннем порядке. Опыт Республики Казахстан полностью подтверждает данный тезис.

Таким образом, в Казахстане возможна и уже реализуется на практике конкордатная модель государственно-религиозных отношений, как один из видов возможного социального партнерства между

Республикой Казахстан и действующими на ее территории религиозными объединениями. Но в Республике Казахстан конкордатные отношения установлены только с Католической церковью, в то время как правовое положение других религий и конфессий, в частности, таких традиционных для Казахстана как православие и ислам является гораздо менее устойчивым, что не способствует обеспечению религиозной безопасности общества. По нашему мнению, в данной ситуации необходимо ставить вопрос о заключении с традиционными для Казахстана религиями соответствующих конституционных соглашений о социальном партнерстве подобных действующему конкордату между Республикой Казахстан и Католической церковью. Такие соглашения могли бы обеспечить традиционным для Казахстана религиям более устойчивое положение и позволили бы им в широких пределах сотрудничать с государством по обеспечению религиозной безопасности общества. Также мы убеждены, что конкордатный принцип государственно-религиозных отношений мог бы с успехом применятся и в России. В этом плане для российского законодателя опыт Республики Казахстан является чрезвычайно актуальным.

Список литературы:

1. Закон Республики Дагестан от 22 сентября 1999 г. № 15 «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» // Собрание законодательства Республики Дагестан, 1999 г. № 9, ст. 3290.

2. Конституция Республики Казахстан от 30.08.1995 года // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1996 г., № 4, ст. 217.

3. Закон Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» от 11 октября 2011 года № 483-М (с изменениями и дополнениями от 24.12.2012 г.) // «Казахстанская правда» от 15 октября 2011 г. № 330-331 (26721-26722).

4. Закон Республики Казахстан «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях» от 15 января 1992 года № 1128-ХІI (в редакции от 05.07.2011 г.) // Ведомости Верховного Совета 1992 г., № 4., ст. 84.

5. «Карманный» муфтият не опора / ReligioPolis - Центр

религиоведческих исследований. І^і:

http://www.religiopolis.org/publications/3824-karmannyj-muftijat-ne-opora.html (дата обращения: 17.04.13).

6. Епископ Каскеленский Геннадий: «Мы поражены

происшествием закрытия молельной комнаты в Алматинском доме-интернате для инвалидов» /

Православие и мир. 9.11.2011. URL:

http://www.pravmir.ru/upravlyayushhij-delami-sinoda-

pravoslavnoj-cerkvi-kazaxstana-episkop-kaskelenskij-gennadij-

my-porazheny-proisshestviem-zakrytiya-molelnoj-komnaty-v-

almatinskom-dome-internate-dlya-invalidov/ (дата обращения:

17.04.13).

7. Какой «умеренный ислам» начали формировать в Казахстане? / Радио Азаттык. URL: http://rus.azattyq.org/content/islam_kazakhstan_religion/2424738

6.html (дата обращения: 17.04.13).

8. Министерство Внутренних Дел Республики Казахстан

официально подтверждает, что православные молитвенные комнаты в исправительных учреждениях будут сохранены / Союз православных граждан Казахстана - информационноаналитический сайт. URL:

http://spgk.kz/index.php/Raznoe/Voprosy-migratscii/Vladimir-Proskurin/Svyaz/Ministerstvo-Vnutrennix-Del-Respubliki-Kazaxstan-ofitscial-no-podtverzhdaet-chto-pravoslavnye-molitvennye-komnaty-v-ispravitel-nyx-uchrezhdeniyax-budut-soxraneny.html (дата обращения: 17.04.13).

9. Общественная палата при Мажилисе Парламента РК обсуждает проект Закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» / Парламент Республики Казахстан - официальный сайт. URL: http://www.parlam.kz/ru/mazhilis/news-details/id376/2/1 (дата обращения: 17.04.13).

Reference list:

1. Law of the Republic of Dagestan on September 22, 1999. № 15 «On banning Wahhabi and other extremist activities on the territory of the Republic of Dagestan» // collected legislation of the Republic of Dagestan, 1999. no. 9, p. 3290.

2. The Constitution of the Republic of Kazakhstan of 30.08.1995 of the year // Bulletin of Parliament of the Republic of Kazakhstan, 1996, № 4, P. 217.

3. The law of the Republic of Kazakhstan «On religious activities and religious associations» dated October 11, 2011 № 483-IV (with changes and amendments from 24.12.2012 g.) // «The Kazakhstan truth» from October 15, 2011. no 330-331 (26721-26722).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ОТЗЫВ

на научную статью И. А. Тарасевича «Проблемы законодательства Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях»

В предлагаемой статье И. А. Тарасевич подвергает анализу логику и противоречия, имеющиеся в законодательстве Республики Казахстан о религиозной деятельности и религиозных объединениях, а также предлагает возможные пути совершенствования казахстанского и российского законодательства в данной сфере.

По мнению автора, исследование нормативно-правовой базы в сфере государственно-религиозных отношений на постсоветском пространстве является необходимым для выработки эффективной стратегии взаимодействия между Российской Федерацией и государствами СНГ. Особую актуальность в этом плане приобретает исследование политики в религиозной сфере, проводимой одним из ключевых партнеров России, каким является Казахстан.

Статья И.А. Тарасевича рекомендуется к публикации в журнале, входящем в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК для публикации основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук.

Заведующий лабораторией Историко-культурных экспертиз и исследование Этноконфессиональнх отношений Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета доктор исторических наук, профессор

А. П. Ярков

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.