Научная статья на тему 'Проблемы законодательного обеспечения научной деятельности в России'

Проблемы законодательного обеспечения научной деятельности в России Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
361
49
Поделиться
Ключевые слова
ЦЕЛИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ / НЕСОВЕРШЕНСТВО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / ПРАВОВОЙ РЕЖИМ / ПРИНЦИПЫ ПРАВА / СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / НАУКА / СТАТУС НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ / НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ / СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Берг Людмила Николаевна

В качестве непосредственной цели своего исследования автор обозначает анализ законодательства в сфере научной деятельности. Поскольку правовая регламентация науки является одним из основных условий ее успешного развития. Данная телеологическая установка реализуется через исследование проблем законодательного обеспечения в сфере научной деятельности в Российской Федерации. Роль законодательства в обеспечении развития научной деятельности предполагает создание оптимального правового режима, регламентирующего деятельность ее субъектов, защищающего их права, свободы и законные интересы. Методологические и теоретические основы исследования составляет комплекс научных методов исследования, таких как диалектический, системно-структурный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, системно-функциональный и другие. Прежде всего, несовершенство законодательства в сфере научной деятельности связано с неопределенностью целевых установок. В качестве основных целей правового регулирования в сфере научной деятельности можно обозначить: 1) обеспечение интересов государства и общества в сфере научной деятельности; 2) обеспечение защиты частных интересов всех субъектов научной деятельности. Наличие целей предопределяет наличие публичных и частных начал в правовом регулировании. Данные телеологические установки обусловили размытость предмета правового регулирования в сфере научной деятельности. Таким образом, баланс частных и публичных интересов в научной сфере заключается в сочетании диспозитивных и императивных методов правового регулирования, а правовое регулирование научной деятельности должно носить комплексный характер, основанный на использовании как публично-правовых, так и частноправовых средств. Кроме того, состояние современного законодательства о науке и научно-технической деятельности характеризуется сильной раздробленностью, отсутствием системности, отставанием от существующего правового массива по степени конкретизации и юридической технике, непоследовательностью. Автор статьи анализирует причины подобной ситуации и предлагает направления совершенствования законодательства в сфере научной деятельности.

Текст научной работы на тему «Проблемы законодательного обеспечения научной деятельности в России»

ТЕОРИЯ ПРАВА

Л.Н. Берг*

Проблемы законодательного обеспечения научной деятельности в России

Аннотация. В качестве непосредственной цели исследования автор обозначает анализ законодательства в сфере научной деятельности, поскольку правовая регламентация науки является одним из основных условий ее успешного развития. Данная телеологическая установка реализуется через исследование проблем законодательного обеспечения в сфере научной деятельности в Российской Федерации. Роль законодательства в обеспечении развития научной деятельности предполагает создание оптимального правового режима, регламентирующего деятельность ее субъектов, защищающего их права, свободы и законные интересы. Методологические и теоретические основы исследования составляет комплекс научных методов исследования, таких как диалектический, системно-структурный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, системно-функциональный и др. Прежде всего, несовершенство законодательства в сфере научной деятельности связано с неопределенностью целевых установок. В качестве основных целей правового регулирования в сфере научной деятельности можно обозначить: 1) обеспечение интересов государства и общества в сфере научной деятельности; 2) обеспечение защиты частных интересов всех субъектов научной деятельности. Наличие целей предопределяет наличие публичных и частных начал в правовом регулировании. Данные телеологические установки обусловили размытость предмета правового регулирования в сфере научной деятельности. Таким образом, баланс частных и публичных интересов в научной сфере заключается в сочетании диспозитивных и императивных методов правового регулирования, а правовое регулирование научной деятельности должно носить комплексный характер, основанный на использовании как публично-правовых, так и частноправовых средств. Кроме того, состояние современного законодательства о науке и научно-технической деятельности характеризуется сильной раздробленностью, отсутствием системности, отставанием от существующего правового массива по степени конкретизации и юридической технике, непоследовательностью. Автор статьи анализирует причины подобной ситуации и предлагает направления совершенствования законодательства в сфере научной деятельности. Ключевые слова: цели правового регулирования, несовершенство законодательства, правовой режим, принципы права, система законодательства, совершенствование законодательства, наука, статус научных работников, нормативные правовые акты, систематизация законодательства.

Программные стратегические документы ставят перед наукой исключительно важную задачу, связанную с переводом экономики на инновационный путь развития1. В данных документах отечественная наука и технологии в

1 Указ Президента РФ от 12.05.2009 № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 2009. № 20. Ст. 2444; Распоряжение Правительства РФ от 20.12.2012 № 2433-р «О государственной программе "Развитие науки и технологий на 2013-2020 годы"» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 52. Ст. 7569; Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 г. (протокол от 15.02.2006 № 1); Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 г. (утв. распоряжением Правительства РФ от 08.12. 2011 № 2227-р) // Собрание законодательства РФ. 2012. № 1. Ст. 216.

очередной раз отнесены к числу высших приоритетов российского государства. Фундаментальная наука отнесена к числу стратегических национальных приоритетов РФ и ей отведена ведущая роль в формировании национальной инновационной системы. Приоритеты и стратегическая значимость науки, ее ведущая роль в становлении новой экономики, казалось бы, должны быть отражены и в действующих нормативных документах иного, не программного толка. Но реальное положение дел свидетельствует о другом2.

2 См.: Волынкина М.В. О проблемах законодательного обе-

спечения научной и научно-технической деятельности // Ин-

новации. 2004. № 10 (77). С. 57.

© Берг Л.Н., 2015

* Берг Людмила Николаевна — кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права

Уральской государственной юридической академии.

[mila-berg@mail.ru]

620137, Россия, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, д. 21.

Необходимо сказать о несовершенстве законодательства в сфере научной деятельности и неопределенности его целевых установок. Подобные недостатки обусловлены размытостью предмета правового регулирования, теоретической неразработанностью проблемы и отсутствием практики функционирования науки в условиях рыночной экономики. Кроме того, состояние современного законодательства о науке и научно-технической деятельности характеризуется сильной раздробленностью, отсутствием системности, отставанием от существующего правового массива по степени конкретизации и юридической технике, непоследовательностью.

В целом регламентация разнообразных аспектов науки является одним из условий ее успешного развития. Роль законодательства в обеспечении развития научной деятельности предполагает создание оптимального правового режима, регламентирующего деятельность ее субъектов, защищающего их права и законные интересы. При этом правовое регулирование должно обеспечивать достижение телеологических установок, которые в конечном счете определяют содержание юридических норм.

В качестве основных целей правового регулирования в сфере научной деятельности можно обозначить:

1) обеспечение интересов государства и общества в сфере научной деятельности;

2) обеспечение защиты частных интересов всех субъектов научной деятельности.

Наличие данных целей предопределяет наличие публичных и частных начал в правовом регулировании3. Таким образом, баланс частных и публичных интересов в научной сфере заключается в сочетании диспозитивных и императивных методов регулирования, а правовое регулирование научной деятельности должно носить комплексный характер, основанный на использовании как публично-правовых, так и частноправовых средств4. Данная фиксация приводит к тому, что цели правового регулирования научной деятельности реализуются через общеправовые принципы.

Среди таких принципов, как отмечал В.И. Леу-шин, выделяют общеправовые принципы справедливости, приоритета прав человека, равнопра-

вия, законности, правосудия5. Среди принципов публичного права в продолжение реализации обеспечения интересов государства и общества в целом при регулировании научной деятельности можно отметить такие принципы, как принцип экономической свободы, принцип свободы творчества и свободы научных исследований, принцип свободы предпринимательства, принцип создания конкурентоспособной экономики и т.д.6

В качестве принципов частного права в продолжение реализации цели обеспечения защиты частных интересов субъектов научной деятельности можно назвать принципы автономии воли7, свободы договора8, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав и их судебной защиты9 и др.

Помимо общеправовых и отраслевых принципов права, в регулировании научной деятельности используется также ряд специальных принципов.

К специальным принципам правового регулирования научной деятельности можно отнести, в соответствии с ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике»10:

1) признание науки социально значимой отраслью, определяющей уровень развития производительных сил государства;

2) гласность и использование различных форм общественных обсуждений при выборе приоритетных направлений развития науки и техники и экспертизе научных и научно-технических программ и проектов, реализация которых осуществляется на основе конкурсов;

3) гарантию приоритетного развития фундаментальных научных исследований;

4) интеграцию науки и образования на основе различных форм участия работников и обучающихся в образовательных организациях высшего образования в научных исследованиях и экспериментальных разработках посредством создания лабораторий в образовательных организациях высшего образования, кафедр на базе научных организаций;

3 См.: Белицкая А.В. Правовое обеспечение развития инновационной деятельности в Российской Федерации // Законодательство. 2012. № 11. С. 21.

4 См., напр.: Ручкина Г.Ф., Купызин В.В. Правовой режим фондов денежных средств коммерческих организаций в инновационной социально ориентированной экономике // Финансовое право. 2011. № 4. С. 8-12; Писенко К.А. Охрана объектов исключительных прав публично-правовыми средствами антимонопольного законодательства и законодательства об интеллектуальной собственности как механизм стимулирования инновационной деятельности // Российская юстиция. 2010. № 1. С. 15-18.

5 См.: Теория государства и права. М.: Норма: Инфра-М, 2002. С. 120-122.

6 См.: Крохина Ю.А. Принцип сочетания частных и публичных интересов в финансовом праве // Финансовое право. 2012. № 5. С. 8-11.

7 См.: Правовые аспекты инвестиционных договоров сб. ст. М.: Норма: Инфра-М, 2012. С. 69.

8 См.: Карапетов А.Г., Савельев А.И. Свобода договора и ее пределы: в 2 т. М.: Статут, 2012. Т. 1. С. 14-16.

9 Илларионов Н.В. Система гарантий в механизме правового регулирования венчурных инвестиционных отношений // Российская юстиция. 2013. № 9. С. 10-13.

10 Федеральный закон от 23.08.1996 № 127-ФЗ (ред. от

02.11.2013) «О науке и государственной научно-технической политике» (с изм. и доп., вступающими в силу с

01.01.2014) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 35. Ст. 4137.

5) поддержку конкуренции и предпринимательской деятельности в области науки и техники;

6) стимулирование научной, научно-технической и инновационной деятельности через систему экономических и иных льгот;

7) развитие международного научного и научно-технического сотрудничества РФ и т.д.

Помимо размытости правовых телеологических установок, основная проблема законотворчества в данной сфере в России состоит не в том, чтобы как можно полнее заимствовать законодательный массив регулирования научной деятельности США, Германии, Франции, Японии, а в том, как перевести объективные российские потребности и экономические возможности в области науки на язык законодательства. Существуют особенности формирования системы законодательства в области науки в нашей стране, которые либо вовсе не учитываются, либо учитываются не в полной мере. Одна из них состоит в том, что в отличие от развитых стран Запада для России необходим иной порядок нормотворческого процесса. Если в развитых странах основу конструирования законодательной базы в сфере научной деятельности составляет механизм совершенствования законов и подзаконных актов, то в России, наоборот, основной проблемой является выработка стратегии правового обеспечения научной деятельности. Тем не менее пока ни политиками, ни юристами данная стратегия не выстроена. Соответственно, первым шагом совершенствования научного законодательства является определение приоритетов правового обеспечения сферы науки на краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный периоды!11. Для выстраивания стратегии в научной сфере предстоит законодательно определить не только приоритеты в развитии науки и техники, но и создать условия для развития самоуправления в научной сфере, установить правовые приоритеты развития фундаментальных исследований, установления государственных гарантий их финансирования и реализации результатов, внедрения конкуренции и предпринимательства в сфере прикладных научных исследований на основе рыночных отношений.

Вместе с тем важной проблемой остается кадровое обеспечение науки, которое невозможно без решения такой важной задачи, как совершенствование законодательной базы, регламентирующей повышение социального статуса, гарантий и уровня доходов научных работников. В данном аспекте стоит обратить внимание на предложения о необходимости принятия Федерального закона «О статусе научного работника», конкретизирующего права и обязанности научных сотрудников. Поскольку изменения хозяйственного механизма экономики в целом и науки в частности повлекли за собой

принципиальные изменения как в статусе научных работников (в том числе ученых, число которых прогрессивно сокращается), так и в их отношении к предмету своей деятельности. Более того, по сути, изменился и сам предмет деятельности: ведущие научные сотрудники с признанным авторитетом превратились в руководителей проектов, основная цель которых состоит в поиске средств, достаточных для наполнения фонда заработной платы на текущий период. Это предопределяет формирование принципиально нового уклада жизнедеятельности научных работников. Доминирующим становится коммерческий интерес. Ценятся не талант и профессиональные качества, а умение реализовать результаты НИОКР12.

В Федеральном законе «О статусе научного сотрудника» представляется необходимым установить предписания, касающихся правового статуса, государственных гарантий деятельности, социальной защиты и пенсионного обеспечения ученых и научных работников.

Существенным недостатком процесса формирования законодательного массива в сфере научной деятельности является стремление законодателей создавать нормативную базу в этой сфере без учета действия существующих юридических норм, вытекающих из Конституции РФ и ГК РФ. Например, ст. 1 Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике» (далее — ФЗ «О науке») установлено предписание: «Законодательство о науке и государственной научно-технической политике состоит из настоящего закона, Федерального закона и принимаемых в соответствии с ним законов и иных нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации». Обращает на себя внимание отсутствие указания на Конституцию РФ и ГК РФ.

Телеологическая установка создателей данного закона — формирование правового фундамента для других нормативно-правовых актов, регулирующих отношения как в сфере научной деятельности, так и в организации и управлении наукой. В период разработки данного закона правовая система России продолжала модернизироваться, дополняясь нормативными актами нового поколения.

С учетом наращивания законодательного массива, имеющего отношение к науке и научной деятельности, предмет регулирования ФЗ «О науке» оказался нечетким. Это одна из причин, по которой регулярно поднимается вопрос о том, нужен ли данный нормативный правовой акт. Для этого предмет регулирования закона должен быть определен достаточно ясно, что и предо-

11 См.: Волынкина М.В. Указ. соч. С. 58.

12 См.: Пронин В. Размышления о научном потенциале отраслевой науки, современном статусе научного сотрудника, авторитете и компетентности // Голос Империи. 2004. № 6 (9). С. 65.

пределит его концепцию, юридические нормы которого в полной мере учтут особенности юридической природы отношений в области науки. Также не решен вопрос об отраслевой «привязке» законодательства о науке, что значительно снижает регулятивный потенциал его норм, формируя у субъектов реализации правовых предписаний убеждение об их декларативности13.

Сегодня должно наступить понимание того, что рывок от сырьевой ориентации российской экономики к экономике высокотехнологичной невозможен без развитой системы генерации и распространения научных знаний. На это среагировала юридическая наука, долгое время находившаяся в стороне от обсуждения проблем законодательного регулирования отношений в сфере организации науки, использования результатов научной деятельности и внедрения их в производство. Было высказано предложение о придании ФЗ «О науке» статуса кодификационного нормативного акта14, а существующему законодательству о науке — статуса отрасли права15.

Несомненно, можно положительно относиться к систематизации существующего научного законодательства и к возрастающей актуальности комплексного, концептуального подхода к проблеме правового регулирования научной деятельности. Однако вряд ли радикальные предложения о кодификации научного законодательства, не учитывающие структуру современной правовой системы, способствуют решению задач собственно науки, а также системности с законодательством других сфер деятельности. Образование специальных, профилизированных по предметному содержанию и назначению правовых норм должно дополнять основную, отраслевую дифференциацию, но не противоречить ей16.

Например, в Общеправовом классификаторе отраслей законодательства17 законодательство о науке рассматривается совместно с образованием и культурой как самостоятельная отрасль (а не системы права, для отраслевого деления которой характерно в том числе наличие собственного акта кодификации). И несмотря на то, что кодификация законодательства сегодня является наиболее прогрессивным путем развития нормотворчества, речь о кодификации норм, регулирующих специальные виды отношений, пока не идет.

13 См.: Волынкина М.В. Указ. соч. С. 58.

14 См.: Лапаева В.В. Закон о науке: анализ нормативного содержания // Законодательство и экономика. 2003. № 5. С. 4-5.

15 См.: Структура законодательства о науке как отрасли права. М.: Госдума, 2002. С. 99.

16 См.: Проблемы общей теории права и государства / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма: Инфра-М, 1999. С. 329-330.

17 Указ Президента РФ от 15.03.2000 № 511 «О классифи-

каторе правовых актов»// Собрание законодательства РФ. 2000. № 12. Ст. 1260.

Соответственно, трансформация законодательства о науке должна идти не по пути изменения его места в существующей системе права, а по пути выработки той стратегии и приоритетов, которое оно уже в этой системе занимает.

Действующий ГК РФ закрепил в России новый социально-экономический уклад — рыночный. В этих условиях сфера прямого и непосредственного управления со стороны государства хозяйственными процессами, включая процессы научно-технического развития, имеет существенно меньшие масштабы, и ее роль сводится больше к созданию и поддержанию условий для эффективной деятельности всех работающих на рынке субъектов, в числе которых и участники научно-технической деятельности. Исходя из этого, «первичными» на рынке являются отношения юридически равных субъектов, вступающих в отношения, урегулированные нормами гражданского права, для удовлетворения собственных выгод и интересов.

Отношения, складывающиеся в процессе создания интеллектуального продукта, его квалификация, обособление в целях установления монополии создателя, необходимой для рыночных отношений, сохранение в секрете, конфиденциальность, способ и условия передачи другим участникам общественных отношений — это сфера частноправовая, подпадающая под гражданско-правовое регулирование. Здесь требуются инициатива, разумная предприимчивость и умение видеть конечный результат.

Установление параллельных контактов с внеш -ней бизнес-средой, между академической и вузовской наукой, на основе прямых соглашений с их участием, создание научных учебных центров как одна из форм такой интеграции — это проблема частная, и ее решение в большей степени зависит от субъектов научной деятельности. Прерогатива в регулировании этого вида отношений сегодня, бесспорно, с участием всех субъектов рынка, принадлежит нормам ГК РФ. Не учитывать этого нельзя, так как это может привести к подрыву способности к саморегуляции в сфере науки, что впоследствии отразится на процессах интеграции науки с другими сферами рыночных отношений. В этой связи вызывает возражение утверждение В.В. Лапаевой о том, что гражданское законодательство оказывает деформирующее давление на законодательство о науке, и его влияние (как и других кодексов) следует исключить18.

В этом смысле необходимо иметь в виду следующее обстоятельство: наука как социальный институт, в силу его специфики, обладает наименьшим адаптивным потенциалом к проводимым реформам в России в связи со следующими причинами: отсутствуют навыки самостоятельной

18 См.: Лапаева В.В. Указ. соч. С. 10.

организационно-экономической деятельности, не сложились условия для дифференцированного развития фундаментальной и прикладной науки, четко не определены формы взаимодействия академической и вузовской науки. В данном случае кажется очевидным, что, наряду с актуальностью проблемы, связанной с насыщением массива законодательства о научной деятельности качественными нормативными правовыми актами, в то же время необходимо учитывать вопрос о корректности правового регулирования отношений в сфере науки. Симптоматично, что принятие нормативных правовых актов в сфере научной деятельности должно происходить с учетом реалий функционирующей экономики рынка России. Следует пересмотреть нынешние постулаты, основанные на представлениях о том, что образование и наука могут быть включены в систему реформ и соответствовать концепции устойчивого развития без необходимых правовых гарантий финансовых субсидий государства. Иначе говоря, без необходимой государственной поддержки19. Например, ст. 12 ФЗ «О науке» определяет порядок финансирования научной и научно-технической деятельности. Финансовое обеспечение научной и научно-технической деятельности имеет целевую ориентацию и основывается на множественности источников финансирования. К числу таких источников относятся: федеральный бюджет, бюджеты субъектов РФ, внебюджетные источники, иные источники, в соответствии с законодательством РФ.

Совершенно очевидно, что наиболее полно инновационный процесс может быть реализован в рамках научных организаций, имеющих статус «Государственного научного центра» (ГНЦ), поскольку существующие сегодня ГНЦ представляют собой крупные научно-технологические комплексы, выполняющие, как правило, весь цикл работ — от фундаментальных и поисковых исследований до создания и освоения промышленных технологий. ГНЦ РФ располагают значительными материальными и трудовыми ресурсами, мощным научно-техническим потенциалом, уникальной опытно-экспериментальной базой, что составляет основу для осуществления инновационной деятельности, в том числе — по получению на основе собственных разработок наукоемкой высокотехнологичной продукции как для внутреннего рынка, так и на экспорт20.

К сожалению, в ряде документов, подготовленных Минобрнауки, отсутствует даже упоминание о ГНЦ как об одном из элементов национальной инновационной системы. Зато в них

предполагается создавать и развивать такие организационно-правовые формы, как «национальные лаборатории», «исследовательские университеты» и т.д.

В других нормативных правовых актах предлагается создавать ГНЦ не только на федеральном уровне (по решению Правительства РФ), но и на региональном, и даже местном уровне. Тем самым размывается сама идея ГНЦ, появляется множество претендентов на средства из госбюджета, усложняется контроль за их расходованием. А главное — девальвируется авторитет этих организаций и их руководителей.

Опыт прошедших лет показал, что именно создание ГНЦ помогало сохранить и даже приумножить потенциал российской науки. Именно ГНЦ проводят фундаментальные, поисковые и прикладные исследования, ориентированные на развитие и реализацию приоритетных направлений, могут осуществлять прогнозно-аналитическую деятельность, направленную на получение объективной оценки состояния и перспектив развития определенных направлений науки, технологий и техники, участвовать в создании информационных ресурсов и баз данных научно-технической и патентной информации, обеспечивать усиление взаимосвязи между научно-технической сферой и промышленностью. Они способны осуществлять подготовку и переподготовку высококвалифицированных научных и в частности инженерных кадров по средством интеграции с академической и вузовской наукой, принимать участие в работе по техническому регулированию, стандартизации и сертификации, содействовать коммерциализации и вовлечению в хозяйственный оборот результатов исследований и разработок, участвовать в международном научно-техническом сотрудничестве.

На наш взгляд, ГНЦ призваны сыграть ключевую роль в активизации инновационной деятельности и коммерциализации научно-технических результатов, в содействии развитию малого инновационного бизнеса. Они способны стать организационными, инфраструктурными центрами сети малых предприятий, занимающихся исследованиями, разработкой, внедрением и оказанием разнообразных услуг в сфере науки и технологии.

Значимым событием в области правового регулирования инновационной деятельности стало постановление Правительства РФ № 685 от 17.11.2005 «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности»21.

19 См.: Волынкина М.В. Указ. соч. С. 58.

20 См.: Гапоненко В.Ф. Проблемы финансово-правового

регулирования инновационной деятельности в России // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2005. № 2. С. 111-112.

21 Постановление Правительства РФ от 17.11.2005 № 685 (ред. от 22.04.2009) «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности» (вместе с "Положением о закреплении и передаче хозяйствующим субъектам прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета"») // Собрание законодательства РФ. 2005. № 47. Ст. 4939.

В нем идет речь о закреплении и передаче хозяйствующим субъектам (исполнителям контрактов) прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета. Однако порядок действий соответствующих субъектов остается неурегулированным.

Безусловно, закрепление прав на большую часть результатов научно-технической деятельности за исполнителем должно привести к значительному увеличению производства и реализации на внутреннем и мировых рынках конкурентоспособного отечественного инновационного продукта. Однако очень важно, на каких условиях госзаказчик позволит исполнителю закрепить за собою эти права. И насколько они будут привлекательны для исполнителя22.

Последовательной реализации данного постановления мешают положения, закрепляющие, что подачу заявки на получение патента и, соответственно, все расходы, связанные с поддержанием патента в силе в течение 20 лет, должен осуществлять исполнитель за счет собственных средств. В то же время любое лицо, на которое укажет государственный заказчик, будет вправе безвозмездно использовать эти результаты в целях выполнения работ или осуществления поставок продукции для федеральных государственных нужд. Возникает вопрос, кто будет нести бремя расходов по оформлению этого договора дарения, по его регистрации в Роспатенте, каким образом и из каких средств будут выплачиваться авторские вознаграждения? Кто будет выполнять условия по оказанию технической помощи в освоении производства продукции по лицензии, за чей счет и кто будет осуществлять в дальнейшем авторский надзор, выполнять другие условия лицензионного договора и на какие средства? Все эти прикладные вопросы имеют немаловажное значение, поскольку государственные научные центры в рамках государственных заказов, хоздоговорных и инициативных работ ежегодно разрабатывают сотни новых материалов и технологий, которые патентуются в Российской Федерации и за рубежом, либо охраняются в режиме коммерческой тайны.

Если учесть, что государственные научные центры разрабатывают востребованные на рынке материалы и технологии, использование которых

всегда можно привязать к федеральным государственным нуждам, желающих приобрести лицензии на безвозмездной основе будет достаточно. Все это ставит под сомнение целесообразность исполнителю закреплять за собой права на такие результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения. Существенно усложняет ситуацию также и необходимость выплаты в федеральный бюджет компенсационных платежей с лицензионных договоров, не регламентируется размер и вид этих платежей, все подобные меры увеличат стоимость лицензионного договора, усложнят возможность его заключения. Наконец, у исполнителей не будет стимула к закреплению за собой прав на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения.

Также остаются неясными вопросы, каким образом госзаказчик будет закреплять за собою права на объекты интеллектуальной собственности, какая роль при этом, отводится авторам изобретений, каким легальным способом он будет привлекать их к освоению продукции по лицензии, передаче опыта и знаний и т.д., не являясь для них работодателем, будут ли соблюдены минимальные размеры авторского вознаграждения, например 20 % от полученной выручки? Юридическая конструкция, представленная в форме совместного владения правами на результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения государства и исполнителя в мировой юридической практике практически не востребованы. Вероятно, потому что оно должно регламентироваться договором о совместной собственности, который должен быть взаимовыгодным. В данном же случае, очевидно, что все юридические обязанности будут возложены на исполнителя, а субъективные права — в основном на государство. Таким образом, изложенное позволяет сделать вывод о том, что нормативная правовая база в сфере научной деятельности России еще недостаточно сформирована и не обеспечивает заинтересованности российских предприятий в создании и введении в хозяйственный оборот продукции, конкурентоспособной на внешнем рынке23.

Библиография:

1. Карапетов А.Г., Савельев А.И. Свобода договора и ее пределы: в 2 т. М.: Статут, 2012. Т. 1: Теоретические, исторические и политико-правовые основания принципа свободы договора и его ограничений. 452 с.

2. Правовые аспекты инвестиционных договоров: сб. ст. / под ред. А. Алиева, С. Крупко, А. Трунка. М.: Норма, 2012. 256 с.

3. Проблемы общей теории права и государства / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма: Инфра-М, 1999. 813 с.

4. Пронин В. Размышления о научном потенциале отраслевой науки, современном статусе научного сотрудника, авторитете и компетентности // Голос Империи. 2004. № 6 (9). URL: http://www.slavrus.net/digest/article. php?a=13&n=0406.

5. Теория государства и права / под ред. В.М. Корельского; В.Д. Перевалова. М.: Норма: Инфра-М, 2002. 616 с.

См.: Каблов Е.Н. Науку хотят отделить от государства //

Инженерная газета. 2006. № 4. С. 2-3. 23 См.: Каблов Е.Н. Указ. соч.

22

References (transliteration):

1. Karapetov A.G., Savel'ev A.I. Svoboda dogovora i ee predely: v 2 t. M.: Statut, 2012. T. 1: Teoreticheskie, istoricheskie i politiko-pravovye osnovanija principa svobody dogovora i ego ogranichenij. 452 s.

2. Pravovye aspekty investicionnyh dogovorov: sb. st. / pod red. A. Alieva, S. Krupko, A. Trunka. M.: Norma, 2012. 256 s.

3. Problemy obshhej teorii prava i gosudarstva / pod obshh. red. V.S. Nersesjanca. M.: Norma: Infra-M, 1999. 813 s.

4. Pronin V. Razmyshlenija o nauchnom potenciale otraslevoj nauki, sovremennom statuse nauchnogo sotrud-nika, avtoritete i kompetentnosti // Golos Imperii. 2004. № 6 (9). URL: http://www.slavrus.net/digest/article. php?a=13&n=0406

5. Teorija gosudarstva i prava / pod red. V.M. Korel'skogo, V.D. Perevalova. M.: Norma: Infra-M, 2008. 616 s.

Материал поступил в редакцию 4 марта 2014 г.

Problems of legislative guarantees of scientific activities in Russia

BERG, Lyudmila Nikolaevna — PhD in Law, Associate Professor of the Department of Theory of State and Law of

the Urals State Law Academy.

[mila-berg@mail.ru]

620137, Russia, Ekaterinburg, ul. Komsomolskaya, 21.

Review. The immediate goal of the studies of the author involves analysis of the legislation on scientific activities, since legal regulation of science is one of the key conditions for its successful development. This teleological statement is implemented through the studies of the problems regarding legislative guarantees in the sphere of scientific activities in the Russian Federation. The role of legislation in guaranteeing scientific development presupposes formation of an optimum legal regime regulating the activities of its subjects, protecting their rights and lawful interests. Methodological and theoretical fundamentals of the studies involve a complex of scientific research methods, such ad dialectic, systemic-structural, comparative legal, specific sociological, systemic functional and other methods. First of all, the imperfections of the legislation in the sphere of scientific activities have to do with the lack of clarity of its goals. The main goals of legal regulation in the sphere of scientific activities may be established as follows: 1) guaranteeing interests of the state and society in the sphere of scientific activity; 2) guaranteeing protection of private interests of all of the subjects of scientific activity. Presence of goals presupposes the presence of public and private elements in the legal regulation. These teleological establishments presupposed ambiguous character of the object of legal regulation in the sphere of scientific activity. Therefore, the balance of private and public interests in the scientific sphere is formed with the combination of permissive and imperative methods of legal regulation, while legal regulation of scientific activity should be a complex, which is based upon the use of means from both public and private law. Additionally, current legislation in the sphere of scientific and scientific-technical activities is very fragmented, non-systemic, inconsistent, it tends to fall behind the existing legislation in the sphere of its specifications and legal techniques. The author of the article analyzes the causes of this situation and offers the directions for the improvement of legislation in the sphere of scientific activities. Keywords: goals of legal regulation, imperfections of legal regulation, legal regime, principles of law, legislative system, improving legislation, science, status of scientific staff, normative legal acts, systematizing the legislation.