Научная статья на тему 'Проблемы технологического развития России и модернизация прикладной науки'

Проблемы технологического развития России и модернизация прикладной науки Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
307
50
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
инновационное развитие / прорывные технологии / догоняющее развитие / асимметричный ответ / эффекты масштаба / межотраслевая интеграция / координация. / innovative development / breakthrough technologies / catch-up development / asymmetric response / the effects of scale / cross-sectoral integration / coordination.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблемы технологического развития России и модернизация прикладной науки»

Дутов А. В.

д.т.н., к.э.н., генеральный директор НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского»

Клочков В. В.

д.э.н., к.т.н., директор департамента НИЦ «Институт имени Н.Е. Жуковского», в.н.с. Института проблем

управления им. В.А. Трапезникова РАН

ПРОБЛЕМЫ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ И МОДЕРНИЗАЦИЯ

ПРИКЛАДНОЙ НАУКИ

Ключевые слова: инновационное развитие, прорывные технологии, догоняющее развитие, асимметричный ответ, эффекты масштаба, межотраслевая интеграция, координация.

Keywords: innovative development, breakthrough technologies, catch-up development, asymmetric response, the effects of scale, cross-sectoral integration, coordination.

Особенности современного этапа инновационного развития национальной экономики и обороны

Научно-техническая революция и глобализация привели к качественным изменениям в процессах инновационного развития технологий. Традиционно, начиная с трудов Й. Шумпетера, в экономической теории инноваций последние рассматривались как средство достижения конкурентного преимущества. Производитель, разработавший инновационный продукт или процесс его производства, мог получать дополнительный доход от продаж новшества, экономию издержек и, в конечном счете, сверхприбыль. Технологическое преимущество в военно-политической сфере играет даже большую роль, чем в экономической. Страны-лидеры в технологическом развитии достигают гораздо больших успехов, чем страны, богатые ресурсами - более того, подчиняют их себе и получают гораздо большую выгоду от этих ресурсов, чем их владельцы.

Однако в современном глобализированном мире барьеры для диффузии технологий снизились, сами по себе технические новшества можно купить, как и компетенции по их разработке. Таким образом, происходит конвергенция в технологическом развитии, возможности разных фирм и стран уравниваются, инновационная рента (как в узко коммерческом смысле, так и в военно-политическом плане) исчезает. Впрочем и масштаб страны, потенциальная емкость рынков имеют значение для развития технологий - при прочих равных, чем больше страна, тем выше экономически оправданные затраты на исследования и разработки, а также тем больше «критическая масса» исследователей и разработчиков новых технологий1. В этих условиях на первый план выходят не столько технологические инновации (продуктовые или процессные), сколько организационные, возможность быстро собрать необходимые компетенции, организовать создание нового продукта и вывести его на рынок (соответственно, принять на вооружение). Т.е. на смену ресурсной конкуренции и конкуренции технологической (которые были характерны на предыдущих этапах развития человечества) приходит временная конкуренция. В ней значительную роль играют организационные технологии (в т.ч. новые методы управления созданием опережающего научно-технического задела, позволяющие создавать новую наукоемкую продукцию с низкими рисками и в заданные сроки, подробнее см. [4, 9]) и поддерживающие их информационные технологии (автоматизированное проектирование и производство - CAD/CAM/CAE, технологии компьютерного моделирования и т.п., см. [7, 8]).

Однако и в этой сфере резервы роста и получения конкурентного преимущества ограничены. Кратковременное превосходство над конкурентами в коммерческой сфере далеко не всегда обеспечит значительную сверхприбыль и, тем более, эффект блокировки, позволяющий не пустить опоздавших конкурентов на рынки (поскольку продукция инноватора уже заняла большую часть рынка, накоплена «критическая масса»). Кроме того, скорее, Российская Федерация не выйдет победителем в такой инновационной гонке - напротив, существует множество примеров того, как технологическое лидерство было упущено нашей страной из-за низкой мобильности промышленного производства, недостаточной оперативности принятия решений. В военно-политической сфере относительно недолговечное преимущество технологического лидера либо требует немедленной реализации в форме радикальных действий (не всегда приемлемых даже для самих лидеров), либо оно будет со временем нейтрализовано, и паритет восстановится. Пример: после Второй Мировой войны США получили такое преимущество над всеми остальными странами, в т.ч. над СССР, создав и приняв на вооружение ядерное оружие (более того, даже применив его в рамках акции устрашения). Однако это не привело к немедленному переформатированию миропорядка под диктатом США (тогда США пришлось бы немедленно начать масштабную ядерную войну, для чего не было не только политических условий, но и возможностей - по количеству ядерных зарядов и их носителей). А уже через несколько лет СССР создал и ядерное оружие, и

1 Подробнее см. работы [13, 14], посвященные влиянию масштабов экономической системы на возможности развития технологий и наукоемкой промышленности.

средства его доставки, и затем обеспечил военно-политический паритет с США на несколько десятилетий. С одной стороны, при создании стратегически важных инноваций, коммерческих или военных, обычно уделяется большое внимание защите информации. С другой стороны, и раньше действовали механизмы промышленного и научного шпионажа, а в настоящее время их возможности даже расширились в связи с информатизацией.

В современном мире конкуренция компаний и целых стран усилилась, стала более ожесточенной, активно применяются методы вооруженной борьбы как средства разрешения противоречий. Причем, идеология взаимовыгодного сосуществования уступила место идеологии антагонистической борьбы, в которой проигравший теряет все. Таким образом, национальная конкурентоспособность и состоятельность в глобальном технологическом соревновании становятся залогом национальной безопасности, выживания страны и ее населения. Понимание этих аспектов и поставило принятую в конце 2016 г. Стратегию научно-технологического развития Российской Федерации [12] (далее -СНТР) на самый верхний уровень документов государственного стратегического планирования, наряду со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации. Теперь СНТР нуждается в наполнении, в конкретных эффективных механизмах реализации. Данная работа посвящена выработке соответствующих предложений.

Новая организация исследований и разработок как шанс для России в современной глобальной

технологической конкуренции

Как показал проведенный выше анализ, на первый взгляд, нынешние позиции нашей страны в описанных условиях весьма пессимистичны. Относительно малые масштабы и емкость внутреннего рынка ограничивают ресурсные возможности. Традиционное отставание в организационном плане, низкая мобильность производственных систем, инертность систем управления (государственных и корпоративных) делают маловероятным и лидерство во временной конкуренции (хотя соответствующие слабые стороны необходимо устранять - это вопрос национальной безопасности). Означает ли это неизбежный проигрыш нашей страны в стратегической перспективе в экономике и в оборонной сфере? Разумеется, такой исход нельзя признать приемлемым, необходимо искать выход. Он, как это уже не раз бывало в отечественной истории, должен быть асимметричным, поскольку традиционные решения, идеология догоняющего развития гарантированно приводят к проигрышу.

На наш взгляд, резервы такого асимметричного ответа, частично уравнивающего шансы нашей страны в конкуренции с глобальными лидерами, лежат в области принципов создания новых технологий и наукоемкой продукции. Конкретнее, может быть эффективной межотраслевая интеграция исследований и разработок, их проведение в интересах не каждой отрасли промышленности в отдельности, а целой совокупности, комплекса технологически близких отраслей. Это позволяет сконцентрировать ресурсы (тем более что в нашей стране они сильно ограничены ввиду малого масштаба экономики), а также оперативно воспользоваться новыми технологиями (как только они будут разработаны хоть где-либо) в разных областях техники. Концентрация ресурсов и централизованное проведение опережающих исследований повышает шансы на достижение временного лидерства. Если продолжать изолированную разработку технологий в интересах отдельных отраслей, крайне низкие ресурсные возможности ограничивают поиск новых решений единственным направлением в каждой отрасли, но выбранное направление может оказаться неоптимальным (тем более что при выборе приоритетов неизбежен волюнтаризм) или даже тупиковым.

Таким образом, России необходима новая организация самого процесса научно-технологического развития, которая дает шансы достичь паритета в глобальной конкуренции со странами-лидерами, многократно превосходящими нашу страну по масштабам, ресурсным возможностям, организационным технологиям, мобильности и степени информатизации. Можно заметить, что и ранее прорывы, которые обеспечили выживание нашей страны в крайне неблагоприятных условиях, относятся к категории «уравнивающих шансы». Так, именно ядерное оружие позволило обеспечить военно-политический паритет и глобальную стабильность на несколько десятилетий, несмотря на то, что СССР все-таки уступал объединенному «западному миру» и в экономическом, и в ресурсном отношениях, и в гонке обычных вооружений неминуемо проиграл бы, поскольку ресурсы на содержание армии и производство ВВСТ были многократно меньшими, чем у конкурентов, даже в период наивысшего могущества страны. Однако ядерное оружие обладает потенциалом сдерживания, который делает бессмысленной агрессию против ее обладателя, безотносительно к разнице масштабов и ресурсных возможностей1 (поскольку неважно, может ли одна страна уничтожить весь мир десять раз, а ее потенциальные противники - сто раз). Т.е. традиционно считавшаяся пропорциональной связь экономического потенциала и военной мощи страны2 изменила свой характер, и уже нельзя однозначно утверждать, например, что втрое более крупная и богатая держава втрое сильнее в военном плане. Аналогично, ряд технологий, появившихся в период научно-технической революции (в энергетике, транспорте, сельском хозяйстве) уравнивали шансы России с ее конкурентами, несмотря на известные проблемы экономического развития, обусловленные ее природно-климатической и географической спецификой. Сейчас технологии все-таки в большей степени, нежели естественные ресурсы, определяют место страны в мире, ее конкурентные и военно-политические позиции. И теперь такой «уравнивающей шансы» инновацией - на сей раз, организационной - может стать новая организация исследований и разработок, основанная на их глубокой межотраслевой интеграции.

1 В теории военной экономики этот эффект называется эффектом Пожарова, по имени профессора ВАГШ А.И. Пожарова

[3].

Тем более что эта связь явным образом проявлялась еще совсем незадолго до создания ядерного оружия, во Второй мировой войне, которая и стала «войной промышленных потенциалов», «войной ресурсов».

Формальное обоснование этой гипотезы можно получить, рассматривая математические модели временной конкуренции, а конкретнее, модели стоимости и длительности исследований и разработок [6, 10]. Их качественные свойства таковы, что масштаб системы оказывает наибольшее влияние на удельную стоимость и ожидаемую длительность исследований и разработок при очень малых масштабах. Разумеется, и при объединении ресурсов разных отраслей наша страна продолжит уступать в несколько раз глобальным лидерам по количеству возможных направлений поиска (что влияет на сроки и риски создания новых технологий), а также по объемам продукции, на которые распределяется стоимость разработки технологий. Однако этот проигрыш при переходе, условно говоря, от 10 к 1 существенно сильнее, чем при переходе от 100 к 10. Консолидация ресурсов нескольких отраслей, централизованная разработка технологий в интересах нескольких областей техники и позволяет России в этом условном примере увеличить масштабы с 1 до 10, уйдя из области критически малых масштабов. Таким образом, межотраслевая интеграция прикладных исследований и разработок является «уравнивающей шансы» организационной инновацией, компенсирующей меньшие масштабы нашей страны и меньшую оперативность внедрения новых технологий.

Межотраслевая интеграция и межведомственная координация исследований и разработок как

условие асимметричного ответа

Для осуществления радикальных инновационных прорывов необходимо координировать исследования и разработки, приводящиеся в интересах различных отраслей и областей техники, и, возможно, объединять их. Яркий пример доставляет проблема развития военной авиационной техники в долгосрочной перспективе.

С одной стороны, нынешняя тенденция ее развития - прогрессирующее усложнение, удорожание и удлинение сроков создания «универсальных» авиационных комплексов (АК), удовлетворяющих все более жестким противоречивым требованиям - сама по себе представляется тупиковой, подробнее см. [2, 11]. Вероятно, в локальных конфликтах, которые преобладают в современных военно-политических условиях, существенно более эффективным (с военно-экономической точки зрения) становится использование более простых и дешевых специализированных авиационных комплексов, взаимодействующих по сетецентрическим принципам в составе смешанной группировки. Причем такой вектор технологического развития не требует существенной новизны в сфере физико-технических технологий (разработка которых длительна и ресурсоемка) - в основном, требуются инновации в области управления, логистики и т.п.

С другой стороны, высокие технологии физико-технического характера все-таки неизбежно потребуются для создания новых поколений стратегических вооружений. Так, весьма актуальной (в т.ч. с глобальной военно-политической точки зрения, с учетом перспектив изменения системы международных договоров) военно-технической концепцией представляется концепция т.н. «быстрого глобального удара» (БГУ, или PGS, Prompt Global Strike), подразумевающая возможность нанесения высокоточного удара (в т.ч. неядерными боеприпасами) в любую точку Земли в течение нескольких минут. Это, в свою очередь, возможно лишь с использованием космического пространства. Поэтому соответствующие летательные аппараты будут гиперзвуковыми и многосредными, воздушно-космическими. В США проводятся испытания экспериментальных аппаратов соответствующего назначения, например, демонстратора технологий NASA X-37B. Судя по продемонстрированным им возможностям, он обладает целым рядом «прорывных» характеристик, в т.ч.:

• возможностью динамичного орбитального маневрирования, многократного перехода от полета в атмосфере к космическому полету и обратно (атмосферного «нырка»), с изменением курса, высот и скоростей полета в широком диапазоне (что, в свою очередь, и открывает возможности оперативной доставки целевой нагрузки в любую точку Земли);

• возможностью длительного пребывания на орбите с корректировкой параметров движения (что требует экономичных двигателей коррекции, например, ионных, а также накопителей энергии высокой емкости и стойкости к неблагоприятным температурным и др. воздействиям, возможно, многоразовых складных источников энергии, солнечных батарей);

• автоматическим и автономным управлением с элементами искусственного интеллекта, причем, устойчивым к радиационным, тепловым, механическим и др. нагрузкам, в т.ч. возникающим при гиперзвуковом полете в атмосфере (проблемы обеспечения радиосвязи в этом режиме и обусловливают необходимость автономного интеллектуального управления);

• многоразовой тепловой защитой, выдерживающей вход в плотные слои атмосферы и движение с гиперзвуковыми скоростями (и также обладающей высокой сохраняемостью в условиях длительного орбитального полета), и т.п.

В рамках отечественной авиационной промышленности соответствующие технологии в настоящее время отсутствуют. В то же время, они могут быть разработаны в интересах других отраслей, например, ракетно-космической промышленности1 (в особенности, сегмента, обеспечивающего потребности РВСН). Однако авиационная промышленность и отраслевая прикладная наука в настоящее время не располагают полной информацией о возможностях и прорывах, достигнутых в других отраслях отечественного ОПК, об исследованиях и разработках, проводимых в их интересах. Хотя вполне возможно, что в этих отраслях созданы технологии, которые могут быть успешно применены в авиастроении и наоборот.

1 В России, в отличие от США и стран ЕС, эти отрасли исторически разделены и разобщены; впрочем, и в случае их интеграции все равно большинство отраслей и областей техники останется «отдельными», и проблема их разобщенности не будет решена.

Также вполне возможно, что в смежных отраслях ОПК разрабатываются «закрывающие» технологии, которые резко снижают актуальность технологического развития авиации, по крайней мере, в узком смысле (т.е. совершенствования летательных аппаратов - конструкции планера, силовой установки и бортового оборудования, улучшения их свойств - тем более что пределы такого улучшения уже почти достигнуты). Не обладая соответствующей информацией о возможном создании «закрывающих» технологий в смежных отраслях, научные организации отрасли не могут обоснованно определить роль военной авиационной техники в перспективных системах вооружений и вообще, роль авиации в группировках Вооруженных сил. В итоге, вполне возможно, что при создании научно-технического задела для будущих поколений военной авиационной техники российское авиастроение вынуждено ставить избыточные цели (и расходовать излишние ресурсы - пусть даже и выделяемые в недостаточных объемах), ориентируясь на традиционные для авиации функции в вооруженной борьбе, которые она в перспективе выполнять и не будет. Это приводит к неэффективному использованию крайне ограниченных ресурсов - и финансовых, и кадровых, и временных. Фактически, каждая высокотехнологичная отрасль в отдельности вынуждена развиваться в технологическом отношении вслепую, в отсутствие четких ориентиров. Не исключено, что некоторые исследования и разработки в авиастроении проводятся для решения тех задач, которые уже могут быть эффективнее решены иными видами техники, причем, на эти работы расходуются дефицитные ресурсы, которых не хватит для решения иных задач, в которых авиация и авиастроение оказали бы большее влияние на социально-экономическое развитие или обороноспособность страны. Иначе говоря, неэффективное целеполагание приводит к тому, что научные организации стремятся к достижению неактуальных целей, но по причине дефицита ресурсов не могут их достичь. В итоге не хватает ресурсов для своевременного достижения действительно актуальных целей.

Ввиду ведомственной разобщенности практически неизбежно дублирование исследований и разработок в различных отраслях. Отчасти оно имеет место даже при наличии у ЛПР всей необходимой информации, из-за преобладания частных интересов. Свойства любых организаций (в т.ч. научных организаций, интегрированных структур промышленности) таковы, что они заинтересованы в увеличении объемов своей деятельности и используемых ресурсов. В условиях сокращения ресурсов, выделяемых в целом на исследования и разработки в Российской Федерации, это неизбежно приводит к тому, что многие критически важные технологии вообще не будут созданы - по крайней мере, в те сроки, в которые их необходимо создать по соображениям национальной безопасности или экономической эффективности.

В то же время, описанный пример перспективного воздушно-космического летательного аппарата для БГУ показателен в том смысле, что его разработка лишь в рамках авиастроения в принципе невозможна - как и в рамках ракетно-космической промышленности. Аналогичные проблемы межведомственной разобщенности блокировали развитие экранопланов и других многосредных аппаратов1. Ведомственные, отраслевые границы неизбежно блокируют создание новых отраслей и областей техники, поскольку отрасль как объект защищает свои интересы, а не реагирует непосредственно на базовые потребности национальной экономики и обороны. Безотносительно к экономии ресурсов и эффектам их концентрации (в т.ч. временным), межотраслевая координация исследований и разработок необходима, чтобы обеспечить переход к новому технологическому укладу, скоординировать одновременное создание и внедрение взаимодополняющих инновационных технологий. В отсутствие механизмов такой координации инновационные технологии не только не будут внедрены, но даже не будут созданы, как обосновано в работе [5]. Причем, как показано в работах [1, 5], в период смены технологических укладов2 наиболее эффективно централизованное управление исследованиями и разработками во всех взаимодействующих отраслях.

Таким образом, в Российской Федерации назрела необходимость создания единого органа централизованного государственного управления исследованиями и разработками в интересах обороны страны и развития национальной экономики. Этот орган должен вырабатывать единую стратегию научно-технологического развития всех отраслей промышленности и областей техники. В коллегиальном режиме их представители должны обмениваться информацией о возможных достижениях науки и технологий в своих областях, что позволит более рационально распределять между видами техники задачи обеспечения национальной безопасности и социально-экономического развития. В то же время, принятие решений должно быть организовано ни в коем случае не по узковедомственным критериям, а именно по критериям общегосударственного уровня.

Список литературы

1. Байбакова Е.Ю., Клочков В.В. Экономические аспекты фрагментации технологических цепочек в наукоемкой промышленности // Вестник Уральского государственного технического университета. Серия «Экономика и управление». 2010. - № 6. - С. 89-101.

2. Балабан Е.И. Гальченко А.В., Тегин В.А. Прогноз стоимости образцов материальной продукции военного назначения // Вооружение и экономика. 2016. - № 4.

1 Безотносительно к перспективности тех или иных технических концепций. Дискуссия о ней преждевременна, поскольку позиции основаны не столько на объективных системных исследованиях, проводимых по критериям общегосударственного уровня, сколько на тенденциозных оценках, отражающих ведомственные и корпоративные интересы, конфликты различных организаций и даже персоналий.

2 Как свидетельствуют результаты практически всех исследований технологического развития в военной и гражданской сферах, именно этот этап наблюдается сейчас в технологическом развитии как в России, так и за рубежом. Тезис об исчерпании пределов развития современных технологий не оспаривается ни в научной среде, ни в иных сообществах, и принят официально в таких доктринальных документах, как СНТР и др.

3. Гребеник В.В., Шкодинский С.В. Эффект А.И. Пожарова как объективный закон в области обеспечения экономической и военной безопасности ядерных держав мира // Экономика и предпринимательство. 2012. - № 6. - С. 30-34.

4. Дутов А.В., Клочков В.В. Развитие систем управления созданием новых технологий в наукоемкой промышленности // Экономический анализ: теория и практика. 2013. - № 45 (348). - С. 2-15.

5. Дутов А.В., Клочков В.В. Стратегическое управление развитием авиационных технологий: проблемы и современные решения // Экономический анализ: теория и практика. 2013. - № 48 (351). - С. 2-15.

6. Иванова Н.В., Клочков В.В. Экономические проблемы управления высокорисковыми инновационными проектами в наукоемкой промышленности // Проблемы управления. - М., 2010. - № 2. - С. 25-33.

7. Клочков В.В. CALS-технологии в авиационной промышленности: организационно-экономические аспекты. - М.: ГОУ ВПО МГУЛ, 2008. - 124 с.

8. Клочков В.В., Гусманов Т.М. Маркетинговые информационные технологии в авиастроении // Маркетинг в России и за рубежом. 2007. - № 6. - С. 10-18.

9. Клочков В.В., Рождественская С.М. Современные принципы управления прикладными исследованиями в авиационной науке // Интеллект & технологии. 2016. - № 1 (13). - С. 58-63.

10. Русанова А.Л., Клочков В.В. Эффективность кооперации в сфере исследований и разработок: временные аспекты // Инновации. -СПб., 2011. - № 8. - С. 71-77.

11. Скопец Г. Многофункциональность: за все надо платить // Авиапанорама. - М., 2008. - № 1.

12. Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации, утв. Указом Президента Российской Федерации от 1 декабря 2016 г. № 642.

13. Тимченко М.В., Клочков В.В. Анализ влияния емкости рынка на конкурентоспособность наукоемкой продукции // Журнал экономической теории. 2012. - № 2. - С. 115-128.

14. Kremer M. Population Growth and Technological Change: One Million B. C. to 1990 // The Quarterly Journal of Economics. 1993. -Vol. 108. - P. 681-716.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.