Научная статья на тему 'Проблемы развития моногородов Урала со специализацией в сфере черной металлургии в условиях кризиса'

Проблемы развития моногородов Урала со специализацией в сфере черной металлургии в условиях кризиса Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
728
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МОНОГОРОД / ЧЕРНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ / ГРАДООБРАЗУЮЩЕЕ ПРЕДПРИЯТИЕ / КРИЗИС

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Тургель И.Д.

Экономический кризис создал серьезные угрозы для развития промышленных моногородов России. Уязвимы оказались города, отрасли специализации которых переживают наиболее глубокий спад. Одной из таких отраслей является черная металлургия. В статье рассмотрены проблемы и тенденции развития моногородов со специализацией в сфере черной металлургии, расположенных на Урале, являющемся одной из ведущих металлургических баз России. Выявлены города, где наиболее вероятна дестабилизация ситуации. Сформулированы предложения по реализации антикризисной городской политики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблемы развития моногородов Урала со специализацией в сфере черной металлургии в условиях кризиса»

26 (119) - 2009

Стратегия развития региона

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ МОНОГОРОДОВ УРАЛА СО СПЕЦИАЛИЗАЦИЕЙ В СФЕРЕ ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА*

И. д. тургель,

доктор экономических наук, профессор, проректор по научной работе уральская академия государственной службы

Экономический кризис создал серьезные угрозы для развития промышленных моногородов России. Уязвимы оказались города, отрасли специализации которых переживают наиболее глубокий спад. Одной из таких отраслей является черная металлургия. В статье рассмотрены проблемы и тенденции развития моногородов со специализацией в сфере черной металлургии, расположенных на Урале, являющемся одной из ведущих металлургических баз России. Выявлены города, где наиболее вероятна дестабилизация ситуации. Сформулированы предложения по реализации антикризисной городской политики.

Ключевые слова: моногород, черная металлургия, градообразующее предприятие, кризис.

В древних скандинавских сагах Древняя Русь называлась Страной городов — Гардарики. Сегодня Россию вполне можно назвать страной моногородов. Хотя общегосударственный реестр городских монопоселений до сих не создан, экспертные оценки показывают, что они являются одним из ключевых элементов российской городской сети. По данным НМЦ «Города России», к монопоселениям отнесены не менее 500 городов, это примерно 45 % от общей численности городов России. Если к ним добавить малые населенные пункты, в которых население занято несельскохозяйственной деятельностью, получится, что в монопоселениях проживают около 16 млн чел., производится около 30 % от всего объема промышленной продукции в

'Статья подготовлена к печати Екатеринбургским информационным центром Издательского дома «Финансы и кредит».

Российской Федерации [1, с. 5]. С точки зрения хозяйственного профиля, эти города преимущественно специализируются на производстве в отраслях ТЭК, черной и цветной металлургии, угледобычи, лесной и целлюлозно-бумажной промышленности.

В Центрально-Европейской части страны велика доля моногородов со специализацией в сфере машиностроения, текстильной и пищевой промышленности. Однако именно Урал — лидер по количеству монопоселений и численности их жителей. Так, только на территории Свердловской области в монопоселениях проживает почти 1 600 000 жителей [2]. С учетом того, что исторически Урал является и крупнейшим центром развития черной металлургии России, нынешние проблемы отрасли создают серьезные угрозы для стабильного функционирования одной из крупнейших региональных систем производства и расселения.

Масштабы и серьезность этих угроз объясняются в первую очередь той ролью, которую черная металлургия играет в экономике регионов Урала. Так, в структуре объема отгруженной продукции по видам экономической деятельности «обрабатывающие производства» в 2007 г. доля металлургии и производства металлических изделий в УрФО составляла почти половину — 46,7 % (по России — 21,1 %), Это максимальный показатель среди федеральных округов. При этом в Свердловской области доля металлургии составила 62,8 %, в Челябинской — 63 %. В Приволжском федеральном округе высока доля металлургии в структуре

промышленного производства Оренбургской и Пермской областей [3].

Металлургия является и одним из немногих конкурентоспособных на мировом рынке секторов российской экономики. По объемам продаж она устойчиво занимает второе место после нефти и газа, составляя порядка 16 % от общего объема российского экспорта. На сегодняшний день по производству стали Россия занимает 4-е место в мире (уступая Китаю, Японии и США), а по экспорту металлопродукции — 3-е место в мире [4, с. 2,3]. И хотя для отрасли всегда были характерны высокие колебания уровня экономической активности, в 2008 г. впервые с 1998 г. наблюдается существенное снижение объемов производства в физическом выражении (рис. 1).

В 2009 г. спад в металлургии продолжился, причем опережающими темпами. Так, если в январе— апреле 2009 г. индекс промышленного производства составил 83,1 % от соответствующего периода прошлого года, то индекс металлургического про-

изводства и производства готовых металлических изделий — всего 72,6 % [8, 9]. Спад выглядит еще более удручающим при анализе изменения объемов производства в черной металлургии в натуральном выражении (табл. 1).

Даже если предположить, что долгожданное дно достигнуто, потерю за конец прошлого и начало будущего года от трети до половины объема выпуска в физическом выражении по отдельным товарным позициям восстанавливать придется долго.

Как живется в этой ситуации уральским моногородам со специализацией в сфере черной металлургии? Каков риск дестабилизации ситуации в городах металлургов? В анализируемую совокупность вошло 19 городов (табл. 2). По городам, входящим в состав муниципальных районов (Аша, Бакал, Сатка, Нижние Серги), данные о занятости и численности населения приведены в разрезе поселений.

Перечень городов — центров черной металлургии Урала, безусловно, не исчерпывается данным

Таблица 1

Темпы спада физических объемов производства (январь — апрель 2009 г. к соответствующему периоду прошлого года, %), [9]

Железная руда Чугун и доменные ферросплавы Сталь Готовый прокат черных металлов Стальные трубы

Темпы спада объемов производства 75,3 69,2 67,8 70,9 70,2

Города — центры черной металлургии Урала [10]

Численность Доля сотрудников градо-

Город Население, тыс. чел. Регион Предприятие Холдинговая принадлежность сотрудников (2007 г., оценка), чел. образующего предприятия в численности занятых в экономике города, %

Белорецк 68,8 Башкортостан ОАО «Белорецкий металлургический Мечел 7560 31,0

комбинат»

Чусовой 49,3 Пермский край ОАО «Чусовской металлургический Объединенная металлургичес- 8000 40,6

завод» кая компания

Новотроицк 103,2 Оренбургская область ОАО «Уральская сталь» Металлоинвест 17500 43,1

Аша 32,7 Челябинская область ОАО «Ашинский металлургический не входит 4816 42,1

завод»

ОАО «Комбинат ООО «Группа 9379 54,0

Челябинская «Магнезит» « Магнезит»

Сатка 46,2 область ОАО «Саткинский

металлургический не входит 800 4,6

завод»

Челябинская ООО «Бакальское

Бакал 21,6 область рудоуправление» (пос. Бакал) Группа ММК 2000 25,6

Таблица 2

Окончание табл. 2

Город Население, тыс. чел. Регион Предприятие Холдинговая принадлежность Численность сотрудников (2007 г., оценка), чел. Доля сотрудников градообразующего предприятия в численности занятых в экономике города, %

Златоуст 188,8 Челябинская область ОАО «Златоустов-ский металлургический завод» Группа компаний «ЭСТАР» 8240 16,8

Магнитогорск 409,4 Челябинская область ОАО ММК Группа ММК 26050 17,7

ОАО «ММК — метиз» Группа ММК 8000 5,4

Нижние Серги 12,1 Свердловская область ЗАО «Нижнесер-гинский метизно — металлургический завод» Группа НЛМК 4240 98,7

Нижняя Салда 17,9 Свердловская область Нижнесалдинский металлургический завод (НТМК) Евраз Груп 1350 21,2

Богданович 32,3 Свердловская область ОАО «Богданович-ские огнеупоры» не входит 3067 26,7

Кушва 34,3 Свердловская область ОАО «Кушвинс-кий завод прокатных валков» не входит 945 7,8

Рудник «Горобла-годатский» ОАО «ВГОК» Евраз Груп 1320 10,8

Качканар 44,1 Свердловская область ОАО «Качканарс-кий горно — обогатительный комбинат «Ванадий» « Евраз Груп 8422 53,8

Ревда 63,3 Свердловская область Ревдинский метизно-металлургический завод (НСММЗ) Группа НЛМК Н. д. Н. д.

Полевской 72,6 Свердловская область Северский трубный завод Трубная металлургическая компания 7781 30,2

Серов 98,5 Свердловская область ОАО «Металлургический завод им. А. К. Серова» УГМК 7878 22,5

ОАО «Серовский Завод Ферросплавов» Е^С 2751 7,9

Первоуральск 133,6 Свердловская область ОАО «Первоураль-ский новотрубный завод» Группа ЧТПЗ 12094 25,5

ОАО «Уральский трубный завод» не входит 1681 3,5

Каменск-Уральский 182,5 Свердловская область ОАО «Синарский трубный завод» Трубная металлургическая компания 10651 15,0

Нижний Тагил 375,7 Свердловская область ОАО «НТМК» Евраз Груп 23316 15,6

Высокогорский горно-обогатительный комбинат Евраз Груп 4960 3,3

100 90 80 70 60 50 40 30 20 10 0

1970 1980 1990 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008

■ Чугун

■Сталь ~~ - Готовый прокат черных металлов " " " Трубы стальные

Рис. 1. Динамика объемов производства чугуна, готового проката черных металлов, стали, труб стальных, млн т. , составлено по [5, 6, 7]

списком. Мы включили сюда те города, где черная металлургия является именно основной отраслью специализации.

Важными особенностями анализируемой совокупности являются:

1. Разнообразие типов городов по численности населения. В отличие, например, от анализируемых в первой статье моногородов со специализацией в цветной металлургии в состав совокупности входят не только малые и средние города, но и такие крупные, как Магнитогорск и Нижний Тагил. Здесь действуют комбинаты полного цикла, которые в силу масштабов производства и высокой потребности в рабочей силе требуют привлечения значительных трудовых ресурсов.

2. Разнообразие типов градообразующих предприятий, которые объединяют как комбинаты полного цикла — общероссийских лидеров по объемам производства — так и относительно небольшие предприятия, осуществляющие отдельные технологические переделы. Уральский горно-металлургический комплекс — один из наиболее развитых в стране и включает сегодня все виды производств: горнорудное, коксохимическое, доменное, сталеплавильное, прокатное, трубопрокатное и трубосварочное, ферросплавное и огнеупорное производства.

3. Максимальная по сравнению с другими отраслями промышленности РФ степень концентрации производства. Если в черной металлургии восемь наиболее крупных предприятий концентрируют свыше 53 % от общего объема продукции отрасли, в топливной промышленности — свыше 44 %, в цветной металлургии — свыше 40 % [11]. Это в свою очередь ведет к чрезвычайно сильной зависимости ситуации на большинстве предприятий от положения предприятий, доминирующих в отрасли.

4. Высокая пространственная концентрация производства, что обусловлено особенностями геологической структуры Урала. В свою очередь, это предопределило и уникальный пространственный «рисунок» уральской горнозаводской сети, и в частности максимальный уровень концентрации городов — центров черной металлургии в Челябинской и Свердловской областях.

5. Существенная роль как крупных, так и небольших городов в обеспечении стабильного развития отрасли в масштабах не только региона, но и страны в целом. Например, на территории малых городов Сатки и Богданович действуют предприятия, являющиеся лидерами на общероссийском рынке огнеупоров, на территории Магнитогорска кроме металлургического комбината действует и крупнейшее в стране метизно-калибровочное производство, Кач-канарский ГОК — единственный, выпускающий железованадиевый концентрат.

Проанализируем структуру градообразующих комплексов металлургических городов. Формально предприятие считается градообразующим, если численность его работников составляет свыше 25 % от общей численности занятых в экономике города. С точки зрения этого критерия к городам с моноэкономикой относятся: Белорецк, Чусовой, Новтроицк, Аша, Сатка, Бакал, Нижние Серьги, Богданович, Качканар, Первоуральск. Причем степень концентрации работников градообразующих предприятий здесь колеблется от 25,5 % в Первоуральске до 98,7 % в Нижних Серьгах. Однако, на наш взгляд, официальные критерии оценки степени моноспециализации являются формальными и упрощенными.

Сразу обращает на себя внимание, что большинство металлургических предприятий, формирующих градообразующий сектор в этих городах, входят в состав вертикально интегрированных холдингов. Пять градообразующих предприятий входят в состав Евраз Групп, три — в состав ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат»; по два — ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат», Трубная металлургическая компания. В состав групп Мечел, Магнезит, Объединенная металлургическая компания, Металлоинвест, Челябинский трубопрокатный завод, ЭСТАР, ENRC входит по одному предприятию. И только пять предприятий формально не являются членами

вертикально интегрированных групп. Даже если при оценке степени моноспециализации учитывать только численность занятых на тех предприятиях групп, которые непосредственно связаны вертикальными технологическими связями, в Магнитогорске доля занятых в градообразующей отрасли поднимется до 23,1 %, в Н. Тагиле — до 18,9 %.

Другой аспект, который также необходимо учитывать при оценке степени моноспециализации — территориальная локализация предприятий группы. Например, все пять градообразующих предприятий, входящих в состав «Евраз-холдинга», расположены на территории 4 городов Свердловской области, в непосредственной близости друг от друга, формируя территориально-отраслевую группу, центром которой является г. Н. Тагил. Расстояние между Н. Тагилом и самым удаленным городом группы, Качканаром, — чуть более 100 км. В результате, падение производства на основном градообразующем предприятии ОАО «НТМК» ведет к резкому ухудшению положения сразу в четырех близко расположенных городах с общей численностью населения свыше 470 тыс. чел. и формированию локального очага социальной напряженности.

В целом, ситуация в городе во многом определяется даже не политикой предприятия, а политикой холдинга, формирующего общекорпоративную стратегию, роль в ее реализации каждого предприятия, и, таким образом, опосредованно, перспективы развития территории. При этом сразу появляется несовпадение «весовых категорий». Местным, а зачастую и региональным властям практически невозможно выстроить диалог и вступить в переговорный процесс на уровне руководства крупнейших металлургических холдингов. Еще один фактор риска — размещение штаб — квартир, центров принятия управленческих решений холдингов в Москве или за границей. В результате, территория города становится исключительно производственной площадкой, функционирующей ради достижения общекорпоративных целей. Безусловно, нельзя отрицать, что вхождение предприятий в вертикально интегрированные группы способно серьезно повысить степень их экономической устойчивости, однако всегда необходимо помнить и о той цене, которую надо заплатить за потерю самостоятельности.

С точки зрения отраслевой структуры, достаточно часто встречается ситуация, когда в городе одновременно размещены крупные предприятия как цветной, так и черной металлургии, что обус-

ловлено дислокацией геологических месторождений сырья. Например, в Каменск-Уральском это Каменск-Уральский завод ОЦМ, Каменск-Уральский металлургический завод, в Ревде — Ревдин-ский завод ОЦМ, Среднеуральский медеплавильный завод. Также достаточно часто на территории города находится одно ведущее металлургическое предприятие и одно или несколько более мелких производств, которые или обеспечивают поставки сырья или, наоборот, производство определенной номенклатуры конечной продукции. На территории города может находиться и крупное машиностроительное производство, выступающее потребителем продукции металлургов.

Каковы же альтернативные возможности занятости населения металлургических городов? Способен ли малый и средний бизнес, ориентированный на локальные и региональные рынки, стабилизировать ситуацию при длительном спаде производства? К сожалению, однозначно положительного ответа здесь дать невозможно. Для оценки степени активности малого бизнеса были проанализированы данные о суммарном и среднедушевом обороте малых предприятий, чья выручка превышает 6 млн руб., без учета вида деятельности «Оптовая торговля».

Значительное влияние на развитие малого бизнеса оказывают факторы, определяющие емкость совокупного спроса, — численность населения города, средний уровень доходов, высокий «потенциал расселения», т. е. наличие в зоне непосредственной транспортной доступности других населенных пунктов — потенциальных рынков сбыта. Однако ранжирование городов по показателю суммарного оборота малых предприятий на душу населения дало неожиданные результаты (рис. 2).

Так, почти все города Челябинской области опережают по данному показателю города Свердловской области. Причем, если по городам Челябинской области, как правило, более крупный город показывает и более высокие среднедушевые объемы выручки малых предприятий, то в Свердловской области ситуация далеко не однозначна. Например, второй по численности населения г. Н. Тагил проигрывает третьему и четвертому городу области и только чуть-чуть опережает челябинскую Ашу. Наиболее высокий показатель среднедушевого оборота малых предприятий Свердловской области у Ревды, которая фактически сегодня является периферией екатеринбургской агломерации.

«Замыкающей» стала группа городов, расположенных на севере Свердловской области. И хотя

60 50 40 30 20 10 0

М-

йтгтТ"И:

ШшШтшМ

5 га 5е О

э

0) л .4 й

И Оборот на душу населения, тыс. руб. на чел.

Рис. 2. Суммарный оборот малых предприятий города на душу населения, тыс. руб. на чел. [10]

формально север области не входит в группу регионов Крайнего Севера и приравненных к ним территорий, многие признаки свидетельствуют о существенной близости складывающихся здесь условий воспроизводства. Север Свердловской области уже может быть отнесен к территориям дисперсного расселения, ядрами которых преимущественно являются малые горнозаводские города. Так, к северу от Нижнего Тагила плотность сельского населения сразу резко снижается и составляет от 5 до 10 чел. на кв. км, ближе к северной границе области она уже менее 1 чел. на кв. км. Малая численность населения города, относительно невысокий уровень доходов, пространственная изолированность от крупных населенных пунктов, низкая плотность населения на прилегающих территориях — вот объективные факторы, препятствующие формированию у горнозаводских городов Уральского Севера полноценных зон обслуживания и сбыта, которых нельзя не учитывать при разработке региональной политики.

В целом, с точки зрения доли в численности занятых, малый бизнес сегодня уже сопоставим с ведущими градообразующими предприятиями. Так, в Магнитогорске в 2007 г. доля занятых в малом бизнесе составила 17,5 % от общей численности занятых в экономике города, в Н. Тагиле — 13,4 %. Однако по объемам выручки, уровню социальных гарантий, возможностям карьерного роста малый бизнес пока, к сожалению, не является реальной альтернативой для стабилизации экономики моногородов. Также возможности роста малого бизнеса достаточно ограничены в условиях кризиса в силу существенного падения доходов населения, в первую очередь из-за сокращения производства

на градообразующих предприятиях.

Достаточно проблематичным в кризисных условиях является и сохранение стабильности местных бюджетов моногородов. Сравнение структуры доходов местных бюджетов было проведено по четырем параметрам — доля безвозмездных поступлений, доля федеральных налогов (НДФЛ и налог на прибыль), собираемость которых, в первую очередь, зависит от положения на градообразующих предприятиях; доля местных налогов (земельный налог, налог на имущество физических лиц, единый налог на вмененный доход для отдельных видов деятельности), доля доходов от использования муниципального имущества (последний показатель характеризует активность местной администрации по обеспечению эффективного управления имуществом муниципалитета). В данном случае для обеспечения сопоставимости данных по Аше, Н. Сергам, Сатке и Бакалу были взяты данные по муниципальным районам (городское поселение Бакал входит в состав Саткинского муниципального района). И здесь полученные данные также дают пищу для размышлений. Всего два «металлургических» города, где доля налоговых поступлений в бюджете превышала долю безвозмездных перечислений — это Новотроицк (Оренбургская область) и Ревда (Свердловская область). Основную часть налоговых доходов местных бюджетов по-прежнему составляют остающиеся на территории доли расщепляемых федеральных налогов на прибыль и доходы физических лиц. Однако местные налоги вполне могут быть источником существенных бюджетных поступлений. Причем здесь четко прослеживается тенденция, что наиболее высокую роль местные налоги играют в структуре доходов бюджетов крупных городов (Н. Тагил — 15 %, Магнитогорск — 13,6 %, Ново-троицк — 12,3 %). Для малых и средних городов особую остроту, следовательно, имеют не просто проблемы недостаточности налоговой базы, но и проблемы эффективного налогового администрирования. А вот доля доходов от использования муниципального имущества не имеет столь же четко выраженной связи с размером города. Здесь

безусловным лидером с двухкратным отрывом является Магнитогорск, а второе и третье места делят Н. Тагил, Сатка и Полевской.

Максимально дотационными являются муниципальные районы (Аша, Сатка, Нижние Серги), что вполне ожидаемо, так как в их состав входят поселения, в том числе сельские, с традиционно более низким уровнем экономической активности. А вот столь низкая доля налоговых доходов в бюджете почти двухсоттысячного Златоуста нуждается в дополнительном исследовании и свидетельствует о наличии серьезных проблем, связанных с обеспечением эффективного функционирования городской экономики (рис. 3).

а

■ Безвозмездные поступления

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

□ Федеральные налоги (НДФЛ и прибыль)

□ Местные налоги

В Доходы от использования муниципального имущества

Рис. 3. Структура доходов местных бюджетов городов — центров черной металлургии, %, рассчитано по [12]

Анализ структуры поступлений в бюджеты местных налогов свидетельствует, что ведущую роль на сегодня в бюджетах городов играют земельные налоги, на втором — налоги на вмененный доход (т. е. собственно на доходы малого бизнеса) и на третьем месте — налоги на имущество граждан. Статистически низкая доля доходов земельных налогов в бюджете муниципальных районов связана с особенностями его распределения между собственно бюджетом района и входящими в его состав поселениями. Следовательно, с одной стороны, развитие малого и среднего бизнеса, а, с другой стороны, рост личного богатства граждан — вот те условия, которые обеспечивают стабильные поступления в бюджеты местных налогов (рис. 4).

Что можно предпринять в сложившейся ситуации? На наш взгляд, было бы бессмысленно и безответственно именно сейчас предъявлять взаимные претензии друг к другу властей и бизнеса, вышестоящих и нижестоящих органов управления. Напротив, необходимо максимально быстро и предельно четко оценить, каковы не воображаемые или желаемые, а реальные возможности стабилизации положения. При этом огромное значение имеют не только дополнительные средства, которые могут пойти на антикризисные мероприятия, но и продуманные, решительные действия по повышению эффективности управления. Именно сейчас политически удобный момент для внедрения на региональном и местном уровнях полноценных программ бюджетирования и управления по результатам. В условиях общего сокращения расходов всегда существовавшее сопротивление этим процессам будет минимальным.

Повышению доходов местных бюджетов может способствовать не только перераспределение бюджетных доходов, но и повышение эффективности налогового администрирования, устранения противоречий и нестыковок в нормативных актах Федеральной налоговой службы, Федеральной миграцион-

10

0

12

10

I

э <

о

X

ГС

рт

Э

>

■ Доля налогов на совокупный доход в сумме доходов, % ИЗ Доля земельного налога в сумме доходов, % □ Доля налога на имущества физических лиц

Рис. 4. Доля местных налогов в структуре доходов местных бюджетов горо дов — центров черной металлургии, %, рассчитано по [12]

ной службы, Роснедвижимости, Федеральной службы судебных приставов, Министерства внутренних дел. Так, до сих пор отсутствуют законодательно установленные сроки государственной регистрации объектов недвижимого имущества. Далеко не все земельные участки полноценно оформлены и внесены в кадастр. Большой проблемой остается нецелевое использование земельных участков. В силу отсутствия четкого правового статуса системы муниципальной статистики у местных органов власти нет достаточной информации для установления адекватных условий исчисления единого налога на вмененный доход и т. д.

Необходимость пространственной гармонизации регионального развития требует формирования полноценной экистической (поселенческой) политики, снижения существующей территориальной сверхцентрализации. В частности, особого внимания требуют проблемы, связанные с наиболее полной реализацией потенциала средних и крупных металлургических городов Большого Урала как центров формирующихся новых городских агломераций. Необходимо по-новому взглянуть и на проблемы промышленных городов северного Урала, которым в силу низкого потенциала расселения объективно труднее осуществлять развитие малого бизнеса и диверсификацию экономики.

Дальнейшее развитие невозможно и без решения системных проблем предприятий металлургического комплекса. Степень износа основных промышленно-производственных фондов в черной металлургии сегодня приближается к 50 %; нарушен ранее действовавший механизм воспроизводства рудно-сырьевой базы металлургии; заморожены геологоразведочные работы; недостаточна железорудная база черной металлургии Урала и Западной Сибири; освоение большинства имеющихся месторождений нерентабельно и их запасы числятся, как забалансовые. У российских металлургов повышенные, по сравнению с зарубежными предприятиями-аналогами, удельные расходы сырья, материальных и энергоресурсов в натуральном выражении на производство однотипных видов металлопродукции; низок уровень производительности труда; не развита сеть малых и средних предприятий, производящих широкую номенклатуру металлоизделий; недостаточна гармонизация российских и зарубежных стандартов на металлопродукцию. Поэтому так важно сейчас не просто призывать спасать моногорода и градообразующие предприятия, а формировать именно антикризисную стратегию, направленную на решение ключевых системных проблем развития обшенациональной системы производства и расселения.

8

6

4

2

0

При этом нельзя не отметить, что за годы экономического подъема мы не смогли сделать самого главного — преодолеть отсталости отраслевой структуры российской экономики. Кризис — это не просто нехватка финансов, которая может затянуться надолго. Кризис — это, в первую очередь, потеря смысла и ориентиров нашей деятельности, неспособность сформировать ту инновационную современную модель экономики, к которой должна двигаться страна. Не так давно, в середине марта 2009 г., на совещании на тему: «Кадровое обеспечение промышленности» с представителями университетов и руководителей промышленных предприятий Уральского Федерального округа зам. министра промышленности и торговли Российской Федерации Станислав Наумов отметил, что «к 2015 г. в России не должно быть ни одного моногорода». И расшифровал: «Это означает, что нужно диверсифицировать структуру соответствующих региональных экономик, сохранив при этом квалифицированные кадры» [13]. Однако, делая такие заявления, мы не вполне осознаем, насколько велика инерционность российской экономики и насколько ограничены наши возможности влияния. Например, в 1992 г. в структуре российского экспорта 52 % составляли машины и оборудование, 16,4 % — металлы и изделия из них, 8,9 % — машины и оборудование [14, с. 345]. Прошло 16 лет, в 2007 г. в структуре российского экспорта минеральные продукты занимали уже почти 65 %, доля машин и оборудования сократилась почти до 5,6 %, а доля металлов и изделий из них — приблизительно те же самые, 16 % [15]. За это время в стране изменилось очень многое, но системообразующее ядро экономики осталось практически прежним. И современный российский кризис демонстрирует не только то, как велика зависимость страны от мировой экономики и мировых финансовых рынков, но и как ограничены возможности влияния на процессы, протекающие в реальном секторе экономики. И чем раньше придет осознание необходимости кардинального изменения экономической политики, тем больше шансов на то, что Россия из этого кризиса выйдет, действительно, обновленной и способной как стать одной из лидирующих мировых экономик, так и обеспечить достойную жизнь своих граждан*.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Пути активизации социально-экономического развития монопрофильных городов России [Текст] / Под ред. Г. Ю. Кузнецова, В. Я. Любовного. — М.: Москов. общ. науч. фонд. 2004. 217 с.

2. Монопрофильные города и градообразующие предприятия [Текст] // Человек и труд. 2000. №11. С. 85—87.

3. Структура объема отгруженной продукции (работ, услуг) по виду экономической деятельности «обрабатывающие производства» // Регионы России. Социально-экономические показатели, 2008 [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/b08_14p/IssWWW. exe/Stg/d2/14-07-2.htm (проверено 14.05.2009 г.)

4. Стратегия развития металлургической промышленности Российской Федерации на период до 2015 года [Текст]. Утв. приказом Минпромэнерго России от 29 мая 2007 г., № 177.

5. Производство основных видов продукции металлургического производства // Российский статистический ежегодник — 2008 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/B08_13/IssWWW. exe/Stg/ d3/13-76.htm (проверено 14.05.2009 г.).

6. Обрабатывающие производства // Социально-экономическое положение России. Январь — декабрь 2008. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/b08_01/IssWWW. exe/Stg/d12/2-1-3-2.htm (проверено 14.05.2009 г.).

7. Промышленное производство // Социально-экономическое положение России. Январь — декабрь 2008. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/b08_01/IssWWW. exe/Stg/d12/2-1-3-0.htm (проверено 14.05.2009 г.).

8. Промышленное производство // Социально-экономическое положение России. Январь — апрель 2009. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/b09_01/IssWWW. exe/Stg/d04/2-1-3-0.htm (проверено 14.05.2009 г.).

9. Обрабатывающие производства // Социально-экономическое положение России. Январь — апрель 2009. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/b09_01/IssWWW. exe/Stg/d04/2-1-3-2.htm (проверено 14.05.2009 г.).

10. Тургель И., Жога Г. Скованные // «Эксперт Урал» №14 (371), 2009. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. expert. ru/printissues/ural/2009/14/ skovannie/ (проверено 14.05.2009 г.).

11. Организации, занимавшие на рынке доминирующее положение // Промышленность России — 2005 [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/bgd/regl/B05_48/IssWWW. exe/Stg/02-25.htm (проверено 14.05.2009 г.).

12. База данных показателей муниципальных образований РФ // [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. gks. ru/dbscripts/munst/munst. htm (проверено 14.05.2009 г.).

13. Наумов С. Кризис — время, когда следует сосредоточиться на качественном улучшении персонала посредством переобучения [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://www. minprom. gov. ru/press/release/658 (проверено 14.05.2009 г.).

14. Российский статистический ежегодник [Текст]: Стат. сб. /Госкомстат России. — М., 1996.

15. Товарная структура экспорта Российской Федерации // Российский статистический ежегодник — 2008 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL:. http://www. gks. ru/bgd/regl/b08_13/IssWWW. exe/Stg/d6/25-08.htm (проверено 14.05.2009 г.).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.