Научная статья на тему 'Проблемы определения термина «Морское пиратство» в современном законодательстве'

Проблемы определения термина «Морское пиратство» в современном законодательстве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
281
50
Поделиться
Ключевые слова
ТЕРМИН / МОРСКОЕ ПИРАТСТВО / ОТКРЫТОЕ МОРЕ / МОРСКОЕ СУДНО / НАСИЛИЕ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Литвяк Лариса Геннадиевна, Рзун Ирина Геннадиевна

В статье рассмотрены формулировки термина «морское пиратство», закрепленные нормами международного права и законодательства Российской Федерации. Проведен анализ действующих норм международного и национального права, определяющих морское пиратство в качестве противоправного деяния.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Литвяк Лариса Геннадиевна, Рзун Ирина Геннадиевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблемы определения термина «Морское пиратство» в современном законодательстве»

УДК 340

Литвяк Лариса Геннадиевна

кандидат юридических наук

llg 1978@yandex.ru

Рзун Ирина Геннадиевна

кандидат физико-математических наук

Larisa G. Litvyak

candidate of Juridical sciences

Irina G. Rzun

candidate fiziko-mathematical sciences kaf-im@nvr.kubsu.ru

ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТЕРМИНА «МОРСКОЕ ПИРАТСТВО» В СОВРЕМЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

PROBLEMS OF DEFINITION OF THE TERM A SEA PIRACY IN THE MODERN LEGISLATION

Аннотация. В статье рассмотрены формулировки термина «морское пиратство», закрепленные нормами международного права и законодательства Российской Федерации. Проведен анализ действующих норм международного и национального права, определяющих морское пиратство в качестве противоправного деяния.

Ключевые слова: термин, морское пиратство, открытое море, морское судно, насилие.

Annotation. The article deals with the formulations of the term «sea piracy» established by the norms of international law and legislation of the Russian Federation. The existing norms of international and national law defining sea piracy as an illegal act were analyzed.

Keywords: the term, marine piracy, high sea, sea-craft, violence.

Морское пиратство представляет собой явление, имеющее многовековую историю. Международному праву известно немало попыток дать термину «морское пиратство» определение, которое бы наиболее полно и точно отражало его содержание. Бoльшинство исследователей скгоняются к тому, что словo «пиратство» произoшло от древнегреческого «peirai» - совершать нападение. Его можно толковать по-разному: «пытаться овладеть чем-либо, нападать на что-нибудь», «пытаться захватить (или штурмовать)», «совершать покушение или нападение на кораблях» [1]. В средних веках появилось несколько других, более подробных, определений термина «пират»: капер, приватир, корсар, флибустьер, буканир, буканьер [2]. Попытки дать четкое определение термину «морское пиратство» продолжались в XIX и XX веках. Детальным исследованием данной проблемы занялся комитет экспертов Лиги Наций, и в 1926 году был разработан проект конвенции о борьбе с пиратством. Однако большая часть государств отнеслась

к проекту без должного внимания. Например, правительство США в ответ на запрос комитета экспертов Лиги Наций сообщило, что пиратство, в том смысле, в каком оно подразумевается международным правом, почти перестало существовать, а поэтому рассмотрение этой проблемы с точки зрения необходимости ее урегулирования путем международного соглашения не актуально. Таким образом, по результатам рассмотрения в Лиге Наций данный проект не набрал нужного количества голосов

[3].

В 1930 году исследованием вопросов пиратства занялся Гарвардский научный центр. Пиратство определялось как имеющий место вне государственной юрисдикции акт насилия и грабежа, совершенный с намерением ограбления, хищения, заточения или убийства людей, разрушения собственности, совершенное «в личных целях без намерения доказать свое право [4].

Свое нормативное закрепление и признание преступлением международного характера морское пиратство получило лишь в 1958 году в положениях Конвенции Организации Объединенных Наций 1958 года об открытом море. В статье 15 Конвенции об открытом море 1958 года закреплено следующее положение: «Любое из перечисленных ниже действий является пиратством: 1) любой неправомерный акт насилия, задержания или грабежа, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный

a) в открытом море против какого-либо другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту,

b) против какого-либо судна или летательного аппарата, лиц или имущества в месте, находящемся за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства;

2) любой акт добровольного участия в использовании какого-либо судна или летательного аппарата, если тот, кто этот акт совершает, знает обстоятельства, в силу которых это судно или этот летательный аппарат являются пиратским судном или пиратским летательным аппаратом,

3) любое действие, являющееся подстрекательством или сознательным содействием совершению действия, предусматриваемого в пунктах 1 или 2 настоящей статьи» [5]. Аналогичное определение термина «морское пиратство» было приведено в статье 101 Конвенции Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982г. [6].

Одним из важнейших признаков морского пиратства является место его совершения, которым, согласно статье 15 Конвенции 1958г. и статье 101 Конвенции 1982г., является открытое море. Однако, говоря об открытом море, Конвенция 1958г. имеет в виду морские пространства за пределами внешних границ территориального моря, а Конвенция 1982г. - за пределами внешних границ исключительной экономической зоны, понятие которой Конвенции 1958г. было еще неизвестно. Таким образом, два практически идентичных в своих словесных формулировках определения устанавливают различные пределы морских пространств, в которых действия могут признаваться пиратскими.

Однако, борьба с актами морского пиратства должна проходить не только на международном, но и на национальном уровне. На сегодняшний день существует множество государств, законодательства которых не предусматривают такого общественно опасного деяния, как «морское пиратство» и, следовательно, не имеют определения этого термина, относя пиратство к, например, бандитизму и грабежу.

Законодательство Российской Федерации долгое время не предусматривало специальной нормы о морском пиратстве. Действия, охватываемые данным понятием, должны были квалифицироваться как грабеж, разбой, бандитизм, преступления против личности.

Однако, в январе 1997 года в целях восполнения данного пробела в Уголовный кодекс Российской Федерации была включена норма, предусматривающая ответственность за данное общественно опасное деяние, которая определяет «морское пиратство» следующим образом: «Нападение на морское или речное судно в целях завладения имуществом, совершенное с применением насилия, либо с угрозой его применения» [7].

При проведении анализа содержания ст. 227 Уголовного Кодекса Российской Федерации необходимо заметить, что в положениях ст. 1, 11, 12, 13 Уголовного Кодекса Российской Федерации заложена идея о том, что данный кодекс действует с учетом защиты международных отношений, поэтому оценка признаков пиратства, отраженных в нормах международного права, представляет особый интерес. Как уже говорилось выше, на сегодняшний день противодействие актам морского пиратства регламентируется положениями Женевской конвенцией об открытом море от 29 апреля 1958 года (ст. 15-23) и Конвенцией ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года (ст. 101-111). Однако определение рассматриваемого термина, закрепленное Уголовным Законом Российской Федерации, имеет существенные отличия от определения аналогичного термина, предусмотренного нормами международного права.

Так, во-первых, ст. 227 Уголовного Кодекса Российской Федерации не отражает территориальный признак морского пиратства, в отличие от ст. 15 Женевской конвенции 1958 года и ст. 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, где прямо оговаривается, что пиратство есть акт, «направленный против какого-либо другого судна либо против лиц или имущества, находящихся на их борту, в открытом море или за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства». Таким образом, исходя из содержания ст. 227 Уголовного Кодекса Российской Федерации, акт морского пиратства может иметь место в пределах юрисдикции какого-либо государства, в то время как нормы международного права устанавливают обратное [8]. Принимая во внимание положение ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которому при коллизии норм международного и внутригосударственного права приоритет должен отдаваться нормам международного права, можно сделать вывод о том, что отсутствие вышеуказанного признака в тексте ст. 227 УК РФ является пробелом закона, поскольку судно обязательно должно находиться за пределами юрисдикции какого-либо государства. В противном случае совершенное деяние образует состав иного преступления (например, разбоя или грабежа). Во-вторых, в статье в

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

качестве прeдмета посягательства указано как морскоe, так и речноe судно. Данное положена представляется довольно спорным, поскольку речнью суда не предназначeны для плавания в открытом море. В то же время указанное деление не имеет существенного значения, так как нормами международного права и российского законодательства не предусмотрена классификация судов на «морские и речные» в части, касающейся их правового статуса и соблюдения правил плавания в пределах морских пространств. Как правило, применяется термин «судно». Также в ст. 227 Уголовного Кодекса Российской Федерации не включен такой предмет посягательства, как летательный аппарат.

В-третьих, положения Конвенций 1982г. и 1958г. закрепляют такой признак пиратства, как совершение его в личных целях. В то же время ст. 227 Уголовного Кодекса Российской Федерации предусматривает специальную цель пиратства -«завладение чужим имуществом». Таким образом, согласно ст. 277 УК РФ,-нападение, совершаемое без цели завладения чужим имуществом, - не может быть квалифицировано как пиратство.

На основании проведенного выше анализа можно сделать вывод о том, что в настоящее время федеральное законодательство Российской Федерации в сфере защиты от пиратства в целом соответствует типовой модели развития защиты от пиратства, отвечая ее основным принципам. Однако оно нуждается в определенной корректировке для выполнения международных обязательств Российской Федерации по обеспечению безопасности морского судоходства и сотрудничества в борьбе с пиратством и приведения национального законодательства в соответствие с нормами международного права, поскольку выявленные в ходе проведенного анализа коллизии и пробелы создают сложности применения соответствующих правовых норм на современном этапе, о чем свидетельствуют недавние события в Печорском море [8].

В связи с этим, с целью восполнения пробелов законодательства Российской Федерации в сфере борьбы с морским пиратством, представляется важным внести изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации в части совершенствования определения пиратства, обеспечивающего возможность правильной юридической квалификации действий и привлечения к уголовной ответственности. В частности, в определение пиратства следует включить такие важные признаки, как место совершения пиратства, субъект пиратства, применение силы, уточнить объект нападения и цели нападения.

Литература:

1. Маховский Я., Эксквемелин А.О. История пиратства: Под черным флагом / Пираты Америки. Смоленск: Русич, 2002. - 442 с.

2. Всемирная история пиратства / Благовещенский Г. М.: АСТ, 2010 // Историческая библиотека. - 513 с.

3. Григорян В.Л., Дмитриев В.И. Пиратство, разбой и терроризм на море. М., 2004. - 368 с.

4. Моджорян Л.А. Терроризм на море. Борьба государств за безопасность морского судоходства. М., 1991. -168 с.

5. Конвенция об открытом море. Заключена в г. Женева 29.04.1958 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXII. М., 1967. - С. 222-232.

6. Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву. Заключена в г. Монтего Бее 10.12.1982 г. // Бюллетень международных договоров. 1998. № 1. - С. 3-168.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. №63-ФЗ (в ред. Федерального закона №317-ФЗ от 25.11.2013) // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

8. Головина. А.А, Варченко И.А. К вопросу о морском пиратстве в Печорском море / Сборник статей Международной научно-практической конференции «Поиск модели эффективного развития: экономико-правовые аспекты реализации стратегии модернизации России», о.Кипр, г.Айя-Напа 2-9 ноября 2013 г.

literature:

1. Mach Ya, Exquemelin S.A. the History of piracy: Under the black flag / Pirates of America. Smolensk: Rusich, 2002. - 442р.

2. World history piracy / Annunciation, M: AST, 2010 // Historical library. -

513р.

3. Grigoryan V.L., Dmitriev V. Piracy, robbery and terrorism at sea. M., 2004. - 368р.

4. Majoran L.A. Terrorism at sea. The struggle of States for the safety of Maritime navigation. M., 1991. -168 р.

5. Convention on the high seas. Enclosed in, Geneva 29.04.1958, / / Proceedings of the existing treaties, agreements and conventions of the USSR and foreign countries. Vol. XXII. M, 1967. -Р. 222-232.

6. The Convention of the United Nations law of the sea. Lies, in Montego Bay 10.12.1982, / / Bulletin of international treaties. 1998. No. 1. - Р. 3-168.

7. Criminal code of the Russian Federation of 13.06.1996, no 63-FZ (as amended Federal law №317-FZ of 25.11.2013) // legal-reference system "consultant plus".

8. Golovin. AA, Varchenko I.A. TO the issue of sea piracy in the Pechora sea / collected articles of International scientific-practical conference "model Search of effective development: economic and legal aspects of the implementation of the strategy of modernization of Russia", okidi, Gaia NAPA 2-9 November 2013