Научная статья на тему 'Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией'

Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1027
99
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Макарейко Николай Владимирович

Настоящая статья «Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией» посвящена одной из значимых проблем деятельности полиции, которой является правовая регламентация мер пресечения. Автором дается правовая характеристика оснований, содержания и порядка реализации мер пресечения, применяемых полицией.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Problems of normative regulation of securing measures of restraint applied by police

The present article is dedicated to the analysis of the use of restraint measures by the police. Problems of legislative regulation of restraint measures are being analyzed and factors that stipulate the increase of the effectiveness in the use of specified enforcement measures are determined.

Текст научной работы на тему «Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией»

«Вымогательство» («bargaining») в экономической теории — выторговывание сильным игроком у слабого игрока излишка продавца или покупателя (квазиренты) в момент перезаключения контракта.

Сильный игрок — тот, у кого выше переговорная сила, определяемая его издержками в случае, если сделка не состоится или заключенный контракт прервется или не будет пролонгирован. Слабым является игрок, инвестировавший в специфические или интерспецифические активы, если доходы от этих инвестиций не защищены институционально или контрактом.

Например, при перезаключении контракта с поставщиком фирма может вынудить его поставлять ей комплектующие по минимальной цене, зная, что заключение первоначального контракта побудило поставщика инвестировать в специализированное оборудование, мало пригодное для производства каких-либо других комплектующих для какого-либо другого покупателя.

Проблема вымогательства приводит нас к вопросу рыночной («горизонтальной») кооперации в долгосрочных повторяющихся взаимодействиях. Классическим инструментом их анализа является так называемая «дилемма заключенного» — модель теории игр, рассмотрение которой выходит за рамки данной статьи.

Таковы (в самом кратком виде) подходы современной экономической теории к анализу кон-

трактных отношений, позволяющих корректировать законодательство в сторону большей эффективности регулируемых им экономических взаимодействий.

Примечания

1. См.: Киреев Н.В. Вопросы эффективного распределения прав собственности на сложные объекты: взгляд экономиста / Н.В. Киреев, В.С. Чеботарев, А.В. Дорож-кин // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2010. — № 1 (12). — С. 190—195; Киреев Н.В. Права собственности и их спецификация с точки зрения современной экономической теории // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2011. — № 1 (14). — С. 168—174.

2. Фридмен Д. Право и экономическая теория // Экономическая теория: Энциклопедия «Новый Пол-грейв» (The New Palgrave) / Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена; Пер. с англ. — М., 2004. — С. 458—469.

3. Алчиан А. Права собственности // Экономическая теория: Энциклопедия «Новый Полгрейв» (The New Palgrave) / Под ред. Дж. Итуэлла, М. Милгейта, П. Ньюмена; Пер. с англ. — М., 2004. — С. 715.

4. См.: Уильямсон О. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, отношенческая контрактация / Пер. с англ. — СПб., 1996. — С. 418.

5. Познер Р. Экономический анализ права: В 2 т. / Пер. с англ. под ред. В. Тамбовцева. — СПб., 2004. — С. 6.

Н.В. Макарейко

Макарейко Николай Владимирович — начальник кафедры административного права и процесса Нижегородской

академии МВД России, кандидат юридических наук, доцент

E-mail: makareiko nik@mail.ru

Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения,

применяемых полицией

Настоящая статья «Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией» посвящена одной из значимых проблем деятельности полиции, которой является правовая регламентация мер пресечения. Автором дается правовая характеристика оснований, содержания и порядка реализации мер пресечения, применяемых полицией.

The present article is dedicated to the analysis of the use of restraint measures by the police. Problems of legislative regulation of restraint measures are being analyzed and factors that stipulate the increase of the effectiveness in the use of specified enforcement measures are determined.

Значительным потенциалом в арсенале средств, применяемых полицией, обладают меры пресечения. Они направлены на реализацию одной из основных функций полиции, которой в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 2 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № З-ФЗ «О полиции»1 (да-

лее — ФЗ о полиции) является «предупреждение и пресечение (курсив наш. — Н.М.) преступлений и административных правонарушений». Характеризуя меры пресечения, Д.Н. Бахрах отмечает: «Они осуществляются с целью предотвращения дальнейшего правонарушения, возмещения вреда.

Макарейко Н.В. Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией

Макарейко Н.В. Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией

Пресечение неправомерных действий — важнейшее средство охраны правопорядка»2.

В настоящее время регламентация мер пресечения осуществляется большим числом разрозненных нормативных правовых актов, нормы которых закрепляют: 1) систему и правовую характеристику мер пресечения; 2) фактические основания их применения; 3) условия и порядок их применения; 4) требования законности при их применении (обжалование, опротестование).

Меры пресечения отличаются оперативностью применения, что и вызывает известную сложность, когда следует определить основание применения в условиях дефицита времени, а в ряде случаев и при отсутствии признаков состава правонарушения. Эту позицию разделяет Д.Н. Бахрах, который отмечает, что «меры пресечения используются и для прекращения объективно-противоправных действий, совершенных лицами невменяемыми, неделиктоспособными»3. С ним солидарен Л.Л. Попов: «Таким образом, основаниями применения мер административного пресечения являются: во-первых, совершение правонарушения и, во-вторых, совершение объективно-противоправных деяний или наступление представляющих опасность противоправных состояний или событий»4.

Меры пресечения применяются и в том случае, когда в полной мере отсутствуют субъективные признаки состава правонарушения, то есть когда лицо, совершившее противоправное деяние, не имеет возраста наступления юридической ответственности. Так, если гражданин, не достигший 14-летнего возраста, совершает нападение на граждан, которое угрожает их жизни и здоровью, то у сотрудника полиции возникает право применения огнестрельного оружия (ч. 5 ст. 23 ФЗ о полиции). Аналогичный алгоритм поведения сотрудников полиции возможен и в том случае, когда имеет место попытка лица, которому не исполнилось четырнадцати лет, задерживаемого сотрудником полиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться к сотруднику полиции, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его огнестрельному оружию (ч. 2 ст. 24 ФЗ о полиции).

Система мер пресечения, применяемых полицией, весьма разнообразна, что позволяет решать самый широкий круг правоохранительных задач в сфере правоохраны. Наиболее часто полицией применяются такие меры пресечения, как требование прекратить противоправное поведение, дача предписаний, задержание, вхождение в помещения, блокирование, применение физической силы, специальных средств, огнестрельного оружия.

Значительным правоохранительным потенциалом обладает такая мера пресечения, как требование прекратить противоправное поведение. Содержание этой меры заключается в том, что «нарушителю разъясняется противоправный характер совершаемых им действий, он предупреждается о возможности привлечения к ответственности»5. В соответствии с действующим законодательством

сотрудникам полиции предоставлено право «требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий, а равно действий, препятствующих законной деятельности государственных и муниципальных органов, депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти, депутатов представительных органов муниципальных образований, членов избирательных комиссий, комиссий референдума, а также деятельности общественных объединений» (п. 1 ч. 1 ст. 13 ФЗ о полиции). Данная мера позволяет сотрудникам полиции непосредственно, оперативно реагировать на совершаемое правонарушение, прекращая его. Качественное применение этой меры не позволяет противоправной деятельности перерасти в более интенсивные формы и тем самым сводит к минимуму вред, причиняемый правопорядку и безопасности. Требуя у нарушителя прекратить противоправное деяние, сотрудник полиции при необходимости должен разъяснить, какая именно норма закона нарушена и каковы могут быть последствия этого нарушения для правонарушителя.

Значительное место в практике деятельности полиции стало занимать предписание. Данная мера представляет собой разновидность мер пресечения, получивших широкое распространение как в сфере экономических, так и иных общественных отношений. Такое свойство предписаний позволяет говорить об их универсальном характере. Предписание выдается уполномоченными органами (должностными лицами) и подлежит исполнению со стороны субъектов, их получивших. Так, пунктом 26 статьи 13 ФЗ о полиции закреплено такое правомочие, как выдавать предписания руководителям и должностным лицам организаций, объекты которых охраняются полицией, а также предписания об устранении выявленных нарушений в их охранной деятельности, в сфере оборота оружия и обеспечении сохранности государственной и муниципальной собственности. Пунктом 27 данной статьи закреплено право сотрудников полиции «выдавать предписания об устранении выявленных нарушений требований авиационной безопасности, что является существенным фактором ее обеспечения».

Существенной новеллой ФЗ о полиции является включение главы 4, которой регламентируется применение полицией отдельных мер государственного принуждения: задержание (ст. 14), вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории (ст. 15), оцепление (блокирование) участков местности, жилых помещений, строений и других объектов (ст. 16).

Такое законодательное решение вполне закономерно, так как эти меры относятся к числу наиболее часто применяемых и вызывают наибольшее число жалоб со стороны граждан. Вместе с тем, среди этих мер особую роль играет задержание. Полиция защищает право каждого на свободу

и личную неприкосновенность, но может до судебного решения в случаях, установленных ФЗ о полиции и другими федеральными законами, подвергнуть лицо задержанию на срок более 48 часов. Следует отметить, что законодателем четко определен круг субъектов, в отношении которых может быть применено задержание и будет способствовать минимизации нарушения законности (ч. 2 ст. 14 ФЗ о полиции). При этом в целях защиты прав задержанных в каждом случае задержания сотрудник полиции обязан назвать свою должность, звание, фамилию, предъявить по требованию граждан служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения, а также разъяснить причину и основания применения данной меры (ч. 4 ст. 5 ФЗ о полиции), а также разъяснить лицу, подвергнутому задержанию, его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения. Существенно способствует защите прав задержанных право пользоваться в соответствии с ФЗ о полиции услугами адвоката (защитника) и переводчика с момента задержания. Это право должно быть предоставлено в кратчайший срок, но не позднее 3 часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации. Задержанный имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения. Такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции. Следует иметь в виду, что о каждом случае задержания несовершеннолетнего полиция незамедлительно уведомляет его родителей или иных законных представителей. Право на телефонный разговор не предоставляется и уведомление не осуществляется в случаях, если задержанными являются лица, указанные в пунктах 2, 3, 4, 7, 8, 12 части 2 статьи 14 ФЗ о полиции.

При реализации задержания возникает ряд проблемных вопросов. Не понятно, по какой причине законодателем при характеристике этой меры использованы отсылочные нормы, что существенно осложняет обеспечение законности в данной деятельности. Вызывают закономерные вопросы сроки задержания, так как 48-часовой срок может быть существенно превышен. Вместе с тем, следует признать оправданным оформление применения данной меры посредством протокола, в котором указываются дата, время и место его составления, должность, фамилия и инициалы сотрудника полиции, составившего протокол, сведения о задержанном лице, дата, время, место, основания и мотивы задержания, а также факт уведомления близких родственников или близких лиц задержанного лица.

Важную роль в правоохранительном механизме играет такая мера пресечения, как вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения, на зе-

мельные участки и территории (ст. 15 ФЗ о полиции). При закреплении данной меры был установлен ряд правоограничений, которые направлены на обеспечение прав субъектов на неприкосновенность жилища. Так, сотрудники полиции не вправе входить в жилые помещения помимо воли проживающих в них граждан иначе как в случаях и порядке, установленных федеральными конституционными законами, ФЗ о полиции и другими федеральными законами. Обращает на себя внимание, что в части 3 статьи 15 ФЗ о полиции прописан исчерпывающий перечень оснований для применения данной меры. Учитывая важность оперативности ее применения, предусмотрено произведение взлома (разрушение) запирающих устройств, элементов и конструкций, препятствующих проникновению в указанные помещения и на указанные земельные участки и территории. Законодательно закреплены возлагаемые на сотрудников полиции дополнительные обязанности, в том числе по недопущению доступа посторонних лиц в жилые помещения, в иные помещения и на земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, и по охране находящегося там имущества, если проникновение сопровождалось произведением взлома (разрушения) запирающих устройств, элементов и конструкций.

Следует признать оправданным включение в ФЗ о полиции такой меры пресечения, как оцепление (блокирование) участков местности, жилых помещений, строений и других объектов (ст. 16). При этом следует иметь в виду, что данная мера может быть применена как предупредительная, когда речь идет о ее реализации при ликвидации последствий аварий, катастроф природного и техногенного характера и других чрезвычайных ситуаций, при проведении карантинных мероприятий во время эпидемий и (или) эпизоотий.

Вместе с тем, не понятно, по какой причине в главу 4 ФЗ о полиции включена статья 17 «Формирование и ведение бланков данных», так как речь идет о материально-технической форме деятельности полиции, а не о мере принужения. Также не понятно, чем обусловлено формирование бланков данных, которые предусмотрены пунктами 7, 11, 12, 22, 23 данной статьи.

Анализ положений ФЗ о полиции позволяет заключить, что наибольшим потенциалом обладают специальные меры пресечения. К числу последних, по мнению А.П. Коренева, относится применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия6. В административноправовой литературе эти меры получили и другое название. Так, Л.Л. Попов относит применение огнестрельного оружия, химических слезоточивых веществ, водометов, резиновых палок, наручников, физической силы и других подобных средств к мерам специального или исключительного назначения7.

Макарейко Н.В. Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией

Макарейко Н.В. Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией

Прежде чем применить физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие, сотрудник полиции обязан сообщить лицам, в отношении которых предполагается применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, о том, что он является сотрудником полиции, предупредить их о своем намерении и предоставить им возможность и время для выполнения законных требований сотрудника полиции. В случае применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в составе подразделения (группы) указанное предупреждение делает один из сотрудников полиции, входящих в подразделение (группу). В то же время сотрудник полиции имеет право не предупреждать о своем намерении применить физическую силу, специальные средства или огнестрельное оружие, если промедление в их применении создает непосредственную угрозу жизни и здоровью гражданина или сотрудника полиции, либо может повлечь иные тяжкие последствия.

Сотрудник полиции должен стремиться в зависимости от характера и степени опасности правонарушения и лиц, его совершивших, силы оказываемого противодействия к тому, чтобы любой ущерб, причиняемый при этом, был минимальным. В данном случае речь идет о принципе адекватности. Несоответствие интенсивности применяемой меры характеру совершаемого деяния, личности нарушителя и другим факторам может привести к нарушению законности. В этом случае действия сотрудников полиции не будут охватываться обстоятельствами, исключающими юридическую ответственность, в частности, статьей 37 УК РФ «Необходимая оборона», статьей 38 УК РФ «Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление», статьей 39 УК РФ «Крайняя необходимость».

Применяя специальные меры административного пресечения, сотрудник полиции обязан оказать гражданину, получившему телесные повреждения в результате применения физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, первую помощь, а также принять меры по предоставлению ему медицинской помощи в возможно короткий срок (ч. 4 ст. 19 ФЗ о полиции). Данное положение предполагает прохождение сотрудниками полиции специальных курсов по оказанию помощи. Занятия должны проходить в рамках служебной подготовки.

После оказания доврачебной помощи необходимо принять меры к вызову или оказанию профессиональной медицинской помощи, в том числе и путем доставления пострадавшего в ближайшее медицинское учреждение. О причинении гражданину телесных повреждений в результате применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия полиция в возможно короткий срок (но не более 24 часов) уведомляет близких родственников или близких лиц гражданина.

Рассматривая вопросы применения специальных средств административного пресечения, следует отметить, что данная деятельность должна строиться на неукоснительном соблюдении действующего российского законодательства и, прежде всего, Конституции России. В статье 21 Конституции РФ провозглашено: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению...». С учетом положений части 4 статьи 15 Конституции России, определяющей, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы», более высокий стандарт предъявляется к применению физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Прежде всего, речь должна идти о Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (резолюция 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН)8, руководящих принципах для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (резолюция 1989/61 Экономического и социального совета)9, основных принципах применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка10.

В целях обеспечения должного уровня готовности сотрудников полиции к действиям, связанным с необходимостью применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, они обязаны проходить специальную профессиональную подготовку с последующими регулярными проверками на предмет наличия знаний, умений и навыков применения специальных мер пресечения. Порядок проведения такой подготовки определен ведомственными нормативными актами Министерства внутренних дел России. В соответствии с частью 7 статьи 18 ФЗ о полиции сотрудник полиции, не прошедший проверку на профессиональную пригодность к действиям в условиях, связанных с применением физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия, проходит аттестацию на соответствие замещаемой должности. Эта мера позволит усилить профессиональную подготовку сотрудников полиции, снизить уровень нарушения законности.

Законодателем внесены терминологические изменения. В отличие от статьи 15 Закона о милиции в статье 23 ФЗ о полиции используется унифицированная терминология, то есть речь идет исключительно о «применении» огнестрельного оружия. На законодательном уровне произошел отказ от термина «использование» огнестрельного оружия. Следует обратить внимание, что расширен перечень оснований применения огнестрельного оружия. Вместе с тем, следует выделить две группы оснований применения оружия: на поражение людей (собственно применение) и не на поражение людей (использование).

Исчерпывающий перечень оснований применения огнестрельного оружия определен частью 1

статьи 23 ФЗ о полиции, а основания применения огнестрельного оружия не на поражение людей (использование) — частью 3 статьи 23 ФЗ о полиции.

Среди проблем применения оружия не на поражение людей следует отметить невыполнение водителями требования сотрудников полиции об остановке транспортного средства. Многие полагают, что таким правом наделены только сотрудники Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД России. Такое положение является следствием игнорирования требования пункта 2.1.1 Правил дорожного движения Российской Федерации11 (в ред. постановлений Правительства РФ от 8 января 1996 г. № 3, от 31 октября 1998 г. № 1272).

Важно помнить, что статья 24 ФЗ о полиции закрепляет гарантии личной безопасности вооруженного сотрудника полиции, что направлено на создание реального эффективного механизма его защиты от необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Сотрудник полиции имеет право обнажить огнестрельное оружие и привести его в готовность, если в создавшейся обстановке могут возникнуть основания для его применения, предусмотренные статьей 23 ФЗ о полиции.

К позитивным новациям закона о полиции следует отнести нормативное закрепление права сотрудника полиции создавать «зону безопасности», то есть определенное расстояние между задерживаемым лицом и сотрудником полиции. Нарушение границы этой зоны (приближение, прикосновение к оружию) дает сотруднику полиции право на применение оружия. «При попытке лица, задерживаемого сотрудником полиции с обнаженным огнестрельным оружием, приблизиться к сотруднику полиции, сократив при этом указанное им расстояние, или прикоснуться к его огнестрельному оружию сотрудник полиции имеет право применить огнестрельное оружие в соответствии с пунктами 1 и 2 части 1 статьи 23 настоящего Федерального закона» (ч. 2 ст. 24 ФЗ о полиции).

Проведенный анализ мер пресечения позволяет сделать вывод о том, что среди инструментария

органов полиции им отводится значимое место. Эти меры позволяют оперативно воздействовать на развитие противоправных ситуаций. В то же время законодатель не всегда предусматривает возможность выбора тех или иных мер, степень их интенсивности, что нередко приводит к нарушению законности и недостижению или неполному достижению поставленных целей. Вместе с тем, практика применения мер пресечения будет вносить существенные коррективы. В этой связи возникнет объективная необходимость вносить коррективы в нормативные правовые акты, которые регламентируют данную деятельность. При этом, следует отказаться от подзаконной регламентации данных мер, внести дополнения в закон о полиции, исключив отсылочные нормы.

Примечания

1. Российская газета. — 2011. — 8 февраля.

2. Бахрах Д.Н. Советское законодательство об административной ответственности: Учебное пособие. — Пермь, 1969. — С. 26.

3. Бахрах Д.Н. Административная ответственность: Учебное пособие. — М., 1999. — С. 10.

4. Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. — М., 1999. — С. 303—304.

5. Попов Л.Л. Убеждение и принуждение. — М., 1968. — С. 116.

6. См.: Коренев А.П. Административное право России: Учебник: В 3-х частях. — М., 1996. — Ч. 1. — С. 196—199.

7. См.: Административное право: Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. — М., 1999. — С. 304.

8. См.: Сборник стандартов и норм Организации объединенных наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. — Нью-Йорк, 1992. — С. 158—160.

9. См. там же. — С. 161 —162.

10. См. там же. — С. 163—170.

11. См.: Правила дорожного движения Российской Федерации: Утв. Постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 // Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ. — 1993. — № 47. — Ст. 4531.

Макарейко Н.В. Проблемы нормативно-правового закрепления мер пресечения, применяемых полицией

Маркунцов С.А. О необходимости введения в научный оборот категории уголовно-правового запрета

С.А. Маркунцов

Маркунцов Сергей Александрович — доцент кафедры уголовного права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», кандидат юридических наук, доцент

E-mail: sam.hse@mail.ru

О необходимости введения в научный оборот категории уголовно-правового запрета

В статье рассматриваются вопросы введения в научный оборот категории уголовно-правового запрета, дается его определение как самостоятельного и интегрального правового образования. Делается вывод о необходимости разработки теории уголовно-правовых запретов в рамках социологии уголовного права.

The article coves the issue of to put scientific use the category of prohibition of criminal law, attempt to formulate definition of this concept as independent integral legal phenomenon. On the basis of the analysis of matter this concepts the author is consider necessary to develop the theory of prohibition of criminal law in the context sociology of criminal law.

Правовые запреты — это государственно-властные, императивные требования воздерживаться от конкретного поведения, поэтому их следует рассматривать как явления, относящиеся к сфере юридического долженствования. Установить запрет значит определить и закрепить юридическую обязанность не совершать действия, которые порицаются государством. Любая обязанность есть не что иное как «должное, требуемое, нужное с точки зрения закона или морали поведение»1.

Категория правового запрета была известна уже в теории дореволюционного русского права. В частности, Н.М. Коркунов под правовым запретом понимал обязанность воздержаться от действия — отрицательную обязанность2. Значительный вклад в изучение теории правовых запретов внесли С.С. Алексеев, А.Г. Братко, О.Э. Лейст, Н.И. Матузов, Н.Н. Рыбушкин и некоторые другие ученые3. В научной литературе советского периода неоднократно отмечалось, что вопрос о правовом механизме действия запретов не вполне ясен4, а по своему месту и функциям в структуре права они представляют собой сложные, многогранные, в определенном смысле загадочные юридические образования5. Итак, и в настоящее время невозможно однозначно определить сущность правовых запретов, их роль и место в механизме регулирования общественных отношений.

В последнее время по теории правовых запретов были защищены диссертации в рамках конституционного, административного, трудового права6. Периодически поднимаются вопросы теории запретов в гражданском, гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном праве7.

Но, пожалуй, наиболее детально понятие, основания, сущность, механизм воздействия правовых запретов изучался в рамках уголовного права. Такое положение дел является вполне зако-

номерным. Ю.А. Денисов прямо указывает, что есть все основания полагать, что изначальной формой, в которой право рождалось как право, являлся именно запрет8. Н.М. Кропачев считает, что древнейшие источники права свидетельствуют: чем древнее право, тем в большей степени оно является уголовным9. Некоторые ученые даже утверждают, что уголовное право при переходе общества к цивилизации возникло не вдруг и не на пустом месте: его появление в определенной мере было подготовлено развитием системы социального регулирования первобытных обществ10. Соглашаясь с мыслью автора о том, что институт табу и специфические регулирующие механизмы, складывающиеся на поздних стадиях развития первобытных обществ, стали нормативно-регулятивными предпосылками уголовного права, следует отметить, что уголовное право как самостоятельная часть системы правового регулирования возникло несколько позже, а не при переходе общества к цивилизации. Безусловно, в первобытном обществе не существовало деления запретов-табу на уголовно-правовые, гражданско-правовые, административные запреты, так как не существовало разделения в нормативноправовом регулировании общественной жизни, как, впрочем, не существовало и самого нормативно-правового регулирования общественной жизни. Однако полагаем, что существовавшие в первобытном обществе запреты-табу, по сути, носили уголовно-правовой характер, так как они устанавливались для охраны и одновременно регулирования наиболее важных общественных отношений, соответствующих интересов и ценностей, а табуирование, несмотря на отдельные отличия механизма действия, является по существу первичной формой уголовно-правового воздей-ствия11.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.