Научная статья на тему 'Проблемы формирования и приоритеты развития городских промышленных агломераций'

Проблемы формирования и приоритеты развития городских промышленных агломераций Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
390
53
Поделиться
Ключевые слова
ГЕНЕЗИС / ГОРОДСКАЯ АГЛОМЕРАЦИЯ / НАСЕЛЕНИЕ / АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СТАТУС / РАЗВИТИЕ / СТРУКТУРА / ВНЕШНЯЯ ЗОНА АГЛОМЕРАЦИИ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Ушаков В.А.

Раскрываются проблемы развития городских агломераций России, предложена методика их сравнительного анализа. Проводится оценка численности населения, проживающего во внешней зоне городских промышленных агломераций, рассчитывается индекс агломеративности, динамика численности населения, типологизация анализируемых агломераций на основе совокупности предложенных критериев. Подчеркивается, что в рыночных условиях произошло кардинальное изменение связей, объединяющих элементы городской агломерации.

Текст научной работы на тему «Проблемы формирования и приоритеты развития городских промышленных агломераций»

СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

19 (52) - 2009

проблемы формирования и приоритеты развития городских

^^ О.

промышленных агломерации*

В. а. УШАКОВ,

заместитель главы г. Магнитогорска по финансам и экономике

В статье раскрываются проблемы развития городских агломераций России, предложена методика их сравнительного анализа. В ходе апробации методики проводится оценка численности населения, проживающего во внешней зоне городских промышленных агломераций, рассчитывается индекс агломеративности, динамика численности населения, типологизация анализируемых агломераций на основе совокупности предложенных критериев. Подчеркивается, что в рыночных условиях произошло кардинальное изменение связей, объединяющих элементы городской агломерации.

Ключевые слова: генезис, городская агломерация, население, административный статус, развитие, структура, внешняя зона агломерации.

Современный промышленный город — не просто производственная площадка, огромная мастерская, снабжающая промышленной продукцией национальное и мировое хозяйство. Как правило, это еще и центр сформировавшейся или формирующейся крупной городской агломерации, которая является сегодня ключевым элементом общенациональных систем расселения в России и за рубежом. В этой «основной форме расселения человечества» в суточно-недельном цикле жизнедеятельности проживает 98 млн россиян, т. е. 2/3 населения страны, в них сконцентрированы 2/3 промышленного и 90 % научного потенциала государства [6, с. 106]. Новое политическое звучание вопросы развития городских агломераций приобретают в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г., в которой отмечается особое значение научно-технического и образовательного потенциалов крупных городских агломераций с высоким качеством среды обитания и человеческим потен-

* Статья подготовлена к печати Екатеринбургским информационным центром Издательского дома «ФИНАНСЫ и КРЕДИТ».

циалом, динамичными инновационной и образовательной инфраструктурами для реализации инновационного и социального векторов долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации в региональном разрезе [5, с. 183]. Динамичные городские агломерации рассматриваются в качестве ключевых пространственных центров опережающего социально-экономического развития на всех этапах реализации «Концепции 2020». Повышение роли агломераций в социально-экономическом пространстве страны, растущее политическое значение вопросов эффективного управления их развитием остро требуют научного осмысления современных процессов городского агломерирования. Новый взгляд требуется еще и в связи с тем, что в условиях рыночной экономики кардинально изменяются социально-экономическая основа и механизмы интегрирования элементов городских агломераций.

В 1970—1980 гг. в СССР преобладали «промыш-ленно-городские» агломерации. Они складывались в условиях доминировавшей технократической системы организации производства и преобладания в крупных городах административной и производственной функций. Мощным стимулом для модернизации промышленных российских агломераций стала радикальная реформа административно-командной системы. Формирование территориальных рынков товаров и капиталов, обогащение и дополнение преобладавших ранее в территориальной организации хозяйства производственных и административных связей существенно изменили роль и функции городских агломераций в социально-экономическом пространстве страны. Сегодня, говоря о городских агломерациях, мы подчеркиваем, что это тот ареал, то пространство потенциальных и реальных взаимодействий, в которое вписывается

недельный жизненный цикл большинства жителей современного крупного города и его спутниковой зоны. И хотя в рамках современной агломерации одной из ключевых, как и ранее, является производственная подсистема, никакие тесные связи предприятий по сырью и готовой продукции еще не определяют ее границ. Понятие городской агломерации стало настолько шире понятия «система производства» насколько понятие «жизнедеятельность населения» шире, чем «производственная деятельность» [1, с. 282].

Обобщение результатов исследований процесса агломерирования [1, 3, 4, 10] позволило выделить следующие важнейшие этапы развития крупных городских агломераций (табл. 1).

Прохождение этих этапов для каждой агломерации индивидуально во времени и зависит от множества факторов. Пожалуй, классической постиндустриальной в настоящее время в России является только Московская агломерация. Агломерации, возникшие еще в советский период на базе крупных промышленных городов, сегодня можно отнести или к трансформирующимся, или к индустриальным, но уже вплотную подошедшим к этапу трансформации. При этом, активизация агломерационных процессов становится мощным стимулом для обогащения функциональной структуры промышленного города за счет развития центральных функций, непроизводственной сферы, потребительского рынка, сферы услуг.

Повышение роли и изменение функций крупногородских агломераций в системе расселения и организации хозяйственной деятельности в РФ настойчиво требуют особого внимания как со стороны органов государственной власти, призванных реализовывать общенациональную пространствен-

ную политику, так и со стороны местных органов власти и органов власти субъектов Федерации, поскольку экономические границы агломераций существенно отличаются от официальных границ административно-территориальных образований. Чем крупнее агломерация, чем выше ее экономическая активность, тем дальше отодвигаются экономические границы, тем шире зона обслуживания и сбыта и зона влияния города-центра. В силу этого возникает необходимость в дополнительной координации решений местных и региональных органов власти в отношении развития системы общественного транспорта, дорожной сети, логистического комплекса, сферы здравоохранения, образования, потребительского рынка в рамках не только административно-территориальных образований, но и агломерации как единого целого. Однако формирование системы управления, учитывающей эти новые реалии, невозможно без современного научно-методического обоснования, позволяющего выявить проблемы и тенденции развития агломераций, очертить их территориальные границы, прогнозировать перспективы расширения или угрозы сужения зон обслуживания и сбыта.

В целях преодоления сложившегося дефицита теоретико-методологических и научно-практических исследований в этой сфере был разработан методический инструментарий, позволяющий осуществить сравнительную оценку современного состояния и перспектив развития городских агломераций. Для реализации этой методики первоначально осуществляется анализ пространственного местоположения городов — центров агломераций по отношению к центральным местам более высокого и более низкого порядка, что позволяет сделать предварительные предположения о радиусе зоны

Таблица 1

Основные этапы развития современной городской агломерации

Признаки Индустриальная агломерация Трансформирующаяся агломерация Функциональная агломерация Постиндустриальная агломерация

Социально-экономическая основа интеграции элементов агломерации Промышленное производство Сектор услуг и рынок труда в ядре агломерации Новые подцентры реиндустриализации и потребления Развитие «хордных» связей между подцен-трами

Развитие общего рынка Отсутствие общего рынка труда, земли, недвижимости и других ресурсов Возникновение общего, емкого и диверсифицированного рынка труда Возникновение общего рынка торговой, жилой и производственной недвижимости Качественное изменение емкости рынка и масштаба мобилизуемых ресурсов

Характер преобладающих взаимосвязей Производственная кооперация Центростремительная, трудовая, маятниковая миграции Функциональные связи в рамках суточно-неде-льного цикла жизнедеятельности населения Вхождение в глобальную иерархию городских центров

обслуживания и сбыта, возможности реализации центральных, обслуживающих функций на локальном, межмуниципальном и региональном уровнях. При этом необходимо оценить не только местоположение по отношению к городским поселениям более высокого и более низкого ранга, но и потенциал расширения агломерации за счет формирования устойчивых взаимосвязей между городскими и сельскими поселениями, находящимися на ее территории.

Далее проводится делимитация границ агломерации. Принципиальное значение данного этапа для последующего анализа связано с тем, что именно здесь мы оцениваем территориальные границы агломерации, численность населения ее внешней зоны, и в конечном итоге, потенциальную емкость внутреннего рынка. По вопросу критериев делимитации границ агломерации у исследователей пока не сложилось единого мнения. Так, С. Артоболевский отмечает, что «хотя границы агломерации условны, они, как правило, выделяются исходя из транспортной доступности территории агломерации общественным транспортом. Чаще всего берется часовая доступность из центра крупнейшего города. Иногда агломерации выделяют по сплошной застройке» [2]. Другие авторы говорят о 1,5-часовой доступности по транспортным коридорам (железным дорогам, автодорогам и рекам), наличии регулярных пригородных электропоездов, автобусов, теплоходов. В работах Е. Г. Анимицы и Н. Ю. Власовой выделены следующие основные критерии делимитации [1, с. 287]:

• критерий города-ядра (главный показатель — численность населения);

• критерий границ (показатели — временной радиус доступности, территориальная близость);

• критерий спутниковой зоны (показатели — число и людность городских поселений, соотношение с ядром, функциональная взаимодополняемость);

• критерий взаимодействия (показатели — интенсивность различных потоков и связей, развитость сети коммуникаций);

• интенсивность использования территории (показатели — плотность населения, плотность застройки, экономическая плотность — фон-дооснащенность и продуктивность).

При этом отмечается, что «основная масса населения городской агломерации ограничена в своих передвижениях зоной доступности 1,5—2 ч по отношению к месту жительства» [1, с. 282]. Однако нам представляется, что сегодня, с учетом развития дорожной сети, увеличения количества личного

72 -

автомобильного транспорта и повышения мобильности населения, наиболее приемлем двухчасовой предел зоны доступности по отношению к месту жительства.

В заключение осуществляются анализ и типо-логизация исследуемых городских агломераций на основе совокупности следующих критериев.

1. Генезис агломерации. В этом случае существуют два варианта:

• формирование агломерации как более высокой стадии развития крупного центра;

• формирование агломерации от района — на базе крупных ресурсных бассейнов, а также мощной тяжелой индустрии. В этом случае среди территориальной группы городов-партнеров постепенно выделяется наиболее крупный город, в котором развиваются организационно-хозяйственные, научные, культурные и другие функции.

2. Численность населения города-центра. Выделяются крупнейшие центры — с численностью более 1 млн чел., крупные — 500—1 000 тыс. чел., большие — 250—500 тыс. чел., средние — 100— 250 тыс. чел.

3. Административный статус города-центра. Здесь необходимо выделять агломерации, сформировавшиеся на базе города — центра субъекта Федерации, и агломерации, сформировавшиеся на базе города, не обладающего «столичными» функциями.

4. Темпы развития городских агломераций. Они оцениваются на основе анализа изменения численности населения. В этом случае выделяются следующие типы городских агломераций:

• нединамичные (среднегодовые темпы роста городского населения за 20 лет ниже 1 %)

• слабодинамичные 1—2 %;

• среднединамичные 2—4 %;

• высокодинамичные 4—5 %;

• сверхдинамичные — более 5 %. Практически все городские агломерации этой группы имеют относительно короткий срок формирования.

5. Структура агломерации. С точки зрения этого критерия можно говорить о моноцентричных и полицентричных агломерациях. Типологическим признаком при этом является количество ядер. Моноцентрические агломерации имеют одно выраженное ядро, которое подчиняет своему воздействию все остальные поселения, расположенные в его пригородной зоне, и намного превосходит их по размеру и своему экономическому потенциалу. Полицентрические агломерации имеют в качестве ядер несколько более или менее одинаковых по

размеру и значимости городов при отсутствии явно доминирующего центра.

6. Уровень сформированности,развитости внешней зоны агломерации. Здесь типологическим признаком является индекс агломеративности:

где N — численность населения городских поселений внешней зоны агломерации; N— общая численность населения городской агломерации; 1а — индекс агломеративности.

Данная методика была реализована в ходе исследования городских агломераций, сформировавшихся на базе крупных городов (с численностью населения от 250 до 1 000 тыс. чел.) со специализацией в сфере черной металлургии. На сегодня к категории крупных можно отнести пять таких городов: Липецк, Череповец, Новокузнецк, Нижний Тагил и Магнитогорск. На их территории располо-

жены металлургические комбинаты полного цикла, которые в 2007 г. произвели 66 % от общего объема производства стали, 74 % от общего объема производства готового проката, сконцентрировали свыше 82 % от общего объема прибыли предприятий отрасли [8]. Таким образом, стабильное развитие анализируемых городских агломераций — условие стабильного развития одной из системообразующих отраслей национальной экономики.

Результаты анализа пространственного местоположения городов — центров черной металлургии, по отношению к центральным местам более высокого и более низкого порядка представлены в табл. 2. С этой точки зрения пространственное местоположение ни одного из анализируемых городов нельзя однозначно назвать благоприятным, каждый имеет свои плюсы и минусы. Отметим, что для оценки радиуса зоны обслуживания в данном случае принят критерий двухчасовой доступности по автодороге.

Таблица 2

Характеристика агломераций, сформировавшихся на базе городов — центров черной металлургии [7]

Город Центры, входящие в зону обслуживания, расстояние по автодорогам и направление Численность населения, тыс. чел. Центры аналогичного и более высокого ранга, расстояние по автодорогам и направление Численность населения, тыс. чел. Плотность населения на сельских территориях, чел/ км2

Липецк Грязи, 33 км, ЮВ 46,5 Воронеж, 128 км, Ю 840,7 25—50 10—25 (постепенное снижение плотности населения от центра агломерации к периметру)

Лебедянь, 61 км, СЗ 21,2

Задонск, 86 км, ЮЗ 10,4

Усмань, 91 км, Ю 19,4 Тамбов, 138 км, ЮВ 281,8

Мичуринск, 67 км, СВ, Тамбовская область 90,9

Елец, 87 км, В 112,7

Чаплыгин, 87 км, С 13,2 Москва, 508 км, С 10 442,7

Данков, 86 км, СЗ 22,4

Семилуки, 139 км, Ю, Воронежская область 24,4

Череповец Весьегонск, 181 км, Тверская область, ЮЗ 8,2 Санкт-Петербург, 544 км, СЗ 4 571,2 5—10

Кириллов, 93 км, С 8,1

Устюжна, 123 км, З 10,0 Ярославль, 256 км, ЮВ 604

Пошехонье, 108 км, ЮВ 6,7

Белозерск, 104 км, С 10,4 Вологда, 124 км, В 286,3

Бабаево, 117 км, З 12,3 Москва, 494 км, Ю 10 442,7

Новокузнецк Осинники, 23 км, ЮВ 48,0 Кемерово 308 км, С 519,8 Юго-восток — менее 1 Юго-запад — 1—5 Север — 5—10

Прокопьевск, 40 км, СЗ 214,7

Киселевск, 57 км, СЗ 103,4

Междуреченск, 72 км, В 103,5

Ленинск-Кузнецкий, 148 км, СЗ 106,4 Бийск, 251 км, ЮЗ

Белово, 122 км, СЗ 76,7

Гурьевск, 150 км, СЗ 25,9

Полысаево, 153, СЗ 27,8 Барнаул, 383 км, ЮЗ

Мыски, 51 км, В 41,9

Таштагол, 145, ЮВ 22,8

Город Центры, входящие в зону обслуживания, расстояние по автодорогам и направление Численность населения, тыс. чел. Центры аналогичного и более высокого ранга, расстояние по автодорогам и направление Численность населения, тыс. чел. Плотность населения на сельских территориях, чел/ км2

Нижний Тагил В. Салда, 42 км, СВ 48,8 Екатеринбург, 149 км, Ю 1 315,1 Север — 1—5 Юг — 5—10

Кушва, 51 км, С 33,6

Н. Салда, 55 км, В 17,9

Красноуральск, 70 км, С 27,7

Невьянск, 54 км, Ю 25,3

В. Тура, 59 км, С 10,7

Кировград, 68 км, Ю 22,3

В. Тагил, 74 км, Ю 12,3

Новоуральск, 88 км, Ю 93,4

Н. Тура, 89 км, С 22,9

Лесной, 88 км, С 53,0

Качканар, 114 км, С 43,4

Алапаевск, 126 км, В 42,7

Реж, 146 км, ЮВ 39,1

Среднеуральск, 130 км, Ю 19,8

В. Пышма, 124 км, Ю 57,9

Первоуральск, 143 км, Ю 133,6

Верхотурье, 165 км, СВ 7,4

Магнитогорск Верхнеуральск, 51 км, С 10,3 Челябинск, 308 км, СВ 1 091,5 5—10 Юг — 1—5

Белорецк, 87 км, СЗ, 69,1

Сибай, 110 км, Ю 64,3

Баймак, 141 км, ЮЗ 16,8

Учалы, 112 км, С 38,8

В достаточно благоприятной ситуации находится Липецк, в непосредственной близости к которому размещено значительное количество малых городов, а прилегающие сельские территории характеризуются высокой плотностью населения, что позволяет существенно раздвинуть экономические границы города. Однако, уровень доходов населения сельских территорий и малых городов относительно невелик, что ограничивает спрос на товары и услуги. Относительно благоприятно и положение Череповца, который сталкивается с аналогичной проблемой. Города, непосредственно входящие в его зону влияния, еще мельче по размеру, чем города, расположенные в зоне влияния Липецка. А вот прилегающие территории Новокузнецка, Н. Тагила и Магнитогорска относительно мало заселены. Существенно смягчает ситуацию для Новокузнецка близкое расположение средних и больших городов: Прокопьевск, Киселевск, Между-реченск, Ленинск-Кузнецкий, Белово, Осинники, Мыски, которые при этом имеют более низкий ранг в региональной системе расселения. В силу пространственной близости они заинтересованы в развитии территориальных связей с Новокузнецком, что компенсирует низкую плотность населения на прилегающих сельскохозяйственных территориях.

Взаимопересечение зон влияния с Кемерово возникает только в отношении Ленинска-Кузнецкого, который расположен примерно на равном расстоянии от первого и второго городов области и обладает с ними хорошими транспортными связями.

С формальной точки зрения, минимальная зона обслуживания и сбыта формируется у Магнитогорска. В зону влияния Магнитогорска попадают только один небольшой город Челябинской области — Верхнеуральск, а также города и сельские территории прилегающего Башкортостана (Белорецк, Сибай, Учалы). Отсутствие в приграничной зоне с башкирской стороны крупных городов, способных выполнять функции макрорегионального центра, позволяет Магнитогорску компенсировать низкое значение потенциала поля расселения в этой части Южного Урала. При этом на территорию Башкортостана, не подвергшуюся столь разрушительному антропогенному воздействию, выносятся многие рекреационные и лечебно-оздоровительные объекты города.

На первый взгляд, максимальная по количеству населенных пунктов зона влияния у Нижнего Тагила, который является пространственным центром всего Северного Урала. В его зону влияния непосредственно входят Кировград, Верхняя и Нижняя

Салда, Красноуральск, Кушва, Верхотурье, Верхняя и Нижняя Тура, Качканар, Лесной, Невьянск и др. Несколько дальше к северу с точки зрения выбранного критерия транспортной доступности расположены такие крупные города как Серов и Краснотурьинск, однако в силу малозаселенности Уральского Севера именно Нижний Тагил является для этих городов ближайшим пространственным центром более высокого ранга.

Однако ситуация несколько меняется, если оценить положение городов — центров черной металлургии по отношению к центрам аналогичного или более высокого ранга. Так, Липецк расположен в 508 км к югу от Москвы, в 128 км от Воронежа и 138 км от Тамбова. Череповец — в 124 км к западу от Вологды, в 256 км от Ярославля и на практически равном расстоянии от двух российских столиц — 544 км от С. -Петербурга, 494 от Москвы. Новокузнецк — в 308 км к югу от Кемерово, в 251 км от Бийска, в 383 км от Барнаула. Нижний Тагил — в 149 км к северу от Екатеринбурга. Магнитогорск — в 308 км к юго-западу от Челябинска.

Таким образом, только Нижний Тагил расположен в радиусе непосредственной транспортной доступности к центру более высокого уровня — Екатеринбургу. Из-за этого практически все города, расположенные в южном и восточном направлении, в большей или меньшей степени попадают в зону влияния Екатеринбурга, а такие города, как Первоуральск, Реж и Пышма непосредственно входят в состав екатеринбургской агломерации. То есть реально зона влияния Н. Тагила существенно сужена в южном и восточном направлениях, которые в отличие от севера Урала, характеризуются максимальной плотностью населения и концентрацией населенных пунктов в силу неспособности на равных конкурировать с областным центром за рынки сбыта. В результате появляется существенный риск, что Н. Тагил может трансформироваться в своеобразные «северные ворота» Екатеринбурга. В этом качестве город будет продолжать обслуживать товарные, финансовые и миграционные потоки, идущие с севера на юг, но не сможет привлечь и сконцентрировать эти ресурсы на своей территории.

Для Новокузнецка и Магнитогорска в радиусе непосредственной транспортной доступности нет городов более высокого ранга по численности населения, что позволяет им не вступать в конкуренцию с более крупными городами из-за взаимопересечения зон обслуживания и сбыта. Хотя, безусловно, фактор «вымывания ресурсов» центром более высокого порядка здесь все равно будет ощущаться. У Череповца в радиусе непосредственной транспор-

тной доступности находится Вологда — столица субъекта Федерации, однако численность населения «столицы» меньше, чем у «второго» города. В непосредственной близости от Липецка расположены Воронеж и Тамбов. Численность населения Воронежа составляет свыше 870 тыс. чел., однако, эта разница не столь существенна с учетом того, что эти города имеют одинаковый административный статус и сопоставимый экономический потенциал. Численность Тамбова «всего» 281,8 тыс. чел., что предопределяет скорее его тяготение к Липецку как к центру более высокого ранга.

С учетом данных обстоятельств изменяется и оценка местоположения Магнитогорска, который, с одной стороны, действительно, обладает минимальным потенциалом ближайшего поля расселения, но с другой стороны, является безальтернативным пространственным центром Юга Челябинской области и части прилегающих территорий Башкирии. И, напротив, велик риск, что потенциально емкая и обширная зона обслуживания Нижнего Тагила будет размываться в силу взаимопересечения с зоной обслуживания и сбыта Екатеринбурга. При этом близость столь крупного города может стать фактором, ограничивающим развитие градообслуживающих функций и в границах самого Н. Тагила, так как с формальной точки зрения целый ряд товаров и услуг тагильчане могут приобретать в областном центре (речь идет именно о формальной аргументации, потому что реально основными потребителями здесь могут быть только наиболее активные и мобильные граждане в трудоспособном возрасте).

Все рассматриваемые агломерации, несмотря на наличие общих признаков, по-своему уникальны. Анализ их генезиса позволяет рассматривать Липецкую, Тагильскую, Магнитогорскую и Череповецкую агломерации как агломерации, формирующиеся «от города», как более высокие стадии развития крупного центра. Напротив, Новокузнецкая агломерация — агломерация, сформировавшаяся «от района», на базе крупного ресурсного бассейна. При этом, на наш взгляд, у Новокузнецка есть все предпосылки для перехода к развитию агломерации по первому варианту. За исключением Липецка, являющегося административным центром Липецкой области, все остальные города являются «вторыми» городами субъекта Федерации. При этом, если Магнитогорск и Нижний Тагил действительно занимают второе место в регионе по численности населения, то Новокузнецк и Череповец превышают по численности населения города — центры соответствующих субъектов РФ, хотя следует отметить, что это превышение незначительно.

- 75

С точки зрения структуры, Тагильская, Липецкая, Новокузнецкая и Магнитогорская агломерации могут быть отнесены к моноцентричным. Однако надо учитывать, что Тагильская агломерация в свою очередь испытывает чрезвычайно высокое воздействие более крупной Екатеринбургской агломерации с многочисленными перекрытиями зон влияния смежных городов. Влияние Воронежской агломерации на развитие Липецкой агломерации смягчается в силу не столь существенного разрыва их демографического и экономического потенциалов и равного административного статуса городов — агломерационных ядер. К Липецкой агломерации объективно тяготеет и Тамбов, что при активизации экономических связей и с учетом территориальной близости может привести к трансформации ее в полицентрическую. При этом второе потенциальное ядро, Тамбов, пока имеет более низкий ранг в территориальной системе хозяйства и расселения. Череповецкая агломерация относится к полицентричным, с двумя ядрами, которые сопоставимы по численности населения и уровню социально-экономического развития.

Оценка численности населения показывает, что максимальную внешнюю зону обслуживания и максимальное значение индекса агломератив-ности имеют агломерации на базе Новокузнецка и Н. Тагила (табл. 3).

Однако, как уже отмечалось, именно у Н. Тагила внешняя зона в значительной степени перекрывается внешней зоной более крупной Екатеринбургской агломерации. Минимальны внешняя зона и индекс агломеративности у Магнитогорской агломерации. У Липецкой и Череповецкой агломераций существуют достаточно большие возможности для расширения сферы влияния за счет интеграции с ближайшими крупными городами — соответственно Тамбовом и Вологдой. При этом формирование Череповецко-Вологодской агломерации будет осложняться тем, что Череповец

обладает более высоким экономическим потенциалом, но Вологда имеет статус административного центра. Формирование Воронежско-Тамбовской агломерации будет осложняться тем, что оба города имеют равный административный статус, но Тамбов проигрывает по экономическому потенциалу и численности населения.

Тенденции демографического развития агломераций достаточно близки. В данном случае мы анализировали темпы изменения численности населения ядра агломерации, так как в условиях российской сверхцентрализации именно темпы роста ядра в значительной степени определяют темпы роста и агломерации в целом. Все города характеризуются чрезвычайно резким, взрывным ростом численности населения (табл. 4). В качестве рубежных годов для оценки численности населения взяты годы проведения общегосударственных переписей населения (за исключением 2007 г.). В 1959—1989 гг. темпы роста численности населения начинают замедляться. Так, темпы роста численности населения Н. Тагила становятся нединамичными, Магнитогорска и Новокузнецка — слабодинамичными, Липецка и Череповца — остаются сверхдинамичными.

Максимальной численности населения раньше всех достиг Н. Тагил (1989 г.), затем Новокузнецк и Магнитогорск (1992 г.), Череповец (2000 г.) и Липецк (2001 г.). Примечательно, что в 1897 г. максимальная численность жителей, 30 тыс. чел., наблюдалась именно в Н. Тагиле, т. е. проявляется тенденция — чем старше металлургический центр, тем раньше достигается предел роста численности населения.

Всего за истекшие 110 лет численность населения Новокузнецка увеличилась более чем в 180 раз, Череповца и Магнитогорска — более чем в 40 раз, Липецка — почти в 25 раз. Относительно медленнее росло население Н. Тагила — в 12,6 раза (табл. 5). В связи с высокими значениями показателей они

Таблица 3

Оценка численности населения городской агломерации и индекс агломеративности

Город Численность населения Численность населения Общая численность город- Индекс

городских поселений внешней города — ядра ского населения агломера- агломеративности

зоны агломерации, тыс. чел. агломерации, тыс. чел. ции, тыс. чел.

Липецк 361,1 (642,9) * 502,6 863,7 (1 145,5) 0,42 (0,56) *

Череповец 55,7 (342) ** 307,8 363,5 (649,8) 0,15 (0,53) **

Новокузнецк 771,1 560,9 1 332,0 0,58

Н. Тагил 711,8 377,5 1 089,3 0,65

Магнитогорск 199,3 410,5 609,8 0,33

'Цифра в скобках — показатель с учетом численности населения Тамбова. ** Цифра в скобках — показатель с учетом численности населения Вологды.

Таблица 4

Численность населения городов — центров черной металлургии, тыс. чел. [7, 9]

Город Год Максимальная численность населения / год достижения

1897 1939 1959 1989 2002 2007

Липецк 20,3 66,6 157,0 449,6 506,0 502,6 521,6 / 2001

Новокузнецк 3,1 169,0 380,0 599,9 565,9 560,9 600,2 / 1992

Череповец 6,9 32,4 92,0 310,5 312,2 307,8 324,4 / 2000

Нижний Тагил 30,0 160,0 338,0 398,1 390,6 377,5 439,5 / 1989

Магнитогорск 10,1 145,9 311,0 440,3 419,9 410,5 441,2 / 1992

Таблица 5

Темпы роста численности городского населения РФ и городов — центров черной металлургии за период 1897—2007 гг. [7, 9]

Город 1939/1897 1959/1939 1989/1959 2002/1989 2007/2002 2007/1897

Липецк 3,28 2,36 2,86 1,13 0,99 24,76

Новокузнецк 54,5 2,25 1,58 0,94 0,99 180,9

Череповец 4,7 2,83 3,38 1,01 0,99 44,6

Н. Тагил 5,3 2,11 1,18 0,98 0,97 12,6

Магнитогорск 14,44 2,13 1,42 0,95 0,98 40,6

РФ 3,66 1,67 1,77 0,99 0,98 10,5

приведены не в процентах, а в относительных величинах.

Однако, по данным переписи 2002 г., во всех городах уже наблюдается сокращение числа жителей. Причины постоянных потерь демографического потенциала носят комплексный характер. Важную роль играет изменение основных факторов экономического роста. Развитие металлургии в сформировавшихся территориально-производственных центрах все больше носит интенсивный характер, и экстенсивное наращивание численности работников больше не приводит к

росту производства, что естественным образом ограничивает и прирост населения в городах, в первую очередь за счет миграции.

Не менее важную роль играют и медико-социальные факторы. Как показали результаты расчетов, общей тенденцией для всех городов анализируемой совокупности является отрицательный естественный прирост населения, формирующийся за счет роста смертности и снижения рождаемости. Практически во всех металлургических городах естественная убыль населения несколько выше, чем в столице субъекта Федерации (табл. 6).

Таблица 6

Демографическое развитие городов — центров черной металлургии [9]

Город Показатель Год

2002 2003 2004 2005 2006

РФ Число родившихся на 1000 чел. 9,7 10,2 10,4 10,2 10,4

Число умерших на 1000 чел 16,2 16,4 16 16,1 15,2

Естественный прирост на 1000 чел. -6,5 -6,2 -5,6 -5,9 -4,8

Липецк Число родившихся на 1000 чел. 8,7 8,7 9,3 9,2 9,3

Число умерших на 1000 чел 13,3 14,7 14,4 14,3 13,9

Естественный прирост на 1000 чел. -4,6 -6,0 -5,1 -5,1 -4,6

Вологда Число родившихся на 1000 чел. 10,2 11,0 10,9 10,5 10,8

Число умерших на 1000 чел 14,8 16,6 16,6 15,7 14,0

Естественный прирост на 1000 чел. -4,6 -5,6 -5,7 -5,2 -3,2

Череповец Число родившихся на 1000 чел. 9,5 10,4 10,7 10,3 11,1

Число умерших на 1000 чел 14,1 15,6 15,4 15,2 14,0

Естественный прирост на 1000 чел. -4,6 -5,2 -4,7 -4,9 -2,9

Кемерово Число родившихся на 1000 чел. 9,9 10,4 10,6 10,5 10,9

Число умерших на 1000 чел 15,8 15,6 14,9 15,4 14,5

Естественный прирост на 1000 чел. -5,9 -5,2 -4,3 -4,9 -3,6

Новокузнецк Число родившихся на 1000 чел. 9,7 10,0 10,0 10,6 10,6

Число умерших на 1000 чел 16,4 17,7 17,1 17,6 16,2

Естественный прирост на 1000 чел. -6,7 -7,7 -7,1 -7,0 -5,6

Город Показатель Год

2002 2003 2004 2005 2006

Екатеринбург Число родившихся на 1000 чел. 9,9 10,1 10,3 10,0 10,3

Число умерших на 1000 чел 14,5 14,4 13,6 13,6 12,8

Естественный прирост на 1000 чел. -4,6 -4,3 -3,3 -3,6 -2,5

Нижний Тагил Число родившихся на 1000 чел. 9,6 10,0 10,0 9,9 9,8

Число умерших на 1000 чел 17,9 17,5 17,5 16,7 15,0

Естественный прирост на 1000 чел. -8,3 -7,5 -7,5 -6,8 -5,2

Челябинск Число родившихся на 1000 чел. 9,7 10,1 10,4 10,1 10,3

Число умерших на 1000 чел 14,6 14,7 14,5 14,5 13,7

Естественный прирост на 1000 чел. -4,9 -4,6 -4,1 -4,4 -3,4

Магнитогорск Число родившихся на 1000 чел. 10,2 10,4 10,7 10,6 11,0

Число умерших на 1000 чел 16,7 17,0 16,0 16,4 15,5

Естественный прирост на 1000 чел. -6,5 -6,6 -5,3 -5,8 -4,5

Это объясняется тем, что столицы субъектов концентрируют у себя наиболее сложные виды специализированной медицинской помощи, крупные многопрофильные медицинские учреждения, что, безусловно, ставит их население в более выигрышные условия. Еще одна причина, обусловливающая более высокий уровень смертности в городах — металлургических центрах — негативное влияние металлургического производства на состояние всех биосистем. Постоянная техногенная нагрузка на городскую популяцию предопределяет высокий уровень онкологической заболеваемости и риск развития опухолей, особенно рака молочной железы у женщин; нарушение репродуктивной функции женщин, детей и подростков; высокий риск развития у детей заболеваний органов дыхания, нервной и эндокринной систем, органов пищеварения от воздействия факторов окружающей среды. Естественную убыль населения, превышающую среднероссийский показатель, демонстрируют Новокузнецк и Нижний Тагил. Первый — за счет более высокой смертности, второй — за счет низкой рождаемости. При этом обращает на себя внимание, что Нижний Тагил — единственный металлургический город, где естественная убыль населения в среднем в два раза превышает аналогичный показатель столицы субъекта Федерации.

Таким образом, одной из ключевых задач сегодня становится сбережение населения крупногородских промышленных агломераций. Сохранение сложившихся негативных демографических тенденций, снижение качественных характеристик трудового потенциала могут стать серьезным препятствием, затрудняющим реализацию поставленных стратегических задач превращения крупногородских агломераций в ключевые центры пространственного развития страны. С учетом низких темпов естественного прироста резервом для сохранения существующей

78 -

численности населения являются снижение младенческой смертности и смертности в трудоспособном возрасте, а также увеличение притока мигрантов, причем не только из бывших советских республик, но и из районов, непосредственно примыкающих к границам агломерации.

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

1. Завершение трансформационного периода и переход к функционированию экономики страны на основе рыночных механизмов создали предпосылки для быстрой качественной трансформации ключевых социально-экономических подсистем крупного города, существенного обогащения его функций в первую очередь как центра разноуровневых территориально организованных систем. Крупные промышленные города РФ, выступавшие ранее как центры промышленно-городских агломераций, сегодня имеют существенные возможности для трансформации в агломерации, в границах которых замыкаются циклы жизнедеятельности населения.

2. Крупные города — центры черной металлургии в современных условиях являются ядрами быстро развивающихся городских агломераций, концентрирующими на своей территории как основную часть производственных активов ключевой отрасли национальной экономики, так и значительные массы населения. Пространственное местоположение каждого города предопределяет возможность и необходимость формирования значительной по протяженности зоны влияния, расширения экономических границ и активизации выполнения центральных функций по отношению как к собственному населению, так и к прилегающим территориям.

3. Серьезно осложняют развитие крупногородских агломераций в РФ низкая плотность населе-

ния, существенные расстояния между населенными пунктами, низкое качество дорог, слабое развитие инфраструктуры и транспортной системы как на национальном, так и на региональном уровне. При этом в последнее время все большую угрозу для стабильного развития городских агломераций представляет депопуляция населения в городской и сельской местности, обусловливающая сокращение численности трудовых ресурсов в настоящем и снижение трудового потенциала агломерации в будущем периоде.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Анимица Е. Г., Власова Н. Ю. Градоведе-ние. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. экон. ун-та. 2006. 417 с.

2. Артоболевский С. Меняю одну агломерацию на два кластера в разных экономических районах // Российское экспертное обозрение 2007. № 4 — 5 (22). URL:http://www. rusrev. org/.

3. Бозе Э. Городская агломерация: старое название — новое содержание/ // Российское экспертное обозрение. 2007. № 4— 5 (22). URL:http://www. rusrev. org/.

4. Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен / Под ред. Т. Нефедовой, П. Поляна, А. Трейвиша. М.: ОГИ. 2001. 560 с.

5. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года // Официальный сайт Министерства экономического развития. URL:http://www. economy. gov. га.

6. Лола А. М. Региональные системы расселения в России: их социальные роли, типы, будущее. // Региональная социология в России: Сборник материалов социологических исследований / Отв. ред. В. В. Маркин. Институт социологии РАН. М.: Экслибрис-Пресс. 2007. С. 104—121.

7. Мой город. // Информационно-аналитический портал. URL:http://www. mojgorod. ru.

8. Производственно-экономические показатели крупнейших металлургических предприятий России в 2006—2008 гг. // Официальный сайт Корпорации производителей черных металлов «Чер-мет». URL:http://www. k-chermet. ru.

9. Регионы России. Основные социально-экономические показатели городов. 2007: Стат. сб. / Росстат. М. 2008 // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www. gks. ru.

10. Трейвиш А. И. Производство и расселение до и после перехода к рынку: размышления о траекториях развития // Проблемы расселения: история и современность. Серия «Россия 90-х: проблемы регионального развития». М., 1997.

ИЗДАТЕЛЬСКИЕ УСЛУГИ

Издательский дом «ФИНАНСЫ и КРЕДИТ»

занимается выпуском специализированных финансово-экономических и бухгалтерских журналов, а также

монографий, деловой и учебной литературы Минимальный тираж - 500 экз.

По вопросам, связанным с изданием книг, обращайтесь в отдел монографий

(495) 721-85-75 Dost@fin-izdat.ru