Научная статья на тему 'Проблема вины и ответственности немцев за преступления нацизма через призму взаимодействия макрои микроисторических исследований'

Проблема вины и ответственности немцев за преступления нацизма через призму взаимодействия макрои микроисторических исследований Текст научной статьи по специальности «История и археология»

181
50
Поделиться
Ключевые слова
НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ИСТОРИОГРАФИЯ / ОБЩЕСТВО

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Корнева Лидия Николаевна

Рассматриваются проблемы вины и ответственности немцев за преступления национал-социализма через призму взаимодействия результатов макро-и микроисторических исследований. Освещаются стадии анализа проблемы в зависимости от степени удаления от исторических событий. Прослеживается коррекция восприятия обществом вины и ответственности в зависимости от уровня исследования истории национал-социализма.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Корнева Лидия Николаевна

In the article problems of guilt and responsibility of the Germans for national socialism crimes through the prism of macroand microhistorical researches are taken up. The main stages of problem analysis in comparison with the remoteness of historical events are also described. Dependence of guilt-ridden from the level and quantity of national socialism researches is analyzed.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Проблема вины и ответственности немцев за преступления нацизма через призму взаимодействия макрои микроисторических исследований»

2009 История №2(6)

УДК 930.1

Л.Н. Корнева

ПРОБЛЕМА ВИНЫ И ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕМЦЕВ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАЦИЗМА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МАКРО- И МИКРОИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Рассматриваются проблемы вины и ответственности немцев за преступления национал-социализма через призму взаимодействия результатов макро-и микроисто-рических исследований. Освещаются стадии анализа проблемы в зависимости от степени удаления от исторических событий. Прослеживается коррекция восприятия обществом вины и ответственности в зависимости от уровня исследования истории национал-социализма.

Ключевые слова: национал-социализм, преступление, историография, общество.

Преступления нацистского режима в годы Второй мировой войны обусловили высокую степень морально-психологических факторов при исследовании происхождения и сущности германского фашизма. К одному из них относится проблема вины и ответственности немецкого народа за преступные дела нацистов. Послевоенная и современная историография национал-социализма обнаруживает факторы различного характера, влияющие на интерпретацию проблемы вины и ответственности. К числу важнейших из них можно отнести:

• морально-психологическое состояние немецкого общества и психологический настрой людей;

• политические процессы;

• состояние освоения источниковедческой базы;

• развитие исследований на макро-, средне- и микроуровнях;

• «историзацию» национал-социализма, понимаемую как процесс его ухода из «истории современности» в «историю прошлого».

В режиме послевоенного времени (1945 до начала 60-х гг.) большое значение имеет подавленное морально-психологическое состояние общества, обусловленное жизнью в обществе «краха» и ошеломляющей правды о нацистских преступлениях. Велико стремление дистанцироваться от преступлений: «не думать, забыть, не знали». В публицистике преимущественно господствует непризнание вины нации, а ответственность распространяется только на тех, «кто принимал решения». В историографии преступления нацизма практически не изучаются. Лишь одинокая в море апологетической литературы работа Е. Когана «Государство СС» явилась первым систематическим исследованием преступного характера нацизма [1].

Перелом в общественном сознании начинается в середине 60-х гг. ХХ в. В это время проявляются разновеликие, но все же связанные между собой аспекты вины и ответственности немцев за преступления нацистского режима: политически-правовые, источниковедческие и проблема поколений. По-литически-правовые аспекты связаны с уголовными процессами против администрации концентрационных лагерей и расследованием её преступных

действий. В подготовке так называемого «Процесса по Освенциму» активное участие приняли молодые историки военного и послевоенного поколения, которые собрали огромное количество разнородных источников о преступлениях в нацистском лагере [2], что было шоком и для общественности, и для самих историков. Эти обстоятельства накладывались на развитие со второй половины 1960-х гг. студенческого движения, среди требований которого фигурирует и требование ответа поколения «отцов» на вопросы их причастности к преступлениям нацистского режима.

Источниковедческие и историографические аспекты связаны с тем, что в последующие 1970-80-е гг. в отношении нацизма развивается настоящий исследовательский бум, особенно на средне- и микроуровнях: регионы, муниципалитеты и коммуны в период нацистского режима, история повседневности. Выявляется сопричастность преступлениям нацизма достаточно широких слоёв немецкого общества, а не только тех, «кто принимал решения». Консервативная и военная историография всеми силами стремится отстоять сложившиеся в общественном сознании легенды о «демоническом характере Гитлера», о «всевидящем оке гестапо», о «чистом вермахте», не запятнанном преступлениями. В ходе начавшейся «историзации» фашизма наблюдается стремление некоторых авторов «нормализовать» нацизм (особенно в сфере социальной политики и модернизационных процессов), релятивировать его преступления преступлениями сталинизма, что наиболее ярко проявилось в известном «споре историков ФРГ» середины 1980-х гг. [3].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1990-е гг. для немецких авторов становится доступным значительный массив источников бывшей ГДР, Юго-Восточной Европы, включая страны СНГ. Лавинообразно и неуклонно идёт уход из жизни довоенного и военного поколения. И вновь в изучении нацизма и войны тесно сплетаются освоение новых источников, политические процессы и общественный настрой. Освобождённая от морально-психологических оков уходящего или ушедше -го поколения и удесятерённая опытом тех, кто пережил «вторую немецкую диктатуру», тема преступлений нацистского режима играет определяющую роль в исследованиях нацизма, а тема коллективной и индивидуальной вины вновь оказывается в центре общественного дискурса Германии.

Безусловно, что степень вины и ответственности распределяется неравномерно: от прямого участия в преступлениях, содействия им и до поддержки режима в целом. Приговор относительно большей части населения однозначен: «Под рукоплескания народа и элиты правовое государство было разрушено» [4. С. 11]. Констатируются приспособление, соглашение, лояльная кооперация с властью традиционных институтов бюрократии, церкви. В ходе более углублённого изучения истории вермахта, действий его отдельных соединений на оккупированной территории рушится легенда о «чистом вермахте» [5].

Всестороннее современное исследование концентрационных лагерей и их отношений с прилегающими территориями показало, что жители близлежащих деревень и городов были хорошо осведомлены о том, что происходило за колючей проволокой [6]. Под влиянием изучения деятельности гестапо на местах ревизуется преувеличенное мнение о профессионализме гестапо.

Л.Н. Корнева

Выявляется «сила маленьких людей» (фольксгеноссен), которые были сотрудниками, помощниками, партнёрами гестапо [7. С. 138, 172]. На оккупированных территориях большая помощь гестапо оказывалась со стороны коллаборационистов. Самая трудная проблема - объяснение участия людей в массовых казнях. Сформировалась группа историков, применяющая теологическое измерение вопроса. С. Е. Бэрш считает Холокост ритуальным действием, связанным с религиозными убеждениями исполнителей [8. С. 380— 381]. Вместе с тем проводится социологический и ментальный анализ групп «действующих лиц». Историки Банах, Мальман, Пауль выявили их гомогенность, «мировоззренческую однородность», принадлежность определённому поколению, выделили несколько типов преступников [9. С. 130—132]. В противовес утверждению американского историка Г ольдхагена — они не совсем «нормальные немцы» [10].

Существуют разные уровни памяти о преступлениях и степени осознания вины и ответственности: память жертв, память участников. С уходом свидетелей нацистского режима она ослабевает. Тем значимее роль официальной памяти германского государства и общества о преступлениях национал-социализма, поддерживаемой основной массой историков. Пока она сохраняется, реализуясь в установлении и сохранении памятников жертвам Холокоста и геноцида, признанием ответственности за преступления не только нацистов, но и германского общества в целом.

Литература

1. Kogon E. Der SS-Staat. Das System der deutschen Konzentrationslager. Muenchen, 1946.

2. Anatomie des SS-Staates. Bd. 1, 2. Freiburg, 1965.

3. Кикп1 R. (Hrsg.). Vergangenheit, die nichts vergeht: die Historiker-Debatte. Dokumentation, Darstellung und Kritik. Frankfurt am Main, 1987.

4. Die Anfange der Braunen Barbarei. Munchen, 2004.

5. Борозняк А. И. «Так разрушается легенда о чистом вермахте...» // Отечественная история. 1997. № 1.

6. Steinbacher S. Die Stadt und das Konzentrationslager in der NS-Zeit. Frankfurt am Main, 1994.

7. Diewald-Kerkmann G. Politische Denunziation in der NS-Regime oder die kleine Macht der „Volksgenossen“. Bonn, 1995.

8. Baersch C. E. Die politische Religion des Nationalsozialismus. Munchen, 1998.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. См.: Корнева Л.Н. Германская историография национал-социализма: проблемы исследования и тенденции современного развития (1985—2005). Кемерово, 2007.

10. Goldhagen D. Hitlers willige Vollstrecker. Ganz gewohnliche Deutsche und Holocaust. Hamburg, 1996.