Научная статья на тему 'ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА ЧЭНЪЮЙ С КИТАЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК В СВЕТЕ ТЕОРИИ ЛАКУН'

ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА ЧЭНЪЮЙ С КИТАЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК В СВЕТЕ ТЕОРИИ ЛАКУН Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
71
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕОРИЯ ЛАКУН / СТРАТЕГИЯ ПЕРЕВОДА / ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ / ЧЭНЪЮЙ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Чжан Вэй

В данной статье ставится проблема выбора стратегии перевода и использования релевантных переводческих приемов для передачи смысла чэнъюй, для адаптации фактов китайской культуры к русской ментальности. Для решения данной проблемы предлагается опираться на теорию лакун, предпринимается попытка обосновать использование переводческих приемов для передачи чэнъюй на русский язык с учетом типов лакун, анализируются примеры их возможного перевода на русский язык.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE PROBLEM OF TRANSLATING CHENGYU FROM CHINESE INTO RUSSIAN IN THE LIGHT OF THE LACUNA THEORY

The article is devoted to the problem of choosing a strategy for the translation and use of relevant translation techniques to convey the meaning of idioms, reflecting facts of Chinese culture, into Russian. To solve this problem, it is proposed to rely on the lacuna theory, an attempt is made to justify the use of translation techniques for transmitting idioms into Russian, taking into account types of lacunae. Examples of idioms possible translation into Russian are analyzed.

Текст научной работы на тему «ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА ЧЭНЪЮЙ С КИТАЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК В СВЕТЕ ТЕОРИИ ЛАКУН»

Научная статья УДК 347.78.034

DOI 10.52070/2542-2197_2023_5_873_115

Проблема перевода чэнъюй с китайского языка на русский в свете теории лакун

Чжан Вэй

Московский педагогический государственный университет, Москва, Россия

1548322072@qq.com

Аннотация. В данной статье ставится проблема выбора стратегии перевода и использования релевантных

переводческих приемов для передачи смысла чэнъюй, для адаптации фактов китайской культуры к русской ментальности. Для решения данной проблемы предлагается опираться на теорию лакун, предпринимается попытка обосновать использование переводческих приемов для передачи чэнъюй на русский язык с учетом типов лакун, анализируются примеры их возможного перевода на русский язык.

Ключевые слова: теория лакун, стратегия перевода, переводческие приемы, чэнъюй

Для цитирования: Чжан Вэй. Проблема перевода чэнъюй с китайского на русский язык в свете теории лакун // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Гуманитарные науки. 2023. Вып. 5(873), С. 115-121. DOI 10.52070/2542-2197_2023_5_873_115

Original article

The Problem of Translating Chengyu

from Chinese into Russian in the Light of the Lacuna Theory

Zhang Wei

Moscow Pedagogical State University, Moscow, Russia 1548322072@qq.com

Abstract.

Keywords: For citation:

The article is devoted to the problem of choosing a strategy for the translation and use of relevant translation techniques to convey the meaning of idioms, reflecting facts of Chinese culture, into Russian. To solve this problem, it is proposed to rely on the lacuna theory, an attempt is made to justify the use of translation techniques for transmitting idioms into Russian, taking into account types of lacunae. Examples of idioms possible translation into Russian are analyzed.

lacuna theory, translation strategy, translation techniques, idioms

Zhang Wei (2023). The problem of translating Chengyu from Chinese into Russian in the light of the lacuna theory. Vestnik of Moscow State Linguistics University. Humanities, 5(873), 115-121. 10.52070/2542-2197_2023_5_873_115

ВВЕДЕНИЕ

Межкультурная коммуникация - это общение людей, которые представляют разные культуры [Фрик, 2013], мостом же между ними можно назвать перевод, роль которого в распространении и взаимообогащении культур трудно переоценить. Неотъемлемым компонентом системы любого культурно маркированного языка являются фразеологизмы. Наличие ярко выраженной национальной специфики у означенных языковых единиц обусловливает постоянный высокий интерес к ним со стороны гуманитариев. Фразеологизмы представляют интерес в аспекте перевода и передачи на другом языке лингвокультурной и страноведческой информации. Не являются исключением и фразеологизмы китайского языка, отражающие богатую философию и культуру китайского народа. Большая часть из них унаследована от древних времен.

Фразеология китайского языка как отдельная научная дисциплина сформировалась не так давно. Примерно с 1960-х годов в работах китайских исследователей ведутся дискуссии о понимании фразеологических единиц, о критериях их выделения, о возможных подходах к их классификации. Обзору наиболее известных фразеологических концепций китайских лингвистов и российских ученых-китаистов посвящена монография П. П. Ветрова [Ветров, 2007], в которой автор обосновывает идею целесообразности рассмотрения китайских фразеологизмов в рамках концепции, предложенной академиком В. В. Виноградовым [Ветров, 2007]. Однако для выявления этнокультурной специфики китайских фразеологизмов и их адекватного перевода в большей степени подходит классификация, предложенная известным ученым Ма Гофань. Она выделяет в китайском языке 5 основных разрядов фразеологизмов:чэнъюй ($Ш), яньюй (ШШ), сехоуюй (^^Ш), гуаньюнъюй (ШШ) и суюй (ШШ) [ЦШЯ, 1978, с. 80]. Среди них в количественном отношении чэнъюй занимают первое место (около 50000 единиц), хотя, как отмечает П. П. Ветров, разграничение названных разрядов может быть затруднено и «часто зависит от субъективной оценки самого исследователя» [Ветров, 2007, с. 45].

Под чэнъюй букв. «готовое выражение») обычно понимают «устойчивое фразеологическое словосочетание, построенное по нормам древнекитайского языка, семантически монолитное, с обобщенно переносным значением, носящее экспрессивный характер, функционально являющееся членом предложения» [Баранова, 1969, с. 9]. Само определение единиц названного разряда

отражает указание на то, что они содержат значимый национально-культурный компонент. Активное же использование чэнъюй в речи подталкивает переводчиков к поиску наиболее релевантных приемов для восполнения лакунарных смыслов. Целью данной статьи является проведение комплексного анализа некоторых чэнъюй. Он включает в себя описание семантики и лингвокультуроло-гического содержания указанных единиц. Анализ чэнъюй, в свою очередь, необходим для определения типа лакун, которые необходимо компенсировать при переводе на русский язык.

О ТЕОРИИ ЛАКУН

Теория лакун носит междисциплинарный характер: она разрабатывается в лингвистике, лингво-культурологии, психолингвистике, культурологии, лингвострановедении и др. В самом общем виде под лакуной понимают отсутствие неких соответствий в языковых системах. Однако более частные определения лакун могут разниться в зависимости от того, в рамках какой научной дисциплины и под каким углом зрения они рассматриваются. Так, с позиций лингвистического направления лакуны понимаются как «пробелы», «белые пятна на семантической карте языка» и могут подразделяться на абсолютные и относительные [Степанов, 2003, с. 120-121]. И те, и другие выявляются при сопоставлении норм двух языков. Однако если первые осознаются говорящим при невозможности найти в неродном языке словесный эквивалент понятию, выражаемому словом на родном языке, то вторые в большей степени связаны с процессом затрудненного выбора говорящим на эквивалентов на родном языке, поскольку они малоупотребительны [прив. по: Степанов, 2003].

В этнопсихолингвистических работах лакуны могут рассматриваться как «инструмент исследования понимания инокультурного текста» [Марко-вина, Сорокин, 2010, с.19]. Так, И. Ю. Марковина и Ю. А. Сорокин видят возможности для выявления лакунарных единиц не столько на уровне лексики и грамматики, сколько на понятийном, эмотивном, аксиологическом уровнях. Цель означенных исследователей системно определить процесс восприятия инокультурного текста, при котором знаком, сигналом «эксплицитного присутствия <...> национально-специфических элементов культуры» [Марковина, Сорокин, 2010, с. 35] будет служить все, что ощущается реципиентом как странное и непонятное. Ряд ученых рассматривает лакуну в когнитивном аспекте [Быкова, Пылаева, 2003]. Существуют и другие трактовки лакун, но все они так или иначе

оказываются связанными с решением проблемы их элиминирования в процессе межкультурного взаимодействия.

ПРИЕМЫ ПЕРЕВОДА ЧЭНЪЮЙ С КИТАЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК

Китайская переводческая традиция имеет богатый набор приемов перевода лакунарных единиц. Среди них называют, например, транслитерацию, дословный перевод, свободный перевод, компенсацию и описательный перевод [йЛ^ВД, 2011]. Однако указанные приемы должны использоваться избирательно. Так, китайский ученый Ян Шичжан в книге «Теория культурного перевода» указывает, что компенсировать необходимо только так называемые «первичные культурные факты», тогда как от «вторичных культурных фактов» можно отказаться и не переводить их. Правда, в этом случае на переводчика ложится большая ответственность по ранжированию «первичных» и «вторичных» культурных фактов. Помимо приемов, которые для передачи культурных смыслов предлагает использовать Ху Гумин, Ян Шичжан называет также добавление, опущение и объяснительный перевод [Ш±$, 2003].

Поскольку чэнъюй восходят к древности, они заключают в себе особо значимую культурную информацию, которая при переводе должна быть так или иначе передана, т. е. если пользоваться терминологией Ян Шичжан, это как раз те единицы, смысл которых должен быть передан обязательно. На наш взгляд, наиболее эффективным из всех перечисленных приемов при работе с чэнъюй будет объяснительный перевод. Данная разновидность перевода характеризуется тем, что переводчик включает истолкование слова (фрагмента текста) либо развернутое его объяснение непосредственно в текст перевода.

Данный прием предпочтителен в тех случаях, когда чэнъюй характеризуются «туманностью», неясностью, неочевидностью смысла, рождающегося из намека или опирающегося на многочисленные ассоциативные связи, отсутствующие у носителя другой культуры, т. е. когда верная интерпретация чэнъюй требует глубокого знания и понимания традиций и культуры Китая. В качестве примера рассмотрим несколько таких чэнъюй; они имеют философскую окраску.

1. ШШШЩ (хоу дэ цзай у) - добродетельный муж способен на великие свершения1. Выражение восходит к древнекитайской гадательной книге «И цзин» и отражает стремление древних

1 Большой китайско-русский словарь. 1983. URL: http://bkrs.info/ slove (дата обращения: 30.11.2022).

к самосовершенствованию человека, к гармонии. В этом чэнъюй проявляются идеи дуалистической натурфилософской школы, рассматривавшей все явления с точки зрения космогонических сил «Инь» и «Ян»: «Ян» воплощает напряжение, активность, движение и пр., а «Инь» - расслабление, пассивность, покой и пр. Люди в Китае стремятся к равновесию между «Инь» и «Ян». Для носителей русского языка философские представления о необходимости равновесия «Инь» и «Ян» являются культурной лакуной, поэтому предпочтительнее объяснительный перевод. Ш (дэ) в этом чэнъюй может трактоваться как «Инь», под которым подразумевается высокая мораль, однако точного эквивалента в русском языке для обозначения этого понятия нет. Щ (у) указывает на «Ян», имеются в виду явления и вещи внешнего мира. Суть: чем выше мораль человека, тем он успешнее во всём. Возможен также объяснительный комментарий, нацеленный на разъяснение глубинного смысла: нечестно заработанные деньги, превышающие меру вашей морали, нарушат равновесие между «Инь» и «Ян» и принесут только несчастья.

2. (у цзи би фань) - всё, что достигает своего предела, неизбежно обращается вспять2. Этот чэнъюй также восходит к древнекитайской гадательной книге «И цзин» и отражает видение носителем китайской культуры хода движения жизни в соответствии с древнекитайской философией. На наш взгляд, здесь также необходим объяснительный перевод, как и во всех других случаях, когда речь идет о китайской философии: чрезмерная радость влечет за собой печаль, но горести закончатся и наступят счастливые дни.

3. ё^й^ (не пань чун шэн) - возродиться из пепла и достичь новых высот3. Чэнъюй восходит к буддийским представлениям о нирване ё^ (не пань) и й^ (чун шэн) - возрождении, связанными с легендой о птице Фениксе, которая является посланником счастья в мире. Каждые пятьсот лет она будет собирать все несчастья и ненависть человечества, накапливающуюся в мире. Потом Феникс бросится в пылающий огонь и убьет себя самосожжением, чтобы пожертвовать жизнью ради счастья человечества. После того, как плоть перенесет невыносимые страдания, Феникс сможет возродиться. Метафорический смысл этой легенды в буддийских писаниях передается словом «нирвана», в которое вкладывается буддистское жизнепонимание, требующее истолкования в объяснительном переводе. Следует отметить, что в речи названный чэнъюй может использоваться для выражения духовных переживаний человека, преодолевающего

2 URL: http://bkrs.info/slove (дата обращения: 30.11.2022).

3 Там же.

себя ради великого дела. Например, так можно сказать о Гейне, которого морально не сломили ни паралич конечностей, ни слабое зрение: он продолжал писать, сохраняя твердые убеждения, результатом чего стали выдающиеся произведения. Представляется, что в некоторых случаях для передачи смысла чэнъюй будет также эффективным прием использования вольного перевода, под которым понимают перевод, выполненный на более низком уровне эквивалентности, нежели тот, которого можно достичь при данных условиях переводческого акта. Условием для выбора названного приема может стать наличие у чэнъюй, лежащего в его основе исторического факта или фактов, описанных в произведениях китайских авторов, а потому хорошо узнаваемых носителями языка.

4. ЖШ^Т(гуа тянь ли ся) - навлекающий на себя подозрения1. Чэнъюй восходит к стихотворению «Поведение благородного человека»: «На чужой бахче не поправляют обувь, под чужой сливой не поправляют шапку» (чтобы не заподозрили в краже плодов). ЖШ (гуа тянь) - имеется в виду бахча, $Т(ли ся) имеется в виду слива. В русской культуре нет аналогичных пословиц, поговорок. Вольный перевод делает этот чэньюй более ясным.

5. (мин ло сунь шань) - провалиться на экзаменах2. Чэнъюй восходит к роману китайского писателя Ли Баоцзя «Наше чиновничество».

(Сунь Шань) - красноречивый человек, живший во времена династии Сун. Его история легла в основу данного чэнъюй. Однажды Сунь Шань пошел с сыном земляка в столицу, чтобы сдать экзамен кэцзюй (государственный экзамен в императорском Китае). Когда список успешно сдавших экзамены был вывешен, имя Сунь Шань оказалось в нем на последнем месте. Сын же земляка принят не был. Сунь Шань вскоре вернулся домой. Это произошло раньше, чем вернулся сын земляка, поэтому его отец пришел спросить у Сунь Шаня, принят ли его сын. Сунь Шань сказал, что его имя находилось первым с конца списка успешно сдавших экзамены, а имя сына земляка шло следующим. Если применить дословный перевод, чэнъюй не будет понятен. Кроме того, этот чэньюй содержит имманентную философию, понятную только представителям китайской культуры, поэтому лучший вариант для перевода - вольный перевод.

6. (сюй нян бань лао) - привлекательная женщина средних лет3. Чэнъюй восходит к «Нань ши» (История южных династий). ШШШ (Сюй Нян) - императорская наложница во времена династии Сун. Сюй Нян вошла в императорский дво-

1 URL: http://bkrs.info/slove (дата обращения: 30.11.2022).

2 Там же.

3 Там же.

рец, что является династическим браком. Но она не ладила с мужем. Хотя ее муж стал императором и имел практически неограниченную власть, он всё равно неохотно присвоил ей титул императрицы. Позже Сюй Нян вступила в тайные отношения с молодым придворным, пробудившим в ней огненную страсть, которая сильно потрясла юношу. Образа Сюй Нян нет в русской культуре, поэтому при переводе данного чэнъюй целесообразно обратиться к вольному переводу, чтобы помочь носителям русского языка понять смысл.

В некоторых случаях переводчику лучше прибегнуть к буквальному переводу, под которым понимается перевод, осуществляемый пословно, но не нарушающий норм языка, на который он осуществляется, и не искажающий содержание оригинала. С учетом различий в типах лакун названный прием целесообразно использовать тогда, когда чэнъюй содержат специфические образы культуры Китая или включают единицы, называющие факты его истории, чтобы сделать чэнъюй более образным. Приведем некоторые примеры.

1. (би шан лян шань) - вынудить взойти на гору Ляншань4. Чэнъюй восходит к роману «Речные заводи», рассказывающему о том, как Линь Чун был вынужден уйти в горы и присоединиться к повстанцам. Ж (би) - вынудить,

(взойти на гору Ляншань). В русской литературе нет такого сюжета, но описание ситуации в буквальном переводе позволяет образно, символически, лаконично воспроизвести сюжет романа. Между тем, вероятно, в таких случаях необходимо снабдить перевод комментарием.

2. (чжу чжоу вэй нюэ) - помогать Чжоу совершать жестокости5. Чэнъюй восходит к книге «Ши цзи». ШМ (чжу чжоу) - 'помогать Чжоу', ^М (вэй нюэ) - 'совершать жестокости'. Чжоу -последний правитель династии Шан; он предавался пьянству и разврату, расточал людские и материальные ресурсы, поэтому его называли тираном. Образ Чжоу олицетворяет собой дурного человека, однако в русском языковом сознании человека с аналогичными качествами будут называть иначе, поэтому можно сказать, что данный чэнъюй относится к лакунам культурного фона для русской аудитории. При переводе применяется буквальный перевод, чтобы высветить образ Чжоу.

3. (цин мэй чжу ма) - зеленые сливы и бамбуковые лошадки6. Чэнъюй восходит к «Чан-ганьским мотивам» писателя Ли Бо. (цин мэй) - 'зеленые сливы', ^Ц (чжу ма) - 'бамбуковые лошадки' - это древнекитайские детские игры

4 Там же.

5 Там же.

6 Там же.

(дети берут бамбуковую жердь, когда изображают наездников). Данный чэнъюй употребляют, когда имеют в виду влюбленных, которые дружили с детства. Для носителя русского языкового сознания зеленые сливы и бамбуковые лошадки представляют лакуну культурного фона. Буквальный перевод делает этот чэнъюй очень образным, живым.

4. М^^Ж (ван цзы чэн лун) - надеяться, что сын станет драконом1. Чэнъюй восходит к роману «Биографии героев и героинь». М (ван) - 'надеяться', (цзы чэн лун) - 'сын станет драконом'. Образ дракона имеет два символических значения в традиционной культуре Китая. Первый символ - власть и сила, второй символ - счастье и успех. Этот чэнъюй связан со вторым символом. Его значение - надеяться на то, что дети добьются успеха в жизни. Но в русской культуре образ дракона не имеет такого символического значения. Буквальный перевод помогает воссоздать культурную атмосферу Китая.

Целесообразность использования приема лексических добавлений может определяться необходимостью передачи имплицитных (подразумеваемых, оставшихся невыраженными) семантических компонентов оригинала, для чего переводчик включает в перевод лексические единицы, отсутствующие в нем. Обращение к названному приему требует от переводчика тонкого понимания различий в системах ассоциативных связей носителей русского и китайского языков, а также в особенностях их когнитивного мышления. Приведём некоторые примеры.

1. (лэ бу сы шу) - за весельем не вспоминать о Шу2. Чэнъюй восходит к «Записям о Трех царствах», в которых, в частности, рассказывается история последнего царя дома Хань: предавшись удовольствиям в Лояне, он забыл о своем царстве Шу. Носителям русского языка, безусловно, неизвестен данный сюжет, однако он очень хорошо показывает логику житейских воззрений носителей китайского языка: ^ (лэ) - 'веселье' и (бу сы шу) - 'не вспоминать о Шу' оказываются логически взаимосвязанными. Для указания на характер данной связи и требуется добавление тех или иных лексических средств.

2. Ж/КМШ (чу шуй фу жун) - только что поднявшийся из воды лотос3. Чэнъюй восходит к «Ши пинь» (один из наиболее значительных трактатов эпохи Шести династий и всей литературной критики Китая). Ж/К (чу шуй) - 'поднявшийся из воды'. МШ (фу жун) - 'лотос' - цветок, родом из Китая, обладает благородством пиона, часто исполь-

1 URL: http://bkrs.info/slove (дата обращения: 30.11.2022).

2 Там же.

3 Там же.

зуется для описания красоты женщины. Скрытый смысл этого чэньюй основан на возможности образного сопоставления свежей и необычной поэзии, очаровательной женщины с прекрасным цветком. Все эти представления ассоциативно связаны с пробуждением природы, поэтому при переводе данный смысл предается сочетанием 'только что', которого нет в исходном тексте чэньюй, т. к. смысл и так понятен носителю китайского языка.

3. (пин шуй сян фэн) - встретить-

ся как ряски на воде4. Чэнъюй восходит к «Терему царя Тэнван». Йй (сян фэн) - «встретиться». # Ж-«ряски на воде». Ряска - это зеленое или коричневое растение, плавающее в летнем пруду. Поскольку у ряски нет корня и она свободно может быть перемещена течением реки, то образ этого растения часто используется в китайском языке для передачи смысла «скитание», «скитаться». То есть в этом чэнъюй проявляются особенности образного мышления носителей китайского языка.

Иногда предпочтительным для чэнъюй оказывается прием опущения, т. е. отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов оригинала, значения которых оказываются нерелевантными единицам языка перевода или легко восстанавливаются по контексту. Данный прием востребован, когда культурно-историческое содержание восстанавливается только на глубоком уровне. Приведем некоторые примеры.

1. (чжэн фэн чи цу) - бороться

за внимание со стороны мужчины или женщины5. Чэнъюй восходит к «Слову бессмертному, мир пробуждающему» (сборник Фэн Мэнлуна). (чжэн фэн) - «бороться за женщину», (чи цу) - «пить уксус». Носителю русского языкового сознания трудно будет понять, как связаны между собой борьба за женщину и уксус, так как он не знаком с понятием (чи цу), это лакуна культурного фона. Данное понятие формируется в эпоху династии Тан. В то время Ли Шиминь, император Тай-цзун, готов был дать в наложницы историографу Фан Сюаньлину несколько женщин, но тот отказался принять их. Ли Шиминь знал, что его жена никогда не допустит того, чтобы в доме появились другие женщины: ей легче было принять уксус, чем впустить в дом этих женщин. Однако весьма обширный историко-культурный комментарий не проливает свет на особенности употребления данной единицы в современном китайском языке, поэтому переводчик может использовать прием опущения, чтобы не комментировать культурную лакуну.

4 Там же.

5 Там же.

2. (фу цзин цин цзуй) - принести

извинения1. Чэнъюй восходит к первому по времени создания комплексному труду по истории Древнего Китая «Ши цзи», который охватывает период от древности до династии Западная Хань. (фу цзин) - дословно «нести на спине терновник»: терновник представлял собой орудие пытки, им в древности хлестали преступника. Поэтому у существует скрытый смысл - запросить наказание, безусловно, неизвестный носителю русского языка, т. е. это также культурная лакуна. В то же время вторая часть - ^^ (цин цзуй) также имеет значение «запросить наказание». В некоторой степени смыс-

1 URL: http://bkrs.info/slove (дата обращения: 30.11.2022).

лы между (фу цзин) и ^^ (цин цзуй) сходны, поэтому использование приема опущения, чтобы избежать повтора, будет здесь целесообразным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, при выборе стратегии перевода китайских чэнъюй целесообразно учитывать тип лакун, которые необходимо компенсировать, чтобы донести до русскоязычного читателя особенности культуры, традиций, мировоззрения китайского народа. В зависимости от типа лакун переводчики могут использовать объяснительный перевод, вольный перевод, буквальный перевод, прием лексических добавлений, прием опущения или их комбинации.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1. Фрик Т. Б. Основы теории межкультурной коммуникации: учебное пособие. Томск: Томский политехнический университет, 2013.

2. Ветров П. П. Фразеология современного китайского языка: Синтаксис и стилистика. М.: Восточная книга, 2007.

3. ЦДЛ. $®[М]. = Ма Гофань. Идиомы. Хух-Хото: Народное издательство Внутренней Монголии, 1978.

4. Баранова З. И. Чэнъюй как разряд фразеологизмов китайского языка: автореферат дис. ... кандидата филологических наук / АН СССР. Ин-т востоковедения. М.: [б. и.], 1969.

5. Степанов Ю. С. Французская стилистика (в сравнении с русской): учебное пособие. 3-е изд., стереотип. М.: Едиториал УРСС, 2003.

6. Марковина И. Б., Сорокин Ю. А. Культура и текст. Введение в лакунологию: учебное пособие. М.: Издательская группа ГЭОТАР-Медиа, 2010.

7. Быкова Г. В., Пылаева О. Б. Словарь «несуществующих слов»: фантастика или реальность? // Лакуны в языке и речи: сборник научных трудов / под ред. проф. Ю. А. Сорокина, проф. Г. В. Быковой. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2003. С. 20-27.

8. ШШ^Ф^Й^ЖМ^Й^]. ФИ= Ху Гумин. Стратегии передачи безэквивалентной лексики с национально-культурным компонентом при китайско-русском переводе // Преподавание русского языка в Китае. 2011. № 41. С. 18-20.

9. Ш±$. = Ян Шичжан. Стратегия культурного перевода. Пекин: Военное издательство Ивэнь, 2003.

REFERENCES

1. Frick, T. B. (2013). Osnovy teorii mezhkul'turnoj kommunikacii: uchebnoe posobie = Fundamentals of the theory of intercultural communication: a textbook. Tomsk: Tomskij politekhnicheskij universitet. (In Russ.)

2. Vetrov, P. P. (2007). Frazeologija sovremennogo kitajskogo jazyka: Sintaksis i stilistika = Phraseology of the modern Chinese language: Syntax and stylistics. Moscow: Vostochnaja kniga. (In Russ.)

3. [M]. = Ma, Guofan (1978). Idioms. Hohhot: Inner Mongolia People's Press.

4. Baranova, Z. I. (1969). Chjen#juj kak razrjad frazeologizmov kitajskogo jazyka = Chengyu as a category of phraseological units of the Chinese language: abstract diss. for the degree of Candidate of Philology. USSR Academy of Sciences. Institute of Oriental Studies. Moscow: [without a publisher]. (In Russ.)

5. Stepanov, Yu. S. (2003). Francuzskaja stilistika (v sravnenii s russkoj) = French stylistics (in comparison with Russian). 3rd ed., stereotyped. Moscow: Editorial URSS. (In Russ.)

6. Markovina, I. B., Sorokin, Yu. A. (2010). Kul'tura i tekst. Vvedenie v lakunologiju: uchebnoe posobie = Culture and text. Introduction to Lacunology. Moscow: Publishing group GEOTAR-Media. (In Russ)

7. Bykova, G. V. (2003). Slovar' «nesushhestvujushhih slov»: fantastika ili real'nost'? = Dictionary of "non-existent words": fiction or reality? / G. V. Bykova, O. B. Pylaeva. In Sorokin, Yu. A., Bykova, G. V. (eds.), Lakuny v rechi i yazyke (pp. 20- 27): collection of papers. Blagoveshchensk: Publishing House of BSPU. (In Russ)

8. ЙЛ^ВД. ашшф^йадоад^шш. ФИ = Hu, Guming (2011). Translation strategy of Chinese and Russian translation of Chinese vacant vocabulary. Russian teaching in China, 41, 18-20.

9. Ш±$. = Yang, Shizhang (2003). Cultural translation theory. Beijing: Military Friendship Press.

информация об авторе

Чжан Вэй

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

аспирант кафедры русской литературы XX-XXI веков Московского педагогического государственного университета

information about the author Zhang Wei

PhD student at the Russian Literature of the 20th-21st centuries Department Moscow Pedagogical State University

Статья поступила в редакцию одобрена после рецензирования принята к публикации

24.02.2023 18.03.2023 27.03.2023

The article was submitted approved after reviewing accepted for publication

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.