Научная статья на тему 'Проблема организации внутреннего лексикона человека'

Проблема организации внутреннего лексикона человека Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
321
109
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВНУТРЕННИЙ ЛЕКСИКОН ЧЕЛОВЕКА / ЯДРО ВНУТРЕННЕГО ЛЕКСИКОНА

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Урманова Л.Э.

Статья посвящена проблеме организации внутреннего лексикона человека. Актуальность данной темы подтверждается большим количеством работ, вышедших в последнее время и посвященных исследованиям феномена языка в целом. В данной статье представляются современные взгляды на специфику устройства и функционирования внутреннего лексикона.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблема организации внутреннего лексикона человека»

120

ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

9. Тимофеев В.П. Личность и языковая среда. - Шадринск, 1971. - 122 с.

10. Пиотровский Р.Г. Инженерная лингвистика и теория языка. - Л.: Наука. ленингр. отд., 1979. - 112 с.

11. Пирс Ч.С. Избранные философские произведения. - М.: «Логос», 2000. - 448 с.

12. Шейн Э.Х. Организационная культура и лидерство. - СПб.: Питер, 2002. - 336 с.

ПРОБЛЕМА ОРГАНИЗАЦИИ ВНУТРЕННЕГО ЛЕКСИКОНА ЧЕЛОВЕКА

© Урманова Л.Э.*

Казанский национальный исследовательский технический университет им. А.Н. Туполева, г. Казань

Статья посвящена проблеме организации внутреннего лексикона человека. Актуальность данной темы подтверждается большим количеством работ, вышедших в последнее время и посвященных исследованиям феномена языка в целом. В данной статье представляются современные взгляды на специфику устройства и функционирования внутреннего лексикона.

Ключевые слова внутренний лексикон человека; ядро внутреннего лексикона.

В последнее время заметно вырос интерес специалистов к проблеме индивидуального лексикона, к выявлению специфики того, что стоит за словом, каким образом организуются слова в человеческой памяти, как они функционируют в процессах говорения и понимания речи и т.п. Структура и организация внутреннего лексикона человека, и в частности, его роль в процессах речевосприятия - это одна из наиболее интересных и актуальных проблем, рассматриваемых в современной психолингвистике. Исследования внутреннего лексикона направлены на решение таких принципиальных проблем, как проблемы извлечения слов из памяти, проблемы их организации, проблемы взаимодействия лингвистических и психологических факторов в процессе формирования репрезентации лексического знания и обеспечении лексической обработки в реальном времени. Поиски ответов отражены в трудах отечественных и зарубежных специалистов в области психолингвистики и когнитивной лингвистики (см. работы Н.Д. Арутюновой, Г.Ю. Богданович, Н.Н. Болдырева, А. Вежбицкой, Е.И. Горошко, Г.В. Колшанского,

Старший преподаватель кафедры Иностранных языков.

Психолингвистика

121

Е.С. Кубряковой, Дж. Лакоффа, В.А. Масловой, З.Д. Поповой, И.А. Стерни-на, Н.В. Уфимцевой и других исследователей).

Современные исследования, отраженные в многочисленных монографиях, коллективных трудах и отдельных статьях, содержат важные теоретические положения относительно способа хранения наших знаний о мире, их структурирования в языке в процессе коммуникации [10, с. 12]. Этими проблемами занимается когнитивная лингвистика, для которой язык - это не только система, внутри которой есть жесткая структура и множество ярусов, единиц и т.д., но и весьма важная для человека форма существования знания, в которой отражена действительность.

Когнитивный междисциплинарный подход, в котором исчезли жесткие границы между науками, позволил взглянуть на проблему языка как особого психического конструкта по-новому: язык начал рассматриваться как одна из психических функций [8], а изучение его стало вестись конвергентно с памятью, мышлением и остальными ментальными феноменами [4].

Имеется огромное количество работ, посвященных исследованиям организации внутреннего лексикона, однако единства в понимании этой проблемы до настоящего времени нет: существует многообразие мнений. Начнем с того, что существует множество различных определений внутреннего лексикона, что является серьезным препятствием к решению проблемы организации внутреннего лексикона.

Залевская А.А. под внутренним лексиконом понимает «иерархическую систему семантической категоризации, которая определяется когнитивными «механизмами». По ее мнению, основой организации внутреннего лексикона являются такие ассоциативные связи, которые представляют собой «результат переработки информации, генерируемой мозгом при возможной утрате «иных» связей». Караулов Ю.Н. дает более узкое определение внутреннего лексикона - это некий словарь «языковых единиц» известный говорящему и характеризующий его как определённую языковую личность. Щед-ровицкий Г.П. определяет лексикон как знаковое образование, основанное на результатах абстракции и обобщений. Множественность параметров поиска слов в памяти отражает упорядоченность лексических единиц в индивидуальном лексиконе. В поверхностных ярусах лексикона слова группируются на основе включения их в знакомый контекст, на основе ситуативной близости. При этом обнаруживаются между словами смысловые и ассоциативные связи. Это свидетельствует об упорядоченности знаний об окружающем мире, а также о включении слова в многомерные смысловые связи на основе наиболее общего признака принадлежности к некоторому лексикосемантическому классу или лексико-грамматической категории.

В составе лексикона человека выделяют крайние зоны - ядро и периферия [2, 3, 6, 9, 11]. Ядерная зона лексикона языка традиционно привлекает к себе внимание ученых и в разных исследованиях выделяется и описывается

122

ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

в зависимости от целей конкретных исследований: как этимологическое ядро родственных языков, как универсальное ядро и как набор семантических примитивов, как базисный словарь, основной лексикон и как лексико-статистическое ядро - в учебной лексикографии, как естественный метаязык - в психолингвистике.

С позиций психолингвистики ядро внутреннего (ментального) лексикона человека выступает естественным (первичным) метаязыком человека. Единицы ядра лексикона (ЯЛ) служат целям идентификации других единиц, новых единиц языка. Единицы ядра - это слова-идентификаторы. Исполняя роль метаязыка, они позволяют человеку понимать другие слова. По традиции, заданной А.А. Залевской, принято выделять ядро в количестве 75 единиц (выделяют и 50 единиц, и 30 единиц в зависимости от материала, цели исследования). К ядру относят слова-реакции, которые имеют наибольшее количество ассоциативных связей с другими словами той же ассоциативновербальной сети [11, с. 22]. Кроме того, выделяются константные единицы, составляющие основу внутреннего лексикона человека и эксплицирующие самые значимые концепты картины мира, и переменные единицы ядра лексикона, представляющие собой слова, в актуализации которых отражаются действия различных факторов в процессе становления ассоциативно-вербальной сети и ядра лексикона. В процессе формирования ядра лексикона оба вида единиц находятся в динамическом единстве [11, с. 22].

Обратимся к организации биологического субстрата / носителя, в котором знания о языке реализуются. Интериоризованная система языка, репрезентированная в человеческом мозге, является психологическим образованием, опирающимся на сетевое построение нейронной сети; соответственно, и ментальное пространство человека организовано по сетевому принципу. Очевидно, что эти вербализованные знания являются значимой частью долговременной памяти, которая структурно также представляет собой сложную сеть; память - «это способность сохранять накопленный опыт и знания в виде «следов» (энграмм) когнитивных и ментальных репрезентаций как определенных структур представления знаний» [7, с. 114]. Исследования, которые ведутся в когнитивной нейропсихологии, свидетельствуют, что память организована по ассоциативно-семантическому сетевому принципу [13]. Следовательно, те знания о языке, которые хранятся в долговременной памяти (и возможно, являются ее основой), устроены подобным же образом. В современной психо- и нейролингвистике эти вербальные знания стали описываться и обозначаться как ментальный лексикон. При этом следует оговорить, что если в традиционной лингвистике термин «лексикон» значит некий реестр словесных единиц, то ментальный лексикон - не просто список слов родного языка, хранящийся в сознании: «Ментальный лексикон содержит не только набор определенных слов данного языка, но также и информацию об их употреблении, а также определенные грамматические модели их измене-

Психолингвистика

123

ния» [14, с. 255]. «Ментальный лексикон - это совокупность знаний человека о словах, их значениях и взаимосвязи между собой. Он устроен по правилам, отражающим орфографические, фонологические и семантические характеристики слов» [12, с. 236].

Экспериментальные данные свидетельствуют о том, что базовым компонентом внутреннего лексикона является слово, и вся информация о нем (грамматическая, семантическая, прагматическая и др.) содержится вместе с ним (Е.С. Кубрякова, И.Г. Овчинникова). Слово - это структурно-функциональная составляющая внутреннего языка; оно обеспечивает доступ к единой перцептивно-когнитивно-аффективной информационной базе человека [5].

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующий вывод: вербализованные знания, хранящиеся в голове человека, представляют собой сложный психический конструкт, являющийся неотъемлемой (или даже базовой) частью долговременной памяти; он имеет многоярусное строение с множеством горизонтальных (внутриярусных) и вертикальных (межъярусных) связей; базовый компонент - это слово, при котором хранится грамматическая, семантическая, энциклопедическая и прочая информация; оно связывается с неограниченным количеством других слов ассоциативно-семантическими сетями, которые, в свою очередь, пронизывают весь внутренний (ментальный) лексикон.

Внутренний лексикон человека представляет собой динамическое образование. Другими словами, когда люди воспринимают вербальную информацию (текст), то вся структура связей в лексиконе меняется.

Арутюнян В.Г. в своей статье «Проблема извлечения текста из памяти: ассоциативные и семантические сети (коннекционистский подход)» выстраивает модель извлечения текста из памяти, используя коннекционистский (сетевой) подход, который характеризуется следующими установками:

- параллельная, не пошаговая обработка информации;

- в долговременной памяти хранятся не понятия / образы, а сложная система связей, благодаря которой возможно восстановление паттернов;

- модель основана на представлениях об организации головного мозга, где нейроны имеют тесные связи друг с другом и способны взаимодействовать [1, с. 12-14].

Арутюнян В.Г. представляет модель процесса извлечения текста из долговременной памяти, основанную на ассоциативно-семантическом сетевом представительстве разума. Первый этап связан с активацией тех участков сети, которые представляют ключевые слова и понятия, входящие в семантическое ядро текста. Важно при этом, что они сразу связываются друг с другом ассоциативно-семантическими сетями. Второй этап включает разрастание сети, вспоминание более частных элементов; здесь может происходить замена деталей, понятия, входящие в семантическое ядро текста, не

124

ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

подвергаются этому процессу, однако частные концепты подвержены ему. Вероятно, это можно объяснить теорией распространения активации, созданной А. Кэллинзом и Э. Лофтус, заключающейся в идее, согласно которой сила ассоциативной связи элементов сети различна: между понятиями распространяется активация, и те концепты, которые расположены рядом (огонь - пожар), связаны сильнее, чем другие (огонь - карандаш). Таким образом, чем ближе будут находиться частные ментальные репрезентации, тем больше вероятность их замены. Например, если в тексте говорилось о том, что летом лил сильный дождь, то позже при вспоминании лето может замениться на осень, поскольку сильный дождь связан более сильными ассоциативносемантическими связями с осенью, а не с летом. Следовательно, извлечение текста из долговременной памяти представляет собой сложный психологический процесс, проходящий в несколько этапов. Во-первых, происходит активация сети в разных участках и параллельная обработка информации -установление ключевых понятий, появление связи между ними, активация узлов, связанных с этими концептами, и торможение некоторых других. Во-вторых, разрастание сети, появление ассоциативно-семантических связей и зависимостей; при этом может происходить замена деталей текста.

Современная концепция внутреннего лексикона основывается на том, что ключ к большинству поставленных временем проблем о типах знания, о структуре этого знания и его организации - в понимании и описании феномена памяти, в формулировке гипотез о ее устройстве и оперативных возможностях. Предполагается, что наши нервные клетки фиксируют нечто вроде голографического изображения объектов и событий и что повторяющиеся явления вовлекают нейронные массы большего объема, т.е. хранятся более устойчивым образом. Природа такой фиксации до сих пор не ясна, как и не существует однозначной концепции организации лексикона человека.

Список литературы:

1. Арутюнян В.Г. Проблема извлечения текста из памяти: ассоциативные и семантические сети (коннекционистский подход) // Альманах современной науки и образования. - Тамбов: Грамота, 2013. - № 7 (74). - C. 12-14.

2. Вежбицкая А. Семантические универсалии и описание языков / Пер. с англ. А.Д. Шмелева; под ред. Т.В. Булыгиной. - М.: Языки русской культуры, 1999. - 780 с.

3. Гнездилова А. Лингвистические и когнитивные аспекты основного лексикона (на материале русского и английского языков): автореф. дисс. ... канд. филол. наук. - Ставрополь, 2009. - 173 с.: ил.

4. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. - М.: Изд-во РГГУ, 1999. - 382 с.

5. Залевская А.А. Слово в лексиконе человека: психолингвистическое исследование. - Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1990. - 207 с.

Психолингвистика

125

6. Золотова Н. Ядро ментального лексикона человека как естественный метаязык. - Тверь: Лилия Принт, 2005. - 204 с.

7. Кубрякова Е.С. Память // Краткий словарь когнитивных терминов. -М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1997. - С. 114-118.

8. Кубрякова Е.С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. - М.: Языки славянской культуры, 2004. - 560 с.

9. Лексические минимумы современного русского языка / Под ред. В.В. Морковкина. - М.: Русский язык, 1984. - 1168 с.

10. Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика / З.Д. Попова, И.А. Стернин. - М.: «Восток-Запад, АСТ», 2007. - 314 с.

11. Сдобнова А.П. Лексикон современного школьника: проблема состава в составе лексикона человек // Известия Саратовского университета. Нов. сер. Сер. Филология. Журналистика. - 2013. - Т. 13, вып. 3. - С. 19-24.

12. Секерина И. Психолингвистика // Современная американская лингвистика: фундаментальные направления. - М.: Едиториал УРСС, 2002. -С. 231-260.

13. Солсо Р. Когнитивная психология. - СПб.: Питер, 2012. - 589 с.

14. Черниговская Т.В., Ткаченко Е.С. Роль характеристик инпута в развитии языковой системы у детей и взрослых, изучающих русский язык как иностранный // Когнитивные исследования: проблема развития: сб. науч. тр. -М.: ИП РАН, 2009. - Вып. 3. - С. 255-283.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.