Научная статья на тему 'Проблема личности и государства в романе Е. Замятина «Мы» и творчестве Вл. Маяковского (урок-спор)'

Проблема личности и государства в романе Е. Замятина «Мы» и творчестве Вл. Маяковского (урок-спор) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
8516
386
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблема личности и государства в романе Е. Замятина «Мы» и творчестве Вл. Маяковского (урок-спор)»

ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ И ГОСУДАРСТВА В РОМАНЕ Е. ЗАМЯТИНА «МЫ» И ТВОРЧЕСТВЕ ВЛ. МАЯКОВСКОГО

(урок-спор)

В последние годы в число произведений для изучения в школе введен

роман Е. И. Замятина «Мы».

Е. И. Замятин - уроженец тамбовской губернии. С детства ему хорошо была знакома жизнь российской провинции. Но учился Замятин в Петербурге в политехническом институте и хорошо познал западную цивилизацию, работая на английских верфях, где строились российские ледоколы. Как писатель он пробовал себя в различных жанрах: писал повести, рассказы, киносценарии, эссе, критические статьи. В 1920 году1 был создан роман «Мы», который носил антиутопический характер, ибо его автор доказывал, что экономика централизованного планирования обречена на провал, что идеализация коллективизма носит негативный характер, что стремление человека быть «как все» нельзя считать высоконравственным явлением. Не обошел автор вниманием и национальную идею3. Все проблемы, поднятые писателем, возникли не на пустом месте. Важно, что помимо попытки показать Советскую Россию «через 800 лет», как писал берлинский журнал «Русская книга» в 1921 г., большую роль в рождении замысла романа сыграли впечатления от английской цивилизации, которая превращает человека в некий стандартный механизм.

В организации работы над этим романом перед учителем-словесником стоит сложная задача: раскрыть не только «конъюнктурноантисоветский» смысл произведения, но и философскую (вненациональную и вневременную) глубину этой антиутопии. В романе автор рисует героя, который стремится слиться с машиной и видит ее красоту в заданности движений. Замятин показывает идею «желательной несвободы» - избавление от опасностей окружающей среды, враждебной человеку, и торжество благ цивилизации чреваты уничтожением всего личного и индивидуального в человеке.

В Едином Государстве в целях порядка приходят к выводу, что надо у всех «нумеров» удалить фантазию, то есть уничтожить душу. Самое важное, что Единое Государство хочет навязать свою сущность всему миру, для этого и создается Интеграл. В соседнем мире «мефи» природа движущаяся, люди все разные, готовые к борьбе с Единым Государством, Но и «мефи» хотят навязать свой образ жизни всем.

Автор убежден, что это неправильно и достичь гармонии таким путем невозможно: есть правда Единого государства и правда «мефи». Очевидно, что эти два мира не могут «ужиться», каждый из них одинаково агрессивен и стремится к безраздельному господству. Ни в одном из этих миров личность не имеет никакой ценности, а превращается в средство дости-

жения «имперских» целей государства. Так Замятин продолжает решать сложнейшую проблему социальной организации общественного устройства, остро поставленную еще в «Медном всаднике» Пушкина: государство (организованное общежитие людей) враждебно отдельным личностям, составляющим его, и превращает их в жертвы (средство) неких высших бесчеловечных целей, однако иной путь организации социальной жизни невозможен.

Таким образом, проблемы, решаемые в романе Е. И. Замятина, актуальны для нашего времени. Роман заставляет размышлять, аргументировать собственное мнение, порождает противоположные точки зрения.

Именно поэтому для изучения этого романа желательно использовать такую форму, как урок-спор, позволяющий обсудить различные «за» и «против». Он будет наиболее эффективен, если использовать сопоставление этого произведения с другими, в которых проблема «мы» и «я» решается с иных позиций. В частности это поэмы В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин», «Хорошо!» и его драматическое произведение «Баня». Сопоставление разных точек зрения дает возможность избежать одностороннего подхода, способствует формированию собственной точки зрения, позволяет взглянуть на идео-. логические вопросы объективно.

В. Маяковский полагал, что коллективистское мышление - высшее достижение нового строя, а сопричастность личности коллективу - благо:

Я счастлив, .

что я

этой сипы частица,

что общие

даже слезы из глаз.

Сильнее

И чище

нельзя причаститься

великому чувству

по имени-

класс!

Маяковский подчеркивал, что великие дела не под силу одиночке:

Единица - вздор,

единица - ноль,

один-

диже если

очень важный-

не подымет

простое

пятивершковое бревно,

тем более

дом пятиэтажный.

Во всех своих произведениях поэт неустанно подчеркивает силу коллектива. Слово «мы» повторял Маяковский из произведения в произведение. «Мы строим социализм - свободный труд свободно собравшихся людей». При этом Маяковский не умалял значения личности. Каждый человек имеет право на свою «пядь в ряду беднейших рабочих и крестьян», человек любого

труда достоин уважения, так как любой труд «другому труду родствен», и каждый человек волен выбирать дело по душе. .Но это дело, этот труд должен вливаться в труд страны, которая для всех и для каждого.

Как же должны складываться отношения между коллективом и личностью? На этот счет у Маяковского тоже была своя точка зрения. Коллектив и личность должны стремиться навстречу друг другу. И если встреча состоится, то личность найдет свое место в жизни, обретет свое счастье, а коллектив получит еще одного человека, который усилит его на пути к достижению всеобщего благополучия.

Фосфорическая женщина в «Бане» раскрывает позицию Маяковского предельно ясно: «Будущее примет всех, у кого найдется хотя бы одна черта, роднящая с коллективом коммуны, - радость работать, жажда жертвовать, неутомимость изобретать, выгода отдавать, гордость человечностью... Держитесь массой, крепче, ближе друг к другу...».

В любых конфликтах личности с государством, по мнению Маяковского, правда всегда будет на стороне последнего, поскольку это государство рабочих и крестьян. Если в дореволюционной лирике Маяковского было очевидно стремление выделиться из безликой «буржуазной толпы», занять шокирующую и раздражающую позицию, быть скандалистом и оппозиционером, проклинающим устройство буржуазного мира («Облако в штанах»), то теперь мы видим, что поэт столь же энергично и агрессивно встает на защиту социалистического государства, которое, по его мнению, обеспечивает всем своим членам сохранение человечности и духовности. Именно поэтому личность, противостоящая такому государству, нарушающая его правила и законы, должна быть перевоспитана или изгнана и уничтожена (ср. энергичные призывы в стихотворении «О дряни»). Таким образом, позиция Маяковского определяется как идеологически четкая и однозначно коллективистская. Все сомнения, возникающие в душе поэта, разрешаются волевым нажимом («наступал на горло собственной песне»), обеспеченным оптимистической идеологией срзидания «рая на земле».

Позиция Замятина отличается скепсисом, неверием в гармоничное устройство общества, поэтому автор сплетает тонкую сеть мнений и контрмнений, призванную в конце концов подвести читателя к пессимистическим выводам.

К уроку-спору учащиеся делятся на две группы, каждая из которых выявляет позиции писателей по проблемам, связанным с личностью и коллективом. Вопросы, по которым группам предстоит обосновывать свою точку зрения, носят опережающий характер.

Первую проблему можно сформулировать следующим образом:

В чем, на ваш взгляд, сходство и различие в постановке проблемы «я» и «мы» у Замятина и Маяковского?

Учащиеся могут прийти к следующим выводам. Если у Маяковского на первом месте коллектив, то у Замятина - личность. Замятин против того, чтобы человек был «нумером» в Едином Государстве, отказался от своей индивиду-

альности. Общество должно состоять из ярких индивидуумов, наделенных творческой фантазией, а не из безликих «нумеров».

Маяковский тоже не умаляет значения личности, но он считает, что превыше всего коллектив, потому что в коллективе сила, то есть Замятин и Маяковский акцентируют внимание на разных сторонах проблемы. Маяковский ратует за государство Единомыслия, в котором каждый член общества думает прежде всего о его благе (то есть благе других):

Мы не уйдем, хотя

уйти •

имеем

все црава.

В наши вагоны,

на нашем пущ

наши

грузим

дрова.

Можно

уйти

часа в два, -

но мы -

уйдем поздно.

Нашим товарищам наши дрова

нужны:

товарищи мерзнут.

Замятин не отрицает такого отношения к государству, но он показывает, куда может завести такая позиция. Единомыслие, До мнению Е. Замятина, опасно, потому что инакомыслящий будет восприниматься как враг, подлежащий уничтожению. В книге Замятина показана деятельность специальной службы - Бюро Хранителей, которые следят за настроением умов в Едином Государстве. При таком положении доносительство становится высокой нравственной нормой.

В произведениях Маяковского и Замятина содержится богатый материал для размышления по вопросу:

Можно ли согласиться с необходимостью утверждения Единомыслия в жизни Государства?

Еще раз отметим, что Маяковский и Замятин сосредоточивают внимание на разных сторонах этой проблемы: Маяковский рассматривает единение как силу, дающую возможность строить, созидать, противостоять внешним враждебным проявлениям. Замятин заостряет внимание на том, как единомыслие может сказаться на личности, каковы последствия этого единомыслия для личности.

Из второго вопроса вытекает:

Каким, по мнению авторов, станет Человек в Едином Государстве? Для Маяковского важно, что государство предоставляет Человеку возможность свободного, а не рабского труда. Социализм для поэта - «свободный

труд свободно собравшихся людей». Однако он считает, что физический труд не должен убивать стремления к духовному. У Маяковского крестьянин «землю попашет — попишет стихи». Такого человека не может захлестнуть «всевластная тина», не может «чиновность свить в мозгах паутину». От этих пороков человека спасает высокая сознательность, чувство коллективизма и

гражданской ответственности:

Слушайте,

национальный трутень, -день наш

тем хорош, что труден.

Эта песня

песней будет

наших бед,

побед,

буден.

Поэт понимал опасность обывательской психологии и призывал противостоять ей, поскольку «страшнее Врангеля обывательский быт». Если Маяковский считал, что социалистическое государство рождает нового человека, что обыватели - это осколки прошлого мира, то Замятин утверждал, что Единое Государство формирует обывателя. Обывательское сознание уже порождает ограниченность пространства, именно поэтому «иной» мир спрятан за Зеленой Стеной.

«Нумера» ограничены духовно. Их совсем не интересует, что за мир существует за Зеленой Стеной. Они поразительно нелюбознательны. Свой «Интеграл» «нумера» строят не для познания, а для подчинения далеких миров, навязывая им свое «безошибочное математическое счастье». Так как «нумера» лишены личностного начала, у них не развито чувство ответственности, они перекладывают ее на систему, в конечном счете на Благодетеля. «Нумер» видит себя «колесиком и винтиком», за который ответ несет пирамида власти. Таков был прогноз Замятина относительно личности Человека в Едином Государстве.

Для урока-спора по названным произведениям есть еще одно направление:

Можно ли согласиться с той формой счастья, которую авторы предлагают в своих произведениях?

Маяковский убежден, что в социалистическом государстве «и жизнь хороша, и жить хорошо». Улучшается материальная сторона жизни, не умаляется духовное. Человек имеет право на свободный труд, он ценит коллектив, растворяется в нем, устремлен к общей цели, в коллективе он способен преодолеть любые трудности. В. Маяковский поет гимн такому человеку, утверждая, что человек счастлив и готов защищать свое счастье как от внешних, так и от внутренних врагов.

Лет до ста

расти

нам

без старости.

Год от года

расти нашей бодрости.

Славьте,

молот

и стах, землю молодости.

Е. Замятин заостряет внимание на том, что счастье в Едином Государстве носит принудительный характер и поэтому его нельзя считать настоящим счастьем. Нельзя быть счастливым, если ты несвободен, если все твои действия и личная жизнь под контролем, если над твоей душой Хранители и Благодетель. Такое государство обречено на застой, а без движения нет счастья. Для движения нужны крылья, а их нет у тех, кто считает, что они уже прилетели, они все уже нашли.

Наконец, интересным материалом для дискуссии может стать пятый

вопрос:

Каково назначение искусства в Едином Государстве в представлении этих авторов?

Тема «огосударствления» искусства остро поставлена в романе Замятина. Очевидно, что объектом его критики выступает реальная литературная ситуация того времени, прежде всего сам Маяковский как главный поэт-идеолог эпохи становления Советской власти. К-13 похож на Маяковского прежде всего своим творчеством (например, стихи о таблице умножения, ежедневные оды, «озвучивания» речей Благодетеля в поэтизированной форме и т. п.4).

Школьники могут восстановить здесь материалы занятия по теме «Маяковский о назначении поэта и поэзии». Если для Маяковского «наступать на горло собственной песне» равнозначно высокой идее служения государству, то только потому, что это государство рабочих и крестьян. Замятин несколько корректирует «идеализацию»: не рабочих и крестьян, а тех «благодетелей», которые прикрывают свою деспотию формой мнимой демократии. При таком изменении точки зрения позиция «придворного поэта» мгновенно становится трагической. Ведь ни Маяковский, ни Л-13 «не продаются» государству за какие-либо «блага» («Мне и рубля не накопили строчки...»). Их служение истово и искренне.

Но трагедия начинается тогда, когда оба поэта претерпевают кризис мировоззрения, рушатся их былые идеалы, выявляется сервильность позиции. При обсуждении этих проблем группы могу]' прийти к выводу о постепенном движении Маяковского к прозрению и «заочному» признанию правды Замятина.

В то же время важно, что Замятин показывает не только поэта, но и прозаика, самого Д-503 как автора, создателя истории-поэмы (как он сам обозначает жанр своих «конспектов»). Д-503 тоже переживает прозрение, текст, который он пишет, отражает те перемены, что происходят в его сознании, вплоть до возвращения к «холодной математике» в последнем конспекте, Сам этот «круг» многозначителен: Замятин понимает «обе правды». Ис-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

кусство существует по своим внутренним законам, поэтому с определенной точки зрения Математические Нонны прекрасны в той же степени, что и пушкинская «Мадонна». Все дело именно в ракурсе восприятия.

Намек во внешности 11-13 на Пушкина5 («негрские губы») тоже важен: ведь проблема сервильности искусства (в ее остром, современном для замятинской эпохи виде) восходит к истории взаимоотношений Пушкина и Николая I. С одной стороны, искусству не удается скрыться от государства, оно вынуждено подчиняться правилам того мира, где функционирует. С другой стороны, речь идет об искреннем стремлении поэтов воспеть государство, которое они в силу идеологических заблуждений считают гармоничным. Замятин показывает, что и сами эти заблуждения могут обернуться прозрениями.

Таким образом, для урока-спора достаточно пяти вопросов. Выясняя «за» и «против» позиций Маяковского и Замятина, учащиеся «пропускают» материал «через себя», вырабатывают собственную точку зрения, учатся диалектически подходить к любому явлению, понимают, что в любом жизненном факте есть как положительные, так и отрицательные моменты. И оценивать эти факты необходимо с точки зрения преобладания в них положительного, взвешивать все «за» и «против».

1 На таком уроке учитель в заключение может обратить внимание учащихся на художественные приемы обобщения. Как и Маяковский, Замятин использует множественное число «мы».6 У Маяковского это прием умножения созидательной силы коллектива, а следовательно, позитивная категория, личность в составе, «мы» чувствует себя уверенно и спокойно. У Замятина сохраняется та же модель, но ставится вопрос - а не уничтожает ли такое «спокойствие» все человеческое в человеке? «Мы» у Замятина выполняет роль усредняющей функции «нумеров».

Следует также обратить внимание на жанр романа. Это социальный роман, социальная фантастика, потому что главный объект изображения -социальное устройство, межличностные отношения.

Можно обратить внимание на характерные признаки антиутопии.7 Основная задача этого жанра - это опровержение утопических построений, поэтому для антиутопии характерно произвольное конструирование образов нежелаемого мира, чтобы отбить желание осуществлять утопический проект. Автор при этом применяет все приемы утопии: детальное описание некоего «идеального» государства, портрет его как рентгеновский снимок, который дает возможность воочию увидеть механизм общественного устройства. В антиутопии, как правило, обстоятельства интереснее героев, функционально и психологически не разработанных.

Нельзя обойти вниманием в романе и героя-повествователя, потому что роман написан от первого лица. У этого персонажа специфическая позиция «всезнания», которая оказывается сложной, вызывающей протест, так как расхваливается то, что недостойно этой похвалы.

Урок по роману Евгения Замятина и творчеству В. Маяковского призван вызвать читательский интерес, способствовать развитию логического мышления. В качестве самостоятельного задания можно предложить школьникам дать анализ, с точки зрения решаемых проблем, самой организации «государства Мефи».

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Время создания романа указывается приблизительно. Сам Замятин в автобиографии говорит о 1921-1922 годах, а в письме1929 года в «Литературную газету» называет 1920 год. Принципиальность установления времени написания романа связана с важным вопросом: включены ли в роман аллюзии на события 1921 года - расстрел Гумилева и смерть Блока. См. наблюдения по этому поводу: Белобровцева И. Поэт 11-13 и другие Государственные Поэты // Звезда. 2002. № 3. С. 209.

2. Роман был опубликован за рубежом в 1924 году в переводе на английский язык; в 1929 году - в «Воле России» в Париже в обратном переводе с английского. Полноценное издание романа на русском языке появилось в 1952 году в США. В России вышел в 1988 году («Знамя», № 4-5).

3. См. библиографию, составленную .Ю. Галушкиным: "Возвращение Е. Замятина. Материалы к библиографии (1986—1995)" в книге "Новое о Замятине". М., 1997). В частности, подробный анализ содержания можно найти в кн.: Скороспелова Е. Б. Замятин и его роман “Мы”. В помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам. М.: Мос. ун-т, 1999, 79 с. (Перечитывая классику); Чудаков а М. О. Еретик, или матрос на мачте// Замятин Е. Сочинения. М., 1988. С.625-648; Михайлов О. Гроссмейстер литературы // Замятин Е. Мы. М., 1990. С.5-26.

4. Рассматривая возможные параллели с рядом произведений Маяковского, И. Белобровцева делает вывод, что даже « имя» 11-13 - прямая отсылка к Маяковскому (зеркальное «Я» его ранней поэзии и «тринадцатый апостол»),

5. См. там же.

6. См. подробное рассуждение о связи названия романа Замятина с футуристической практикой использования слова «мы» в статье И. Бедобровцевой.

7. См. материалы книги Р. Гальцевой «Очерки русской утопической мысли XX века» (М., 1992).

О.В. Банникова,

РОЛЬ НЕСТАНДАРТНЫХ УРОКОВ ЛИТЕРАТУРЫ В РАЗВИТИИ ПОЗНАВАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТИ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

В современных условиях реформирования образования большое значение имеет подготовка самих преподавателей, их умение успешно решать проблемы развития познавательной активности обучаемых. Этой цели слу-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.