Научная статья на тему 'Проблема классификации народных игрушек в  отечественной педагогике'

Проблема классификации народных игрушек в  отечественной педагогике Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
585
155
Поделиться
Ключевые слова
ВОСПИТАНИЕ / EDUCATION / КЛАССИФИКАЦИЯ / CLASSIFICATION / НАРОДНЫЕ ИГРУШКИ / FOLK TOYS / ВИДЫ ТРАДИЦИОННЫХ НАРОДНЫХ ИГРУШЕК / TYPES OF TRADITIONAL FOLK TOYS / ВИДЫ ТРАДИЦИОННОЙ ТРЯПИЧНОЙ КУКЛЫ. / TYPES OF TRADITIONAL RAG DOLLS.

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Коротких О.В.

В статье впервые в отечественной науке анализируются основные подходы к проблеме классификации народных игрушек. Потребность в решении этой задачи определяется многообразием игрушек в современном мире. Автор исходит из того, что игрушка является важнейшим инструментом социализации и духовно-нравственного развития ребенка, особенно в первые годы его жизни. В связи с этим возрастает роль педагогических факторов для классификации рассматриваемого культурного феномена.

THE PROBLEM OF FOLK TOYS CLASSIFICATION IN RUSSIAN PEDAGOGICS

For the first time in the national science the main approaches to the problem of classification of folk toys are analyzed. The need for this task is determined by the variety of toys in the world today. The author comes from the fact that toys are an essential tool for socialization and spiritual and moral development of the child especially in the first years of his life. In this regard, the role of pedagogical factors for classifying this cultural phenomenon increases constantly.

Текст научной работы на тему «Проблема классификации народных игрушек в  отечественной педагогике»

ная аеробика: содержание и методика: учеб. пособие. СПб.: СПбГУИТМО, 2006. 25 с.

11. Бермудес Д. В. Дозування навантаження в проце-ci фiзичного виховання з використанням засобiв риттчно! гимнастики i аеробiки: метод. рекомен-дацп / упоряд. Д. В. Бермудес. Суми: Вид-во СумД-ПУ iменi А. С. Макаренка, 1014. 72 с.

REFERENCES

1. Kalinichenko I. O. Medyko-pedagogichnyj kontrol' za fizychnym vyhovannjam ditej u zagal'noosvitnih navchal'nyh zakladah: navch. posib (Medical and pedagogical control of children's physical education at secondary schools: tutorial). Sumy: Vyd-vo SumDPU im. A. S. Makarenka, 2013. 272 p.

2. Shyjan B. M. Teorija i metodyka fizychnogo vyho-vannja shkoljariv. Ch. 2. (Theory and methods of pupils' physical education, part 2). Ternopol: Bogdan, 2001. 247 p.

3. Jermolova V. M., Ivanova L. I., Derevjanko V. V. Navchajemo grajuchys': metod. posib. dlja vchyte-liv fizychn. kul'tury zagal'noosvit. navch. zakladiv (To teach playing: textbook of methods for teachers of physical culture at comprehensive educational institutions). Kiev: LiteraLTD, 2012. 208 p.

4. Fizychna kul'tura v shkoli: 5—11 klasy: metod. posibnyk (Physical culture at school: textbook of methods). Ed. Djatlenko S. M. Kyi'v: LiteraLTD, 2011. 368 p.

5. Bermudes D. V. Muzychna rytmika i horeografija. Praktykum: navch.-metod. posibnyk dlja studentiv (Musical eurhythmics and choreography. Workshop: study guide for students). Sumy: Vyd-vo SumDPU im. A. S. Makarenka, 2009. 200 p.

6. Hudolij O. M. Zagal'ni osnovy teorii' i metodyky fizychnogo vyhovannja: navch. posibnyk (General foundations of theory and methods of physical education: tutorial). Kharkov: OVS, 2007. 406 p.

7. Sergijenko L. P. Praktykum z teorii' i metodyky fizychnogo vyhovannja: navch. posibnyk dlja studentiv vyshhyh navch. zakladiv fiz. vyhovannja i sportu (Workshop on theory and methods of physical education: tutorial for students of higher education institutions of physical education and sports). Kharkov: OVS, 2007. 270 p.

8. Batishheva M. R. Pidgotovka majbutnih uchyteliv fizychnoi' kul'tury do provedennja ozdorovchoi' gimnastyky ta fitnesu z divchatamy-starshoklasny-cjamy (Training of future teachers of physical culture for carrying out the recreative gymnastics with senior girls). Luhansk, 2009. 22 p.

9. Vojnarovska N. S. Rozvytok ruhovoi' aktyvnosti divchat 5—9 klasiv zasobamy rytmichnoi' gimnastyky (Physical activity development by girls of 5-9 forms by means of rhythmic gymnastics). Lutsk, 2011. 19 p.

10. Zefirova E. V., Platonova V. A. Ozdorovitelnaya aerobika: soderzhanie i metodika: ucheb. posobie (Recreative aerobics: contents and methods: tutorial). Saint-Petersburg: SPbGUITMO, 2006. 25 p.

11. Bermudes D. V. Dozuvannja navantazhennja v procesi fizychnogo vyhovannja z vykorystannjam zasobiv rytmichnoi' gimnastyky i aerobiky: metod. rekomendacii' (Dosage of exertion in the process of physical education using means of rhythmic gymnastics and aerobics: methodological guidelines). Sumy: Vyd-vo SumDPU imeni A. S. Makarenka, 1014. 72 p.

УДК 745/749, 37 ББК 85.126.7

ПРОБЛЕМА КЛАССИФИКАЦИИ НАРОДНЫХ ИГРУШЕК В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕДАГОГИКЕ

THE PROBLEM OF FOLK TOYS CLASSIFICATION IN RUSSIAN PEDAGOGICS

О. В. Коротких

В статье впервые в отечественной науке анализируются основные подходы к проблеме классификации народных игрушек. Потребность в решении этой задачи определяется многообразием игрушек в современном мире. Автор исходит из того, что игрушка является важнейшим инструментом социализации и духовно-нравственного развития ребенка, особенно в первые годы его жизни. В связи с этим возрастает

O. V. Korotkikh

For the first time in the national science the main approaches to the problem of classification of folk toys are analyzed. The need for this task is determined by the variety of toys in the world today. The author comes from the fact that toys are an essential tool for socialization and spiritual and moral development of the child especially in the first years of his life. In this regard, the role of pedagogical factors for classifying

роль педагогических факторов для классификации рассматриваемого культурного феномена.

Ключевые слова: воспитание, классификация, народные игрушки, виды традиционных народных игрушек, виды традиционной тряпичной куклы.

this cultural phenomenon increases constantly.

Keywords: education, classification, folk toys, types of traditional folk toys, types of traditional rag dolls.

Пространство человеческой культуры выступает необходимым условием психического развития человека и самого бытия человеческой личности. Сущность культуры представлена в реальностях существования человека, к числу которых относится реальность предметного мира, реальность образно-знаковых систем, реальность социального пространства и природная реальность. Все названные виды реальности сущ-ностно взаимосвязаны и взаимообусловлены. При этом элементами каждого из них являются игра и игрушка. Игрушка - видимый и осязаемый элемент предметного мира, но воспринимается человеком как особый предмет игрушка лишь потому, что является символом мира духовного. Игра, в которой игрушка живет и разворачивает символически представленное в ней духовное содержание, концентрированно отражает важнейшие стороны социально значимых взаимоотношений между людьми. Игра - действо мира предметного, но она открывает перед ребенком мир социума и культуры. Как замечает А. Л. Доброхотов, игра, по видимости, лишь имитирует форму «серьезных» занятий, однако, по существу, «не в меньшей степени, чем труд (а может быть, и в большей), порождает человека» [1, с. 10]. Превращение в рамках традиции народной педагогики игры и игрушек в целенаправленное средство воспитания стало одним из первых принципиальных педагогических открытий человечества.

Возникновение игрушки, изменение ее внешнего вида, использование в процессе подготовки ребенка к будущей жизни имеет длительную историю. Возникнув на ранних ступенях развития человеческого общества как предмет магии, оберег, а впоследствии превратившись в средство специальной подготовки к труду взрослых, игрушка со временем стала предметом детских забав, а затем постепенно становится и средством умственного, нравственного, физического и эстетического развития ребенка.

Игрушка как часть детской игровой реальности является незаменимым средством инкультурации - процесса освоения человеком содержания культуры своего общества, основных структурных составляющих культуры, цивилизационного и национального менталитета, культурных ценностей и стереотипов в поведении и мышлении. Как пишет В. В. Абраменкова, игрушка для ребенка - не просто забава, а культурное орудие, посредством которого передаются в «свернутой форме» состояние современной культуры (цивилизации) и направление ее движения - к жизни или смерти, процветанию или деградации. В процессе игровой деятельности с помощью игрушки ребенку в доступной для его духовного состояния форме передается сама суть человече-

ских отношений. «Игрушка - это духовный образ идеальной жизни, идеального мира, это архетип представлений о добре - подлинном или мнимом. Это духовное орудие, с помощью которого он осваивает огромный и сложный мир, постигает законы человеческих взаимоотношений и вечные истины» [2, с. 61]. Воспроизводя реальные и воображаемые ситуации, вещи и образы, игра и игрушка помогают ребенку познавать окружающий мир, реали-зовывать творческие способности, выражать свои чувства, они закладывают основы произвольного поведения, формируют умение в течение длительного времени концентрировать внимание, ставить задачу и планировать ее выполнение, учиться поступать в соответствии с нравственными требованиями общества.

Современные исследователи (В. В. Абраменкова, Н. А. Короткова, Т. И. Оверчук, О. Е. Смирнова [3]) включают в перечень критериев оценки игрушки, помимо медицинских, экологических, эстетических и т. д., также критерии, в соответствии с которыми игрушка должна удовлетворять требованиям креативности и культуросообразно-сти, то есть соотноситься с культурными архетипами той страны, где проживает ребенок. Однако такой способностью обладает только национальная игрушка, которая исторически выступала в качестве своеобразного родового этнического кода, указывающего ориентиры жизненного пути, отражающего эстетические ценности, состояние древней и современной культуры народа. В художественных образах народной игрушки мастера выражают свои представления о мире, природе, людях, представления, которые способны стать для ребенка важным средством социализации и развития личности.

В зависимости от социальной среды и целей производства народные игрушки можно разделить на два типа - крестьянскую и кустарно-ремесленную. Это деление игрушек несколько условно, однако оно необходимо для анализа и характеристики всего ассортимента игрового материала. В качестве примеров кустарно-ремесленной игрушки можно указать такие известные образцы, как дымковская глиняная пластика, филимоновские, карго-польские, абашевские игрушки, богородские резные деревянные игрушки, семеновские матрешки, федосеевские игрушки и т. д. О некоторых из них еще совсем недавно говорили как об исчезнувших (среди них и романовская глиняная игрушка, менее известная и изученная, чем указанные выше, игрушка, производившаяся в селе Романо-во (ныне - Ленино) Липецкой области). Тем не менее в последние десятилетия производство кустарно-ремесленной игрушки восстанавливается, хотя в процессе возрождения народного промысла и возникает проблема сохранения культурной и эстетической преемственности с ра-

ботами старых мастеров. Что же касается традиционных крестьянских игрушек, то они, к сожалению, почти не сохранились сегодня даже в самых отдаленных уголках нашей страны, хотя и в современных условиях жизнь семьи в естественном природном окружении (среди полей и лесов, на берегу реки или озера) воспроизводит то состояние психологического спокойствия и доверительного отношения между детьми и родителями, которое побуждает последних к тому, чтобы в свободное время мастерить детские игрушки.

Наряду с выделением указанных типов игрушки, дающих возможность понять их связь с тем природным, социальным, бытовым, культурным окружением, в котором они возникают, педагоги, психологи, этнографы выделяют и разные виды игрушек, отличающиеся друг от друга по способам, «механизмам» и особенностям воздействия на ребенка. Эти критерии имеют непосредственное отношение к педагогическим функциям игрушки как в традиционном, так и в современном обществе. Ребенку на разных этапах взросления и социализации требуются различные по сложности и способам воздействия на его духовную жизнь игрушки. Для педагогики важно, в какой мере игрушка вовлекает ребенка в игру, сколько свободы она оставляет для его фантазии и действий, в какой мере она способна подвигнуть его к изменению окружающего его предметного мира, последующему восприятию и осмыслению возникающих в процессе игры ситуаций. В игре игрушка оказывается не только дополнительным стимулом активизации фантазии и деятельности ребенка, но и инструментом, с помощью которого наблюдаемые им в окружающем мире поступки людей переносятся во внутренний план, формируя постепенно нормы и ценности его духовного мира. С одной стороны, игрушки вбирают в себя активность ребенка, с другой - становятся носителями и проводниками социальных установок и нравственных норм, а в конечном счете связывают растущий мир детской личности с обществом. В соответствии с этой ролью игрушки в жизни ребенка в педагогической литературе (например, в педагогической традиции, идущей от А. С. Макаренко) распространен подход к классификации игрушек, для которого принципиальным оказывается различение игрушек готовых (автомобили, мишки), игрушек полуготовых (они требуют от ребенка «доработки» - это кубики, конструкторы) и игрушек как лишь материала, характеристики, свойства которого побуждают ребенка к деятельности и творчеству (картон, бумага, песок, глина). Готовая игрушка знакомит ребенка со сложными идеями и вещами, инициируя тем самым познавательные процессы и развитие воображения. Второй тип игрушек ставит перед ребенком задачу, для разрешения которой требуется дисциплина мышления, логика. Недостаток этих игрушек в том, что воспроизведение одних и тех же задач надоедает детям, вызывает у них скуку. Понятно, что незаменимую ценность для ребенка имеет игрушка-материал (глина, песок, картон, бумага), которая дает неограниченный простор для его творческой фантазии. Не случайно, центром всех дет-

ских игр оказывается простая песочница как поле максимально возможной активности и свободы ребенка.

Вместе с тем большой интерес для педагогов представляет не только классификация в соответствии с «мерой свободы», которую игрушка оставляет фантазии и деятельности ребенка, но и классификации, устанавливающие связь игрушки с характером культуры общества, социальными отношениями, образами, которые оказываются доминирующими в той или иной национальной культуре в ту или иную эпоху. Антропологи, искусствоведы, культурологи давно обратили внимание на то, что появление одних и тех же тем, сюжетов, образов в различных культурах не является случайным. Как правило, они образуют определенные содержательные последовательности, указывающие на тенденции в развитии общества или, напротив, фиксирующие их в сходные ступени цивилиза-ционного развития. Это обстоятельство доказывает связь педагогической практики с развитием общества и культуры, выявляет глубокую общественную значимость педагогических исследований, которые делают игрушку предметом специального рассмотрения, концентрируют внимание педагогического сообщества на осмыслении оптимальных способов использования игрушек в воспитании детей. А. Е. Аркин в процессе обобщения предложенных ранее исследователями вариантов классификации игрушек, пришел к выводу, что существуют «игрушки, которые образуют как бы основную тему, в многочисленных разнообразных вариациях повторяющуюся на различных широтах и долготах земного шара, у различных народов» [4, с. 11]. С учетом этого обоснованного в этнографии и социально-культурной антропологии положения игрушка как очень древнее и сложное по своему содержанию явление человеческой культуры может рассматриваться и в качестве показателя развития конкретного общества, и в качестве инструмента его педагогической деятельности, который, проецируя в будущее значимые для себя образы и ценности, образует духовную традицию, обретающую в ходе истории целостность и завершенность.

К «архетипическим» игрушкам А. Е. Аркин относит следующие их группы: звуковые (сенсорные) (трещотки, погремушки, жужжалки, бубенцы и т. д.), двигательные (моторные) (мяч, волчок, змей и т. д.), веревочки, из которых делают различные фигуры, оружие (лук, стрелы, бумеранги), «образные игрушки» (куклы и игрушки, изображающие животных). Эти группы игрушек А. Е. Аркин определяет как «изначальные», не меняющиеся в ходе исторического развития, задающие основные направления исторического существования человеческой культуры. Этим объясняется их «универсальность, неизменность <...> основных структурных форм и выполняемых <...> функций» [цит. по: 5, с. 23]. На более поздних этапах развития культуры все указанные виды «изначальных игрушек» сохраняются именно в форме народных игрушек. В них самые значимые с социально-педагогической точки зрения особенности архаических игрушек оттачиваются временем и человеческим опытом, достигают определенности и выразительности. С простотой и одновременно очевид-

ным эстетическим совершенством народной игрушки, которое предопределяет ее мощное воздействие на эмоциональный мир ребенка, и связан, главным образом, интерес к ней педагогов. В самом деле, народная игрушка оптимальным образом аккумулирует в лаконично простых и доступных для детского восприятия формах богатое историческое и культурное содержание, которое приобретает в ней высшую степень определенности, отточенности, художественной выразительности.

Интересно, что даже в советские годы, когда стремление к «обновлению» общественной жизни, казалось бы, должно было полностью вытеснить интерес к архаическим формам культуры, отечественные педагоги не забывали о народной игрушке и в той мере, в какой это вообще было возможно в это время, стремились сохранить ее в практике воспитания, особенно в дошкольной педагогике. Показателен пример Е. А. Флериной [6], которая в 1943 году (!) в своем докладе «Педагогика народной игрушки», прочитанном на Всероссийском совещании педагогических работников, обратилась к истории народной игрушки, указала на ее безусловные педагогические и художественные достоинства. Она подчеркивала, что народная игрушка, как ничто другое, будит мысль и фантазию ребенка. Многие игрушки, по ее словам, -это самая настоящая сказка в восприятии ребенка. Очевидно, что в ней таится некий особый психологический смысл, который притягивает взор ребенка и раскрывает его душу для восприятия ценностей традиционной народной культуры. Е. А. Флерина не проходит также мимо упомянутых у нас художественно-эстетических достоинств народной игрушки: она несет не только значимое социально-педагогическое содержание, многовековое бытование русской народной игрушки в качестве одного из центральных элементов нашей культуры обогатило ее традициями национального русского искусства. Простота и четкая ритмичность формы, декоративность росписи, орнаментальность, неудержимая яркость и благородная сдержанность в подборе цвета делают даже простые, на первый взгляд, игрушки настоящими произведениями искусства, существующими в средоточии народного быта и оттого столь сильно влияющими на сознание народа, его нравственные ценности и культуру, передачу важнейших традиций будущим поколениям русских людей.

Е. А. Флерина предложила и наиболее полную и подробную классификацию игрушек, используемых в практике дошкольного образования. В ее основу были положены принципы психического и физического развития ребенка в первые годы жизни. В качестве критериев этой классификации служат особенности влияния игрушек на познавательную сферу ребенка (конструктивные способности, мышление, воображение, чувство юмора, музыкальный слух) и его физическое развитие (крупная и мелкая моторика, зрительно-двигательная координация). Такой подход является естественным и абсолютно правильным для дошкольной педагогики, поскольку фиксирует внимание именно на педагогическом потенциале игру-

шек и их функциях в процессе воспитания и образования ребенка в первые годы жизни.

В соответствии с ним все разнообразие игрушек, в том числе и народных, подразделяется на следующие группы: образные (куклы, животные, птицы, мебель, транспорт, бытовые предметы), оказывающие содействие в творческой подражательной игре, через которую ребенок выявляет, закрепляет и углубляет свой социальный опыт, расширяет его; моторно-спортивные и тренировочные, способствующие развитию детского организма (мускулов, зрения, ловкости движений, глазомера, слуха, крупной моторики) (мяч, обруч, прыгалки, кегли, бабки, чижик, крокет, волейбол), развитию мелкой моторики, глазомера (бирюльки, блошки, мозаика), развитию внимания, сосредоточенности, выдержки, организованности; технические (конструкторы, строительные материалы, полуфабрикаты для конструирования, например, дощечки, планки, гвозди, шурупы и т. п., позволяющие детям самим строить и мастерить игрушки, которые дают детям представление о технике, помогают воспитывать интерес к ней и реализовать этот интерес в игре); полуфабрикаты - наборы частей, нарезанные кусочки дощечек, брусков, колеса, заготовки по формам строительных материалов из глины, которые дают возможность мастерить разные игрушки как совершенно свободно, так и по прилагаемым чертежам; дидактические (пирамидки, вкладные мисочки, яички, матрешки) (эти игрушки учат детей распознавать величину предметов, их цвет и форму, вырабатывают глазомер и координацию движений, они не только тренируют движения, глазомер, органы чувств, но и помогают организовать детский коллектив, воспитывают внимание, выдержку, находчивость); веселые игрушки («клюющие куры» (на балансире)), «ходячий бычок», «танцующий поросенок» (заводной), «поющий петушок», хлопушка и многие другие) (к этому типу игрушек относятся и праздничные, карнавальные игрушки-маски, элементы костюма, забавные сюрпризные значки, вертушки, пищалки, их главное предназначение - даже не игра, а забава, развлечение, их трудно применить в игре, поскольку они имеют законченный, неизменный образ (птицы только клюют, поросенок всегда танцует), оссновное назначение их - вызывать веселый смех, развивать чувство юмора; музыкальные (цимбалы, бубенцы, игрушки с музыкальной мелодией, музыкальные каталки, волчки, коробки), которые доставляют детям большое удовольствие и служат развитию музыкального слуха; театральные (теневой театр, панорама, театр петрушек, марионеток, наборы для детских творческих игр-драматизаций), которые подводят детей к театральному зрелищу и собственной театральной игре. В представленной классификации «работают» все значимые для использования игрушек в педагогическом процессе принципы, выделяемые в ней группы игрушек структурируют то необычайно разнообразное и пестрое поле предметов, которые мы интуитивно определяем как «игрушки».

Обратимся теперь к более поздней классификации игрушек, также основывающейся на педагогических

принципах, которая была предложена В. С. Мухиной [7, с. 28-33]. Она выделяет две большие группы игрушек: игрушки, способствующие социально-эмоциональному развитию, предполагающие общение или обращение с ними, как с живыми персонажами (куклы, мягкие игрушки - изображения зайца, обезьяны, собаки и др.), и игрушки, помогающие развитию интеллектуально-познавательных и моторных способностей (погремушки, матрешки, пирамидки, игрушки - заместители реальных предметов человеческой культуры, орудий). Разделение игрушек по этому основанию соответствует двум направлениям в развитии основных видов деятельности человека. Первая группа игрушек ориентирует ребенка на нормы отношений, существующих между людьми: в детском возрасте это непосредственно-эмоциональное общение младенца и сюжетно-ролевые игры дошкольника. Вторая группа игрушек помогает детям усваивать выработанные в процессе общественной жизни способы действий с предметами и различные эталоны деятельности - предметно-манипулятивной деятельности ребенка раннего возраста и учебной деятельности младшего школьника. Маленький ребенок овладевает предметными действиями с ложкой или стаканом, ребенок старшего возраста занимается математикой и грамматикой, их деятельность мало похожа внешне но, по существу, и то и другое - освоение элементов человеческой культуры.

В. С. Мухина с особым вниманием анализирует куклы, которые выделяются в особые группы в зависимости от функций, которые они выполняют в игровой деятельности ребенка: «прекрасные куклы», имеющие большие глаза, обрамленные ресницами, короткий носик, маленький яркий рот, обязательно густые и блестящие волосы, среди них выделяются куклы для любования - в рост человека и средних размеров; характерные куклы (кукла-мальчик, кукла-девочка) с определенными ярко выраженными качествами - наивность, глупость, озорство и т. п., к таким куклам относят героев народных сказок, мультфильмов, несущих в себе некоторую заданность образа поведения и стабильную нравственную характеристику; куклы эмоциональной рефлексии, они изображают мальчика или девочку в разных эмоциональных состояниях (покой, радость, печаль, злость, страх, удивление), при этом ребенок строит с каждой из них свои отношения, соответствующие его настроению; «этнографические куклы», внешний вид которых отражает национальные черты того или иного народа.

Значение приведенных у нас классификаций игрушек, данных на основании задаваемых задачами воспитания и обучения детей критериев, определяется тем, что они конкретизируют, углубляют представление о кукле как выражении определенного человеческого образа, имеющего свой характер. Восприятие этого образа может влиять на развитие чувств ребенка и его образ мысли, на переживания, которые возникают у него в процессе игры, стимулировать проявление положительных или отрицательных эмоций. Кукла, таким образом, помогает ребенку понять предлагаемые обществом модели поведения и

«присвоить» их, то есть перенести во внутренний план, сделав те или иные реакции на внешние факторы естественными, вытекающими как бы из самого характера человека. Отношения между задатками ребенка, его «врожденным» характером, и влиянием общества на становление личности, нравственных чувств человека и его поведения, издавна интересовали мыслителей, которые предлагали различные подходы к объяснению того, почему осуществляемое семьей и обществом педагогическое воздействие на ребенка далеко не всегда приносит желаемые результаты. При этом акцент переносился то на первый из указанных источников становления личности человека, то на второй, но проблема все же оставалась далека от своего решения. На наш взгляд, внимание педагогов к кукле, в особенности народной кукле, сосредоточившей в простых и выразительных чертах своего внешнего облика богатую внутреннюю, духовную, культуру своего народа, способно внести свой вклад в решение этой бесконечной по своей природе задачи, поскольку кукла оказывается первым, простым и естественным, посредником между историей народа, его культурой, традициями, моралью, с одной стороны, и пришедшим в мир новым человеком, ожидающим от старших помощи не только в своем физическом, но и в нравственном развитии, «воспитания», с другой. Вместе с тем, рассмотрение народной куклы в педагогическом контексте связывает педагогику с другими гуманитарными дисциплинами, выявляет ее отношения с историй и этнографией, культурологией, этикой, эстетикой, искусствознанием.

На территории России куклы как детские игрушки существовали издавна. В архаическом славянском обществе V-VI вв. они еще мало чем отличались от фигурок, имевших культовое предназначение. Их внешний облик и характер изображения - предельная обобщенность, слитность объема и контура, лаконизм, немногочисленность деталей, статическая схематичность - во многом были обусловлены религиозным содержанием образов порождавшего их народного сознания. Первые игрушки изготавливались из глины, хлебных зерен и муки и представляли собой, как правило, образ женщины. Позже фигурки приобрели более жизненный, светский характер и новые конструктивные качества, свойственные игрушке. И только в ходе многовековой русской истории, к XVII в., игрушечное дело достигло той художественной высоты, о которой по сохранившимся артефактам мы можем судить сегодня. Куклы приобрели «жизненность», основные образы кукол получили исторически узнаваемые и социально значимые очертания, теперь они изображали людей в реалистическом облике, вписывали их в сцены реальной жизни.

Понятно, насколько сложной, учитывая столь долгую историю становления народной игрушки, должна была оказаться ее классификация, сосредоточенная к тому же на педагогической функции игрушки, связывающей ее с социумом, господствующими в нем нормами и установками, ценностями, моделями поведения. Вместе с тем попытки представить подобную классификацию естествен-

ным образом возникали у педагогов, поскольку «классифицировать» какое-либо сложное явление -значит решить одну из важнейших задач в процессе его познания. Классификация - это результат стремления воссоздать в познании осмысленный порядок вещей и явлений. Их разделение на разновидности, классы, согласно избранным, значимым в контексте конкретных задач познания, признакам задает в каждой научной дисциплине само поле исследования, предостерегает от самых простых ошибок, устанавливает принципы и нормы осмысления изучаемых феноменов. В конечном счете, классификация помогает решить задачу упорядоченного описания и объяснения разнородных по своему составу совокупностей изучаемых объектов, приближает к идеалу всеобщего и конкретного познания мира.

Обратимся теперь от педагогических по свои основаниям классификаций народных игрушек вообще к проблеме классификации традиционных тряпичных кукол. В исследовательской литературе по этому вопросу также представлены различные точки зрения и подходы, что не должно вызывать удивления, поскольку всякая классификация является результатом некоторого огрубления действительных отношений между видами. В процессе классификации признаки условные и относительные принимаются за основание деления в зависимости от конкретных познавательных целей, для достижения которых они оказываются определяющими. Рассмотрим сначала классификации, в которых критерием выступают формальные признаки. Т. Е. Карпова в диссертационном исследовании «Феномен куклы в русской культуре» [8] делает попытку классифицировать традиционные куклы по материалу, из которого они сделаны: деревянные, тряпичные, глиняные, соломенные. Хотя нужно заметить, что если рассматривать конструктивные особенности народных игрушек, то в одной кукле может быть использован и разный материал - тряпичное туловище, зерно, шишки, полено, палочки, очесы льна и т. д. Такие случаи не укладываются в предложенную классификацию.

Г. Л. Дайн рассматривает «анатомию» тряпичной куклы и приходит к выводу, что русская тряпичная кукла включает в себя несколько архетипов, сформированных традицией: столбушка (столбец, полено, чурка), крестуш-ка или крестец, кукла на палочке, узловая (узелковая) кукла, пеленашка, закрутка (скрутка, скатка, скалка), набивная кукла-мешочек и кукла из костных остатков [9, с. 1215]. Рассмотрев конструктивные особенности народных игрушек разных регионов России, Г. Л. Дайн замечает, что куклы разных регионов, при всем их внешнем образном различии, оказываются близки друг другу по способам изготовления внутренней первоосновы. На основе этих конструкций постепенно появляются более сложные варианты, соединяющие в себе одновременно крестообразную конструкцию и узловую голову. Эта классификация имеет большую практическую значимость, так как исследователи долго не догадывались «заглянуть внутрь» тряпичной игрушки и описать ее основные типы. Между тем знание педагогами основных конструкций и их разновид-

ностей помогает не только быстрее понять их «устройство», но и овладеть способами их изготовления, сделать для ребенка «рождение» куклы более понятным и занимательным процессом.

Ирина Владимировна Агаева, заведующая отделом методической и культурно-образовательной работы Тульского областного историко-архитектурного и литературного музея, народный мастер России, предлагает делить куклы на две группы - обрядовые и игровые. В этом случае определяющим признаком оказывается функционирование куклы в социально-культурном контексте, ее роль в поддержании культурной традиции. Для педагогики, конечно, более значимыми оказываются игровые куклы, которые возникают, как у нас уже говорилось, на основе обрядовых кукол, но приобретают более широкое распространение и, в частности, попадают в детскую среду, оказываясь игрушкой, предметом забавы ребенка и, одновременно, посредником в передаче ему социально значимого опыта. В группе игровых кукол И. В. Агаева выделяет куклы для младенчества и куклы для раннего детства. Дальнейшие попытки классифицировать тряпичные куклы связаны с анализом приемов и способов их изготовления. Например, И. В. Агаева выделяет такие техники, как «жгутик», «закрут» и «низание». Автор обращает внимание на функциональную направленность, конструктивные особенности и характерные приемы изготовления кукол, однако наличие столь разнородных критериев не позволяет четко систематизировать многообразие игрушек, в которых отмеченные черты могут сочетаться произвольным образом. Р. Я. Тарасова считает необходимым делить реконструированные народные тряпичные куклы, прежде всего, на четыре группы: куклы-берегини, обрядовые куклы, игровые куклы, куклы как миниатюрная скульптура [10, с. 24]. З.И. Зимина считает, что обрядовые куклы разделяются, прежде всего, по их функциям, «используют их в области продуцирующей, защитной, очистительной, бытовой магии. Соответственно, можно говорить о существовании продуцирующих, защитных, очистительных и бытовых тряпичных кукол» [11, с. 64]. М. А. Мишина основанием для классификации считает функциональный признак, под которым понимает назначение куклы, определяющее ее появление в культурном пространстве той или иной эпохи, оправдывающее и объясняющее ее существование на протяжении столетий. М. А. Мишина выделяет два исторически сложившихся типа традиционных кукол. Первый - «аутентичная традиционная кукла», создававшаяся в крестьянской семье из подручных материалов, функционировавшая в обрядах и обиходных практиках крестьянского общества. Второй тип - «реконструированная традиционная кукла», созданная в городской среде специально обученным мастером [12].

Н. В. Шайдурова все известное на сегодняшний день разнообразие традиционных русских тряпичных кукол делит по назначению, способу изготовления и по образу [13]. Кроме того, в крестьянской среде принято было делить кукол по размеру (локтевые, ладонные, пальчико-

вые). По назначению они подразделяются на игровые (столбушки, кукла на выхвалку, узелковая, кукла с косой, кукла нарядная), обереговые (Куватка, Лихоманки, Веп-ская, Колокольчик, Кубышка-Травница, Бессоница, Берегиня, Десятиручка, Веснянка, Желанница) (в границах этой группы деление осуществляется по функциям: продуцирующая, защитная, очистительная, заместительная), обрядовые (Коза, Зольная кукла, Мокредина, Пеленашка, Крупеничка, Архангельская столбушка, Владимирская столбушка) (в границах группы Н. В. Шайдурова предлагает делить текстильные игрушки на те, которые изготавливались к родильному, свадебному и погребальному обрядам). Виды традиционных тряпичных кукол по способу изготовления оказываются следующими: куклы-столбушки (Орловская столбушка, Архангелогородская столбушка, Владимирская столбушка), куклы, в которых голова представляет шарик, положенный в центре вырезанного из материи квадрата (День и ночь, Ангел, Колокольчик, Закрутка, Покосница, Вепская, Бессоница), основа куклы - два вырезанных из материи прямоугольника (Куватки, Пасха, Неразлучники, Десятиручка, Веснянка, Узелковая), кукла-мешочек, то есть в основе которой находится мешочек (Зольная, Зернушка, Крупеничка). По образу традиционные тряпичные куклы делятся на куклу-крестьянку и куклу-барыню. Может возникнуть впечатление, что предложенная классификация является излишне детализированной и «технической», однако, поскольку использование традиционных народных кукол в процессе духовно-нравственного воспитания детей предполагает и потребность вовлечения их в процесс изготовления самых простых игрушек, эта классификация также оказывается полезной как один из возможных способов упорядочивания всего многообразия народных игрушек.

Параллельно с развитием национальной культуры, в которой изготовление игрушек занимало все более значительное место, происходило и осмысление своеобразия их влияния на развивающуюся психику ребенка. И. Н. Алешина и С. В. Онощенко выделили проблемы, которые в наибольшей степени обсуждались в этой области педагогики как российскими, так и европейскими исследователями в конце XIX - начале XX вв. (М. О. Манассеина, Л. Г. Оршанский, Ф. Фребель, К. Ланге): «Соответствие игрушки возрасту ребенка; количество игрушек, необходимое для нормального психического развития ребенка; качество игрушек, т. е. степень соответствия игрушки реально существующему предмету» [14]. С учетом этих подходов А. В. Локтионова предложила классификацию, в основу которой был положен принцип удовлетворения витальных потребностей ребенка [15]. Витальность понимается как определенное самочувствие, ощущение удовлетворенности от того, что происходит в данный момент на телесном уровне: «Мне нравится жить». При этом «нравится» - это не только оценка происходящего, с помощью этого ощущения формируются потребности, интересы, жизненные ценности и установки человека. Высокий уровень развития витальности, полагают современные исследователи,

способствует нормальному психическому, физическому и личностному развитию. Детская витальность формируется в ходе общения, в первую очередь, с матерью, близкими людьми, а также через предметную среду, влияющую на развитие познавательной, эмоциональной и социально-личностной сфер, особое место в которой занимают детские игрушки. В классификации А. В. Локтионовой игрушки делятся на несколько групп:

Игрушки, обладающие возможностями быть «переходным объектом» (включают следующие подтипы: игрушки-защитники, которые успокаивают (большие плюшевые медведи, добрые тигры, львы), их можно обнять, они излучают спокойствие, силу, уверенность, дают опору и защиту ребенку); игрушки-утешители (зайцы, тюлени, плюшевые коровы, собаки, белки), ребенок чувствует, что они принимают и понимают его, сочувствуют ему, они небольшие по размеру, они - такие же, как он).

Игрушки, выполняющие символическую функцию (делятся на следующие подтипы: игрушка для идентификации в ролевой игре (принцессы, Барби, Человек-паук, Бэтмэн, супермен, разбойник), в эту группу можно отнести и игрушки, представляющие героев любимых книг и мультфильмов; ребенок активизирует в своем сознании качества, присущие этим героям); игрушки для проявления заботы («голыши» и «пупсики»), которые дают ребенку пережить чувство заботы о другом; агрессивные игрушки, способствующие канализации агрессии, освоению социальных норм общения с агрессией, а также освоению других негативных чувств; «игрушки-страшилки» (функция которых состоит в том, чтобы справиться со страхом, испытывая удовольствие от испуга окружающих); игрушечное оружие и доспехи; негативные персонажи и полиция; агрессивные игрушки для символизации негативных чувств (зубастый волк, крокодил, Баба-яга); «игрушки-сувениры и игрушки-талисманы» (маленькая выразительная игрушка, ангел, кристалл, шарик, камушки).

Игрушки обладающие свойствами объекта-посредника (подвиды: игрушки, рассчитанные на создание социально-культурных ситуаций и овладение социальными ролями и выступающие как инструмент социализации; мелкие куклы, представляющие семью, солдатики, ролевые персонажи (врач, продавец, милиционер), а также предметы, помогающие ребенку войти в социальную роль (посуда, транспорт, аптека, игрушечная мебель); различные конструкторы, которые направлены на тренировку внимания, моторики рук, пространственного мышления).

Игрушки-однодневки, «игрушечный мусор», которые не развивают в ребенке любви к этой вещи, а ведут к развитию потребительских тенденций в детях.

Игрушки для коллекционирования (фарфоровые куклы, модели машинок и всевозможные обычные игрушки, превращенные в коллекцию).

Представленная классификация является всецело педагогической по своей направленности, в ней имеет место абстрагирование от всех свойств игрушек, которые не связаны непосредственно с влиянием на ребенка.

Таким образом, анализ литературы позволяет сделать следующие выводы. Факторами, которые послужили толчком для появления классификаций детских игрушек, стали: увеличение числа различных игрушек и последующее развитие их промышленного производства, что также повлекло за собой увеличение ассортимента игрушек; изменение функции игрушек с социализирующей и подготавливающей к трудовой деятельности, на воспитательную, развивающую. Разрабатывая свои классификации, исследователи использовали разные принципы, в большей или меньшей степени ориентировавшиеся на педагогическую значимость игрушек; в результате оказалось, что сегодня отсутствует единая психолого-педагогическая классификация игрушек, хотя представленные в нашей статье подходы к проблеме классификации игрушек демонстрируют, насколько важной она является для педагогов - как ученых, так и педагогов-практиков. Классификация игрушек - первый шаг в их изучении, попытке разгадать «тайну» игрушки - понять причины ее притягательности, магической власти над человеком. Впрочем, понятно, что тайна эта является вечной, поскольку игрушка -только образ создавшего ее и играющего с ней человека, а для самого себя человек останется загадкой даже тогда, когда проникнет в самые далекие уголки космоса и микромира: «Кукла по сути своей - отражение образа человека. Для каждого ребенка она является той игрушкой, которая больше всего вызывает и оживляет представления о его собственной человеческой сущности. В игре с куклой происходят одновременно два, казалось бы, разных, но на самом деле взаимосвязанных процесса: с одной стороны, ребенок выражает себя (свой опыт, свои знания и переживания, создает воображаемые образы), а с другой - осваивает мир человеческих отношений и представлений, в котором он живет» [16].

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Доброхотов А. Л. Введение в философию. М.: Изд-во гимназии «Открытый мир», 1995.

2. Абраменкова В. В. Духовно-нравственное развитие современного ребенка: игрушка и антиигрушка // Игры и игрушки в жизни детей / под ред. Т. И. Оверчук; сост. Р. А. Горб. М.: ГНОМ и Д, 2006.

3. Смирнова Е. О. Психолого-педагогические основания экспертизы детских игрушек // Игры и игрушки в жизни детей / под ред. Т. И. Оверчук; сост. Р. А. Горб. М.: ГНОМ и Д, 2006. С. 207-214.

4. Аркин А. Е. Ребенок и его игрушка в условиях первобытной культуры. М., 1935.

5. Эльконин Д. Б. Психология игры. 2-е изд. М.: Просвещение, 1999.

6. Флерина Е. А. Игра и игрушка: пособие для воспитателя детского сада. М.: Просвещение, 1973.

7. Мухина В. С. Дети и куклы: таинство взаимодействия // Народное образование. 1997. № 5. С. 28-33.

8. Карпова Т. Е. Феномен куклы в русской культуре: историко-культурологические аспекты: дис. ... канд. культурол. наук: 24.00.01 «Теория и история культуры». СПб., 1999.

9. Дайн Г. Л. Дайн М. Б. Русская тряпичная кукла: культура, традиции, технология. М.: Культура и традиции, 2008.

10. Тарасова Р. Я. Опыт реконструкции традиционной куклы Калужского региона в процессе создания коллекции музея-усадьбы «Берегиня» // Традиционная народная кукла: метод. материалы. Калуга, 2009.

11. Зимина З. И. Текстильные обрядовые куклы. М.: Ладога 100, 2007.

12. Мишина М. А. Формы бытования традиционной куклы в культурном пространстве постиндустриального общества России: дис. ... канд. культурол. наук: 24.00.01 «Теория и история культуры». СПб., 2011.

13. Шайдурова Н. В. Традиционная тряпичная кукла: учеб.-метод. пособие. СПб.: ДЕТСТВО-ПРЕСС, 2011.

14. Алешина И. Н. Влияние игрушки на психику ребенка: историю вопроса // Психолог в детском саду. 2009. № 1. С. 39-45.

15. Локтионова А. В. Игровая среда современного ребенка // Московский психотерапевтический журнал. 2005. № 1. С. 40.

16. Игрушки наших детей. Как выбрать игрушки: учеб.-метод. пособие / Е. О. Смирнова, И. В. Фили-пова, Е. Г. Шнина и др. М.: Дрофа, 2013. С. 193.

REFERENCES

1. Dobrokhotov A. L. Vvedenie v filosofiyu (Introduction to philosophy). Moscow: Izd-vo gimnazii «Ot-krytyy mir», 1995.

2. Abramenkova V. V. Spiritual and moral development of a modern child: toy and anti-toy [Dukhov-no-nravstvennoe razvitie sovremennogo rebenka: igrushka i antiigrushka]. Igry i igrushki v zhizni detey (Games and toys in children's life). Ed. Over-chuk T. I., Gorb R. A. Moscow: GNOM i D, 2006.

3. Smirnova E. O. Psychological and pedagogical foundations of children's toys expertise [Psikholo-go-pedagogicheskie osnovaniya ekspertizy detskikh igrushek]. Igry i igrushki v zhizni detey (Games and toys in children's life). Ed. Overchuk T. I., Gorb R. A. Moscow: GNOM i D, 2006, pp. 207-214.

4. Arkin A. E. Rebenok i ego igrushka v usloviyakh pervobytnoy kultury (Child and his toy under conditions of primitive culture). Moscow, 1935.

5. Elkonin D. B. Psikhologiya igry. 2-e izd. (Psychology of a game. 2nd edition.) Moscow: Prosveshche-nie, 1999.

6. Flerina E. A. Igra i igrushka: posobie dlya vospi-tatelya detskogo sada (Game and toy: tutorial

for preschool teacher). Moscow: Prosveshchenie, 1973.

7. Mukhina V. S. Children and dolls: mystery of interaction [Deti i kukly: tainstvo vzaimodeystviya], Narodnoe obrazovanie (Popular education), 1997, no. 5, pp. 28—33.

8. Karpova T. E. Fenomen kukly v russkoy kulture: istoriko-kulturologicheskie aspekty (Phenomenon of a doll in the Russian culture: historical and cul-turological aspects). Saint-Petersburg, 1999.

9. Dayn G. L., Dayn M. B. Russkaya tryapichnaya kukla: kultura, traditsii, tekhnologiya (Russian rag doll: culture, traditions, technology). Moscow: Kultura i traditsii, 2008.

10. Tarasova R. Ya. Attempts of reconstructing the traditional doll of the Kaluga Region in the process of creating the collection of the estate museum "Be-reginya" [Opyt rekonstruktsii traditsionnoy kukly Kaluzhskogo regiona v protsesse sozdaniya kollek-tsii muzeya-usadby «Bereginya»]. Traditsionnaya narodnaya kukla: metod. materialy (Traditional folk doll: methodical materials). Kaluga, 2009.

11. Zimina Z. I. Tekstilnye obryadovye kukly (Textile ritual dolls). Moscow: Ladoga 100, 2007.

12. Mishina M. A. Formy bytovaniya traditsionnoy kukly v kulturnom prostranstve postindustrialno-go obshchestva Rossii (Traditional doll's being forms in the cultural space of the Russian postindustrial society). Saint-Petersburg, 2011.

13. Shaydurova N. V. Traditsionnaya tryapichnaya kuk-la: ucheb.-metod. posobie (Traditional rag doll: study guide). Saint-Petersburg: DETSTVO-PRESS, 2011.

14. Aleshina I. N. Influence of a toy on child's mentality [Vliyanie igrushki na psikhiku rebenka: istori-ya voprosa]. Psikholog v detskom sadu (Psychologist at kindergarten), 2009, no. 1, pp. 39—45.

15. Loktionova A. V. Game space of a modern child [Ig-rovaya sreda sovremennogo rebenka]. Moskovskiy psikhoterapevticheskiy zhurnal (Moscow psychotherapeutic journal), 2005, no. 1, p. 40.

16. Smirnova E. O., Filipova I. V., Shnina E. G. etc. Igrushki nashikh detey. Kak vybrat igrushki: ucheb.-metod. posobie (Toys of our children. How to choose toys: study guide). Moscow: Drofa, 2013, p. 193.

УДК 378, УДК 796 ББК 74.484.72

ТЕХНОЛОГИЯ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА СФОРМИРОВАННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ МАГИСТРА И БАКАЛАВРА В ОБЛАСТИ АГЕНТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

THE QUALITY EVOLUTION TECHNOLOGY OF THE LEVEL OF COMPETENCE OF MASTERS AND BACHELORS IN THE FIELD OF AGENTS' ACTIVITIES.

А. М. Дубов, Г. А. Кузьменко

В условиях освоения содержания программы дисциплины «Агентская деятельность в спорте» среди магистрантов и бакалавров факультета физической культуры особую значимость приобретает технология оценки качества сформированности профессиональной компетентности, которая опирается на конструктивное использование межпредметных и надпредметных связей. Структура и содержание образовательной деятельности обучающегося основывается на этапности формирования профессиональной компетентности и разносторонности требований к профессиональной подготовке спортивного агента в аспектах теоретико-методической, организационно-управленческой, психолого-педагогической компетентности, компетентности в области медико-биологического сопровождения, консалтинга и экономического со-

A. M. Dubov, G. A. Kuzmenko

In the context of mastering the contents of the program «Agent Activity in Sports» by Master's and Bachelor's degree students of the Faculty of Physical Culture the technology of evaluating the quality of professional competence level gains a special significance. This technology is based on the constructive usage of intersubject and supersubject communications. The structure and contents of students' educational activities are based on the stage-by-stage approach to forming the professional competence and on the versatility of the requirements to the professional training of sports agents in terms of theoretical and methodical, organizational and managerial, psychological and pedagogical competence as well as the competence in the field of medical and biological support, consulting and economical support in the sphere of organization's and process owner's image development, which