Научная статья на тему 'Проблема детерминизма: сущность и специфика духовной детерминации. Часть III'

Проблема детерминизма: сущность и специфика духовной детерминации. Часть III Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
612
140
Поделиться
Ключевые слова
ДУХ КАК ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ / ДУХОВНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ / ЧЕЛОВЕК / ОТРАЖЕНИЕ ОТРАЖЕНИЙ / ФЕНОМЕН ОБРАТНОЙ КАУЗАЛЬНОСТИ / ЭМЕРДЖЕНТНОСТЬ / ЭНАКТИВИЗМ / SPIRIT AS A PHILOSOPHICAL CATEGORY / SPIRITUAL DETERMINATION / PERSON / REFLECTION OF REFLECTIONS / PHENOMENON OF REVERSE CAUSATION / EMERGENCE / ENACTIVISM

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Меньчиков Г. П.

В данной статье продолжается экспликация самого сложного в проблеме детерминизма сущность духовной детерминации, в которую, по мнению автора, входят как когнитивные, так и некогнитивные цепочки и формы детерминации, через которые эта сущность проявляется[1]. К когнитивным относятся идеальная, информационная, репрезентационная, целевая детерминации; к некогнитивным гормическая, экзистенциальная, идеаторная, идеомоторная, императивная детерминации; возможны и другие.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Меньчиков Г. П.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The problem of determinism: the essence and structure of the spiritual de-termination. Part III

This article continues to explicate the most difficult issue in the problem of determinism, that is the essence of spiritual determination. To the author's opinion, spiritual determination consists of both cognitive and non-cognitive chains and forms of determination. Cognitive forms include ideal, informational, representational and goal-oriented determinations; non cognitive forms include ideational, hormic, existential and ideomotor determinations. Other forms are also possible.

Текст научной работы на тему «Проблема детерминизма: сущность и специфика духовной детерминации. Часть III»

УДК 130.3

Г.П.Меньчиков

ПРОБЛЕМА ДЕТЕРМИНИЗМА: СУЩНОСТЬ И СПЕЦИФИКА ДУХОВНОЙ ДЕТЕРМИНАЦИИ. ЧАСТЬ III.

В данной статье продолжается экспликация самого сложного в проблеме детерминизма - сущность духовной детерминации, в которую, по мнению автора, входят как когнитивные, так и некогнитивные цепочки и формы детерминации, через которые эта сущность проявляется1. К когнитивным относятся -идеальная, информационная, репрезентационная, целевая детерминации; к некогнитивным - гормическая, экзистенциальная, идеаторная, идеомоторная, императивная детерминации; возможны и другие.

Ключевые слова: дух как философская категория; духовная детерминация; человек; отражение отражений; феномен обратной каузальности; эмерджентность; энактивизм.

Gennadiy Menchikov. THE PROBLEM OF DETERMINISM: THE ESSENCE AND STRUCTURE OF THE SPIRITUAL DETERMINATION. PART III.

This article continues to explicate the most difficult issue in the problem of determinism, that is the essence of spiritual determination. To the author's opinion, spiritual determination consists of both cognitive and non-cognitive chains and forms of determination. Cognitive forms include ideal, informational, representational and goal-oriented determinations; non - cognitive forms include ideational, hormic, existential and ideomotor determinations. Other forms are also possible.

Keywords: spirit as a philosophical category; spiritual determination; person; reflection of reflections; phenomenon of reverse causation; emergence; enactivism.

Постановка проблемы. «Духовную детерминацию» иногда упрощенно называют «психологической причинностью» (К.-Г.Юнг). «Духовная детерминация» - это понимание действенности духа или его сегмента на практике; почему, насколько и как что-то зависит от духа в жизни. Духовная детерминация - трудно постижимая сфера бытия. Это «настолько ускользающее, кажущееся нереальным, что все сводимое к ней неизбежно приобретает характер чего-то несущественного, какой-то чисто случайной ошибки, значимость которой минимальна» [1]. Но реальность и действенность в жизни того, что называют духом, весьма и весьма ощутима. Для более жизненного понимания действенности духа духовная детерминация подразделяется на когнитивные и некогнитивные цепочки и формы детерминации. К когнитивным детерминациям мы относим - идеальную, информационную, репрезентационную, целевую детерминации. К некогнитивным - гормическую, экзистенциаль-ную, идеаторную, идеомоторную, императивную детерминации; возможны и другие. Последняя группа в особенности характеризует специфичность человеческой духовной детерминации. Действуют они во взаимопереплетении, дополняя и противореча друг другу. Цель данной статьи -исследовать реальную специфику именно духовной детерминации через работу её структур и функций. Основанием анализа является неоклассическая философия и методология.

Прежде всего определимся, что же такое «дух». Верно, дух есть место абсолютной свободы вну-три чьей-либо самости, куда другой не имеет доступа [2]. Но для жизни важно понять, чем и как занимается дух в бытии? Начнем с того, что "бытие" есть предельное понятие, охватывающее всё сущее и во всех своих действиях и проявлениях... В понятии "материя" обобщенно означивается так сказать телесная сторона бытия, неразрывно связанная с духом. "Дух" -отображает другую нетелесную, идеальную сторону этого же бытия. Под духом мы себе представляем каузальную сторону бытия (от causa - причина), всё активизирующую самопричиняющую сторону бытия. В этом суть духовной детерминации первого порядка [3]. Дух это всё организующая, творческая, управляющая и где возможно рефрексирующая сторона материально-духовного бытия, побуждающая бытие к какому-либо действию («одухотворяющая бытие»). Дух это то в бытии, что различным образом в конечных явлениях бытия вызывает желание действовать или побуждает их к действию, к совершению действия, к прямому и/или опосредствованному порождению и порождаемости чего-либо.

1 Данная статья является продолжением разработки сущности и содержания современного детерминизма. (См.: Меньчиков Г.П. Проблема детерминизма и её решения: три типа детерминизма, фрактальный детерминизм. Часть I // Вестник КазГУКИ. 2014. №1. С. 10-17.; Меньчиков Г.П. Проблема детерминизма: обоснование общефилософской сущности фрактального детерминизма и форм детерминаций.Часть II // Вестник КазГУКИ. 2014. N»2. - С.9-20.

Дух вездесущ. Понятие «дух» близкое понятию «жизнь», хотя здесь нужны уточнения [4]. Неоклассическая философия исходит из того, что абсолютно неживого не существует: всякое неживое есть продукты распада живого. Даже на уровне "неживой" формы бытия дух существует (по определению), но пока в свернутом пассивном состоянии; на разворачивание его заметной активности здесь требуются всякий раз миллиарды лет коэволюционных изменений (при возникающих подобно земным соответствующих условиях). Как говорится, «дух дышит, где хочет». На уровне растений действие духа проявляется заметнее, в виде раздражимости (тюльпан сам к вечеру сворачивается). На уровне животных дух проявляет себя заметно: рефлексно и бессознательно, но нерефлексивно. На уровне человеческого бытия - как рефлексно, так и рефлексивно, а так же креативно; как осознаваемо и неосознаваемо, так и душевно. Так что дух - не мистика, не нечто ирреальное, не только святой и лишь высокий, а всякий. Дух это реальность, но реальность идеальная, то есть ощутимая и действенная опосредствованно, не предметно, а атрибутивно и реистически. Исследования показывают, что у духовной реальности есть достаточно надёжный критерий ее онтологического бытия. Он, разумеется, не такой вещный, как у физической реальности, но тоже вполне реистический (от "геГ- реальное состояние бытия, от которого тоже заметно зависит жизнь). Называется этот критерий, по мнению "ивановской школы сознания", и с чем мы солидарны, атрибутивный и реляционный реизм. Дух - это «атрибутивная реальность» (И.В.Дмитревская). Дух помимо эпистемологического имеет и онтологический статус реальности (М.Феррарис). Он проявляется в таких свойствах реальности как ее упрямство и «неисправимость», несмотря на интерпретации и радикальный конструктивизм; «определяемость» возможностей познания; «сопротивляемость» среде, концептуальным схемам; но и «приглашение» к максимальной возможности действий, когда нечто говорит не только "нет", но и "вот он я, я здесь, я совсем не сон"[5]. Но главное, дух имеет реальную, трудно познаваемую, но не мистическую действенность, не прямо как предмет-процесс, а через атрибуты этого предмета, когда предмет почему-либо начинает действовать - нечто производить и/или производиться.

Вопрос об источнике каузальности каких-либо действий, изменений (о самозарождении и раз-личном влиянии духа; откуда всё берется) - изначальная проблема в сущности духовной детерминации. Для креационистских и механистических систем мышления здесь нет больших проблем: поско-льку источник любых изменений у них лежит всегда в «извне», да ещё в трансцендентно внешней причине, условии, среде, потустороннем чуде (трансцендентализм); и даже если во внутреннем источнике, то все равно он имеет трансцендентально привнесённый извне характер (имманентизм). Но сущность духовной детерминации невозможно вывести из извне, либо абсолютно из нее самой: трансценденталистский или имманентистский интеллектуализм здесь будет, по-видимому, несостоятелен. Такой ответ об источнике будет лишь частичным («предположим что»), прагматичным и валидно неадекватным. Как же быть?

На наш взгляд, здесь необходима прежде всего реалистическая стратегия мышления И она начинает зарождаться в неоклассической философии. В данном случае в аккуратном одновременном отношении к конструктивизму и теории отражения, к эмерджентности (А.Н.Фатенков, Е.Н.Князева, Г.Б.Орланов и другие); в происходящем глубоком переосмыслении субъектности как участности (М. Бахтин, ВА.Лекторский и другие); в формировании субъектной объективности, включенности тре-тьего (Б.Николеску, Л.П.Киященко, В.И.Моисеев); в конструктивистском реализме, энактивизме (Г. Хакен, В.ИАршинов, Э.Морен, Ф.Варела, Е.Н.Князева и другие); в применении и здесь корпускулярно-волновой метафоры объяснения (В.Е Кемеров) [6]. По возможности они помогают реалистически понять моменты порождения самопричинения, интерогенеза. Дух и особенно сознание действует энактивно, рекурсивно, на основе фрактальной энактивной детерминации. По Е.Н.Князевой, энактивизм означает, что дух возникает и действует в результате совместного действия «мозга, тела и мира», а не действия их самих по себе. Путем рекурсивного «вдействования» мозга, тела и мира друг в друга «возникают взаимообновляющиеся эмерджентности» [7]. Но нас интересует еще, как и почему это всё "работает"?

Сущность духовной детерминации на уровне человеческого бытия (как в когнитивной, так и в некогнитивной её части) раскрывает себя в какой-то мере в том, что здесь действуют так называемые «феномен обратной каузальности», «эффект резонансной активности системы», «процесс отражения отражений». Становится более или менее понятно как и почему в процессе действия какого-либо предмет-процесса самовозникают аутопоэзисные явления, работают фрактально рекурсивные «механизмы» самопорождения и детерминационного различного

влияния: их суть в том, что мысль и/или ценность самопоявляется и создает опору для своего самопоявления, самодвижения и самоктуализации внутри себя. Нас интересует не столько гносеологический аспект источника новизны в эмерджентности, а онтологический. А эмерджентность реальная всё-таки укоренена в бытии, имеет онтологическое основание. Попробуем обратить внимание на эти феномены, эффекты и "механизмы".

Феномен обратной каузальности. Он свойственен особенно человеческому существу: когда многократно предвидимое следствие-цель, будучи не причиной, а именно следствием, превращается в причину поведения, следствие предшествует причине. Да еще многократно, с умножением и коррекцией как цели, так средств и последствий. Такая нелогичность у человеческого существа с первого взгляда кажется абсурдом. Но при внимательном взгляде таковым не является. Логика «причина порождает следствие» остаётся фундаментальной логикой бытия в природе. В человеческом же бытии сама "причина" и "следствие" становятся более насыщенными и связи между ними становятся более сложными. Обратная каузальность происходит здесь через неразорванное время, где "прошлое", являясь следствием путем воспоминаний образов, переживаний, пониманий, превращается в "будущее" и через цель влияет на "настоящее" [8]. Цель, сама будучи следствием, становится причиной. В связи с этим в детерминизме разрабатывается проблема «прошлое как вид детерминации». Подобное происходит и с "будущим", которое, являясь идеально представляемым следствием, путем воображения и переживания образов, также влияет через цель на "настоящее". В связи с этим в детерминизме разрабатывается и проблема «будущее как вид детерминации», «детерминация виртуальной реальностью» [9]. Итак, цель-следствие становится целью-причиной. Обратная связь ("циклическая причинность", "рекурсивная причинность") здесь порывает с линейной причинностью. Причина и следствие замыкаются в рекурсивную петлю: это когда причина воздействует на следствие, а следствие на причину, превращаясь само в причину, когда «продукты сами становятся производителями того, что их производит» [10]. Такой вид особенно когнитивных форм детерминации основан на свойствах, присущих самому духовному бытию человека. Духовной реальности человека в своих недрах свойственно иметь "прошлое" и "будущее", свойственно глубоко запечатлевать его в своих глубинах, вспоминать его и только духовной реальности человека свойственно на этой неразорванной основе воспроизводить актуальную реальность и конструировать совершенно новую, в том числе и артефактную реальность. Так что «теория воспоминаний» Платона и «целевая причина» Аристотеля, которые так долго третировались, это не выдумка, а одна из первых гениальных догадок о действии элементов тоже реальной, но «идеальной» детерминации, которая получает не только свое научное подтверждение, но и современную более тонкую разработку. «Обращение системы к самой себе,,..рекурсивный принцип заключается в возврате к себе, в повторении и самовоспроизведении согласно ритму собственного разворачивания по аналогии, благодаря чему происходит усложнение системы. Усложняясь, система каждый раз достраивается до динамической целостности, которая в тоже время сама включает в себя множество усложнений...В общем виде такая закономерность присутствует во фракталах»[11].

Эффект резонансной активности. Как пошагово пытаются прояснить моменты интерогенеза исследователи, в основе духовной детерминации лежат не силовые взаимодействия сигнала, а взаимодействия сигнала с информационной знаковой природой внутри его, сигнала и такой же в принципе природой воспринимающего этот сигнал перпициента, которые образуют эффект резонансной активности системы. Хотя сигналы существуют и начинаются в вещественно-энергетической форме, они не могут быть сведены к своим материальным носителям. Здесь действуют не их физические характеристики, а особенности структурно-кодового их строения. В духовной детерминации, по справедливому мнению ЮА.Филипьева, сигнал действует «не как «энергетический довесок» к энергии самой системы, а как ключ, структура бородки которого способна открыть то или иное действие системы» [12]. Сигнал выступает не силовым воздействием (физическим, механическим), а ориентиром, символом (заместителем и заменителем физического) для этой системы. Он свидетельствует о необходимости тех или иных действий, но действия осуществляет уже сама система. "Механизм" эффекта резонансной активности состоит в том, что происходит слипание воедино влияния сигнала (ориентира, символа, свидетельства необходимых действий) и накопленных жизненно-значимых экзистенциальных ценностей. "Слипшийся сигнал" открывает (или закрывает) действие системы, а не усиливает физическую энергию. При совпадении в нем

жизненно-значимых экзистенциальных ценностей такой сигнал, незначительный по энергетическому потенциалу, рекурсивно (обращаясь к самому себе) включает в себя множество усложнений, эмерджентностей, фрактально попадая в точки бифуркации, радикально изменяет траекторию действия, но, повторим, самой системы; сигнал осуществляет переключение тех или иных (аттракторов), что приводит в том числе и к мощным энергетическим возмущениям (идеомоторным детерминациям). Эффект резонансной активности системы в духовной детерминации состоит не в излучении и мощи биоэнергетического поля (педагога, трибуна, художника и другого проводника идей: по принципу, чем сильнее поле, тем действеннее внушение), а в том, что структура слова, образа организуется для людей так, чтобы в их живом восприятии «она была способна преобразоваться в такую структуру психологических линий, которая настраивала бы воспринимающих соответственно как раз с этими линиями, то есть в соответствии с замыслами проводников идей» [12], превратилась в причину действия самого человека, в т.н. психическую причинность.

Психическая причинность. В духовной детерминации или психической причинности непременно участвует и процесс отражения отражений. Факт цепочки такой «особой причинности» выявляется в том, что, как говорит, например, Г.Башляр, подготавливая эксперименты, физика начинает, конечно, с реальности здравого смысла. Физик называет свои инструменты так же как называет стол. Однако после того как в процессе действия пробуждается мышление, все резко меняется. Мысль, скажем, о микрофеномене «вовсе не опирается на реалистическое ядро понятия электрона», а скорее на ту духовную атмосферу, которая его окружает. То, что производится инструментально (электрон, поле, поток) теперь рассматривается теоретическим мышлением как логический субъект(!), а вовсе не субстанционально. Если же какие-то субстанциональные остатки остаются, то они должны быть устранены, как помеха -приходится постоянно, по Г.Башляру, «отрубать им голову», чтобы не попасться на наивный реализм, а мысль чтобы уже оперлась на мысль как на свою опору. Это самая характерная черта человеческого мышления: при этом изменяется статус реального, образуется уже новая реальность - ступенька из мысли о физической реальности. Так внутри себя «мысль создает опору для своего движения» [13]. Именно в это короткое драгоценное мгновение и можно уловить решающую детерминацию научной мысли. Особенно в момент научного хотя бы малого открытия, реконструирования мыслей в процессе преподавания, сотворения научной статьи. Здесь видно как образуются и "работают" духовные детерминации, а дух конструируется и конструирует, то есть производится и производит. Это уже уровень бытия, где, как говорит Г.Марсель, дух говорит с духом. Опираясь на мысль как на новую опору, создаваемую сам внутри себя, дух шаг за шагом конструирует уже не наивную реальность, а пробивается к объективной реальности. «Неживое» подчиняется нецелевой или «очевидной каузальности». «Живое» подчиняется потребности, но как вожделению организма, его генетической программе. И только «человеческое» подчиняется «долженствованию, то есть личной цели», без целевой каузальности «мы сравнялись бы с рангом амебы» [14]. Речь идет фактически об отражении отражений.

Исследования показывают, что "теорию отражения" неправомерно абсолютизировать, как это было раньше. Но неправильно было бы её и игнорировать. Отражение не придумано, оно онтологически существует. Оно одно из фундаментальных свойств бытия. А концепция отражения отражений, на наш взгляд, может быть существенным дополнением в объяснении "механизма" интерогенеза и в целом эмерджентности. Отражение отражений это дальнейшее звено в эволюции отражения как одного из великих свойств мироздания. Такая позиция берет своё начало, пожалуй, от Д.Локка. Он один из первых понял, что «именно виды деятельности ума в отношении полученных от ощущений идей, ставши предметом рефлексии, сами являются другим рядом идей» [15]. После Локка эту идею высказывал В.И.Кремянский, что без отражения отражений «нет явлений осознавания». По Л.Живкович, сутью отражения отражений является реагирование не только на внешние впечатления, но и на их отражения, выраженные в представлениях и символах, реагирование на абстрактные понятия, как на конкретные раздражения, на опосредствованные отражения, как на непосредственные, производимые вещами. В деятельности духа есть не только образ внеположенного объекта, но и образ образа, то есть отражение отражений, - подчеркнул крупнейший знаток теории духа А.Г.Спиркин [16]. С тех пор эта идея практически не разрабатывалась, но на неё стоит опереться. Было бы неверно истолковывать отражение отражений как количественное повторение отражений. От него оно отличается как по способу, так и по объекту отражения.

По способу отражения. Сравнительный анализ психики животных и духа человека, данные антропосоциогенеза показывают, что отражение отражений у человека существенно отличается от психического отражения животных. Отражение отражений симультанно, одновременно^) непосрественно-опосредствованное, осуществляется с помощью ряда промежуточных звеньев отражений. Отражения, отражаясь друг в друге причудливым образом, дают новое интегративное синергетическое эмерджентное качество отражения. Происходит спонтанная работа духа: дух начинает образовываться и говорить с самим собой. Поэтому-то мы фактически не отражаем, а изобретаем, конструируем мир. Приобретаемое через действие (всегда - практически взаимодействие) первичное отражение не исчезает сразу после прекращения взаимодействия, а тут же становится составной частью того состояния, которое создается. Путь к пониманию спонтанной активности духа лежит через преодоление бытовых, механистических и мистифицированных образов детерминизма, особенно в нем причинности. Этому способствуют работы по синергетическим системным и событийным эффектам, работы в области физиологии активности, в области психологии активности, активности духа и духовности.

По объекту отражения. Сравнение с психикой животных свидетельствует, что если психика животных отражает самое себя на биологическом витальном уровне, то дух человека отражает объективную действительность иначе. Поскольку реально мы не отражаем, а отображаем или изобретаем, конструируем мир, то человеческая реальность сама по себе является, по Э.Морену, действительно «полувоображаемой реальностью». Объектом отражения отражений для нас будет именно: а)многократное отражение мира вместе с собой, с субъектом (да еще живым человеком) как его же объективной частью, б) при этом многослойно отражаемый, синергийно на различных уровнях - биологическом, биопсихическом, физиологическом, психическом, психосоциальном, социальном, духовном и в)энактивно, в результате совместного действия рассматриваемых феномена обратной каузальности или рекурсивной петли, эффекта резонансной активности и процесса отражения отражений.

Внешне отражение отражений можно сравнить с «духовным эхо» или «мозговым эхо», или расходящимися фрактально накладывающимися энергиями волн, бахромистостей, складок от брошенных в воду камней. Если затронуть более глубокие слои отражения отражений, то его основой является «эффект последействия» или «системные эффекты». Когда продолжают разряжаться возбужденные нейроны, в результате чего происходит расщепление и комбинирование мозговых эхо или сигнала сигналов. Надо иметь в виду, что нейрон ведет себя как внутренне активное существо (клинамен 2). Нервные клетки оказались не только «переключателями» и даже не «кодирующими элементами», «генераторами команд», а «живыми клетками». Считается, что при каждом отражении отражений мозг всякий раз добавляет результаты и своего самодвижения как «мыслящей части материи», действует биодинамическая ткань деятельности и действия [17]. Неоклассическая философия исходит из перводанности бытия и неразрывности в нем материи и духа, из того, что они стороны единого и одного посюстороннего бытия. Хотя обсуждение вечных вопросов на фоне последних достижений в области психологии, нейрофизиологии, искусственного интеллекта: как они взаимодействуют, как закрывается "объяснительный разрыв"(explanatory gap), как образуется кволиа (qu-alia), субъективность и субъектность - здесь идут горячие дискуссии. Между философами -сторонниками физикализма, эпифеноменализма, интеракционизма, аналитического функционализма, эли-минативизма, конструктивного натурализма, информационного подхода, квантовых объяснений, теории "мысли более высокого порядка", репрезентационализма и т.д. -Д.Чалмерс, Д.Даннет, Д.Сёрл, Х.Патнем, П.Чёрчланд, У.Мантурана и В.Варела, Р.Пенроуз, Г.Степ, а также Д.И.Дубровский, М.К. Мамардашвили, Н.С.Юлина, В.В.Васильев, С.Ф.Нагуманова, И.А.Бондаренко, Д.В.Иванов, А.И.Яковлев, О.Д.Агапов и другие [18]. Можно отметить, что в последнее время элементы духа более пристально рассматриваются как сферы «интер» (интерсубъективность, интерсубъектность, интерактивность, интерпретативность), уделяется внимание «медиации» как философской категории, концептуализируется феномен «переходного периода» и в целом триадность, а не двуединость, бытия. Все это служит хорошим дополнением к пониманию сущности духовной детерминации.

2 «Клинамен». Термин означает явление самопроизвольного отклонения атома за разницу времени (дельта £), (получается что внутри 'живого'), замеченное Эпикуром; в отличие от прямолинейного движения атома, (получается что внутри косного, неживого), представляемого Демокритом. (см.: Новейший философский словарь. Мн.: Книжный дом. 2003.- С.676). Эффект клинамена или самодетерминации практически подтверждает синергетика.

Рассмотренные феномены и эффекты истоков духовной детерминации лучше всего срабатывают в когнитивной группе форм детерминаций - идеальной, информационной, репрезантационной, целевой.

Идеальная детерминация - это такая, где объекты мира изменяются без физического на них воздействия со стороны других объектов, а под влиянием идеи, образа - их заместителя. Вместо Другого объекта в состав причины включается и действует эйдос (его образ, идея, схема) -заместитель и заменитель сущности сущего. Эйдосы (или идеи, заменители) формируются и затем влияют на жизнь через практическое актуальное действие человека и/или архетипическое действие рода. Последние, поскольку они уже образы образов, воспринимаются для индивида как врожденные и априорные, хотя для рода они апостериорны, не трансцендентальны. В них раскрывает себя психика, как говорит В.ИАршинов, психоделичность 3 мышления человека ("проявление ума", "присутствие человека"), действие медиаторов - объектов-посредников (интерфейсов и сред) [19]. Эйдосы обладают относительно самостоятельной детерминационной влиятельностью - началом (запуском) самодеятельности и жизнедеятельности человека, а также преобразуемостью, комбинируемостью и главное - конструируемостью мира. У идеального (эйдоса, идеи, эйдетического образа) есть орган - мозг человека и носитель - символическая сторона всей культуры [20]. Таким образом, идеальная форма детерминации - это влияние на мир образами объектов вместо физического воздействия самих объектов. Но идеальная детерминация не перекрывает всей духовной детерминации, «разрыв» между духом и мозгом остаётся. Образы объектов должны превратиться еще в знание сущности объектов. Так мы выходим на необходимость информационной формы детерминации.

Информационная детерминация в какой-то мере устраняет этот разрыв, дополняет содержание этого разрыва и реализует каузальную активность идеальной формы детерминации. По Д.И. Дубровскому, информационный подход, информация или «третье понятие» прокладывает своеобразный "мостик", обеспечивает как необходимую связь психического и физического, так и детерминирующее влияние. Как это происходит? Под информацией понимается то, что «интенционально, что-то отображает, определенное содержание, знание имеющее значимость и способное служить для тех или иных целей». Она воплощена в своем материальном носителе, которому соответствует определённый нейродинамический код. Между духовной реальностью (скажем, сознанием человека) и нейродинамическим кодом образуется кодовая зависимость -«определенное соответствие между свойствами носителя информации.и их значением для системы». Свойства носителя информации в силу принципа инвариантности выявляют управляющее действие информации в системе именно информацией. Получается так, что «информация как таковая.производит причинный эффект» [21]. Но каким образом?

Репрезентационная детерминация. В информационной детерминации остается два недостатка. Действительно, по С.Ф.Нагумановой, «не все информационные процессы имеют качество субъективной реальности» и, во-вторых, эта информация должна быть еще представлена, то есть репрезентирована как самому человеку (его эго-системе), так и тому, кому она предназначена (экзо-системе) для оперирования и использования информации [22].Так, мы выходим к еще одному важному элементу когнитивной формы детерминации -репрезентационной. Термин "репрезентация" означает представление одного в другом и посредством другого, с учетом контекста означающего в означаемом, «инференциальной роли» (Р.Брэндом) перепредставляемого [23]. В силу чего возникает необходимость и возможность "представлять" и "пере-представлять"? Дело в том, что идея-образ-информация должна еще воплотить свою явленность. Вот эту явленность обеспечивает и конструирует своим детерминационным влиянием презентация и рекурсивно репрезентация. Она означивает и означивается - задает знак информации и сама предстает каким-либо знаковым феноменом. Информационной детерминации нужен правомочный представитель в каком-либо его виде (слово, знак, иероглиф, поступок, символ и т.п.). Но он не просто представительствует, а вносит свое синергетическое клинаменное влияние. Чем таким образом дополняет, компенсирует и подчас инверсирует онтологическую суть содержания знания в информации, доводя до максима предшествующую идеально-информационную детерминацию. Репрезентация начинает

3 Термин 'пиходелический"(руйк^еНс) был введен Х.Осмондом, одним из первых ведущих исследователей ЛСД. Буквально он означает "раскрытие психики", "проявление ума" (См. Гроф С. Области человеческого бессознательного.-М.: Трансперсональный Институт, 1994. С.44).

участвовать в "силе" отображаемого и отображения, их идеи и информации в ней; начинает помогать выявить потаенный смысл смысла объекта.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Репрезентационная детерминация способна в итоге обеспечивать коммуникацию между субъектом и объектом, строить отношение и изменять его с Другим, участвовать в механизмах создания образов Другого, в создании видов "другости" [24]. Причем своим означиванием и переозначиванием информации репрезентация может детерминировать связь как прозрачную, так и замутняющую, инверсионную и даже диверсионную. Примером тому может служить, скажем, роль репрезентационной детерминации в формировании рационализма проекта Просвещения; в конструировании социальной реальности (П.Бергер и Т.Лукман), а также в вопиющих информационных войнах части постмодернистских проектов; в оживлении и обогащении рационализма в начинающемся неоклассическом проекте. Другие, другой становятся во многом зависимы от того как, в каком свете они представлены в масс-медиа репрезентированном "тексте", как к нам отнесется общество. «Станет ли человек ксенофобом или будет следовать необходимости вступить с Другим в коммуникацию» [24,с.155] - здесь многое зависит от репрезентационной формы духовной детерминации. Но работа духа этим не заканчивается. Транзитивность духовной детерминации продолжается в целевой детерминации.

Целевая детерминация. Знание, отбираемое (то есть репрезентируемое и рефлексируемое для обеспечения коммуникации, отношения и действия) духом должно еще как-то сработать, сдействовать, материализоваться. Так для осуществления конкретных действий оно обращается в целевую детерминацию. За что она отвечает? Среда лишь «приглашает» к фрактальным возможностям действий. Целевая детерминация (или причина, по Аристотелю) это концентрированная работа духа человека по антиципированному (от "предвосхищаю") представлению результата действия духа бытия, в том числе и духа человека. Она является промежуточным каузальным элементом на пути к действию. Рассмотрим её подэлементы. а) Идея, информация, знание - "идеальный проект"- подготовлены предыдущими формами духовной детерминации; но действия по выполнению этого проекта еще потенциальны, неупорядочены, разбросаны, бессистемны, разинтегрированы. Их еще надо выбрать и сконцентрировать. Кто это сделает? Работу по такому выбору и концентрации действий проделывает целевая детерминация. б) Деятельность всегда альтернативна, а альтернатив деятельности несколько. Выбор оптимального пути среди них - тоже работа выполняемая целевой детерминацией. в)Идеальный проект предвосхищен, выбраны оптимальные пути действия, но... Какими средствами достичь результата действия? Определение адекватных средств действия по достижению именно нужного репрезентированной идее результата -итоговая часть работы целевой детерминации. Итак, целевая детерминация отвечает за предвосхищение и превращение возможности в действительность, за реализацию воспроизводства какой-либо "задуманной" системы. И в этом своем свойстве она несет в себе желание и энергию. Великая энергия рождается лишь для великих целей, а каковы цели - такова и энергия. Для выполнения подобранных действий в целевой детерминации аккумулируются некогнитивные элементы духовной детерминации.

В некогнитивной группе детерминаций (гормической, экзистенциальной, идеаторной, идеомоторной, императивной, возможны и другие) - сущность детерминации основывается на феномене горме ( по греч. «горме» - порыв) -желание, возбуждение, страсть.

Гормическая детерминация. Как характеризует этот феномен Мак-Доугалл [25], горме как внутренняя побудительная сила, изначально свойственна всему живому, а тем более человеческому существу с его неугомонным духом. И начальным, пронизывающим другие элементом здесь является желание [26]. Гормическая детерминация - как стихийная энергийная сила хаоса бытия - может истолковываться и с виталистских, и телеологических позиций. Но этот реальный онтологический факт трудно опровержим. Воочию заметно, что желание лучше и эффективнее, чем принуждение. Желания и страсти вместе с логикой идеи движут человеком. Но в этих случаях поведение человека не носит механического характера, не выступает в виде рефлекса. «Для меня во всем словаре нет другого слова, которое слаще бы пахло жизнью и вообще было бы прекраснее, чем слово «возбуждение», физика его не знает: в физике одна вещь является причиной другой вещи, но не источником ее возбуждения. Разница между причиной и возбуждением состоит в том, что действие всегда лишь пропорционально причине. Но вот племенной конь, лишь почувствовав легкий укол шпор на своих боках, совершает скачок, ни в коей мере не соответствующий движению шпор. Шпоры здесь не причина, а лишь источник

возбуждения.плещущей через край жизненной стихии» [27]. Почему желание движет человеком и поведение становится не механическим?

Современные исследования человеческого духа [18;26] пытаются объяснить, что желание (или шире - горме) как «третье понятие» (Д.И.Дубровский), наряду с физическим и ментальным, проделывает специфическую «причинную работу». Как и чем? Тем, что желание движет всем человеком. Во-первых, материальное и духовное, будучи относительно самостоятельны, здесь они неразрывны и слитны. Желание как нечто третье сразу схватывает воедино и физическое и ментальное»; и одновременно включает воединные «эти две вещи» - кволиа, «приватность» (В.В.Васильев), содержание субъективного переживания - в адекватное теперь уже такому состоянию духа поведение. Видимо, в объяснение действия духовной реальности мы тоже должны ввести «квантовый постулат», «идеологию двух подходов к реальности» [28], позволяющих в меру возможного объяснить проявляющуюся «нелокальность» бытия, его «связанность», «спутанность» [29]. Во-вторых, желание как нечто третье, приватное, это состояние духа, с помощью которого человек вбирает «свою целостность, законченность, полноту.как основное свое качество» человека (А.П.Мальцева). В-третьих, человек как конечное со-бытие бытия, будучи объективно неполным незаконченным нецелостным существом, еще и несовершенен, по определению. Желание как кволиа, как нечто третье, приватное каким-то образом несет в себе и "образ" совершенства. [26]. В-четвертых, желание имманентно связано с волевой мотивацией. Безволие превращает желание в прихоть, в большую потерю «полноты» как нашего исконного желания. Поскольку самость без воли расплывчата, остается чьим-то орудием, а духовная сущность воли - свобода, то желание в помощью воли в итоге добивается своей «полноты», «целостности» и «совершенства». В силу исключительной значимости желания в гормической детерминации не случайно "кризис желаний" называют главной болезнью нашего времени (Ортега-и-Гассет, Жижек), а желания стали выдумывать и даже покупать. Итак, конечно, сама гормическая детерминация в цепи детерминаций имеет на это предпосылки, но это уже другой вопрос, не исключающий её относительной самостоятельности, тем более, что она инкорпорирована в других детерминациях, особенно в экзистенциальной.

Экзистенциальная детерминация. Неоклассическая антропология подчеркивает, что принципиально иная детерминированность поведения человека в корне отличает человека от животного. И она сконцентрирована в экзистенциальной форме детерминации. Сущность такой детерминации за-ключается в том, что поведение любого психически вменяемого человека главным образом и в конечном счете определяется переживанием смысла жизни, смысла своего существования ("зачем я, зачем всё"). Поздний экзистенциализм здесь прав в своем открытии, что природное и социум влияют, но не определяют его поведение (Э.Фромм, В.Франкл и другие). Экзистирование (от лат. экзистенция - означает личное существование; экзистировать -переживать прежде всего смысл своего существования) возникает у человека на стыке жизни человека и мироздания.

Экзистенциальная детерминация вызвана тем, что человек - есть в принципе Другой. Будучи таковым - надбиологическим со-бытием бытия, уникальным состоянием мыслящей части мироздания (М.К.Мамардашвили), без необходимого метафизического усилия существом невозможным (Г.К.Сайкина), аристос (Д.Фаулз), тварным существом (Э.Фромм) - человек так или иначе есть культурное существо, субъект-объект культуры. Для него нет готового "человеческого дома бытия", он его должен создать сам или хотя бы участвовать. Тем более, что человек есть единственное существо, которое знает о своей личной конечности (смерти). Хотя она у человека относительна, а не абсолютна (после биологической кончины жизнь человека как человека еще пролонгируется) [30], но данное противоречие ("зажатость" в бытии между конечным и бесконечным) - есть фундаментальное и ведущее противоречие человеческого бытия. От соотношения жизни и/или смерти онтологически никому и никогда не удастся увернуться. Одни с таким знанием факта уживаются (стоики), другие - вдохновляются (успеть помочь жизни, тварностью состояться в жизни человеком); третьи - ноют; четвертые - начинают психовать, конфликтовать; пятые - деструктировать, словно мстить жизни. Отсюда, нельзя не согласиться с тем, что, создавая или даже разрушая что-то, человек «трансцендирует свою роль только в качестве творения», «быть человеком означает трансцендировать свою тварность» [31].

Но, трансцендируя, человек зачем-то выходит к пределам бытия, к своей и его целостности: полноте/неполноте бытия, аксиологической насыщенности бытия, его и своему совершенству/несовершенству, смыслу/бессмысленности существования, изначальности,

запредельной нужности/ ненужности, быть или не быть чему-нибудь не в своей функциональности, вещности, а в своей полноте, целостности и нерасчлененности. Детерминируясь целостностью, он переживает пределы. Особенно в так называемых пограничных ситуациях. Получается так, что человеку трудно понять свою Другость, свое личное существование, свою целостность, надфункциональность, центральное ядро своего человеческого я. Поэтому его поведение, начиная с перинатального периода, пропитано неосознаваемым и/или осознанным переживанием смысла жизни, смысла своего "личного я-су-ществования" в вечном "вроде-как не-я-мире" ("нужен ли именно-я на белом свете", "быть и/или не быть", "кто я такой ", "зачем я в мире"). Такое специфическое переживание свойственно лишь человеческому существу. Даже постановка подобных вопросов меняет весь регистр жизни человека. Когда у животного всё состоялось, у человека всё только начинается. Пробираясь к самому себе, оказывается, что человек детерминирован подобного рода "пределами".

Как убедительно показывают исследователи, в экзистенциальном опыте в мире сложного порядка-хаоса человек по-разному приближается к "целостности", к своему "аристос": выявляются "экзистенциальная полнота жизни", "биофилия", "призвание", "служение"; но и "экзистенциальный вакуум", "скука" и даже "некрофилия" [32]. В экзистенциальной детерминации человек восстанавливает аутентичность своей личности, начинает избавляться от мучающего его солипсизма и поглощённости собой. Начинает обретаться и человеческая свобода и ответственность. Человек начинает выступать уже не только как вещь, средство, функция под влиянием естественной и социальной необходимости, а формирует себя выбранным, своим самодетерминированным свободным и ответственным действием. Таким образом, экзистенциальная детерминация означает побуждаемость прежде всего смыслообразующими каузальностями духа человека, а не просто инстинктами и средой. Причем, не только «низшими», но, по замечательному наблюдению В.Франкла, в такой же степени и «высокими». «Высоты» тоже объективны в поведении человеческого существа. Этот факт нельзя «проглядеть» - люди могут быть мотивированы также "не хуже и даже лучше" более фундаментальными высокими амбициями, нежели обыкновенными и даже ничтожными.

Идеаторная детерминация. Каузальная природа духа человека, особенно в его сознании, обнаруживается еще и в таком его свойстве как идеаторность. Термин «идеаторность сознания» был введен в нашу отечественную философию К.Р. Мегрелидзе в его известной работе «Основные проблемы социологии мышления»[33]. Сущность идеаторной детерминации основывается на способности духа воспроизводить и создавать внутри себя идеи, переживания, понимания за счет феномена филиации идей (выведения идей из идей) и конструирования идей (физически беспредпосылочного порождения новых идей). Идеаторность сознания - это самопроизвольное движение идей в сознании по вектору пространства-времени в своем воображении и его способность образовывать идеи при осмыслененном созерцании сущности. Иначе говоря, идеаторность сознания - это способность сознания творить и воспроизводить идеи. Например, "придумывать" осмысленный план поведения человека в мире и обществе, в определённой ситуации. Дух шире сознания. Жизнь духа вездесуща и вечна как неостановима сама жизнь [34]. Жизнь сознания в подлинном смысле начинается тогда, когда трудно, непонятно, когда образуются хотя бы зачатки внутреннего мира идей. Человеческое сознание в отличие от психики животных не ограничивается чувственностью настоящего момента. Как нас не приучают к только здесь и сейчас, сознание все равно непроизвольно воспроизводит различные образы и представления. Поведение человеческого существа в принципе определяется не только сиюминутной сенсорной ситуацией, но и мыслимой, воображаемой, представляемой, придуманной и, увы, надуманной - то есть идеаторной. Мир человеческому существу доступен не только "здесь и теперь", но и "там и тогда". Мы - другие. Без идеаторности, понятой как воспроизведение и "придумывание" идей, не было бы роста и обогащения сознания, поведения, не было бы и проблем. Благодаря идеаторности "психическая реальность" превращается в "духовную реальность" и человеческое существо обретает свой уникальный духовный мир представлений, мыслей, идей. Но, увы, и вымыслов, изощренных софизмов, симулякров. Идеаторная детерминация освобождает нас от рабского, слепого поклонения "вот этому, сейчас и любой ценой" моменту, сенсорному полю индивида, а также от безответственности за наши идеационные, то есть наконструированные действия. Именно сконструированное и ответственное идеаторное содержание сознания и отличает его от психики животных, наряду со свойствами репрезентативности, интенциональности, императивности.

Идеомоторная детерминация основывается на известном и эмпирически проверяемом феномене перевода мысли, идеи в действие, в движение, в мышечную динамику, иннервацию мышц, то есть в эффекторные компоненты. Или шире, такая детерминация проверяется определяемостью поступков под воздействием появившейся идеи, мысли, представления, причем, как с участием воли, так и без участия воли. Такой вид детерминации достаточно детально разработан в психологии (Л.С. Выготский, П.КАнохин, П.Я.Гальперин, Д.Б.Эльконин и другие). Опираясь на них, можно полагать, что идеомоторная детерминация включает свои элементы. Во-первых, двигательную задачу, то есть образец (модель, указание, цель),"приказ", что должно "переместиться" мышечным движением. Во-вторых, предварительный образ движения, то есть знание о средствах, способах решения двигательной задачи. В-третьих, двигательный анализ моделирования движения, образа движения. В-четвертых, иннервация мышц, активное движение. В-пятых, сличение двигательной задачи с движением мышц, с акцептором действия. Однако философский "механизм" действия мысли на тело или "мостик", переход идеального в материальное чрезвычайно сложен. Да ещё если учесть в заставляющее, в императивное действие. Идеомоторную детерминацию существенно дополняет императивная форма детерминации.

Императивная детерминация - это такая разновидность духовной детерминации сущность которой состоит в том, что мысль повелевает поступком, идеальное материальным, духовное телесным через волю и воление. Феномен воли здесь предстает чисто духовным ферментом повеления (К.Ясперс, М.Хайдеггер). Одно из объяснений такой детерминации мы находим также в анализе сознания человека в современных исследованиях (В.Д.Евстратов). Опираясь на данные К.Р.Мегрелидзе, В.Д.Поршнева и других, он ссумировал свой ответ на вопрос, как и почему мысль волит поступком человека. Проблема здесь в том, что духовная реальность, будучи абстракцией, конечно, связана с источником абстракции. Но не непосредственно. Психический образ, а далее и духовный образ, «отторгнут от непосредственной связи со своим источником», а повеление по факту все равно происходит. Императивность духовных ценностей объясняется, во-первых, связью, вклиниванием языка, речи, слова. Во-вторых, природа первичных речевых образований показывает, что они детерминационно активны. Речь, язык, слово становятся «инспираторами», «решающим условием перемалывания чувственного материала в абстрактные образования». В-третьих, в языке генетически первой идет глагольная форма слова, его императивная функция. Уже затем идет информационно-номи-нативная функция и предметно-существительная форма слова [35]. Само средство превратилось в детерминирующий фактор. Следствие трансформируется в причину.

В порядке подведения итога рассмотрим, как происходит процесс духовной самодетерминации? Начнем с того, что любой человек экзистенциально неполон, то есть в принципе несамодостаточен. И в этом нет ничего ущербного. Чтобы добиться экзистенциальной полноты он должен совпасть с вечностью, со свойствами всего бытия, что в принципе невозможно, по определению. Но, испытывая свою несамодостаточность, человек либо ноет; либо постепенно погибает; либо начинает 'якать', проявлять в деятельности свое я, начинает действовать. «Наша мысль изначально связана с действием. Именно по форме действия был отлит наш интеллект» [36]. Действие как основная единица анализа деятельности, включает: потребность; интерес; цель; идеал; задачу; операции. И действие начинается с потребности. Потребности - это исходная врожденная форма активности любых живых организмов. Но потребность у человека занимается стимулированием организма к действию и началом перехода в мотивирование. Мы исходим из того, что человек не организм и не животное, а стимулирование не одно и тоже, что мотивирование ("стимулирование" заставляет, "мотивирование" вызывает желание). У животного действие начинается сразу после появления потребности и стимулирование не перерастает в мотивирование. У человека же стимулирование переходит в мотивирование, но через цепочку самодетерминации. Попробуем проанализировать этот детерминационный процесс?

Все начинается с потребности, но лишь начинается. Потребность - начало действия. Потребность - это неясная нужда человека в определенных ингредиентах, лежащих вне пределов его бытия, утоление в которых делают его бытие самодостаточным. Это еще неотдифференцированная форма активности, еще вожделение. Проявляет себя потребность как томление, смутное чувство радости или недовольство, раздражение. Потребность это детерминант, зарождающий действие, это пробудитель действия, а не столько его стимул.

Функционирование потребностей происходит в соответствии с закономерностями: а) чем развитее человек, тем шире круг его потребностей и многообразнее формы их реализации и наоборот; б)по мере реализации потребностей получается их возрастание и обновление, потребности не знают предела; в)удовлетворение потребностей не терпит забегания и перепутаницы; для большинства человечества так называемые «высшие»-метафизические потребности недостижимы без удовлетворения «низших»-витальных как их опоры, ибо высшая природа человека опирается на низшую, нуждается в ней как в основе, но не сводится к ней; г) при утопическом забегании или перепутанице потребностей в результативном действии просто ничего не получится или получится деструктивный результат - разрушение человеческой сущности [37]. В итоге потребность трансформируется в интерес.

Причина перехода потребности в интерес такова. Человек живет в какой-либо среде. Но, как уже говорилось, среда в детерминизме предлагает средства, она еще не причина и даже не условие. Интерес - это духовный акт узнавания среди стихии предложений среды своего некоего предмета по удовлетворению потребности и превращения этого предмета в образ как заместитель предмета (акт опредмечивания). Интерес это не рядовой момент работы духа, а принципиально важное детерминационное духовное событие. Внимание! Вот теперь образ, а не физическая реальность, начинает причинять дальнейшую деятельность. Причем причинять не как принуждать, а как желать действовать - человек действует здесь добровольно. Если потребность - это стимул к действию, то интерес - это мотив к действию. Когда потребность-стимул превратилась в интерес-мотив, то это говорит о незримой черте, где человек разминулся с животным (почвенническим) внутри себя; поскольку мотив детерминирует в принципе иначе, чем стимул. В интересе туманная нужда организма отдифференцировалась и приняла образ как заместитель предмета (нашла в среде то, что имеет значение, значимо для меня, а не вообще значимое из предложенного средой). Так что в интересе теперь начал детерминировать далее образ предмета, а не предмет; и желание, а не заставление нуждой-потребностью. Этот образ уже зовет, привлекает к себе, а не толкает, не принуждает пойти подчас против природы в самое себя. Действие на стадии интереса становится личным - свободным и ответственным - и добровольным. Однако интерес как мотив к действию, еще тоже не знает куда двигаться и каков будет результат. Этим занимается цель.

Цель - это образ желаемого результата, предполагаемого выполнения в удовлетворении интереса. Теперь человека повел уже образ, но это уже образ-эйдос, духовный фермент. Цель это следствие перешедшее в причину действия, это мотив, знающий теперь куда и для чего действовать. Вспомним о рекурсивной петле и образе образа в отражении отражений. Механизм самодетерминации здесь таков, что мотив и цель сформировавшись, тут же включаются в общую детерминационную цепочку «человек - среда» и (как промежуточный результат) тут же транспонируются во внутреннее средство, выработанное самим же мотивом. Образно говоря, выработалось внутреннее топливо, которое тут же подбрасывается в топку внутреннего огня; теперь уже не кто-то, что-то извне, да еще заставляет, а сама изнутри «душа горит». В более сложной деятельности человека цель превращается далее в идеал, в метамотивацию.

Идеалы это очень важный и тонкий элемент духовной детерминации человека. Это особенно заметно, если их сопоставить с похожими образованиями, такими как утопия, греза, мечта, идолы. Идеал это метацель и в этом плане выступает метамотивацией поведения. Его важно не путать с утопией и идолом. Идеал есть посыл к некоей "полноте", с детерминацией чем-то возможным достигнуть (но не путать с абсолютом), с детерминацией смыслом всей жизни, с движением к "чему-то вне-себя". Идеалом называется духовное образование, в котором концентрируется образ воображаемого направления и результата при движении к чему-то вне-себя, но пока в пределах неудовлетворенных фундаментальных целей и полных (необходимых и достаточных, не обязательно совершенных) возможностей их удовлетворения. Детерминационная сущность идеала - в духовной детерминации будущим, увлечение процессом трансцендирования во вне-себя, очарование тем, что в представлении происходит что-то великое и фундаментальное. (Но главное, "пока" - это не значит трансцендированное в сторону от жизни и даже против жизни. Как только происходит переход за этот предел, идеал превращается в идол или в фальшивый идеал, то есть в другую сущность - в утопию, а человека превращает из цели в средство для служения этому абсолюту-идолу-утопии). Идеал как метамотивация, призван сущностнее ориентировать человека насчет достижения им смысла жизни, но человеческой жизни. Утопия же объективно дезориентирует человека, отдаляя его от жизни, превращая жизнь в помеху, ставя какую-либо

важность (возможно и ценность) выше жизни. В этом противоположное значение идолов и утопий. Не случайно утопизм называют остатками «архаичного сознания». В идоле и утопии существует неумение проводить грани между реальностью и иллюзией, особенно между жизнью и смертью, происходит слипание различий, отсутствие невозможности [38].

Резюме. Завершая исследование «проблемы детерминизма и ее современного решения» (часть 1,11,111), подчеркнем, что неоклассическая философия исходит из качественно иной детерминационной парадигмы. В целом это третий неоклассический тип детерминизма -поливариантный фрактальный детерминизм. Это заметно проявилось при анализе цепочек и форм детерминаций специфики духовной детерминации.

Не отвергая влияния ни инстинктов, ни врожденной предрасположенности, не влияния среды, нельзя не согласиться с тем, что у человеческого существа уже совсем иная, а именно человеческая детерминация. И главное здесь, как убедительно доказывает и В.Франкл, что «существует опасность, внутренне присущая учению («пандетерминизм») о том, что человек есть не более чем результат биологических, психологических и социальных условий, т.е. продукт наследственности и среды. Такое представление является образом робота, но не человеческого существа,...представление, которое отрицает свободу человека».

Человек, разумеется, существо конечное, и его свобода ограничена. «Но это свобода не от условий, а свобода занимать позицию в отношенииусловий,..способность возвышаться над этими условиями и трансцендировать их...Человек больше чем психика». (Выделено нами - Г.М). «Человеческое существо - не вещь среди других вещей; вещи детерминируют друг друга, а человек в конечном счете существо самодетерминирующее. Кем он становится - в границах наследственности и среды - зависит от него самого. В концлагерях, например,- в этой живой лаборатории и на этой испытательной площадке - мы наблюдали, что некоторые вели себя, как свиньи, в то время как другие вели себя, как святые. Человек заключает в себе обе возможности»[39]. Какая из них реализуется, зависит от принимаемых человеком решений в условиях, а не от условий. Повторим, среда, условия влияют, но не определяют поведение, тем более человеческого существа.

«Человек ни в коем случае не является всего лишь продуктом наследственности и среды. Существует третий элемент: принятие решений. Человек в конечном счете решает сам за себя! И, в сущности, образование должно быть ориентировано на формирование способности принимать решения» [39]. Но почему «решения»? Дело в том, что в решении, как в концентрации свободы и ответственности, человек не только принимает или отвергает свои инстинкты, врожденность и среду, условия, а конструирует свою человеческую сущность, свою самость, то, что он есть, чем он должен быть, чем он станет, конструирует смысл своей единственной жизни, живя в условиях, а не получает его. В этом плане людей нельзя дезориентировать. Действительно, неоклассическая философия глубоко права в том, что если мы дадим человеку неверное понятие о его сущности (кто он - разумное, но все-таки животное, машина, марионетка, вещь или он - человек), то, по В.Франклу, мы можем испортить ему жизнь.

Литература и примечания

1.Юнг К.-Г. Психологические типы.-М.:Аст,1997. - С.72.

2.Арендт Х. Что есть свобода?//Вопросы философии. 2014. №4. - С.34.

3.См.:Меньчиков Г.П. Духовная реальность человека (анализ философско-онтологических основ).-Казань: Грандан, 1999. 408 с.; - С.114-190.

4.Дух-гайст (Geist) по-немецки, например, означает кипение незримого созидания, творчески бурлящую жизнь, хаотическое кипение первозданных сил. Дух-эспри (esprit) у французов это начало жизненной ак-тивности, нечто незримое, но самодеятельное, то, что одушевляет и воодушевляет людей и пронизывает весь мир...Все действующее в живой жизни само рождается в ней и ею. (См.В.П.Визгин. Жизнь как философская идея: Дильтей - Ницше - Бергсон//Философские науки. 2010. - №4,5,6,7).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5.Дмитревская И.В. Онтологические модели

1. Jung K.-G. Psihologicheskie tipy. -M.:Ast,1997. - S.72.

2. Arendt H. Chto est' svoboda?//Voprosy filosofii. 2014. №4. - S.34.

3. Sm. :Men'chikov G.P. Duhovnaja real'nost' cheloveka (analiz filosofsko-ontologicheskih osnov).-Kazan': Grandan, 1999. 408 s.; - S.114-190.

4. Duh-gajst (Geist) po-nemecki, naprimer, oznachaet kipenie nezrimogo sozidanija, tvorcheski burljashhuju zhizn', haoticheskoe kipenie pervozdannyh sil. Duh-jespri (esprit) u francuzov jeto nachalo zhiznennoj ak-tivnosti, nechto nezrimoe, no samodejatel'noe, to, chto odushevljaet i voodushevljaet ljudej i pronizyvaet ves' mir.. .Vse dejstvujushhee v zhivoj zhizni samo rozhdaetsja v nej i eju. (Sm.V.P.Vizgin. Zhizn' kak filosofskaja ideja: Dil'tej -Nicshe - Bergson//Filosofskie nauki. 2010. - №4,5,6,7).

5. Dmitrevskaja I.V. Ontologicheskie modeli mira i problema real'nosti soznanija//Filosofija soznanija v

мира и проблема реальности сознания//Философия сознания в XX веке: проблемы и решения. Сб.науч.трудов Ивановского гос.ун-та. -Иваново, 1994. - С.5-18; Феррарис М. Что такое реализм?//Вопросы философии.2014.№8. - С.145.

6.Фатенков АН. Стратегии осмысления бытия: реализм в полемике с конструктивизмом и теорией отражения//Вопросы философии. 2011. №12. - С.117-128; Киященко Л.П., Моисеев В.И. Философия трансдисциплинарности.-М.:ИФ РАН, 2009. - С.11; Кемеров В.Е. Ключи к современности - в сдвигах методологии//Вопросы философии. 2014.№2. - С.9; Князева Е.Н. Конструктивистская эпистемология//Философские науки 2010.№11. С.96-98; Орланов Г.Б. Детерминизм как эпистемологическая проблема//Эпистемология & философия науки. 2011. T.XXIX. -№3. - С.99-118.

7. Князева Е.Н. Энактивизм: концептуальный поворот в эпистемологии//Вопросы философии 2013. - №10. - С. 91-104.

8.Spellman L. Causing yesterday's effects//Canadian Journal of

philosophy. 1982.Vol.12.P. 145-161; Oddie G. Backwards causation and permanence of the past//Sinthese. 1990.Vol.85.№1.P.75-93; Sehon S. Teleological Realism: Maind,Agency,and Explanaition. Cambridge (MA), 2005.

9.Brown B. Defending backwards causation//Canadion journal of Philosophy. 1992.Vol.22.№4; Меньчиков Г.П. Виртуальная реальность: понятие, новации, применение//Философские науки. 1998. №3-4. -С.170-174.

10. Князева Е.Н.Идея эмерджентной эволюции в воззрениях Э.Морена, И.Стенгерс и Ж. де Роснэ / / Философские науки. 2011. №9. - С.106.

11. Зайченко М.А., Яковлева Е.Л. Рекурсивная форма движения и её проявление в культуре //Уч. записки Казан. Ун-та. Гуманит науки. Т.155, кн.1. -Казань, 2013. - С.58.

12. Филипьев Ю.А Искусство в системе человеческих ценностей.-М.:Наследие,1996. 288 с.; -С.22-23.

13. Башляр Г. Новый рационализм.-М.:Прогресс,1987. 376 с.; - С.122,331.

14. Адлер А. Индивидуальная психология, ее гипотезы и результат//Теория личности в западно-евро-пейской и американской психологии. Хрестоматия.-Самара: Бахрах, 1996.С.163-180; - С.166.

15. Локк Д. Опыт о человеческом разуме//Избр.филос.произв. В 2-хт. -М.:Соцэкгиз, 1960.Т.1. - С.179.

16. Кремянский В.И. Гипотеза о материальных основах осознавания//Проблемы сознания. Матер. симпозиума.-М., 1966. С.90; Живкович Л. Теория социального отражения.- М.:Прогресс, 1969. С.25; Спиркин А.Г. Сознание//Философская энциклопедия. - М.,1970. - С.46.

17. Велихов Е.П., Зинченко В.П., Лекторский В.А. Сознание: опыт междисцирлинарного подхода//Вопросы философии. 1988.№11. - С.21.

18. Чалмерс Д. Сознающий ум: в поисках фундаментальной теории. - М.:Либриком, 2013. 512 с.; Dennett D. Consciousness Explained.London:Peguin Books, 1993. 511 p.; Сёрл Дж. Открывая сознание заново.-М.: Идея-Пресс, 2002. - 240 с.; Патнэм Х.

XX veke: problemy i reshenija. Sb.nauch.trudov Ivanovskogo gos.un-ta. -Ivanovo, 1994. - S.5-18; Ferraris M. Chto takoe realizm?//Voprosy filosofii.2014.№8. - S.145.

6. Fatenkov A.N. Strategii osmyslenija bytija: realizm v polemike s konstruktivizmom i teoriej otrazhenija//Voprosy filosofii. 2011. №12. - S.117-128; Kijashhenko L.P., Moiseev V.I. Filosofja transdisciplinarnosti. -M.:IF RAN, 2009. - S.11; Kemerov V.E. Kljuchi k sovremennosti - v sdvigah metodologii//Voprosy filosofii. 2014.№2. - S.9; Knjazeva E.N. Konstruktivistskaja jepistemologija//Filosofskie nauki 2010.№11. S.96-98; Orlanov G.B. Determinizm kak jepistemologicheskaja problema//Jepistemologija & filosofija nauki. 2011. T.XXIX. -№3. - S.99-118.

7. Knjazeva E.N. Jenaktivizm: konceptual'nyj povorot v jepistemologii//Voprosy filosofii 2013. - №10. - S. 91-104.

8. Spellman L. Causing yesterday's effects//Canadian Journal of philosophy.1982.Vol. 12.P. 145-161; Oddie G. Backwards causation and permanence of the past//Sinthese. 1990.Vol.85.№1.P.75-93; Sehon S. Teleological Realism: Maind,Agency,and Explanaition. Cambridge (MA), 2005.

9. Brown B. Defending backwards causation//Canadion journal of Philosophy. 1992.Vol.22.№4; Men'chikov G.P. Virtual'naja real'nost': ponjatie, novacii, primenenie//Filosofskie nauki. 1998. №3-4. - S.170-174.

10. Knjazeva E.N.Ideja jemerdzhentnoj jevoljucii v vozzrenijah Je.Morena, I.Stengers i Zh. de Rosnje // Filosofskie nauki. 2011. №9. - S.106.

11. Zajchenko M.A., Jakovleva E.L. Rekursivnaja forma dvizhenija i ejo projavlenie v kul'ture //Uch. zapiski Kazan. Un-ta. Gumanit nauki. T. 155, kn.1. -Kazan', 2013. - S.58.

12. Filip'ev Ju.A. Iskusstvo v sisteme chelovecheskih cennostej.-M.:Nasledie,1996. 288 s.; -S.22-23.

13. Bashljar G. Novyj racionalizm.-M.:Progress,1987. 376 s.; - S.122,331.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Adler A. Individual'naja psihologija, ee gipotezy i rezul'tat//Teorija lichnosti v zapadno-evro-pejskoj i amerikanskoj psihologii. Hrestomatija.-Samara: Bahrah, 1996.S.163-180; - S.166.

15. Lokk D. Opyt o chelovecheskom razume//Izbr.filos.proizv. V 2-ht. -M.:Socjekgiz, 1960.T.1. - S.179.

16. Kremjanskij V.I. Gipoteza o material'nyh osnovah osoznavanija//Problemy soznanija. Mater. simpoziuma.-M., 1966. S.90; Zhivkovich L. Teorija social'nogo otrazhenija.- M.:Progress, 1969. S.25; Spirkin A.G. Soznanie//Filosofskaja jenciklopedija. -M.,1970. - S.46.

17. Velihov E.P., Zinchenko V.P., Lektorskij V.A. Soznanie: opyt mezhdiscirlinarnogo podhoda//Voprosy filosofii. 1988.№11. - S.21.

18. Chalmers D. Soznajushhij um: v poiskah fundamental'noj teorii. - M.:Librikom, 2013. 512 s.; Dennett D. Consciousness Explained.London:Peguin Books, 1993. 511 p.; Sjorl Dzh. Otkryvaja soznanie

Философия сознания.- М.:Дом интеллектуальной книги,1999. - 234 с.; Мантурана У. и Варела В. Древо познания.- М.:Прогресс-Традиция.2001. - 224 с.; Дубровский Д.И. Проблема идеального. Субъективная реальность.- М.: Канон+, 2002. - 368 с.; Мамардашвили М.К. Сознание и цивилизация. -М.:Азбука-Азбука-Аттикус. 2011; Бондаренко И.А. Жизнь сознания: Конституирование новой онтологии сознания и культуре ХХвека..-Омск: Омск.гос.университет, 2002. - 320 с.; Яковлев А.И. Материальность сознания. 5-е изд., -М.: Инфра-М, 2011. - 261 с.; Иванов Д.В. Природа феноменального сознания.-М., 2012. - 294 с.; Бескова И.А. Эволюция и сознание: новый взгляд.-М.:Индрик,2002; Нагуманова С.Ф. Материализм и сознание: анализ дискуссии о природе сознания в современной аналитической философии.- Казань:Казан.ун-т, 2011.

- 222 с.; Юлина Н.С. Головоломки проблемы сознания: концепция Дэниеля Деннета.- М.,2004.; Агапов О.Д..Интепретация как практика автопоэзиса человеческого бытия-Казань:Познание, ИЭУП, 2009. -248 с.; Васильев В.В. Сознание и вещи: Очерк феноменалистической онтологии.- М.: Либроком, 2014. - 240 с.

19. См.: Тарасенко В.В. Конструктивная самоорганизация (Интервью с В.И. Аршиновым//Философские науки.2011.№9. - С.155-157.

20. См.: Меньчиков Г.П. Духовная реальность человека. С.129-131; 276-278.

21. Дубровский Д.И. Психические явления и мозг.-М.:Наука,1971. 386 с.; Его же: Проблема духа и тела: возможности решения//Вопросы философии. 2002.№10. - С.97-99.

22. Нагуманова С.Ф. Там же. - С.119-120,162-

209.

23. Брэндом Р. Рассуждение и репрезентация (перевод и комментарии И.Джохадзе)//Философские науки. 2014. №8. - С.49-51.

24. Шапинская Е.Н. Образ Другого в текстах культуры. М.:1^Я 2012. 216 с., -С.155.

25. Философская энциклопедия. В 5-ти т. -М.,1960-1970. - Т.1.- С.391.

26. Мальцева А.П. Желание как философско-методологич. проблема//Вопросы философии. 2006.

- №5.

27. Ортега-и-Гассет Х. О спортивно-праздничном чувстве жизни//Философские науки. 1991.№12. - С.141.

28. Петренко В.Ф.,Супрун А.П. Классическая и квантовая физика на языке сознания и бессознательного - постнеклассическая рациональность//Вопросы философии. 2014. - №9. -С.81.

29. Пенроуз Р. Тени разума. В поисках науки о сознании. -М.:Ин-т компьют.исследований, 2005. -С.464; Чалмерс Д. Там же. - С.155-157; Васильев В.В..Там же. - С.86-91.

30. Меньчиков Г.П. Основы антропологии: традиции и новации. -Казань:Школа, 2006. - С.115-118.

31. Фромм Э. Душа человека.Революция надежды.-М.:АСТ, 2014. - С.27-28.

32. ФроммЭ. Анатомия человеческой

zanovo.-M.: Ideja-Press, 2002. - 240 s.; Patnjem H. Filosofija soznanija.- M.:Dom intellektual'noj knigi,1999. - 234 s.; Manturana U. i Varela V. Drevo poznanija.- M.:Progress-Tradicija.2001. - 224 s.; Dubrovskij D.I. Problema ideal'nogo. Sub#ektivnaja real'nost'.- M.: Kanon+, 2002. - 368 s.; Mamardashvili M.K. Soznanie i civilizacija. - M.:Azbuka-Azbuka-Attikus. 2011; Bondarenko I.A. Zhizn' soznanija: Konstituirovanie novoj ontologii soznanija i kul'ture XXveka..-Omsk: Omsk.gos.universitet, 2002. - 320 s.; Jakovlev A.I. Material'nost' soznanija. 5-e izd., -M.: Infra-M, 2011. - 261 s.; Ivanov D.V. Priroda fenomenal'nogo soznanija.-M., 2012. - 294 s.; Beskova I.A. Jevoljucija i soznanie: novyj vzgljad.-M.:Indrik,2002; Nagumanova S.F. Materializm i soznanie: analiz diskussii o prirode soznanija v sovremennoj analiticheskoj filosofii.- Kazan':Kazan.un-t, 2011. - 222 s.; Julina N.S. Golovolomki problemy soznanija: koncepcija Djenielja Denneta.- M.,2004.; Agapov O.D..Intepretacija kak praktika avtopojezisa chelovecheskogo bytija-Kazan':Poznanie, IJeUP, 2009. -248 s.; Vasil'ev V.V. Soznanie i veshhi: Ocherk fenomenalisticheskoj ontologii.- M.: Librokom, 2014. -240 s.

19. Sm.: Tarasenko V.V. Konstruktivnaja samoorganizacija (Interv'ju s V.I. Arshinovym//Filosofskie nauki.2011.№9. - S.155-157.

20. Sm.: Men'chikov G.P. Duhovnaja real'nost' cheloveka. S.129-131; 276-278.

21. Dubrovskij D.I. Psihicheskie javlenija i mozg.-M.:Nauka,1971. 386 s.; Ego zhe: Problema duha i tela: vozmozhnosti reshenija//Voprosy filosofii. 2002.№10. -S.97-99.

22. Nagumanova S.F. Tam zhe. - S.119-120,162-209.

23. Brjendom R. Rassuzhdenie i reprezentacija (perevod i kommentarii I.Dzhohadze)//Filosofskie nauki. 2014. №8. - S.49-51.

24. Shapinskaja E.N. Obraz Drugogo v tekstah kul'tury. M.:URSS, 2012. 216 s., -S.155.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25. Filosofskaja jenciklopedija. V 5-ti t. - M.,1960-1970. - T.1.- S.391.

26. Mal'ceva A.P. Zhelanie kak filosofsko-metodologich. problema//Voprosy filosofii. 2006. - №5.

27. Ortega-i-Gasset H. O sportivno-prazdnichnom chuvstve zhizni//Filosofskie nauki. 1991.№12. - S.141.

28. Petrenko V.F.,Suprun A.P. Klassicheskaja i kvantovaja fizika na jazyke soznanija i bessoznatel'nogo - postneklassicheskaja racional'nost'//Voprosy filosofii. 2014. - №9. - S.81.

29. Penrouz R. Teni razuma. V poiskah nauki o soznanii. -M.:In-t komp'jut.issledovanij, 2005. - S.464; Chalmers D. Tam zhe. - S.155-157; Vasil'ev V.V..Tam zhe. - S.86-91.

30. Men'chikov G.P. Osnovy antropologii: tradicii i novacii. -Kazan':Shkola, 2006. - S.115-118.

31. Fromm Je. Dusha cheloveka.Revoljucija nadezhdy.-M.:AST, 2014. - S.27-28.

32. FrommJe. Anatomija chelovecheskoj destruktivnosti.-M. :Respublika, 1994. S.316; Frankl V. Doktor i dusha.- SPb.: Juventa, 1997. - 287 s.; Faulz D. Aristos. -M.:AST, 2008. - 347 s.; Kasavina N.A. Jekzistencial'nyj opyt kak fenomen kul'tury//Voprosy

деструктивности.-М.:Республика, 1994. С.316; Франкл В. Доктор и душа.- СПб.: Ювента, 1997. - 287 с.; Фаулз Д. Аристос. -М.:АСТ, 2008. - 347 с.; Касавина Н.А. Экзистенциальный опыт как феномен культуры//Вопросы философии.2014. - №10. - С.46-56; Сайкина Г.К. Трудно быть человеком... (Метафизические маршруты человека).-Казань;Казан.ун-т, 2012. - С.259; Принцип целостности // Философские науки. 2013.- №10. -С.5-70.

33. Мегрелидзе К.Р. Основные проблемы социологии мышления. - Тбилиси: Мецниереба, 1973. - 438 с.

34. Меньчиков Г.П. Жизнь как философская категория //Вестник МГУКИ. 2008. - №5. - С.13-17.

35. Ясперс К. Общая психопатология.-М.:Практика,1997. 1056 с., С.173; Хайдеггер М. Время и бытие.-М.:Республика,1993.С.80; Евстратов В.Д. Феномен сознания: приоритеты современной интерпретации // Проблема сознания в свете междисциплинарных исследований.-Казань,1997. С. 17.

36. Бергсон А. Творческая эволюция. -М.:КАНОН-пресс; Кучково поле, 1998. - С.75.

37. Маслоу А. Самоактуализация //Психология личности. Тексты. - М.: МГУ,1982. - С.108-117; Меньчиков Г.П. Идеалы и идолы в структуре духовной реальности//Социально-экономические и нравственно-этические аспекты развития социально-культурной сферы в условиях рыночной экономики.-Казань: КГАКИ, 1998. - С.90-92.

38. Карасев Л.В. Х.Гюнтер.По обе стороны утопии:контексты творчества А.Платонова//Вопросы философии. 2013. - №1. -С.179-183.

39. Франкл В. Там же. - С.24, 245,274-279.

й^оШ.2014. - №10. - S.46-56; Sajkina G.K. Ттапо Ьу^ Ле^екот... (Metafizicheskie тш^Ыиу cheloveka).-Kazan';Kazan.un-t, 2012. - S.259; Princip celostnosti // Filosofskie nauki. 2013.- №10. - S.5-70.

33. Megrelidze K.R. Osnovnye ргоЬ1ету sociologii myshlenija. - Tbilisi: Mecniereba, 1973. - 438 s.

34. Men'chikov G.P. Zhizn' kak filosofskaja kategorija //Vestaik MGUKI. 2008. - №5. - S. 13-17.

35. Jaspers К. Obshhaja psihopatologija.-M.:Praktika,1997. 1056 s., 8.173; Hajdegger М. ^ет^ i bytie.-M.:Respublika,1993.S.80; Evstratov V.D. Fenomen soznanija: prioritety sovremennoj interpretacii // Problema soznanija V svete mezhdisciplinamyh issledovanij.-Kazan',1997. 8.17.

36. Bergson А. Tvorcheskaja jevo^jucija. -M.:KANON-press; Kuchkovo ро1е, 1998. - 8.75.

37. Maslou А. Samoaktualizacija //Psihologija lichnosti. Teksty. - М.: MGU,1982. - 8.108-117; Men'chikov G.P. Idealy i idoly V strukture duhovnoj real'nosti//Social'no-jekonomicheskie i nravstvenno-jeticheskie aspekty razvitija social'no-kul'tumoj sfery V uslovijah ^поЛаду jekonomiki.-Kazan': KGAKI, 1998. - 8.90-92.

38. Karasev L.V. H.Gjunter.Po оЬе storony utopii:konteksty tvorchestva A.Platonova//Voprosy А^оШ. 2013. - №1. - 8.179-183.

39. Frankl V. Tam zhe. - 8.24, 245,274-279.