Научная статья на тему 'Проблема «Человек в искусстве» в творчестве А. Н. Островского и А. П. Чехова'

Проблема «Человек в искусстве» в творчестве А. Н. Островского и А. П. Чехова Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
803
122
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Мохаммади З. И.

Ostrovski and Chekhov decided a problem of person in their plays with modern way. They created a positive person of their time, showed how these womens images passed across difficulties and achieved selected gain. Ostrovski and Chekhov saw the place of their heroes in social activities connected with art and theatre.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Проблема «Человек в искусстве» в творчестве А. Н. Островского и А. П. Чехова»

Мохаммади З.И.

Преподаватель, кафедра русского языка, Исламский Университет «Азад», Северотегеранское отделение

ПРОБЛЕМА «ЧЕЛОВЕК В ИСКУССТВЕ» В ТВОРЧЕСТВЕ А.Н.ОСТРОВСКОГО И А.П.ЧЕХОВА

Summary

Ostrovski and Chekhov decided a problem of person in their plays with modern way. They created a positive person of their time, showed how these women's images passed across difficulties and achieved selected gain. Ostrovski and Chekhov saw the place of their heroes in social activities connected with art and theatre.

В русской литературе проблема искусства всегда интересовала поэтов и писателей. А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, Н.А.Некрасов в своих произведениях ставили эту проблему и писали о взаимоотношениях человека искусства и общества. Среди них можно назвать стихотворения А.С.Пушкина «Поэт и толпа», «Художнику», «Муза», «О, ты - надежда нашей сцены!»; драматическое произведение «Моцарт и Сальери»; роман в стихах «Евгений Онегин». М.Ю.Лермонтов касается темы искусства в стихотворениях «И на театре, как на сцене света...», «Поэт», «Журналист, Читатель, Писатель», «Дума» и другие. Александринский театр - это особая тема в некрасовском творчестве. Этой теме посвящены «Памяти Асенковой», «Офелия», ряд эпизодов в «Жизни и похождениях Тихона Тростникова», «Выдержка из записок старого театрала», «Очерки литературной жизни». Провинциальный домашний театр показан им в рассказе «Опытная женщина»; с театральными преданиями связаны сцены «Как убить вечер?»; водевиль «Актер» и повесть «В Сардинии», где также затронут театральный мотив. Особое место по этому вопросу занимает социальный роман «Мертвое озеро» как один из первых в России театральных романов, в проблематике которого выделяются женский вопрос, профессия актрисы, требующая образования и таланта и вместе с тем обрекающая на зависимость от нанимателей и меценатов. Теме искусства посвящены также стихотворения «Поэту», «Поэт и гражданин», «Актриса», «Литераторы» и другие.

Несмотря на то, что и предшествующими писателями ставилась проблема искусства, однако она становится центральной только в творчестве А.Н.Островского и А.П.Чехова.

Островский не мог пройти мимо такой важной темы как положение искусства и человека искусства в обществе. Основные вопросы, интересовавшие в связи с этим драматурга, таковы: каково состояние искусства в обществе; выполняет ли оно свои просветительские функции? На эти вопросы мы находим ответы в пьесах «Лес» (1870), «Таланты и поклонники» (1881), «Без вины виноватые» (1884) и частично в пьесах «Волки и овцы» (1875), «Бесприданница» (1878), «Комик XVII столетия» (1872).

Тема искусства в русской драматургии после А.Н.Островского ставится также в творчестве А.П.Чехова. Связь творчества А.П.Чехова с наследием его предшественника А.Н.Островского наблюдается в том, что он так же показывает мир искусства, где человек интеллигентного труда находит смысл жизни в творчестве на благо людей и общества. Чехов касается проблемы искусства в многочисленных рассказах, таких как «Жены артистов» (1880), «Трагик» (1883), «Марья Ивановна» (1884), «Талант», «Скрипка Ротшильда», «Скучная история» (1889) и многих других.

В процессе исследования творчества Островского и Чехова выявляются преемственность и новаторство в их деятельности, в подходе драматургов к данной теме. Исследователи творчества Чехова, подчеркивая своеобразие поэтики его драматургии, выделяют обычно то, что отличает его от Островского, оставляя в стороне то, что

сближает этих двух великих драматургов и что дает возможность говорить о преемственности традиции.

Преемственность в чеховской драматургии проявляется в раскрытии темы искусства и человека искусства, но тут, конечно, есть и новаторство. В каком-то смысле Чехов в раскрытии темы искусства продолжает традиции Островского и идет дальше него. Если Островский рассматривал мир искусства как своеобразный утопический мир, как противоположность и альтернатива реальной действительности, где герои находили свое счастье и приобретали то, что они потеряли в реальной действительности, то у Чехова мир искусства рассматривается как сфера деятельности, творчества, где человек сполна выражает и выявляет все свои созидательные, творческие способности.

Как видно, у Островского в центре внимания находится среда, условия жизни и деятельности человека искусства. В этом плане, противопоставляя мир искусства и мир реальный, Островский раскрывает сущность двух условий бытия человека, два мира его существования. У Чехова в центре внимания находится не столько среда, сколько человек. В пьесе «Чайка» он противопоставляет два типа человека: с одной стороны, человека-созерцателя, который в конечном итоге становится жертвой среды (Константин Треплев), а с другой стороны, человека-творца, который созидает и определяет свою судьбу (Нина Заречная). Если Островского интересует быт и среда, которые формируют психологию человека, то в художественном мире Чехова зависимость скорее обратная. Быт, как и среда, в котором живет человек, не интересуют Чехова сами по себе. Главной задачей Чехова было разрушить этот устоявшийся, косный быт, поэтому он обращает внимание на ту психологию, который этот быт формирует и поддерживает.

У Островского в плане изображения жизни купеческого сословия существует определенная конкретность. Он говорит о меркантильном мире Гурмыжских, Дулебовых, Великатовых, Муровых, где главная сила - это деньги, и им противопоставляет сословие людей искусства (Несчастливцев, Негина, Кручинина), которые в материальном отношении беднее, но в нравственном отношении гораздо выше этих дельцов и приобретателей. Чехов не подчеркивает сословное положение персонажей, а просто показывает людей искусства (Аркадина, Тригорин, Заречная, Треплев).

Идеал человека у Чехова - это гуманистическая личность, освободившаяся от чувства эгоизма, посвятившая себя реальной творческой деятельности, служению искусству во имя блага людей и общества. Этот идеал мы видим в Нине Заречной. Как и в героине Островского Любови Кручининой, для нее главное это красота и поэзия дела, творческого труда. Таким образом, точка соприкосновения при изображении мира искусства в творчестве Островского и Чехова заключается в одержимости их героев благородным стремлением служить высокой идее - служить искусству.

Островский раскрывает тему искусства в пьесе «Лес» через образы актеров-скитальцев, которые одержимы идеей свободного искусства, противостоящего злу и пошлости реальной действительности и ее представителей, опутанных корыстными расчетами, взаимными обманами, ложью и лицемерием. Здесь носителем гуманистического начала является трагик Несчастливцев, идеалы которого находят свое применение не в реальной жизни, а в искусстве. Искусство для него это спасение, убежище.

В последний период творчества Островского в «Талантах и поклонниках» мир искусства раскрывается через отношение главной героини пьесы, творческой натуры Александры Негиной к театру. Героиня во имя искусства жертвует своим благополучием, любовью и счастьем. Талант приводит ее в тот идеально-прекрасный мир искусства, ради которого она жертвует всем. Она принадлежит театру талантом, красотой, отчаянием, не мыслит жизни без творчества, без сцены.

В пьесе «Без вины виноватые» мир искусства мыслится как утопический мир, где господствуют возвышенные идеалы. Здесь искусство выполняет просветительскую и высоко гуманистическую роль. Актриса Кручинина несет свет людям своими просветительскими идеями, талантом, добротой и любовью и дарит свою любовь делу искусства. Как видно, тема искусства эволюционирует в творчестве Островского, и мир искусства изображается здесь не только как убежище для человека, но и как мир, где он реализует все свои творческие способности. Вот это и сближает двух драматургов, для которых искусство является сферой самореализации и деятельности человека. Чехов в пьесе «Чайка» ставит проблему искусства и человека искусства, но здесь не идеализируется мир искусства, он изображается как сфера деятельности и, где человек реализует свою творческую способность и в этом находит и свое счастье, и смысл своего бытия.

Идеи, мысли Островского открыто выражают Несчастливцев, Негина, Кручинина, у Чехова авторское отношение и авторская позиция выражается скрыто, под видом обыденности обычной жизни он скрывает трагедию человеческой жизни (Константин Треплев). Внешне чеховские герои, чеховский мир слишком обыкновенные, конфликты между ними не такие острые, как у Островского. Они, эти конфликты, как бы сглажены, не броские, а скрытые и оттого более ужасные.

В пьесе Чехова «Чайка», так же как и в комедиях Островского «Лес», «Таланты и поклонники» и «Без вины виноватые» герои-актеры даются в двух планах: это мир бытовых житейских отношений и мир искусства, мир высоких идеалов и высокой поэзии. В силу особенностей центральной интриги в пьесе «Без вины виноватые» Островского и в пьесе «Чайка» Чехова, носящей внутренний, духовный характер, жанровая природа этих пьес тесно связана с особенностями характеров персонажей.

Основные черты реализма Островский усматривал в высокой прогрессивной идейности драматургии. С этой точки зрения он подходил к быту как к категории социальной, не отрывая его от понятия социального бытия («Лес»). Особым свойством его реализма является глубокое этическое содержание («Без вины виноватые»). Реализм Островского раскрывал правду жизни и был чужд мелких, частных правдоподобий и подробностей быта, которые показывает Чехов.

Художественное своеобразие реализма Чехова заключается в простоте изображения, обыденности сюжетов, неожиданности финалов, в творческой установке на активного читателя и вызванной этим сдержанности и объективности повествования, в простоте и лаконизме.

Островский не только морально-этические понятия, но все миросозерцание человека ставил в зависимость от его материального положения. Если Островский рассматривал человека в его материальных связях и интересах, то Чехов рисует человека, который подавлен текущей социальной действительностью. Константин Треплев из пьесы Чехова «Чайка» признает в самом себе пороки, слабости, неспособность к борьбе. И только Нина Заречная предпринимает шаг изменить свое личное и общественное положение и возвыситься над обыденной жизнью.

Глубокое проникновение в жизнь, изучение всего многообразия ее коллизий и противоречий делает Чехова подлинным преемником Островского и в то же время определяет оригинальность проблематики и стиля его драматургии. Но коренные отличия драматургии Чехова и Островского кроются в различии эпох, в которые они творили, и в своеобразии задач, которые ставил перед собой каждый из них, исходя из своего общественного долга. Если Островский стал «отголоском стремлений, требующих лучшего устройства» в тот период, когда демократическая разночинная интеллигенция поднялась на борьбу против крепостничества, а затем и против остатков феодальных

отношений, то Чехов выразил предчувствие «очистительной бури» и решительных перемен.

Аналогичным моментом в концепции человека и искусства у Островского и Чехова является то, что оба драматурга в своей творческой деятельности проявляют большой интерес к теме искусства. Они останавливаются на женском образе, как творца своей судьбы не в реальной жизни, а в мире искусства. Здесь обнаруживается общность подходов обоих драматургов к женским образам. Именно и Островский, и Чехов по-новому решили проблему личности в своих пьесах, создали положительную личность своего времени, показав, как эти женские образы прошли через трудности и достигли намеченной цели. И Островский и Чехов видели место своих героинь в общественной деятельности, связанной с искусством, театром.

Драматическое положение женщины в семье и в обществе становится в последний период творчества Островского главной темой. Воссоздать трагедию женской души -души поэтической, мечтательной, самолюбивой и гордой - казалось Островскому наболевшей задачей. Та психологическая подвижность и утонченность, внутренний драматизм души, подспудное течение чувства, которые связывают исследователи с героями «Чайки» Чехова, уже обозначились в пьесах Островского «Таланты и поклонники», «Бесприданница» и «Без вины виноватые».

Женские образы в этих пьесах Островского написаны в новой для него манере, в детальном и тонком психологическом описании, в прозрачных тонах. Они овеяны печальной поэзией несбывшейся любви, обманутых надежд и мечтаний. Печальный путь Негиной от чистых молодых мечтаний до роковой сделки со своей совестью показывает, как меняется образ ее мыслей о будущем, в котором планы тихой трудовой жизни смешивались с еще неясными мечтами об артистической славе.

В образе Кручининой воплощена неразрывность красоты духовной и физической, и Островский превращает ее творческую судьбу в символ добродетели. Одаренность Кручининой проявляется во многих деталях ее сценической жизни, живо откликается на все человеческие беды и несчастья. Она восприимчиво ведет диалоги, в репликах чувствуется острота меткой мысли, одним взглядом оценивает собеседника, схватывает каждую интонацию говорящего. В процессе исследования пьесы выявились воспитательная сила личности Кручининой, ее влияние на окружающих, на самого непримиримого и дерзкого из них - Незнамова. Гуманизм Кручининой подчеркивается ее отношением к таким, которые страдают не по собственной вине, которым нужно помогать вне зависимости от их или чужой вины.

Чеховская героиня из рассказа «Скучная история» (1889) Катя не боролась с трудностями, которые встали на ее пути актрисы, быстро утомилась и оставила театр. Она жертва не борьбы, а своего бессилия. По мнению А.П.Чудакова, «представление о человеке как совокупности противоречивых состояний манифестирует ту непредугадываемую и непознанную сложность соединения возможностей, которую таит в себе всякая человеческая личность» [3; 314]. Нина Заречная не такая, она смогла найти в себе силу и возможность выйти из противоречивого состояния и утвердить себя в мире искусства: «Я... актриса!». В пьесе Чехов создает образ личности, которая в борьбе за свое место в жизни не теряет нравственных принципов, не идет на компромисс со своей совестью и не становится жертвой «грубой действительности» как Негина из пьесы «Таланты и поклонники», а вступает в борьбу с невзгодами жизни, добивается своей цели и одерживает победу, как Кручинина из пьесы «Без вины виноватые» Островского. Здесь обнаруживается общность идей обоих драматургов в отношении к женским образам. И Островский, и Чехов по-новому решили проблему личности в этих пьесах, создали положительную личность своего времени, показав, как эти женские образы прошли через трудности и достигли намеченной цели.

Суждение Островского о назначении искусства показывает просветительский характер мировоззрения драматурга, нашедшее свое отражение в «Без вины виноватые». Через всю театральную деятельность Островского не только как драматурга, но и как учителя, советчика и друга русских актеров красной нитью проходит идея о высоком нравственно-общественном назначении и смысле театра, актерского творчества. В «Лесе» эту идею драматург воплотил в образе Несчастливцева, обличающего обитателей усадьбы Гурмыжской словами из своей репертуарной роли и переносящего с театральных подмостков в грязную жизнь лесного дворянского гнезда чистое благородство возвышенных трагических чувств. В 1872 году в связи с 200-летием возникновения театра в России Островский написал комедию в стихах «Комик XVII столетия», насыщенную дорогими для драматурга мыслями о русском театре, как средстве общественного, нравственного воздействия на людей. Герой пьесы Грегори говорит о призвании комика: .. .порочное и злое

Смешным казать, давать на посмеянье, Величие родной земли героев Восхваливать и честно и похвально; Но больше честь, достойно большей славы Учить людей, изображая нравы [VII, 362].

Две творческие судьбы, два художественных метода связаны общей ролью в формировании нового театра, нового типа драмы. Так же как и Островский, Чехов высоко ценил дарование русских актеров, школу русского сценического реализма. Чем больше Чехов знакомится с русской сценой, тем настойчивее и резче выступает против тех явлений в жизни русского театра, с которыми до конца своей жизни неустанно боролся Островский. Вопросы искусства и своеобразия художественного мышления волновали Чехова всегда. В таких произведениях, как «Марья Ивановна», «Три года», «Скучная история» и многих других он втягивал своих героев в полемику о роли и назначении искусства, заставлял их высказывать принадлежавшие ему самому мысли, опровергать эти мысли и снова подтверждать. Спор об искусстве и о границе, отделяющей его от общественных и социальных дисциплин, ведут герои отрывка «Письмо», сохранившегося среди бумаг Чехова. Чехов признавал за искусством право быть самим собой.

У Островского и у Чехова мир искусства, театр это особый мир, который резко отличается от реального, прагматического мира. В драмах Островского человек уходит в мир идеалов (Несчастливцев), возвышенных чувств, возвышенных интересов (Кручинина, Заречная). Искусство изменяет человека внутренне, он становится другим. Вот это объединяет Островского и Чехова. Для персонажей Островского искусство является спасением, убежищем от реального мира. Для чеховских персонажей искусство это деятельность, творчество, где человек становится человеком.

Несмотря на определенную изученность творчества Островского, остается нужда и интерес к его произведениям, ибо в них проявляется существенное в жизни общества -отношение общества к культурным и этическим ценностям. О необходимости нового подхода к творчеству Островского, выдержанного временем, говорил еще А.В.Луначарский: «яркая театральность, подчас по тому времени густо общественная, насквозь правдивая, смешная и горькая, драматургия Островского есть шаг вперед по сравнению с русской драматургией, какой она стала после Островского» [1; 563].

Гений творчества Островского не стареет и не умирает, потому что проблематика его пьес актуальна и по сегодняшний день. По последним данным театральной статистики только в ноябре 2008-го года в театрах России были поставлены двадцать семь пьес А.Н.Островского, что показывает актуальность тем пьес и интерес зрителей XXI века к его пьесам. В.Филиппов отмечает: «Дореволюционный театр, не видя более в Островском современника, не умел еще подойти к его пьесам, как произведениям классическим, в

каждую эпоху звучащим по-новому и благодаря этому не теряющим своей действенности» [2; 7]. Поэтому необходимо понимание художественной значимости и познавательной ценности театра Островского с точки зрения современности.

Таким образом, мы провели сопоставительную характеристику темы искусства, проблемы человека в творчестве Островского и Чехова, показали преемственность и новаторство в наследии двух великих русских драматургов.

Литература

1. Луначарский А.В. Собр. соч.: В 8-ми т. Т.1, М.: Гослитиздат, 1963, 580 с.

2. Филиппов В. К вопросу об освоении наследия Островского // А.Н.Островский -драматург. М.: Сов. Писатель, 1946, 228 с.

3. Чудаков А.П. Мир Чехова: Возникновение и утверждение. М.: Советский писатель, 1986, 379 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.