Научная статья на тему 'Признание недействительным брачного договора: общее и частное'

Признание недействительным брачного договора: общее и частное Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
3652
605
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
БРАЧНЫЙ ДОГОВОР / ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС / СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС / CONTRACT / CIVIL CODE / FAMILY CODE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Звенигородская Наталья Федоровна

Статья посвящена внедрению договорных начал в семейное право, в частности рассмотрению обстоятельств признания брачного договора недействительным. Автор считает недопустимым механический перенос в сферу договорного регулирования супружеских имущественных отношений механизмов и конкретных договоров из гражданского законодательства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Nullification of a marriage contract: common and special suits

The article is devoted to amendments in family law, especially in marriage contracts. The author considers that there is no need to transfer model contract forms of civil legislation towards contractual property relations of married couples.

Текст научной работы на тему «Признание недействительным брачного договора: общее и частное»

Н. Ф. Звенигородская*

Признание недействительным брачного договора: общее и частное

Согласно ст. 44 Семейного кодекса РФ1 (далее: СК) брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ для недействительности сделок. Наряду с гражданско-правовыми основаниями предусматривается и специальное семейно-правовое основание признания брачного договора недействительным (п. 2 ст. 44 СК) - «крайне неблагоприятное положение, в которое договор ставит одного из супругов». При этом само понятие «крайне неблагоприятное положение» законодатель не раскрывает, что дает широкий простор для судейского усмотрения.

«Французский Гражданский кодекс не содержит положений о недействительности брачного договора. Французская доктрина различает полную и частичную недействительность брачного договора».3 В украинском семейном законодательстве, где, на наш взгляд, вопросы брачного договора урегулированы более подробно, тем не менее, в силу ст. 103 СК Украины он признается «недействительным по решению суда лишь на основаниях, установленных Гражданским кодексом Украины». 4

Необходимо различать брачные договоры, ничтожные по своей природе, и брачные договоры, недействительность которых надо доказать в судебном порядке. Эта классификация основывается на делении недействительных гражданско-правовых сделок на ничтожные и оспоримые: согласно п. 1 ст. 167 ГК сделка недействительна по основаниям,

* Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. E-mail: z-n-f@mail. ru

1 Семейный кодекс РФ - Федеральный закон от 29.12.95 №223-ФЗ, в ред. от 28.12.2004 №185-ФЗ.

2 Гражданский кодекс РФ (часть первая) - Федеральный закон от 30.11.94 № 51-ФЗ, в ред. от 21.07.2005 № 109-ФЗ.

3 Лалетина А. С. Сравнительно- правовое исследование договорного регулирования имущественных отношений супругов в праве РФ и Франции. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 18.

4 Семейный кодекс Украины. Харьков, 2004. С. 40.

установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Свобода брачного договора весьма условна, она не безгранична. Законодатель в п. 3 ст. 42 СК четко определяет ее пределы: «брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства». По мнению С. Ю. Чашковой: «Наличие в брачном договоре семейно-правовой сущности подтверждается введением требований о соответствии условий договора основным началам семейного законодательства».5

Применительно к семейно-правовым отношениям основные начала семейного законодательства (ст. 1 СК) являются определяющими при конструировании личных неимущественных прав супругов, которые также не могут быть предметом договорного регулирования. Положения ст. 1 СК были развиты и конкретизированы в других нормах СК, обязывающих супругов строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи, содействовать благополучию и укреплению семьи, заботиться о благосостоянии и развитии своих детей (п. 3 ст. 31 СК). Как видим, эти обязанности скорей можно назвать неким нравственным императивом, нежели правовой нормой. Действительно, с одной стороны, законодатель предлагает супругам желательную модель построения семейных отношений, а с другой, правило п. 3 ст. 31 СК, не обеспечивает санкцией, тем самым отказываясь от принудительного навязывания этой модели. Анализируемая норма, кроме того, содержит немало оценочных понятий, что на практике затрудняет ее применение, поскольку у каждой супружеской пары свои представления, скажем, о взаимоуважении, взаимопомощи и уровне благосостояния. Пройдет немало времени, прежде чем практика выработает критерии того, что следует понимать под другими условиями, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

Условия брачного договора, нарушающие требования п. 3 ст. 42 СК, являются ничтожными. Предусмотренные семейным законодательством специальные основания для признания ничтожности брачного договора (ст. 42 и 44 СК) могут служить дополнительной

5 Чашкова С. Ю. Система договорных обязательств в российском семейном праве. Автореф. дисс. ...

аргументацией вывода о семейно-правовой природе брачного договора. Эти специальные

основания, зафиксированные в п. 3 ст. 42 СК РФ, Л. Б. Максимович называет «запретами на

регулирование в брачном договоре тех или иных отношений» и подразделяет их на запреты

общего и специального характера». К запретам специального характера она относит запрет

регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности

^ 6

супругов в отношении детей.

Представляется, что и к брачному договору уместным будет применить следующую классификацию недействительных сделок - таковыми считаются сделки с пороком: субъектного состава; воли; содержания; формы. По мнению С. Н. Бондова, «из оснований признания брачного договора недействительным наибольшее значение имеют следующие:

- несоблюдение нотариальной формы договора (п. 1 ст. 156 ГК РФ);

- несоответствие брачного договора закону или иным нормативным актам (незаконное содержание договора);

- совершение договора недееспособным лицом;

- неспособность понимать значение своих действий при заключении брачного договора;

- заключение брачного договора под влиянием заблуждения или обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой либо стечения тяжелых обстоятельств».7

Рассмотрим эти основания. «Недействительным является брачный договор, не удостоверенный нотариально, такой договор ничтожен и не влечет никаких юридических последствий, поскольку сторонами нарушена требуемая законом нотариальная форма сделки».8 В данном случае имеет место ничтожность брачного договора как сделки с пороком формы (п. 1 ст. 165 ГК). Вместе с тем, отметим, что если одна из сторон полностью или частично исполнила брачный договор, требующий нотариального удостоверения, а другая уклоняется от такого удостоверения, суд вправе по требованию исполнившего договор супруга признать его действительным. Полагаем, что в соответствии с п. 2 ст. 165 ГК последующее нотариальное удостоверение такого договора не требуется.

В силу ст. 18 ГК правоспособность граждан включает, в том числе, способность наследовать и завещать имущество, заниматься любой, не запрещенной законом деятельностью и избирать место жительства. В связи с этим мы полагаем, что брачный

канд. юрид. наук. М, 2004. С. 19.

6Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. М., 2003.С. 121 - 127.

7 Бондов С. Н. Брачный договор: Учебное пособие для вузов. М., 2000. С. 67.

договор будет сделкой с пороком содержания (не отвечает требованиям закона по содержанию - ст.168 ГК), если в него включены условия, обязывающие супругов завещать имущество в пользу только друг друга или иным образом изменить свою волю в данном вопросе; предусматривающие отказ от права на судебное рассмотрение спора о разделе имущества; соглашение, по которому супруг отказывается в будущем от осуществления своей профессиональной деятельности (к примеру, в шоу- бизнесе).

Сделка с пороком субъектного состава - это заключенный недееспособным лицом брачный договор; он ничтожен в силу ст. 171 ГК. «Стороны брачного договора в момент его заключения должны быть дееспособны, действовать с полным пониманием значения своих действий и их последствий, желание заключить договор на предусмотренных в нем условиях должно сформироваться у супругов свободно, без принуждения или обмана».9 К этому, по нашему мнению, можно добавить то, что в отношении объема дееспособности необходимо учитывать нормы СК РФ. Поэтому заключение брачного договора лицом, ограниченным в дееспособности, будет соответствовать действующему семейному законодательству. Брачный договор, заключенный с лицом, хотя и дееспособным, но временно не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК), может быть признан недействительным по иску супруга, чьи права или законные интересы были нарушены в результате заключения договора, например, в состояние алкогольного опьянения, нервного потрясения, иного болезненного состояния.10

Сделкой с пороком воли признается брачный договор, заключенный под влиянием обмана, насилия, угрозы, а также вынужденно совершенный вследствие стечения тяжелых обстоятельств (кабальная сделка). Отметим, что «заключение брачного договора не является условием, необходимым для регистрации брака, и вопрос о заключении договора супруги и лица, вступающие в брак, решают свободно и самостоятельно, поскольку это является их правом, а не обязанностью. В то же время обязательно соблюдение требования о том, что в брачном договоре должна быть выражена общая воля супругов, т.е. их единое волеизъявление. Заключение брачного договора должно быть свободно от какого бы то ни было внешнего воздействия. Понуждение одного из супругов (или одного из лиц, вступающих в брак) вторым или обоих супругов третьими лицами (например, родителями) к заключению брачного договора является грубым нарушением закона».11 Брачным договором

8 Симонян С. Л. Имущественные отношения между супругами. М., 1998. С. 52.

9 Чефранова Е. А Имущественные отношения в российской семье: Практическое пособие. М., 1997. С. 59.

10 Пчелинцева Л. М. Семейное право России. Учебник для вузов. М, 1999. С. 219.

11 Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. С. 120.

как сделкой с пороком воли признается брачный договор. В соответствии с п. 1 ст. 179 ГК, такой договор признается недействительным по иску потерпевшей стороны. Другая сторона возвращает потерпевшему все полученное ею по сделке в натуре, а при невозможности сделать это возмещает его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой стороне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается стоимость в деньгах. Также потерпевшему возмещается другой стороной причиненный ему реальный ущерб.

Принуждение к заключению брачного договора при наличии определенных в законе

обстоятельств можно квалифицировать как уголовное преступление: в ст. 179 Уголовного

12

кодекса РФ законодатель определил уголовное наказание за принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, а равно за распространение сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких.

Брачный договор, заключенный под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, в силу ст. 178 ГК может быть признан недействительным по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Такие договоры, как и заключенные под влиянием обмана, насилия, угрозы (ст. 179 ГК), Е. А. Чефранова относит к числу оспоримых. По ее мнению, «в зависимости от характера имевших место нарушений брачный договор соответственно ничтожен или оспорим. Так, ничтожен брачный договор, не отвечающий требованиям закона по содержанию (ст. 168 ГК) или по форме (п. 1 ст. 165 ГК), заключенный недееспособным лицом (ст. 171 ГК) или же заключенный только для вида либо с целью скрыть другую сделку (ст. 170 ГК)».11

Вопрос о мнимых и притворных брачных договорах заслуживает особого внимания. «Не исключено, что супруги могут использовать брачный договор, чтобы обмануть кого-либо или ввести в заблуждение. С этой целью брачный договор может быть заключен лишь для вида (так называемая «мнима» сделка) или- с целью прикрыть другую сделку (притворная сделка). Например, муж имеет большие долги, связанные с его предпринимательской деятельностью. Чтобы избежать расплаты, он заключает с женой брачный договор, по условиям которого все нажитое ими имущество, становится собственностью жены».12 Или другой пример: «фермер в обход существующего порядка

12 Уголовный кодекс РФ - Федеральный закон от 13.06.96 № 63-ФЗ, в ред. от 21.07.2005 № 93-ФЗ.

11 Чефранова Е. А. Имущественные отношения в российской семье. С. 59 - 60.

Симонян С. Л. Имущественные отношения между супругами. С. 52 - 53.

распоряжения земельными участками сельскохозяйственного назначения передает за плату право собственности другому лицу посредством заключения брачного договора».13 Мнимой сделкой признается и брачный договор, заключенный супругами, стремящимися скрыть имущество от конфискации, для чего на наиболее ценные вещи по условиям договора устанавливается раздельная собственность, и, понятно, за тем из супругов, в отношении которого не возбуждено уголовное дело.

«Брачный договор может быть квалифицирован в качестве притворной сделки, если прикрывает другую сделку, которую стороны в действительности имели в виду. К примеру, куплю- продажу имущества супруги облекают в форму брачного договора в целях избежания уплаты налога».14 С. Л. Симонян, как и многие другие авторы, правильно считает «мнимый» и «притворный» брачный договор ничтожными, однако, по его мнению, «признать его недействительным в судебном порядке сложно.. Такой договор будет признан судом недействительным, если кредитор сможет доказать его фиктивность».15 Позиция С. Л. Симоняна нам представляется необоснованной и непоследовательной; противоречит она и действующему законодательству.

В ст. 170 ГК мнимые и притворные сделки российским законодателем называются ничтожными. В п. 1 ст. 166 ГК приведена классификация недействительных сделок и в зависимости от того, признается ли она судом таковой или является недействительной независимо от такого признания законодатель называет их оспоримыми и ничтожными. Но, если мнимая и притворная сделка ничтожна, то признавать ее недействительной не надо, она уже в соответствии с п. 1 ст. 166 ГК «недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, ... независимо от такого признания». Полагаем, что в таком случае следует ставить вопрос перед судом не о признании мнимого и притворного брачного договора недействительным, а предъявить в суде требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки - согласно абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК это может сделать любое заинтересованное лицо.

Такая позиция соответствует договорному праву в гражданском законодательстве. В семейном праве это позволит нам отличать от брачного договора, являющегося изначально недействительным - ничтожным- независимо от такого признания судом, оспоримый брачный договор, который должен быть признан недействительным в судебном порядке.

13 Чефранова Е. А. Имущественные отношения в российской семье. С. 60.

14 Антокольская М. В. Семейное право. Учебник. М, 2003. С. 165.

15 Симонян С. Л. Имущественные отношения между супругами. С. 52 - 53.

Суд может признать брачный договор недействительным как полностью, так и в части по требованию одного из супругов. Возможно, что только некоторые из содержащихся в брачном договоре условий недействительны. В таком случае, если суд придет к убеждению, что брачный договор был бы заключен и без внесения в него недействительного условия, договор признается недействительным именно в этой части, а в остальном он сохраняет силу. Например, могут быть признаны недействительными положения брачного договора, ограничивающие право нетрудоспособного супруга на получение содержания, что, однако, не повлечет недействительности остальных его положений (ст. 180 ГК).

Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»16 «одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой (ч.1 ст.128 ГПК РСФСР). Суд вправе в этом же производстве рассмотреть и встречный иск ответчика о признании брака недействительным (ст.132 ГПК РСФСР)».

Срок исковой давности для оспаривания брачного договора - один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых был заключен брачный договор, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания договора недействительным (п.2 ст. 181 ГК). Для исков о применении последствий недействительности ничтожных сделок законом установлен 10- летний срок исковой давности (п.1 ст.181 ГК), который исчисляется со дня, когда началось исполнение сделки.

Начало исполнения брачного договора далеко не всегда совпадает по времени с моментом вступления договора в законную силу. «Так, датой начала исполнения брачного договора, условиями которого предусмотрены только последствия расторжения брака, следует признать дату расторжения брака. С этой даты и начинается течение 10-летнего

17

срока исковой давности, предусмотренного законом для ничтожных сделок».

Не редки случаи опротестования брачных договоров на основании «крайне неблагоприятного положения» одной из сторон договора.18 Между тем само понятие «крайне неблагоприятное положение» в российском законодательстве не определено. «В

16 Брачно-семейные споры. Сборник документов /Под общ. ред. М. Ю. Тихомирова. М., 1999. С. 52.

17 Чефранова Е. А. Имущественные отношения в российской семье. С. 62.

настоящее время суды при рассмотрении такого рода дел руководствуются не материальным положением супруга до брака, а возможной долей в имуществе супруга при применении к имущественным отношениям законного режима».19 Даже Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 15 от 5 ноября 1998г. (указано выше) не только не определил критерии крайне неблагоприятного положения, но и не дал легального толкования этого понятия, ограничившись в п. 15 Постановления лишь единичным примером: если один из супругов вследствие избранного договорного режима полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака, то такое условие брачного договора может быть признано судом недействительным по требованию этого супруга.

Заняв аналогичную позицию, М. В. Антокольская считает, что рассматриваемое основание для признания брачного договора недействительным не тождественно гражданско-правовому основанию, предусматривающему возможность признания недействительной гражданско-правовой сделки, заключенной под воздействием стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, хотя оно тоже применимо к брачному договору. Однако, учитывая личный характер брачного договора, для признания его недействительным на том основании, что он ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, по мнению М. В. Антокольской, не обязательно доказывать тот факт, что договор был заключен в результате стечения тяжелых обстоятельств.20 В целом такую позицию поддержала и Л. Б. Максимович, уточнив однако, что «в этом случае брачный договор может быть признан недействительным уже на том основании, что

сторона договора была вынуждена его подписать, т.е. договор был заключен с пороком

21

воли».

Поскольку для многих супружеских прав и обязанностей важна их взаимность, то, как считает А. А. Иванов, каждый из супругов должен иметь и права, и обязанности одного и того же вида. Освободить одного из них - значит поставить другого в крайне неблагоприятное положение. «Приведенный критерий имеет качественный характер, однако для вывода о нахождении одного из супругов в крайне неблагоприятном положении имеют значение и количественные критерии, т.е. степень тяжести обязанностей (обременений), возложенных на супруга. Например, оба супруга могут иметь права и обязанности

18 Скловский К. Права учредителя хозяйственного общества и режим супружеского имущества // Хозяйство и право. 2003. № 3. С. 50.

19ЛалетинаА. С. Сравнительно- правовое исследование договорного регулирования ... С. 10.

20 Антокольская М. В. Семейное право. С. 45 - 46.

21 Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. С. 130.

различных видов. Однако у одного из них все обязанности могут быть незначительными, а права - весомыми. И тогда другой оказывается в крайне неблагоприятном положении».22

Нам представляется небезупречной позиция Б. М. Гонгало и П. В. Крашенинникова -они уравнивают рассматриваемое основание признания брачного договора недействительным (п.2 ст.44 СК) с кабальной сделкой как основанием признания сделки недействительной (ст. 179 ГК).23 Полагаем, что главным отличием специального семейно -правового основания недействительности брачного договора от кабальной сделки является отсутствие тяжелых обстоятельств, под влиянием которых одна из сторон заключает договор на крайне невыгодных для себя условиях. Следует учесть специфику семейных правоотношений, которые в отличие от гражданско-правовых, характеризуются тем, что их участники представляют определенную социальную общность, внутри которой формируется не только экономическая, но бытовая, психологическая, эмоциональная общность. Поэтому присоединяемся к мнению Л. Б. Максимович, что «именно это обстоятельство и эксплуатируется недобросовестным супругом, который уверен в том, что договор будет подписан другим супругом на любых условиях отнюдь не от безысходности ситуации, не в силу стечения тяжелых обстоятельств, а в знак преданности, доверия, любви».24

А. С. Лалетина при употреблении понятия «крайне неблагоприятное положение» предлагает использовать в правоприменительной деятельности в качестве критерия оценки «положения личный доход каждого из супругов, а также размер его личного имущества. При этом она полагает «необходимо всякий раз сравнивать материальное положение супруга до заключения брака с его материальным положением на дату опротестования брачного договора. Если материальное положение супруга, оспаривающего брачный договор по причине «крайне неблагоприятного положение», в которое договор его ставит, улучшилось представляется неправомерным вынесение судебного решения о признании договора недействительным».25 Данное предложение, на наш взгляд, заслуживает внимания.

В правовой литературе обращается внимание на необходимость дать четкое толкование понятия «крайне неблагоприятное положение» Верховным Судом РФ.26 Это исключило бы широту интерпретации понятия и ограничивало судебное усмотрение по

22 Гражданское право: Учебник. 3-е изд. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого.М., 2001. Т. 3. С. 375.

23 Гонгало Б.М., Крашенинников П. В. Брачный договор. Комментарий семейного и гражданского законодательства. М., 2002. С. 16.

24 Максимович Л. Б. Брачный договор в российском праве. С. 131.

ЛалетинаА. С. Сравнительно- правовое исследование договорного регулирования ... С. 10-11.

Сегалова Е. А. Наследование членов семьи и ближайших родственников: история, практика, перспективы // Государство и право. 2000. № 12. С. 59.

данному вопросу. Признание брачного договора недействительным следует отличать от расторжения брачного договора. При расторжении брачного договора его действие прекращается на будущее время, при признании же недействительным он считается недействительным с момента заключения. Для расторжения брачного договора следует предъявить преобразовательный иск; для признания его недействительным - отрицательный (негативный) иск. Признание брачного договора недействительным, как и его расторжение, не влияет на судьбу брака. Брачный союз будет продолжать существовать.

С самого начала отношения супругов должны рассматриваться с точки зрения их законодательного, а не договорного регулирования. Если к моменту признания брачного договора недействительным супруги еще не исполнили его условий (по выплате алиментов, передаче раздельного имущества в общую собственность, его приобретению или реализации и т.п.), с них снимается обязанность по их совершению. Если же такие действия были совершены, их результаты подлежат аннулированию. Стороны возвращаются в первоначальное положение - существовавшее до совершения сторонами юридически значимых действий. Данное положение не может распространяться на выполнение супругами алиментных обязательств. Супруг, выплативший полностью или частично алименты в пользу другого супруга или в пользу третьих лиц, не приобретает в отношении этих лиц права обратного требования - по общему правилу п. 2 ст. 116 СК выплаченные алименты не могут быть истребованы обратно.

Правильно отмечает И. В. Жилинкова, что, если брачный договор признан недействительным в результате виновных действий другого супруга (обман, насилие, угроза и т.п.), негативные последствия признания брачного договора недействительным должны касаться только виновного супруга.27 Так, с него по решению суда могут быть не сняты обязанности, предусмотренные брачным договором (передать имущество в общую собственность супругов, предоставить содержание другому супругу, приобрести имущество для семьи из собственных средств и т.п.). В то же время обязанности другого супруга в отношении виновного супруга должны быть аннулированы. Имущество, которое уже было передано таким супругом в общую собственность или другому супругу, будет ему возвращено. Думаем, есть основания и для возврата сумм, выплаченных добросовестным супругом в пользу недобросовестного или в его интересах третьим лицам.

Внедрение договорных начал в семейное право, и прежде всего, в институт брака позволяет выдвинуть веский аргумент в пользу самостоятельного существования института

27Жилинкова И. В. Брачный контракт. Харьков, 1995. С. 133.

договорного права в рамках права семейного. Явление договора присуще не только сфере

гражданского оборота, но также международному, государственному, административному,

28

земельному, а в ряде стран даже уголовному праву.

Итак, в современном семейном законодательстве для регулирования супружеских имущественных отношений используется такой гражданско- правовой механизм, как договор. Есть основания утверждать, что в брачном договоре являются специфичными субъектный состав, его виды, цели, предмет, содержание, ориентация на общие начала семейного законодательства. Полагаем, что механический перенос в сферу договорного регулирования супружеских имущественных отношений механизмов и конкретных договоров напрямую из гражданского законодательства недопустим. Ценность брачного договора как инструмента разрешения конфликтов, связанных с разводом и разделом имущества, российское общество в полной мере еще не осознало.

28 См. например: Старилов Ю. Н. Административный договор: опыт законодательного

регулирования в Германии // Государство и право. 1996. № 12. С. 40 - 45; Корнев А. П., Абдурахманов А. А. Административные договоры: понятие и виды // Журнал российского права. 1998. № 7. С. 81 - 83.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.