Научная статья на тему 'Признак «Ориентация тела и его частей» (формальное определение и содержательные пояснения)'

Признак «Ориентация тела и его частей» (формальное определение и содержательные пояснения) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY-NC-ND
1246
105
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
VERBAL / NONVERBAL / NATURAL LANGUAGE / BODY LANGUAGE / BODY PART / FEATURE / ORIENTATION / GESTURE / ВЕРБАЛЬНЫЙ КОД / НЕВЕРБАЛЬНЫЙ КОД / ЧАСТЬ ТЕЛА / ПРИЗНАК / ОРИЕНТАЦИЯ / ОРИЕНТИР / ЖЕСТ / НЕЗНАКОВОЕ ДВИЖЕНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Переверзева Светлана Игоревна

Работа выполнена в рамках проекта «Части тела в русском языке и русской культуре». В статье рассматриваются некоторые признаки, характеризующие тело человека и его части. Основное внимание уделяется признаку «ориентация». Приводится содержательное объяснение понятия «ориентация тела или его части» и его формальное определение. Вводится ряд других понятий, соотносимых с признаком ориентации. Намечается типология минимальных пар жестов с ориентацией.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A Formal Definition of the Body Parts Orientation Feature

In this paper I discuss some features of human body and body parts giving attention to the feature 'orientation'. I provide a formal definition of the notion 'orientation of body and its parts' and introduce some concepts closely related to this feature. I also outline a typology of minimal pairs of so-called 'gestures with orientation'.

Текст научной работы на тему «Признак «Ориентация тела и его частей» (формальное определение и содержательные пояснения)»

С.И. Переверзева

Признак «ориентация тела и его частей» (формальное определение и содержательные пояснения)

Работа выполнена в рамках проекта «Части тела в русском языке и русской культуре». В статье рассматриваются некоторые признаки, характеризующие тело человека и его части. Основное внимание уделяется признаку «ориентация». Приводится содержательное объяснение понятия «ориентация тела или его части» и его формальное определение. Вводится ряд других понятий, соотносимых с признаком ориентации. Намечается типология минимальных пар жестов с ориентацией.

Ключевые слова: вербальный код, невербальный код, часть тела, признак, ориентация, ориентир, жест, незнаковое движение

§1. Признаки тела и его частей

Настоящая работа представляет собой новый фрагмент проекта «Части тела в русском языке и русской культуре»1, созданного и разрабатываемого на семинаре по невербальной семиотике в Институте лингвистики Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) под руководством Г.Е. Крейдлина.

Проект предполагает решение следующих основных задач. Во-первых, описать то, как человеческое тело и отдельные его части представлены в русской культуре, прежде всего, русском языке и русских невербальных знаковых кодах, из которых рассматриваются только телесные коды. Во-вторых, выявить вербальные и невербальные знаки, которые связаны в русской культуре с разными частями человеческого тела, и описать механизмы взаимодействия таких знаков. В-третьих, построить содержательные классификации тех знаков, которые имеют отношение к человеческому телу2.

Существуют два основных априорно возможных пути решения этих задач.

Первый - это традиционный лексикографический подход, правда, с определёнными модификациями, поскольку здесь

© Переверзева С.И., 2009

приходится иметь дело сразу с двумя семиотическими кодами. При лексикографическом подходе предполагается (а) построение словарной интерпретации единиц вербального и невербального телесных кодов по отдельности в рамках, соответственно, языкового и жестового словарей и (б) последующее сопоставление полученных описаний.

Второй путь является относительно новым. На нашем семинаре он получил название «признакового подхода». Остановлюсь на нём более подробно.

Выделяются и описываются два множества - множество признаков тела и его частей и множество значений этих признаков, и между этими множествами устанавливается соответствие. А именно, рассматриваются теоретически возможные соотношения между признаками и их значениями и описываются реализации таких соотношений в русском языке и русском языке тела. Выявление указанных множеств и определение соотношений между их элементами и составляют суть признакового подхода.

Объектом исследования в рамках признакового подхода являются телесные единицы (прежде всего, жесты в широком смысле слова3) и языковые единицы. Из языковых единиц особо выделю имена (номинации), обозначающие тело (тело, фигура, корпус, торс, стан, туловище и др.) и части тела (рука, нога, живот, грудь, спина и др.), свободные и устойчивые словосочетания с этими номинациями, отдельные фразы и тексты, описывающие телесное поведение человека, а также имена жестов и жестовых комплексов.

Материал для анализа, как ясно из сказанного выше, был двух типов.

Во-первых, это словесные произведения, а именно тексты русской художественной литературы разных жанров и стилей, фрагменты этих текстов, представленные, главным образом, в электронных корпусах (в частности, в Национальном корпусе русского языка4). Это также живая речь носителей языка и языковые словари (в основном, толковые и фразеологические). Наконец, это тексты научных и научно-популярных книг и статей по лингвистике и невербальной семиотике.

Во-вторых, это невербальный материал, то есть разнообразные знаки русского телесного кода, а иногда и незнаковые движения или положения тела. Этот материал был получен в результате наблюдений над реальным телесным поведением людей, прежде всего, коммуникативным поведением. Использовались фотографии и видеозаписи устных коммуни-

кативных актов, фрагменты фильмов. Невербальные данные извлекались также из языковых текстов, которые описывают интерактивное поведение людей в диалоге, и из различных жестовых словарей и описаний жестов. В частности, большая доля такой информации приходится на Словарь языка русских жестов5.

Прежде чем перейти к основному предмету статьи - признаку «ориентация» и значениям, которые этот признак принимает, - сделаю несколько вводных замечаний о признаках тела и частей тела.

Признаки и их значения можно упорядочить и расположить на некоторой шкале по степени изученности и частоте их упоминания в лингвистической и семиотической литературе. Одни признаки являются известными и широко обсуждаемыми, другим уделялось незаслуженно мало внимания, а третьи занимают промежуточное положение. Среди последней группы признаков выделяются две разновидности. Это (а) признаки, которые больше связаны с движениями и жестами, то есть с телесным поведением человека в диалоге (они более подробно изучались в невербальной семиотике, нежели в лингвистике), и (б) признаки, которые больше связаны с отражением телесности в естественном языке (они, разумеется, интересовали главным образом лингвистов).

К признакам, которые связаны по большей части с движениями и жестами, относятся, например, признаки «форма <тела и его частей>6» и «типовые положения <тела и его частей в некотором жесте или некоторой позе>».

Признак «форма» был подробно описан Аркадьевым, Крейд-линым и Летучим7. Значения этого признака разбиваются на два крупных класса, получивших название «геометрические формы» и «негеометрические формы».

Геометрические формы представлены, в частности, следующими сочетаниями: круглая голова, овальное лицо, квадратные глаза. Общим свойством геометрических форм является то, что толкования обозначающих их сочетаний содержат смысловой компонент 'тело или часть тела X имеет форму абстрактного геометрического тела/фигуры Y' (в приведённых примерах Y принимает значения 'шар', 'овал' и 'квадрат'). Негеометрические формы отображаются в сочетаниях нос картошкой, яйцевидная голова, поросячьи глазки, лебединая шея, глаза как блюдца, грудь колесом. Здесь часть тела имеет форму некоего эталонного объекта, в роли которого обычно выступают объекты определённых таксономических классов.

В русском языке это продукты питания (такие, как картофелина и яйцо), части тела животных (например, глаза поросёнка и шея лебедя) и некоторые артефакты (блюдце и колесо).

Теперь скажу несколько слов о признаке «типовые положения тела»8. Этот признак принимает стандартные значения 'стоять', 'сидеть', 'лежать'. Их стандартность связана с тем, что обозначающие их глаголы характеризуют физиологически естественное положение тела в пространстве, а не только участие (положение) тела в том или ином жесте. Видовая спецификация этих значений создаёт основу для номинаций многих жестов и поз, ср. стоять по стойке смирно, сидеть на корточках, лежать ногами кверху (поза отдыха). Во многих языках некоторые из таких языковых спецификаций лексикализова-ны настолько, что представлены одним словом или одной лексемой, ср. английское to squatter 'сидеть на корточках'; хинди palathi 'сидение со скрещенными ногами', padmasan 'поза лотоса'; русские нагнуться, наклониться9.

К типовым положениям тела относятся также знаковые положения. Это положения, принимаемые телом в жестах в широком смысле слова, в частности, в позах. Речь идёт о положениях тела при поклонах10 и реверансах, о положениитела в жестах приветствия и прощания, в семиотических актах мольбы или в позе просящего и многих других.

В кругу признаков, не привлекавших должного внимания лингвистов, но хорошо известных специалистам по невербальной семиотике, выделю признак «направление движения»11. Как и признак «типовые положения», направление движения характеризует не столько тело или его части сами по себе, сколько то, как они участвуют в реализации жестов или незнаковых движений. Однако, в отличие признака «типовые положения», направление движения определено лишь для движений, но не для статичных положений тела.

Значения признака «направление движения» можно разбить на классы по разным основаниям, в частности, исходя из того, какова плоскость, в которой совершается движение. Так, в жесте поманить пальцем палец жестикулирующего человека12 движется в сагиттальной плоскости (от адресата к жестикулирующему), в жесте стучать пальцем по столу - в вертикальной плоскости (вверх-вниз), а в жесте грозить пальцем - одновременно и в вертикальной, и в сагиттальной плоскостях. Движения в горизонтальной плоскости - это, в частности, движения глаз и головы человека, который собирается переходить дорогу (ср. слова матери, обращённые к ребёнку,

Когда будешь переходить дорогу, посмотри сначала налево, а потом направо). Кроме того, в горизонтальной плоскости совершается резкое движение руки в жесте провести рукой по горлу при произнесении слов Мне за это голову снимут.

Ещё одним основанием для классификации движений служит их кратность, то есть количество движений при исполнении жеста, ср. однократный взмах руки в жесте отмахнуться и многократные взмахи в жесте замахать на кого-л. руками. Вот ещё один пример различия движений по кратности: наклон корпуса в жесте поклониться является однократным движением, а в движении раскланиваться направо и налево - многократным.

В русском языке тела есть много случаев, когда разные варианты одного и того же жеста (или даже разные, но близкие по смыслу жесты) физически, то есть по способу реализации, отличаются друг от друга только кратностью движений активного органа, или органа, осуществляющего жест. В свою очередь, физическая многократность знакового движения соотносится с семантическим компонентом 'интенсивность'. Ср. жесты стукнуть кулаком по столу (однократное движение кулака сверху вниз) и стучать кулаком по столу (многократное движение кулака вверх-вниз), а также жест поднять руку, чтобы попросить слова (однократное движение руки вверх и немного вперёд), и его вариант тянуть руку. Тянут руку школьники на уроках, и выглядит это следующим образом: рука, полусогнутая в локте, вскидывается вверх и совершает мелкие многократные движения вперёд (с целью привлечь внимание учителя).

Примером признака, изучаемого в лингвистике, но почти не замеченного специалистами по невербальной семиотике, служит цвет. Цвет различных частей тела может быть разным: белым, чёрным, красным, синим, зелёным (ср. белые плечи, чёрные ногти, красный нос, синие глаза, позеленеть) и др., но удивительным образом цвет тела и его частей не бывает телесным. Однако не следует думать, что для невербальной семиотики цвет - признак совсем периферийный. Цвет тела сопряжён с эмоциями, которые часто отражаются на лице человека и некоторых других частях тела, ср. фразы Она почернела от горя; Он покраснел от стыда. А способы проявления эмоций и связанные с ними изменения в человеческом теле - излюбленный предмет невербальной семиотики, прежде всего кинесики.

Признак «цвет» тесно связан с признаком «культурная символизация <тела и его частей>». Части тела определённого цве-

та имеют в русской культуре особую значимость, прежде всего, связанную с внутренним состоянием человека, его эмоциями, физическим и психическим здоровьем. В силу этого часть тела конкретного цвета может получать и в языке и в жизни нетривиальную смысловую и коннотативную нагрузку. Например, покрасневшее лицо, как я говорила выше, ассоциируется, среди прочего, со стыдом, а белые руки - с неумением или нежеланием человека заниматься физическим трудом.

К числу признаков, выпавших из сферы внимания исследователей тела и телесности, относится также признак «типичные звуки <тела и его частей>». Зубы стучат, кости трещат и скрипят, в ушах <что-то> звенит, в голове <нечто> гудит, косточки пальцев щёлкают; человек кряхтит,, мычит, стонет, храпит, поёт, говорит и т. д. Многие из перечисленных звуков тело и его части производят, только будучи в аномальном состоянии. Это позволяет использовать определённые звучания тела в качестве надёжных диагностических признаков такого состояния.

Иногда звуки издают не части тела, а какие-то находящиеся в них неопределённые сущности (в висках <нечто, что-то> стучит; в ушах <нечто, что-то> звенит), а иногда в роли источников звуков выступают сами части тела (косточки хрустят; сердце стучит). Возможен также случай, когда одна и та же часть тела может быть как источником звука, так и тем местом, где он производится. Я имею в виду примеры типа живот урчит / в животе урчит; голова звенит / в голове <нечто, что-то> звенит; хсрипы1 в лёгких / лёгкие хрипят. Те части тела, которые бывают источниками звуков, бывают также и инструментами, при помощи которых звук извлекается. В текстах встречаются не только сочетания стучать пятками (ср. И было странно и неприятно слушать, как где-то на чердаке топал, стучал пятками разговаривавший сам с собой Пашка-Гыга. (Е. Носов)), но и пятки стучат (ср. Ставни стукнули друг о друга, и сразу в соседней комнате кто-то заворочался, босые пятки застучали по деревянному полу. (Т. Тронина)), не только пальцыг хрустят, но и пальцами хрустят и т. п.

§2. Признак «ориентация»

Признак «ориентация <тела и его частей>» - это тот признак, который ни в лингвистике, ни в невербальной семиотике практически не был исследован, при том что он активно используется в русском языке тела и разнообразно представлен в русском языке13.

Для полного описания того, что представляет собой признак и его значение, необходимо решить ряд частных задач. Это (1) дать определение исследуемого признака; (2) выявить парадигматические и синтагматические связи данного признака с другими признаками системы, а также установить аналогичные связи языковых единиц, которые являются обозначениями этого и других признаков; (3) охарактеризовать функционирование рассматриваемого признака (в частности, зафиксировать те типовые коммуникативные ситуации, где данный признак является основным предметом обсуждения).14

Следует сказать несколько слов по поводу названия того признака, о котором здесь идет речь. Обычно названия признаков тела и его частей выбираются таким образом, чтобы любому неискушённому носителю русского языка было интуитивно понятно, о каком признаке идёт речь (а в тех случаях, когда названия признака ничего «простому» человеку не говорили, они специально пояснялись). Например, такие имена, как цвет <тела и его частей>, звук, размер и форма, по-видимому, не требуют никаких предварительных пояснений; они понятны сами по себе. Однако такие признаки, как топография, мереология, образное представление <телаиегочастей> или ориентация<телаиегочастей>, несомненно, нуждаются в отдельном пояснении.

§3. Содержание терминов ориентация тела и ориентация части тела

Название ориентация для признака, о котором пойдёт речь ниже, выбрано не случайно. Действительно, русское слово ориентация и родственные ему слова ориентир, ориентирование, сориентироваться и под., хорошо известны и часто употребляются в повседневной речи. Люди ориентируются при помощи компаса или по карте, говорят об ориентации на какой-либо местности; они ориентируются по звёздам, занимаются спортивным ориентированием. Ориентирами для людей в населённых пунктах служат заметные места: памятники, монументы, площади, магазины, театры, правительственные и другие социально значимые здания.

Экскурс (об истории слова ориентация)

Слово ориентация и однокоренные с ним слова восходят к латинскому слову oriens. Оно имеет два связанных друг с другом значения - 'восходящее солнце' и 'восток', то

есть 'место, где восходит солнце'.15 Основной смысл русского слова ориентация - 'определение местонахождения' - возник, по всей видимости, как результат диахронического семантического перехода. Это переход от смысла 'место, где находится восток', к смыслу 'определение того, где находятся основные стороны света'.

В пользу предположения о возможности такого семантического перехода говорят следующие факты. В древности, согласно словарю Брокгауза и Ефрона16, ориентирование было связано с такой деятельностью людей, как строительство зданий, в особенности храмов, церквей и других сооружений религиозного культа. Например, римляне, строя храмы, прежде всего отмечали две линии: восточно-западную, которая по-латыни называется decimanus 'десятинный', и северо-южную, которая называется cardo 'поворотная точка'. Известно, что сначала определяли место, где находится восток, а затем, отмечая восточно-западную линию, определяли место, где находится запад. Далее под углом девяносто градусов к восточно-западной линии проводили северо-южную линию, устанавливая таким способом места, где находятся север и юг.

Места, где находятся восток и запад, устанавливались эмпирически. Из применяемых римлянами способов ориентирования вдоль восточно-западной линии самым распространённым был следующий простой способ. С помощью особых землемерных инструментов определялась точка горизонта, в которой восходило солнце, то есть восток. После этого определялась так называемая линия визирования, и она считалась восточно-западной. По всей вероятности, именно этот способ измерения и послужил основанием для семантического перехода, о котором я говорила выше.

Выражения ориентация тела и ориентация части тела в бытовом, повседневном русском языке не употребляются, хотя семантически и синтаксически они построены абсолютно правильно. Фразы типа Его глаза ориентированы на меня; Её корпус ориентирован в нашу сторону встречаются в книгах и статьях психологов или антропологов, но их едва ли можно встретить в устных текстах бытовой коммуникации. Не следует, однако, думать, что неприменимость или, точнее, малая применимость в повседневном общении слова ориентация по отношению к телу и его частям мешает выразить на русском языке те идеи, которые заключены в этом слове. Если нам нуж-

но сказать что-то про ориентацию частей тела или тела в целом, мы можем использовать ряд других слов и выражений русского языка с тем же смыслом (часто в сочетании с какими-то другими словами). Это такие выражения, как повернуть и быть повёрнутым, обращать и быть обращённым, направлять и быть направленным, смотреть и т. п. Говорят Поверните руки и покажите мне свои ладони; Все взгляды были прикова-нык двери; Носкиног смотрятвперёд; Услышав эти слова, она обратила своё лицо ко мне и т. д.

Работа по созданию метаязыка для описания семиотической концептуализации тела и его частей показала, что единицы ориентация тела и ориентация части тела, не нагруженные в русском языке избыточными, и потому мешающими, смысловыми ассоциациями, удобно использовать как единицы метаязыка, то есть языка научного описания некоторого объекта.

Приведу несколько примеров того, как используется признак ориентации тела и его частей и само слово ориентация в нашем метаязыке для описания формы, смысла и синтактики русских жестов.

(1) В кругу невербальных единиц самых разных культур есть класс жестов, смысл которых означает 'удовольствие, полученное человеком от некоторых действий других лиц'. Так, когда мы видим какое-то приятное зрелище, то часто выражаем удовольствие от этого зрелища аплодисментами. Аплодируя, человек располагает руки ладонями друг к другу. Описывая такое поведение на нашем метаязыке, мы говорим, что в жесте аплодисменты ладони жестикулирующего ориентированы друг на друга.

(2) Предположим, что мы столкнулись с человеком лицом к лицу в темноте. Нам страшно, и мы отшатываемся от него, делая один-два шага назад. При этом лицом и корпусом мы повёрнуты к этому человеку. Говоря другими словами, наши лицо и корпус ориентированы на адресата знакового жестового движения отшатнуться.

(3) Склоняя голову в знак скорби, исполнитель этого жеста, как правило, опускает также и глаза; глаза человека ориентированы вниз.

Ориентация, как мы видим из этих примеров, характеризует положение разных частей тела или самого тела (а) относительно некоторого другого объекта (пример (1)), (б) относительно адресата жеста (пример (2)) или (в) относительно части пространства (пример (3)).

Возникает вопрос: а что такое часть тела или тело? И какими бывают части тела? Разумеется, нас интересуют не биологические понятия, а их семиотические представления и языковые обозначения. Руки, ноги, голова, лицо, глаза, пальцы, подушечки пальцев, ногти, кулак или локоть - это всё части тела или нечто более сложное? Если не части тела, то как и по отношению к чему тогда установить значение признака «ориентация» в следующих жестах: стукнуть кулаком по столу (ведь мы говорим, что по столу стучит не рука, а кулак), поднять глаза, положить ладонь на плечо? В этих жестах прямо названы те «части», которые участвуют в ориентации. Но, ещё раз, что же такое кулак, глаза и ладонь? Можем ли мы считать их частями тела?

Исходя из сказанного, формальное определение и содержание признака ориентации, а также анализ отдельных языковых выражений, связанных с этим признаком, следует предварить обсуждением вопроса о том, что означает сочетание часть тела.

§4. О неоднозначности сочетания часть тела

На занятиях нашего семинара было выяснено, что сочетание часть тела имеет в русском языке по меньшей мере два разных понимания. С одной стороны, перед нами свободное сочетание слов часть и тело, смысл которого складывается из компонентов 'часть' и 'тело', подобно тому как складываются смыслы сочетаний часть комнаты, сын отца, дом матери и под. из смысловых компонентов составных частей. С другой стороны, сочетание часть тела может рассматриваться как несвободное, идиоматическое выражение, как фразеологизм.

При первом понимании денотатом выражения часть тела является всё то, из чего состоит человеческое тело. Это всевозможные части рук, ног, головы и туловища, части этих частей и части частей этих частей и т. д. Их мы стали обобщённо называть соматические объекты. К ним относятся также разнообразные покровы, кости, суставы, мышцы и жилы, жидкости, текущие в теле, наросты, возникающие на теле, выступы или углубления, такие как кадык и пупок, места типа солнечного сплетения и др. При втором понимании множество денотатов по сравнению с первым сужается. Так, большинство соглашаются отнести к частям тела руки, ноги, голову и живот, но не готовы признать таковыми кожу, ногти, зрачки или мочки ушей (и те и другие являются, конечно, соматическими объектами).

В доказательство того, что сочетание часть тела имеет разные понимания, приведу несколько примеров. В предложении Он покрыл краской достаточную часть тела сочетание часть тела безусловно является свободным сочетанием. Об этом свидетельствует то, что слово достаточно семантически характеризует одно лишь слово часть, а не всё сочетание часть тела. Напротив, в выражении части тела в русском языке сочетание часть тела очевидно является идиоматичным, неразложимым.

Признак «ориентация», как я его понимаю, применяется к различным частям тела, но не только к ним; он применим к соматическим объектам. Однако поскольку термин соматический объект вряд ли можно считать общеизвестным или широко употребительным, уместно ввести «рабочее» представление о том, что такое часть тела, пренебрегая точностью. Прежде всего, я буду рассматривать все те части тела, которые отвечают идиоматическому сочетанию части тела (например, руки, ноги, голова, живот). Кроме того, частями тела я буду называть части частей тела, а также части этих частей и т. д. Например, кисть, ступня, лицо и пупок - это части руки, ноги, головы и живота. Мизинец, пятка и нос - это примеры, соответственно, частей кисти, ступни и лица.

Можно показать, что такое расширение представления о частях тела является полезным, так как оно позволяет упростить не только описание признака «ориентация» и его значений, но и формулировку правил выбора стереотипной ориентации той или иной части тела в разного рода коммуникативных ситуациях17.

В дальнейшем в список частей тела и их имён, которые я буду рассматривать, я включаю только прагматически освоенные единицы18, а именно те, которые либо имеют конвенциональные языковые номинации в бытовом русском языке, либо широко используются в русском языке тела. Анализ большого материала убедительно демонстрирует, что именно такие части тела регулярно и систематически отображаются в русской семиотической картине мира19.

Приведу теперь примеры прагматически освоенных частей тела. Указательный палец имеет по меньшей мере две номинации в русском языке (<указательный> палец; <указующий> перст) и активно используется во многих русских жестах (показывать пальцем, грозить <пальцем>, крутить у виска, приложить палец к виску и др.), поэтому указательный палец - это прагматически освоенная часть тела (ср. замечание

Г.Е. Крейдлина о том, что слово указательный при описании жестов с большой степенью регулярности опускается)20.

Другую природу прагматической освоенности имеет боковая часть пальца, которая в русском языке не получила конвенционального названия, хотя условно её можно было бы назвать ребро <пальца>. Прагматическая освоенность этой части тела связана с её участием во многих жестах: именно положение «ребра» определяет форму и манеру исполнения таких общеупотребительных жестовых движений, как стучать пальцем по столу («ребро пальца» расположено снизу) и приложить палец к губам (жестикулирующий прикладывает палец к губам именно «ребром»; при этом палец с губами образует крест21). Иначе обстоит дело с частью ногтя, называемой лункой: она прагматически освоена русским языком, но не русским языком тела, поскольку в реализации русских жестов не используется.

Прагматическая освоенность гевр. неосвоенность некоторой единицы (тела, части тела или их номинаций) является фактом данной культуры и её семиотических кодов. Поэтому бывает так, что одна и та же часть тела освоена в одной культуре и не освоена в другой22. Например, в русской культуре части пальцев, именуемые в научном языке фалангами, не называются так в бытовом повседневном языке - они вообще не имеют конвенционального, общепринятого названия. Практически не используются они и в русском языке жестов. Поэтому эти части пальцев не являются прагматически освоенными в русской культуре и её кодах. Между тем, в культуре Индии фаланги не только имеют стандартное название в бытовом языке (рог), но и принимают активное участие в разного рода жестах и жестовых процессах. Так, если мы ведём счёт на пальцах, то жители Индии считают на фалангах. В языке хинди есть даже устойчивое выражение, обозначающее такой процесс счёта, - рог дтпа ('считать фаланги').

§5. Формальное определение признака «ориентация тела или его части»

Пусть а - некоторый знак языка тела, то есть жест в широком смысле слова. В описание жеста а обязательно входит объект X - часть тела (или тело) жестикулирующего человека, которая в данном жесте является активным или пассивным органом23.

Для определения понятия ориентации тела или его части необходимо произвести следующую операцию: вычленить из

физической реализации жеста24 и, возможно, из его семантики или прагматики, будущий ориентир (все эти виды информации должны содержаться в жестовом словаре). Для этого из множества объектов, находящихся в личном пространстве человека, исполняющего жест а (или из множества частей этого пространства) выделяется некоторый объект Y. В роли Y могут выступать природные объекты, тело или части тела человека, некоторые артефакты, а также части пространства, связанные с жестикулирующим - юг, запад, слева от жестикулирующего, справа от жестикулирующего, сзади, спереди, сверху, снизу.

Таких объектов, вообще говоря, очень много. Однако не все они представлены в физической реализации или в семантике и прагматике жеста. На роль Y в определении ориентации в первую очередь претендуют следующие объекты. Перечислим их в порядке предпочтения.

Из разных претендентов на роль Y главным является один из референтов имён, которые входят в номинацию жеста а. Таким референтом могут быть объекты разного рода. Например, в жесте стукнуть кулаком по столу в качестве Y выбирается объект «стол», по которому бьёт жестикулирующий, в жесте хлопнуть по колену - часть ноги жестикулирующего «колено», в жесте посмотреть налево и направо роль Y выполняют соответствующие части пространства.

Более сложной является ситуация, когда элемента Y в номинации жеста а нет, но зато он есть в физическом описании жеста и из неё извлекается. Например, в жестах склонить голову, показать большой палец, оглянуться Y заполняют части личного пространства жестикулирующего «низ», «верх» и «позади». Все эти части входят в физическое описание перечисленных жестов.

Ещё более трудным случаем является выбор объекта на роль ориентира, когда этого объекта, строго говоря, нет ни в номинации, ни в физическом описании жеста. В этом случае ориентир может выбираться на основании семантики или прагматики данного жеста. Рассмотрим жест аплодисменты, исполняемый, например, в театре.

В номинации этого жеста нет кандидата на роль Y. Физическая реализация может быть описана примерно так: в жесте аплодисменты участвуют две руки, обе ориентированы ладонями друг на друга, ладони ритмично ударяются одна о другую. Такое описание физической реализации позволяет выбрать на роль Y часть тела «ладони». Этот выбор важен по

следующей причине: аплодисменты должны быть слышны, а слышимость звука при ударе ладоней друг о друга наиболее сильная. Ср. такие языковые сочетания, как громкие аплодисменты, его оглушили аплодисменты Однако ладонь - не единственный кандидат на роль ориентира в этом жесте. Есть не менее, а может быть и более, важный объект-ориентир - актёры на сцене и их игра. Наличие сценической игры и актёров извлекается из смыслового описания жеста. Дело в том, что аплодисменты - это знак благодарности актёрам за хорошую игру, и в этом случае актёры и их игра являются ориентиром. Таким образом, в жесте аплодисменты имеются два ориентира: один - ладони - более поверхностный, другой - актёры и их игра - более глубинный.

Пусть X' - некоторая часть Х-а, то есть часть тела жестикулирующего (в нашем понимании части тела - включающем в себя, помимо собственно частей тела, части частей тела и т. д.). В жесте помахать <кому-л.> рукой в знак приветствия в роли X' выступает часть кисти «ладонь», а в роли X - сама кисть. Действительно, физическая реализация жеста помахать рукой в знак приветствия предполагает участие кисти как активного органа, и именно её ориентация во многом определяет форму данного жеста. Ладонь здесь направлена на адресата, то есть, как я буду далее говорить, кисть ориентирована ладонью на адресата.. В жесте показать на что-л. пальцем роль X выполняет палец руки (указательный, большой или мизинец), а роль X' - кончик пальца. Можно сказать, что в этом жесте палец ориентирован своим кончиком на некоторый объект. В позе стоять <к кому-л.> спиной аналогичную пару X - X' образуют, соответственно, корпус и спина жестикулирующего.

Теперь, после сделанных предварительных замечаний и пояснений, можно дать строгое, формальное определение понятия «ориентация части тела X относительно некоторого объекта или части пространства У, осуществляемая в жесте а Х'-ом, который является частью Х-а». А именно, это признак части тела X, характеризующий положение её части X'-а относительно ориентира У в жесте а. Под языковым обозначением ориентации понимается, естественно, языковое обозначение признака части тела X25.

Как и всякий признак, ориентация выражается в русском языке, причём разнообразными способами. Поэтому формально правильно говорить о языковом обозначении ориентации. И снова, в целях упрощения изложения, мы не будем пользоваться понятием языковое обозначение ориентации,

а использовать слова ориентация и ориентир, ведя речь и о русском языке тела, и о русском языке.

Несмотря на одинаковое обозначение, есть важное различие между ориентацией в языке тела и ориентацией в языке. Оно связано с природой жеста. Части тела, участвующие в данном жесте в функции активных или пассивных органов, ориентированы всегда на некоторый объект - человека, природный объект, артефакт или часть пространства, но ориентиром для частей тела не может служить абстрактный процесс без участвующих в нём перечисленных объектов. Можно аплодировать танцу, но руки в жесте аплодисменты направлены не на танец сам по себе, но также и на его исполнителей (ср. пример театральных аплодисментов, который я приводила выше, где глубинным ориентиром являются актёры и их игра, рассматриваемые как единое целое). Можно захлопать в ладоши при виде очень красивого водопада, но в этом случае в роли ориентира выступает не сама красота, а красиво падающая вода.

В естественном языке ориентирами, например жизненными ориентирами, могут быть (и чаще всего бывают) не конкретные люди, а действия и поступки сотен людей. Например, честность, благородство, изысканные манеры поведения и многое другое вполне могут стать такими ориентирами.

§6. Признак «ориентация тела или его части» и некоторые соотносимые с ним понятия (жест с ориентацией, движение с ориентацией, ориентир)

С логической точки зрения ориентация в некотором жесте а - это трёхместный предикат, первое место которого, X ('ориентация чего'), заполняется единицами со значением 'тело' или 'часть тела некоторого человека, исполняющего жест а', второе место, X' ('ориентация чем'), заполняется элементом, обозначающим часть X-а, а третье место, Y ('ориентация относительно чего'), заполняется единицами со значением 'объект или часть пространства, по отношению к которым происходит процесс ориентации'.

В силу определения предиката ориентации, а именно, семантической природы его аргументов, у аргумента X' есть ещё одна логическая функция: он является аргументом предиката X.

Понятие ориентации для единиц языка тела определено таким образом, что каждая его единица является жестом с ориентацией, то есть в описании каждого жеста указывается ори-

ентация по крайней мере одной части тела или тела в целом. Однако если для одних жестов при описании их физической реализации и семантики ориентацию тела или участвующих в них частей можно не указывать - описание жеста будет полным без указания ориентации тела или этих частей, то для других жестов это не так. Для этой группы жестов ориентация тела или части тела играет существенную роль - без неё описание жеста будет неточным или неполным.

Поэтому я буду использовать термин жест с ориентацией только для жестов второй группы. Например, к жестам с ориентацией не относятся жесты всплеснуть руками или надуть губы, а также поза сидеть на корточках или семантически нагруженный взгляд уставиться в одну точку. Все эти единицы полностью описываются без указания ориентации соответствующих частей тела.

Изучение «Словаря языка русских жестов» и специальных работ по описанию жестов других культур показывает, что большинство жестов, входящих в ядро соответствующего языка тела, являются жестами с ориентацией. Примерами русских жестов с ориентацией служат единицы хлопнуть себя по лбу и смотреть из-под козырька. В первом жесте кисть (X) жестикулирующего человека ориентирована ладонью (X') на его лоб (У). Во втором роль X и роль У выполняют, соответственно, кисть и лоб, а роль X' выполняет ребро ладони, или, так сказать, «козырёк» (ладонь, приставленная ко лбу ребром, здесь имитирует козырёк кепки).

Наряду с понятием жест с ориентацией можно ввести более общее понятие движение с ориентацией, под которое попадают не только знаковые, но и незнаковые движения, а также соответствующие им языковые обозначения.

Мы полагаем, что парные понятия движение с ориентацией и языковое обозначение движения с ориентацией очень удобны и для описания самих физических процессов, осуществляемых телом и с телом, и для анализа их языковых обозначений. Например, с их помощью нетрудно охарактеризовать по крайней мере одно смысловое различие между глаголами идти и пятиться. А именно, когда человек идёт обычным способом, его тело (X) ориентировано передней частью (X') по направлению движения (У = 'вперёд'), а когда он пятится, оно (X) ориентировано по направлению движения (У = 'вперёд') спиной (X'). Говоря менее формально и проще: в первом случае тело человека ориентировано по направлению движения, а во втором случае - против направления движения.

Если в жесте или движении с ориентацией участвуют несколько частей тела, то, вообще говоря, каждая из них может иметь свою ориентацию. И этот случай ещё более интересен для нас. Поэтому термины жест с ориентацией и движение с ориентацией (со словом ориентация в единственном числе) мы будем применять и к таким знаковым и незнаковым движениям, в которых присутствуют несколько ориентаций (а не только к тем, в которых представлена одна ориентация). Например, жестами с ориентацией являются жест бить себя в грудь, в котором ориентацию имеют и рука, и глаза жестикулирующего, и жест показать размер, в котором важна ориентация не одной, а обеих кистей рук, - оба имеют две ориентации. А такой жест,

как уставиться на кого-то, это жест с одной ориентацией.

* * *

Введение понятия ориентация позволяет более точно описать семиотическую концептуализацию тела и его частей, в частности, уточняет описание целого ряда жестов.

Начну с того, что во всех языках тела (а также жестовых языках глухонемых людей) имеется большой класс указательных, или дейктических, единиц, в которых ориентация части тела, используемой для указания (так называемой указующей части тела), является центральным элементом смысла и формы этих единиц. Более того основная номинация дейктических жестов обычно содержит название указующей части, ср. номинации показывать пальцем <на что-л./кого-л.>, указывать рукой <в сторону чего-л./кого-л.>, кивать головой <в сторону чего-л./кого-л.> и др.26

В разных языках есть близкие по форме и смыслу номинации жестов, в которых отсутствует название указующей части тела. При этом мы часто сталкиваемся с явлением смысловой неопределённости. Например, в русском лекторском жесте показать на <классную> доску указующей частью может быть рука, голова или указательный палец, и вне контекста у нас нет способа точно определить, чем именно выполняется указание (то есть какое значение принимает X). В других случаях, как, например, для китайского жеста показать на себя, указующая часть «восстанавливается» однозначно: есть единственная культурно закреплённая физическая реализация этого жеста, а именно, указывая на себя, китайцы традиционно используют палец как инструмент указания. Интересно, что в роли ориентира в китайском и русском жестах выступают разные телесные объекты: в китайском жесте - кончик носа, а в русском жесте - грудь жестикулирующего.

Ещё одно преимущество от использования признака ориентации при описании жеста состоит в том, что этот признак позволяет соотнести некоторые смысловые компоненты жеста с телесными компонентами.27 Например, в жесте показать большой палец («Во!») смысл 'хорошо' передаётся ориентацией большого пальца кончиком вверх. Такая ориентация обусловлена тем, что часть пространства, называемая «верх», стереотипно связана с местом, где находится Бог. В жесте поманить пальцем смысл 'иди сюда' связан с ориентацией указательного пальца на тело жестикулирующего и покачиванием пальца в направлении от адресата к жестикулирующему.

§ 6. К типологии минимальных пар жестов с ориентацией

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Полное семантическое описание некоторого жеста с ориентацией предполагает эксплицитное указание того, что в этом описании есть X, что X' и что У. Только при заданных значениях этих переменных можно указать значение признака «ориентация в некотором жесте а». А это означает, что мы можем ответить на вопрос, как в этом жесте ориентирована часть тела X своей частью X' относительно ориентира У.

Отдельно остановимся на том, как заполняется валентность У ('ориентира') в русском языке. Практика словарного описания жестов с ориентацией с очевидностью показывает, что в огромном большинстве случаев она заполняется конструкцией «предлог + существительное», причём обычно это предлог к или от, то есть X ориентирован X'-ом либо к У-у либо от У-а (впрочем, встречаются и другие предлоги, например, на, относительно, в направлении, в направлении к и т. д.). При заполнении всех валентностей предиката ориентации, то есть X, X', У и а, мы получаем предложение вида Часть тела А ориентирована своей частью В к С (или отС) в жесте й.. Такого рода предложения являются стилистически тяжёлыми, и в текстах мы, как правило, имеем дело с усечёнными, более «лёгкими», вариантами этого предложения. Например, во фразе Ипполит Матвеевич издали прижал руки к груди и поклонился на целый аршин глубже, чемкланялся обычно (И. Ильф и Е. Петров. Двенадцать стульев) в описании жеста прижать руки (X) к груди (У) не заполнена валентность X' ('ладонь'), а в описании жеста поклониться значения переменных X, X' и У не указаны вовсе.

Признак (предикат) ориентации является смыслоразличи-тельным в русском языке тела. Это означает, что существуют

пары жестов с ориентацией, которые различаются исключительно по тому, какими единицами заполняется та или иная валентность данного предиката. Классификация таких пар (их можно было бы назвать «минимальными парами жестов с ориентацией») представляет собой отдельную интересную задачу, решение которой помогло бы лучше понять, как связана ориентация тела и его частей в том или ином жесте со смысловыми компонентами в толковании жеста.

Здесь я не стану приводить эту классификацию; я ограничусь тем, что приведу примеры минимальных пар для каждого класса. Пример (1) содержит пару жестов, различающихся разным отношением между X' и Y, что в языке отражается в разном заполнении валентностей ориентира Y. В примере (2) приведена пара жестов, различающихся частью тела X. В примере (3) указывается пара жестов, различающихся частью тела X', то есть частью X-а. И, наконец, пример (4) иллюстрирует пару жестов, различающихся ориентиром У.

(1) Рассмотрим два жеста: повернуться <к кому-л.> и отвернуться <от кого-л.>. Это жесты с ориентацией, причём при их исполнении корпус жестикулирующего ориентируется либо к адресату, либо от адресата. Очевидно, что эти жесты отличаются друг от друга только отношением между X' и Y. Можно заметить, что противоположные ориентации корпуса жестикулирующего напрямую связаны с семантическим различием данных жестов. Повернуться <к кому-л.> и отвернуться <от кого-л.> являются жестами-антонимами: первый жест содержит смысловой компонент 'установление контакта', а второй указывает на то, что жестикулирующий хочет прервать контакт с адресатом.

(2) А вот пара жестов, различающихся ориентируемой частью тела X, - указать мизинцем и указать указательным пальцем. Обычно указание совершается указательным пальцем; это происходит настолько часто, что, как я говорила выше, атрибут указательный в номинации этого жеста обычно опускается, и указать пальцем интерпретируется как указать указательным пальцем. Однако в тех случаях, когда ориентир - человек, на выбор указующей части тела накладываются ограничения социального плана: недаром детей учат, что показывать на кого-либо пальцем некрасиво. Указывать в таких ситуациях можно или головой, или, как это обычно делают дети, мизинцем. Жест указание на человека мизинцем и грубый жест указание на человека указательным пальцем различаются по форме только указующей частью тела (X).

Замечание

Строго говоря, из того, что жесты различаются ориентируемой частью тела (X), следует то, что они различаются также и X'-ом. В рассматриваемой паре жестов X' принимает соответственно значения 'кончик мизинца' и 'кончик указательного пальца'. Поэтому приведённый пример не является идеальным случаем различия жестов с ориентацией по одному параметру. Очевидно, однако, что различие по параметру X' здесь является вынужденным, поскольку для каждой ориентируемой части тела ориентацию задают свои части. Ниже я приведу примеры, где различие по параметру X' будет смыслоразличительным.

(3) Рассмотрим следующую пару жестов с ориентацией: жест постучать кулаком по столу, в котором по столу стучат костяшками, и жест застучать кулаком по столу, в котором удар совершается нижней частью кулака (она находится там, где мизинец). Формально основное различие между этими жестами заключается в том, какая часть кулака обращена к столу. Эти части задают ориентацию кулака относительно стола в обоих жестах, то есть выступают в роли X'. Данные жесты имеют сходное толкование (и тот и другой жест обычно выражает требование замолчать), но они различаются степенью интенсивности и категоричности требования. Более категоричному требованию (почти приказу) соответствует ряд сильных ударов нижней части кулака о стол; более мягкое требование сопровождается постукиванием костяшек. В данном случае ориентация кулака (X) связана с выбором подходящей для удара части (X'), а этот выбор, в свою очередь, определяется выбором конкретного вида требования.

(4) Когда человеку рассказывают анекдот, который ему давно и хорошо известен, он может отреагировать следующей репликой: Когда я был вот такой маленький, у этого анекдота была вот такая борода. Эта реплика сопровождается двумя жестами, исполняемыми ладонью: показывание роста (вот такой маленький) и показывание размера бороды (вот такая борода). При исполнении этих жестов кисть (X) находится на одном и том же уровне (обычно около живота), а при переходе от одного жеста к другому меняется только её ориентация: ладонь (X') сначала обращена вниз (У 1), затем она поворачивается вверх (У2). Таким образом, различие в указанной паре жестов сводится к различию ориентира У, в роли которого попеременно выступают части пространства «верх» и «низ».

Хороший пример знаковых движений с ориентацией, различаемых только ориентиром, дают нам дейктические жесты. Здесь мы имеем дело уже не с отдельными парами жестов, а с целыми классами жестов. Ср. класс указательных жестов, исполняемых указательным пальцем (показать на телефон, показать на строчку в книге, лекторский жест показать пальцем на доску - для всех этих жестов одного класса разным оказывается именно объект указания, и он может быть практически любым) с классами указательных жестов руки, глаз, головы и других частей тела.

Заключение

В настоящей работе были кратко охарактеризованы некоторые основные признаки, используемые при построении семиотической концептуализации тела и его частей. Существенное внимание было уделено признаку «ориентация <тела и его частей>». Обсуждались языковые номинации этого признака и его формальное определение, были введены и уточнены некоторые важные понятия, связанные с ориентацией (ориентир, жест с ориентацией, движение с ориентацией и их языковые обозначения). Наконец, были предложены основания для классификации жестов с ориентацией. Построение полной типологии жестов с ориентацией, а также типологии самих ориентаций - это задачи ближайшего будущего.

Примечания

Проект поддержан грантом РГНФ (№ 07-04-00203а). В дальнейшем предстоит решить ещё одну, более сложную, задачу, а именно, построить межкультурную типологию телесных знаков и их номинаций. Эта типология сопоставляла бы наивные представления о человеческом теле, имеющиеся у носителей разных культур и у разных народов.

Жесты в широком смысле слова представляют собой совокупность нескольких знаковых систем. Это собственно жесты (знаковые движения рук, ног, головы и плеч), мимика, или выражения лица, знаковые статические положения (позы) и знаковые телодвижения, взгляды и комплексные формы поведения - манеры (См. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика. Язык тела и естественный язык. М.: Новое литературное обозрение, 2002. С. 43).

См. Национальный корпус русского языка - Электрон. данные. - 20032008. - Режим доступа: http://www.ruscorpora.ru, свободный. - Загл. с экрана. - Данные соответствуют 13.02.09.

3

4

См. Словарь языка русских жестов / Сост. Григорьева С.А., Григорьев Н.В., Крейдлин Г.Е. М. - Вена: Языки русской культуры, Венский славистический альманах, 2001.

В дальнейшем слова тела и его частей при указании признаков опускаются, если нет особой необходимости их указывать. См. Аркадъев П.М., Крейдлин Г.Е., Летучий А.Б. Семиотическая концептуализация тела и его частей. II. Признак «Форма» // Вопросы языкознания. 2008. №6. С. 78-97.

Из лингвистических работ, посвящённых типовым положениям тела, назову работы: Рахилина Е.В. Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. М.: Русские словари, 2000; Храковский В.С. Два глагола - наклониться и нагнутъся (к вопросу о соотношении глаголов, обозначающих стандартные и нестандартные положения тела человека) // Язык как материя смысла: Сборник статей в честь академика Н. Ю. Шведовой. М., 2007. С. 314 - 326. См. Храковский В.С. Указ. соч.

Жирный шрифт используется в статье для выделения лексических единиц языка жестов (вокабул и лексем). Если эти единицы не имеют стандартного, общепринятого естественно-языкового обозначения, они заключаются в кавычки. Кроме того, жирным шрифтом выделяются некоторые важные фрагменты текста.

Из лингвистических работ, где так или иначе затрагивается этот признак, назову такие работы о глаголах движения, как Fillmore Ch. Lectures on Deixis. Stanford, 1975; Рахилина Е.В. Указ. соч. В этих работах, однако, направление движения не было объектом основного внимания. В дальнейшем вместо словосочетания жестикулирующий человек иногда используется просто слово жестикулирующий. Сказанное не означает, что термины ориентация тела и ориентация части тела вообще никогда не использовались в научных работах по лингвистике и невербальной семиотике. Среди лингвистических работ назову хотя бы книгу Рахилина Е.В. Указ. соч., где вводится понятие «творительный падеж со значением ориентации» и приводятся примеры существительных в творительном падеже, которые обозначают части тела человека или животного в разных положениях. Среди работ по невербальной семиотике выделю работы А. Шефлена, который регулярно пользуется понятием ориентация тела, впрочем, не уточняя его, см. SchejlenA.E. Communication and regulation in psychotherapy // Psychiatry. 1963. Vol. 26. P. 126-136; Schejlen A.E. The significance of posture in communication systems // Psychiatry. 1964. Vol. 27. P. 316-331; Schejlen A.E. Body language and the social order. Englewood Cliffs, NJ, 1972. Понятие ориентация частей тела использовал также Г.Е. Крейдлин при описании русских дейктических жестов, см. Крейдлин Г.Е. Механизмы взаимодействия невербальных и вербальных единиц в диалоге: II А. Дейктические жесты и их типы // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии: Труды международн. конф. «Диалог 2007» (Бекасово, 30 мая - 3 июня 2007 г.). М., 2007. С.300-327; Крейдлин Г.Е. Механизмы взаимодействия невербальных и вербальных единиц в диалоге: II Б. Дейктические жесты и речевые акты // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии (по мате-

5

и

7

8

12

13

риалам ежегодной Международной конференции «Диалог» (Бекасово, 4-8 июня 2008 г.)). Вып. 7 (14). М., 2008. С. 248-253.

14 Изучение признака ориентации бышо начато в моей дипломной работе «Признак "ориентация" в системе частей тела и его языковое выражение» (защищена на кафедре русского языка Института лингвистики Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) в 2007 году) и продолжено в ряде статей, написанных мною в соавторстве с Г.Е. Крейдлиным. В этих статьях раскрывается содержание признака ориентации и обсуждаются типовые коммуникативные ситуации, в которых признак ориентации является конституирующим. См. Крейдлин Г.Е., Переверзева С.И. Части тела в русском языке и русской культуре: проект института лингвистики РГГУ [электрон. ресурс] / / Сайт Института лингвистики РГГУ - Электрон. данные 2005-2008. Режим доступа: http://il.rsuh.ru/docsllsh/Kreyd_Perev2007.pdf, свободный. Загл. с экрана. Данные соответствуют 13.02.09; Крейдлин Г.Е., Переверзева С.И. Признак «ориентация части тела» в семиотической картине мира // Сборник научных работ в честь А.Б. Пеньковского (в печати); Крейдлин Г.Е., Переверзева С.И. Ориентация тела и его частей: коммуникативные ситуации и стратегии поведения // Фонетика и нефонетика: К 70-летию Сандро В. Кодзасова. М.: Языки славянских культур, 2008. С. 589-602.

15 См. Багриновский Г.Ю. Краткий этимологический словарь-справочник (в печати).

16 См. Брокгауз Ф.А., ЕфронИ.А. Энциклопедический словарь. М.: Терра, 1990. т. 43.

17 Предварительные формулировки некоторых из таких правил были даны в нашей статье Крейдлин Г.Е., Переверзева С.И. Ориентация тела и его частей...

18 О понятии прагматической освоенности см. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика... С. 96-98.

19 /-V "

19 О понятии семиотической картины мира как естественном расширении понятия естественно-языковой картины мира см. Крейдлин Г.Е. Лексикография жестов и их номинаций (словари и базы данных) // Материалы VII Международной школы-семинара «Современная лексикография: глобальные проблемы и национальные решения». Иваново, 2007. С. 17-19.

20 См. Крейдлин Г.Е. Механизмы взаимодействия невербальных и вербальных единиц в диалоге: II Б. Дейктические жесты и речевые акты...

21 Поэтому в западноевропейской традиции этот жест называется cross 'крест'.

22 В этой связи было бы интересно составить списки прагматически освоенных частей тела хотя бы в одной культуре и прагматически освоенных частей тела во всех известных на сегодняшний день культурах. Аналогичные списки хотелось бы также иметь для прагматически неосвоенных частей тела. Эта задача, однако, должна решаться отдельно.

23 Под активными и пассивными органами понимаются части тела, выполняющие в актуальной жестовой коммуникации следующие функции: активные органы задают способ реализации данного жеста, пассивные органы определяют место его реализации. Например, в же-

сте покрутить пальцем у виска участвуют голова и кисть, при этом кисть - активный орган, а голова - пассивный. А в жесте покачать головой голова является активным органом, а пассивных органов в этом жесте нет. Другие примеры активных и пассивных органов см. в: Словарь языка русских жестов... С. 155-156.

24 О понятии физической реализации жеста см. Словарь языка русских жестов... С. 23-24.

25 В этом определении подразумевается, что в роли X может выступать не только часть тела, но и само тело.

26 Об этом см. Крейдлин Г.Е. Механизмы взаимодействия невербальных и вербальных единиц в диалоге: II А. Дейктические жесты и их типы...; Крейдлин Г.Е. Механизмы взаимодействия невербальных и вербальных единиц в диалоге: II Б. Дейктические жесты и речевые акты....

27 Об особенностях взаимодействия смысловых и формальных компонентов в структуре невербальных единиц см. Переверзева С.И., Крейдлин Г.Е. Телесность и некоторые особенности семиотического диалогического поведения // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии (по материалам ежегодной Международной конференции «Диалог» (Бекасово, 4-8 июня 2008 г.)). М., 2008. Вып. 7 (14). С. 427-430.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.