Научная статья на тему 'Приоритеты государственной программы вооружений - 2020 и военная безопасность России'

Приоритеты государственной программы вооружений - 2020 и военная безопасность России Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
292
70
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕЗОПАСНОСТЬ / ПРИОРИТЕТЫ / ГЛОБАЛЬНЫЙ УДАР / ЗАЩИТА / ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОГРАММЫ / ШАХТЫ / ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Орленко Л.П.

Работа посвящена проблеме военной безопасности России. Проведен анализ основных потенциальных угроз безопасности для существования российского государства в ближайшие годы. Рассмотрены различные способы укрепления военной безопасности. Проанализирована Государственная программа вооружений (ГПВ-2020), которая ставит своей задачей перевооружить на 70% Вооруженные силы РФ к 2020 г. современным вооружением, причем подчеркнута важность правильного выбора приоритетов в этой программе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Приоритеты государственной программы вооружений - 2020 и военная безопасность России»

УГРОЗЫ И БЕЗОПАСНОСТЬ

27 (264) - 2014

УДК 338.245.2

приоритеты государственной программы вооружений — 2020

и военная безопасность россии

л.п. орленко,

доктор технических наук, профессор, факультет специального машиностроения E-mail: orlenkolp@mail.ru Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана

Работа посвящена проблеме военной безопасности России. Проведен анализ основных потенциальных угроз безопасности для существования российского государства в ближайшие годы. Рассмотрены различные способы укрепления военной безопасности. Проанализирована Государственная программа вооружений (ГПВ-2020), которая ставит своей задачей перевооружить на 70% Вооруженные силы РФ к 2020 г. современным вооружением, причем подчеркнута важность правильного выбора приоритетов в этой программе.

Ключевые слова: безопасность, приоритеты, глобальный удар, защита, государственные программы, шахты, потенциальные угрозы

Государственная программа вооружений на период с 2011 по 2020 г. (ГПВ-2020)1, стоимость которой составляет 20 трлн руб., ставит своей задачей перевооружить на 70% Вооруженные силы РФ к 2020 г. современным вооружением. Это необходимо для обеспечения безопасности России. Правильный выбор приоритетов в этой программе является одним из решающих факторов, обеспечивающих военную безопасность России. Потенциальная угроза военной безопасности российского государства может с известной долей вероятности исходить из двух стран: США и Китая.

1 Государственная программа вооружений на период с 2011 по 2020 г: утверждена Указом Президента РФ от 31.12.2010 № 15651.

Соединенные Штаты Америки

Молниеносный глобальный удар (МГУ). В 2003 г. США была принята концепция «Молниеносного глобального удара», которая предполагает одновременным ударом нескольких тысяч стратегических баллистических ракет (СБР) и крылатых ракет (КР), а в будущем и гиперзвуковых боевых аппаратов с обычными и ядерными зарядами уничтожить любое государство, а именно: его стратегические ядерные силы (СЯС), центры управления государством и армией, объекты инфраструктуры (энергетика, связь, транспорт и др.).

Для реализации на практике МГУ в 2009 г. в США создано Командование глобальных ударов, главной задачей которого является управление наземными и воздушными компонентами стратегических ядерных сил. По поводу МГУ заместитель Председателя Правительства РФ Д.О. Рогозин отметил, что если глобальный удар будет нанесен по России, то, «по существующим в США оценкам, в результате такого удара может быть уничтожено 80-90% нашего ядерного потенциала» [20]. Россия является наиболее вероятной целью для американского глобального удара, поскольку Россия — единственная страна в мире, способная в течение часа уничтожить США ударом своих 470 развернутых СБР с 1 400 ядерными зарядами (ЯЗ). Такая ситуация препятствует США в решении стратегической задачи: стать единственной

супердержавой и управлять всеми государствами на планете, использовать природные и людские ресурсы всех стран исключительно в своих интересах. Но для этого необходимо «вырвать у России ядерное жало» [7]. Вся внутренняя и внешняя политика США подчинена этой стратегической цели, для решения этой задачи США тратит на оборону почти столько же, сколько все остальные страны мира вместе.

При угрозе МГУ «должен быть дан асимметричный ответ с использованием принципиально новых типов вооружений... Это должно быть автономное, самодостаточное оружие» [20]. Но зачем создавать новое оружие для парирования МГУ, если такое оружие у России есть? Это российские гиперзвуковые стратегические баллистические ракеты с ядерными зарядами. Однако у указанных ракет есть «ахиллесова пята» — недостаточная защита от молниеносного глобального удара. Выходит, для предотвращения МГУ целесообразно прежде всего создать защиту для имеющихся СЯС, а не тратить время и средства в ближайшие годы на создание нового оружия, которое не способно предотвратить уничтожения российских СЯС.

Военно-материальная база для нанесения глобального удара. В настоящее время США имеют для ведения бесконтактной глобальной войны развернутыми 790 стратегических баллистических ракет с 1 700 ядерными зарядами, около 5 000 крылатых ракет воздушного и морского базирования (КРМБ) с ядерными и обычными зарядами, около 3 000 боевых самолетов и др. (без учета вооружений стран НАТО).

Для нанесения по России МГУ пригодны те американские ракеты, которые смогут незаметно для российских радаров долететь до пусковых установок СБР. Или время полета у ракет так мало, что организовать ответно-встречный удар будет невозможно. В первом случае пригодны КРМБ, запускаемые с подводных лодок (ПЛ) в северных морях. Подводные лодки способны подойти незаметно и достаточно близко к российскому берегу, поскольку в России система противолодочной защиты практически разрушена [15, 22].

США с ПЛ могут запустить КРМБ именно с северного направления, поскольку Север и Северо-Восток России не имеют сплошного радиолокационного поля ниже 8 км, что позволяет крылатым ракетам (КР) незамеченными долетать до целей, которые не имеют необходимой защиты [22].

По мнению некоторых российских и иностранных специалистов, МГУ по России крылатыми ракетами с обычными (неядерными) зарядами недостаточно эффективен и поэтому маловероятен [19, 23, 26], поэтому США целесообразно готовить по России ядерный удар [25].

Удар по российским СЯС возможен не только КРМБ, но и модернизированными СБР, запускаемыми с ПЛ у наших северных берегов. Этот удар СБР типа «Трайдент-2 D5», который для России более опасен, чем удар КРМБ, поскольку его нечем парировать. Полет этих ракет до шахт СБР на расстояние 2 000-3 000 км будет продолжаться всего лишь 12-15 мин, их смогут обнаружить РЛС типа «Воронеж», но за это время сложно будет надежно организовать ответно-встречный ракетно-ядерный удар. Одна ПЛ «Огайо» с 24 ракетами, каждая из которых имеет 14 боевых блоков с ядерными зарядами мощностью 100 кт, способна уничтожить все шахты с ракетами и ПЛ, стоящие у пирсов. Величина кругового вероятного отклонения (КВО) боевого блока равна 120 м, при его заглублении в грунт на 20 м образуется воронка радиусом 140 м, т.е. ракета в шахте будет гарантированно разрушена [12].

При взрыве ядерного заряда на поверхности сухого грунта радиус воронки равен около 90 м (для водонасыщенного грунта — 150 м), а радиус разрушения грунта примерно вдвое больше, велика вероятность повреждения ракеты в шахте [13]. Две ПЛ «Огайо» (из 12 ПЛ, имеющихся у США) с 48 ракетами и 672 ядерными зарядами мощностью 100 кт каждый, кроме удара по шахтам с ракетами и ПЛ на стоянках, способны также нанести ядерный удар по району размером 100 км х 100 км, в котором могут находиться мобильные грунтовые ракетные комплексы (МГРК). Этот удар может подорвать их боевой потенциал.

Молниеносный глобальный удар по Европейской части России возможен также противоракетами типа SM-3, используемыми как баллистические ракеты «Земля — Земля» с ядерными зарядами и подлетным временем 5-6 мин до целей (центры управления государством и армией, позиции СЯС и пр.), запускаемые из района Черного моря, Прибалтики, Польши, Румынии [1]. К 2020 г. планируется произвести 900 таких противоракет. Генеральный конструктор СБР Ю.С. Соломонов считает, что можно без проблем переделать противоракеты в ракеты «Земля — Земля» с дальностью полета до 4 000 км [11].

В настоящее время США расширяют и совершенствуют систему ПРО, а также управление и наведение крылатых ракет (КР), с тем чтобы они могли поражать движущиеся цели. Проводятся также работы по созданию гиперзвуковых планирующих аппаратов и сверхзвуковых КР, которые планируется принять на вооружение через 5-7 лет, что сделает существующие российские средства ПВО неэффективными.

О времени начала третьей мировой войны. Возникает ключевой вопрос: когда же по России может быть нанесен глобальный удар? Решение этого вопроса в значительной мере зависит от борьбы двух групп американской элиты, которые считают, что война с Россией и Китаем необходима, поскольку она спишет неподъемные долги США и укрепит экономическое и военное положение в мире, как это было после Первой и Второй мировых войн. Разногласия между ними заключаются лишь в том, когда надо наносить глобальный удар по России и Китаю.

Военно-разведывательному сообществу, взгляды которого выражает политический стратег З. Бжезинский, противостоит коалиция, примыкающая к Республиканской партии, взгляды которой на стратегию выражает Г. Киссинджер. В интервью в конце 2011 г. он подчеркнул: «Наша молодежь готова к войне, потому что их запрограммировали быть хорошими солдатами. И когда им прикажут выйти и сражаться с чокнутыми китаезами и русскими, они подчинятся приказу... Грядущая война будет столь суровой, что одержать победу сможет только сверхдержава, и это мы. Мы построим новый мировой порядок, останется лишь одна супердержава, и она будет мировым правительством» [21].

Та часть американской элиты, которую представляет Г. Киссинджер, считает, что США к глобальной войне готовы уже сегодня во всех отношениях: военном, экономическом и идеологическом. Другая часть элиты (военно-разведывательное сообщество) считает, что США для подготовки к мировой войне необходимо еще 5-7лет. Таким образом, наиболее вероятного МГУ по России следует ожидать после 2016 г., если президентом США будет избран республиканец.

Китайская Народная Республика

На востоке у границ России находится огромная страна — Китай — с населением 1 300 млн

чел., что почти в 10 раз больше, чем в России. За последние 30 лет китайский ВВП рос с годовым темпом 10%, причем Китай занял 2-е место в мире по объему экономики. Военная промышленность КНР выпускает боевых самолетов в год больше, чем все страны НАТО (включая и США), а танков больше, чем все страны в мире вместе взятые, т.е. Китай готовится к крупномасштабной сухопутной войне [24]. Успехи Китая в экономическом развитии главным образом определяются использованием планово-рыночных методов управления [18]. Но демографическое положение современного Китая является неустойчивым.

Согласно оценкам ООН, устойчивое внутреннее положение Китая возможно при численности населения не более 750 млн чел. Выходит, 500 млн китайцев не вписываются в современную экономику Китая. Недовольство этих людей будет нарастать и может вылиться в массовый бунт, который подорвет экономику Китая. Альтернативой является переселение нескольких сотен миллионов китайцев в другие страны. Наиболее подходящими землями для этой цели, по мнению ряда экспертов, являются российские Дальний Восток и Сибирь, а также Казахстан.

В обозримом будущем Китай является естественным стратегическим союзником России против США, поскольку США считают Россию и Китай своими геополитическими противниками, которые мешают Америке создать однополярный мир на Земле. США выгодно столкнуть в войне Россию с Китаем, чтобы после ослабления в войне подчинить их своей воле (или объединиться с Китаем против России, или с Россией против Китая) [23]. Китаю и России необходимо быть стратегическими союзниками, пока США угрожают им МГУ. Но ситуация может измениться, если США внезапно развалятся, подобно СССР.

Ахиллесовой пятой США является «пустой» доллар, не обеспеченный материальными ресурсами. 11 марта 2014 г. государственный долг США превысил отметку в 17,5 трлн долл. В некоторых штатах открыто высказывается желание выйти из состава США, происходит быстрый рост «цветного» населения, стремительно накапливаются другие проблемы. Если США сойдет с арены как лидер, то из союзников Россия и Китай могут превратиться в противников, ведь Китай к тому времени может сохраниться как мощное государство и будет претендовать на Дальний Восток, Сибирь и Казахстан.

Защита СЯС от молниеносного глобального удара

Эксперты в США считают, что МГУ уничтожит 80-90% российских СЯС. Это означает, что, изучив состояние их защиты, специалисты пришли к выводу о неудовлетворительном ее состоянии. Еще в 2006 г. американские эксперты отмечали: «США вскоре будут способны уничтожить дальнобойные ядерные потенциалы России и Китая путем первого удара крылатыми ракетами с ядерными боезарядами, невидимыми для российских и китайских радаров» [27]. К слову сказать, российские военные специалисты также считают защиту отечественных СЯС ненадежной. Так, генерал-полковник Л. Ивашов об этом пишет: «Сегодня ситуация в сфере российских ядерных вооружений изменилась кардинальным образом. Образовался ядерный диспаритет в результате выхода США из договора по ПРО: американские ракеты и другие стратегические объекты защищены, а российские — голенькие... США впервые с начала ядерной гонки получают шанс надежно накрыть российский стратегический потенциал системой ПРО и арсеналом высокоточных крылатых ракет во взаимодействии со средствами радиоэлектронного подавления систем управления» [14]. Генерал-майор В. Белоус также считает, что «внезапный удар 50-60 ядерными крылатыми ракетами морского базирования может сорвать контратаку стратегических сил России» [5].

Российские развернутые СБР (около 470 ракет) располагаются в подводных ракетоносцах (ПР), шахтах и мобильных грунтовых ракетных комплексах (МГРК). В России отсутствует эффективная система обнаружения и сопровождения подводных лодок, в отличие от США. В результате при МГУ российские ПР на боевом дежурстве могут быть уничтожены, а шахты и ПР на стоянках не имеют противовоздушной обороны (ПВО) от КР и обречены на поражение [5, 14, 15, 22, 27]. МГРК — наиболее устойчивая при МГУ часть российских СБР, но они отслеживаются космической системой GPS и могут быть поражены СБР при нанесении удара ядерными зарядами по территории с МГРК или КР, специально разрабатываемыми для этой цели и способными поражать движущие цели. Мобильные грунтовые комплексы с СБР могут также поражаться войсками специального назначения, например с помощью переносных противотанковых управляемых ракет.

Для России возможны 3 варианта защиты от МГУ.

Первый вариант защиты лежит в основе Военной доктрины РФ, согласно которой Россия не будет применять ядерного оружия первой. В военной доктрине США, наоборот, предусмотрен удар ядерным оружием первыми по любой стране, политика которой им не нравится [25].

При первом варианте защиты после глобального удара по России будет уничтожено, по мнению экспертов, 400 российских СБР, а оставшиеся 70 СБР, осуществляющие ответный удар, по планам США, должны будут быть сбиты ПРО. К 2020 г. ПРО должно иметь на вооружении свыше 900 противоракет. Специалисты считают, что для уничтожения одной СБР необходимо до 5 противоракет. Если это верно, то к 2020 г. американская ПРО сможет сбивать до 180 СБР.

Таким образом, после уничтожения СЯС Россия, по планам США, должна сдаться на милость победителя. Затем, по мнению бывшего премьера Англии М. Тэтчер, население России будет сокращено до 15 млн чел., необходимых для добычи природных ресурсов для победителя. Очевидно, тут о защите прав человека речи быть не может. Если же Россия откажется капитулировать, то начнется устрашающее демонстративное методичное уничтожение объектов инфраструктуры и отдельных городов КР и СБР вместе с жителями, как это США сделали в свое время с Нагасаки и Хиросимой.

При втором варианте защиты упреждающий глобальный удар наносит по США Россия (например, после того как разведка уточнит тот день, когда США решили нанести ракетно-ядерный удар по России). При этом на территории США могут быть уничтожены СБР в шахтах, если удастся преодолеть ПРО, которой они защищены, подводные лодки с СБР на стоянках и стратегические бомбардировщики на аэродромах, а также основная инфраструктура, центры управления армией и государством и др. Одновременно могут быть нанесены удары крылатыми ракетами воздушного и наземного базирования с ядерными зарядами по военным американским базам, окружающим Россию.

Следует подчеркнуть, что при этом Россия не сможет уничтожить американские, английские и французские подводные ракетоносцы, находящиеся на боевом дежурстве в морях и океанах (их не менее 6 подводных лодок), поскольку в России недостаточно развита, по сравнению с США, эффективная

система обнаружения и слежения за ПЛ в морях и океанах, в которую входят гидроакустические буи, специальные корабли, противолодочные самолеты и многоцелевые ПЛ, информационно-объединенные GPS [15]. Эти ПЛ способны выпустить в ответном ударе по городам России не менее 100 СБР и уничтожить большинство российского населения.

Для России как первый, так и второй вариант защиты заканчиваются гибелью государства. Для США при первом варианте они становятся победителями, а при втором — погибают вместе с Россией.

Рассмотрим третий вариант защиты российских СЯС от глобального удара. В этом случае и США, и Россия не подвергаются уничтожению при ракетно-ядерном нападении и живут в условиях многополярного мира.

Для реализации этого варианта используются два исходных положения:

1) ядерная держава не будет нападать первой на другую ядерную державу, если знает, что в ответном ударе она получит неприемлемый ущерб. Однако в настоящее время определение величины неприемлемого ущерба носит дискуссионный характер [6];

2) необходимо использовать дефект высокоточных крылатых и баллистических ракет, включая и гиперзвуковых аппаратов, поскольку для них нужна система для отслеживания движущейся цели (определения вектора скорости такой цели и координат или координат для стационарных целей).

Мировой опыт показывает, что ядерная страна для своей безопасности должна иметь неприкосновенный запас СБР (около 30% от всех ЯЗ), надежно защищенных от МГУ. Эти СБР должны уметь преодолевать ПРО. Для надежной защиты запас СБР надо спрятать в прочные подземные туннели и под воду. Для строительства тоннелей целесообразно использовать опыт строительства метро. Тоннели надо располагать в московском регионе, который единственный в стране защищен ПРО от баллистических и крылатых ракет. В тоннелях ракеты должны постоянно перемещаться в вагонах по рельсам с выходами на поверхность для пуска ракет. Вторую группу СБР в подводных ракетоносцах надо прятать под воду, но не в мировом океане, который контролируется США, а в прибрежных морских районах на Севере и Востоке, надежно охраняемых Северным и Тихоокеанским флотами от проникновения ПЛ, надводных кораблей, а также КР, самолетов и беспилотников.

Целесообразно на современной научно-технической основе восстановить твердотопливную однозарядную ракету «Курьер», способную преодолевать ПРО (с дальностью стрельбы 10 000 км, массой 15 т, длиной 11 м, диаметром 1,36 м). Для сравнения отметим, что однозарядная ракета «Тополь-М» имеет дальность стрельбы 11 000 км, массу 46,5 т, длину 22,5 м, диаметр 1,81 м. В свое время было произведено 4 пуска ракет «Курьер», но в 1991 г. работы по этой ракете по непонятным причинам были прекращены. Масса и размеры «Курьера» позволяют размещать ракету для маскировки в стандартных автофургонах, которые десятками тысяч перемещаются по всей стране. Также эти ракеты можно размещать в замаскированном виде на различных военных и гражданских кораблях. «Курьеры» сложно обнаружить и уничтожить при молниеносном глобальном ударе.

Приоритеты Государственной программы вооружений до 2020 г.

Приоритеты в ГПВ-2020 при перевооружении армии отданы Стратегическим ядерным силам: увеличение носителей ядерного оружия до 700 ед. (как это разрешается договором СНВ-3), совершенствование ядерных боевых частей и систем преодоления ПРО баллистическими ракетами и др. Особое внимание также уделяется тем областям вооружения, в которых отмечается наибольшее отставание: высокоточное оружие, в том числе гиперзвуковое, информационная сфера, средства разведки, целеуказания, навигации, связи, автоматизация управления войсками, сетецентрические методы ведения войны, роботизация военной техники и др. Поставлена задача создать Воздушно-космическую оборону страны, а также модернизировать Сухопутные войска и Военно-морской флот. Все эти приоритеты важны и необходимы.

Следует еще раз подчеркнуть, что в настоящее время существует главнейший приоритет — это надежная защита уже имеющихся на вооружении СЯС от внезапного нападения, поскольку при уничтожении СЯС России не избежать катастрофического поражения и потери государственного суверенитета. При этом все, что делается по ГПВ, потеряет свой смысл. Если СЯС будут надежно защищены, то будет время для создания инновационной экономики, а также полноценного перевооружения армии.

По мнению ряда специалистов, для полноценного перевооружения Вооруженных сил РФ необходимо не 20, а 40 трлн руб. до 2020 г. [2, 3]. Для этого надо увеличить государственный бюджет не менее чем вдвое, что возможно только при замене существующих либерально-монетаристских методов управления на планово-рыночные методы управления [16-18]. Для обеспечения экономической эффективности ГПВ-220 необходимо использовать соответствующую методологию оценки финансовых затрат на военную безопасность государства [4, 9, 10].

На основе проведенного анализа приходим к следующим выводам:

1) надежная защита российских СЯС делает маловероятным «Молниеносный глобальный удар» по России и бесполезными американскую систему ПРО, крылатые ракеты и баллистические ракеты всех типов (как существующих, так и проектируемых), а также гиперзвуковые планирующие боевые аппараты, которые разрабатываются в США для нанесения внезапного удара по России;

2) возможны быстрые меры борьбы с дозвуковыми крылатыми ракетами морского базирования (КРМБ), для чего следует:

— использовать имеющиеся самолеты радиолокационной разведки А-50, способные обнаружить КРМБ в полете. После этого они передают сигнал об обнаружении КРМБ истребителям типа МИГ-31, а также для нанесения ответно-встречного ракетно-ядерного удара по территории США;

—надежно защитить шахты и ПЛ у пирсов средствами радиоэлектронной борьбы, зенитными комплексами типа «Панцирь-1С» и другими средствами, способными обнаружить и уничтожить КРМБ;

— широко использовать маскировку позиций СБР;

3) следует совершенствовать меры защиты СЯС от стратегических ракет типа «Трайдент-2 D-5». Полет этих ракет до шахт на расстояние 2 000-3 000 км может продолжаться 12-15 мин при стрельбе от северного побережья России. Их обнаружат РЛС типа «Воронеж», за это время можно будет организовать с помощью автоматизированной системы «Периметр», функционирующей без участия человека, ответно-встречный ракетно-ядерный удар [8]. Но командные ракеты системы «Периметр» могут быть уничтожены при МГУ, что сорвет ответно-встречный ракетно-ядерный удар по территории США [1].

Для уничтожения ракет типа «Трайдент-2 D-5» необходимо иметь противоракетную оборону (ПРО)

такого типа, которую уже несколько десятилетий строят США, т.е. создать качественную воздушно-космическую оборону. Однако это требует длительного времени;

4) целесообразно применение универсальных способов защиты СЯС от крылатых ракет и баллистических ракет всех типов (как существующих, так и проектируемых), в том числе и гиперзвуковых аппаратов (в этом случае исключается нападение на Россию со стороны ядерных держав, угрожающих существованию российского государства), для чего необходимо:

во-первых, спрятать от наблюдения космической системы GPS и рассредоточить имеющиеся мобильные грунтовые ракетные комплексы по территории страны;

во-вторых, создать подвижные железнодорожные ракетные комплексы такого типа, какие были в СССР;

в-третьих, целесообразно на современной научно-технической основе восстановить ракету «Курьер» — дальнобойную (до 10 000 км) и малоразмерную, длиной 11 м, массой 15 т — способную преодолевать ПРО. Ракета может размещаться в стандартных автофургонах и на различных военных и гражданских кораблях в замаскированном виде;

в-четвертых, создать подземные тоннели типа метро, где ракетные комплексы будут перемещаться по рельсам;

в-пятых, создать защищенные Северным и Тихоокеанским флотами от кораблей, ПЛ, крылатых ракет, самолетов и беспилотников прибрежные морские районы, пригодные для боевого патрулирования российских подводных ракетоносцев.

Первый, второй и третий способы защиты СЯС невозможно полностью обезопасить от войск специального назначения (диверсионно-штурмовых групп). Четвертый, и особенно пятый, способы защиты СЯС являются в этом отношении наиболее надежными;

5) для защиты СЯС требуется изменение приоритетов в государственной программе вооружений (ГПВ-2020). Очевидно, что главным приоритетом ГПВ-2020 на ближайшие 3-5 лет должно стать создание надежной защиты СЯС от молниеносного глобального удара.

Список литературы

1. Анучин С. Зонтик от «темных сил» // Независимое военное обозрение. 2014. № 12.

2. БалуевскийЮ. Реформа по кругу, или деньги на ветер // Военно-промышленный курьер. 2012. № 41.

3. Барабанов М. Критический взгляд на ГПВ-2020 // Военно-промышленный курьер. 2013. № 1.

4. Батьковский А.М., Булава И.В., Мингали-ев К. Н. Макроэкономический анализ уровней и возможностей финансового обеспечения военной безопасности государства // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2009. № 21.

5. Белоус В. Опасны, как и стратегические наступательные вооружения // Независимое военное обозрение. 2009. № 41.

6. Буренок В., Лысенко Л. Мифы ядерного разоружения // Военно-промышленный курьер. 2014. № 3.

7. Буренок В., Печатнов Ю. Стратегическая стабильность — заблуждения и перспективы // Независимое военное обозрение. 2014. № 8.

8. Валагин А. Гарантированное возмездие: как работает российская система «Периметр» // Российская газета. 2014. 22 января.

9. Викулов С.Ф., Хрусталёв Е.Ю. Экономические основы военной безопасности // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 7.

10. Викулов С. Ф., Хрусталёв Е.Ю. Методология оценки экономической эффективности мероприятий по повышению военной безопасности государства // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 2.

11. Вильданов М. Не лучше ли на себя, кума, оборотиться? // Независимое военное обозрение. 2013. № 46.

12. Даниленко В. Взрыв. М.: Энергоатомиздат, 2010. 784 с.

13. Действие ядерного оружия // под ред. В.Д. Бурлакова. М.: Воениздат, 1960. 586 с.

14. Ивашов Л. Безопасность России или очередное отступление? // Военно-промышленный курьер. 2010.№ 7.

15. Курышев В. В подводной обстановке мрак и тишина // Независимое военное обозрение. 2013. № 16.

16. Орленко Л. Модернизация экономики в России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2010. № 34.

17. Орленко Л. Модернизация. Советы Правительству // Экономическая и философская газета.

2012. № 22-23.

18. Планируемая рыночная экономика // под ред. С.Ю. Глазьева. М.: Экономическая газета, 2000. 132 с.

19. Рамм А. Ракетный блицкриг пока откладывается // Военно-промышленный курьер. 2013. № 43.

20. Рогозин Д.О. Незвездные войны // Российская газета. Неделя. 2013. № 144.

21. Султанов Ш. Когда холодно в доме твоем // Завтра. 2013. № 36.

22. Тетекин В., Брусницын А. Откуда исходит главная угроза // Военно-промышленный курьер.

2013. № 24.

23. Храмчихин А. Удар по России: миф или реальность? // Национальная оборона. 2013. № 11.

24. Храмчихин А. Китай готов к большой войне // Военно-промышленный курьер. 2013. № 22.

25. Цурков М., Шушков А. США готовят ядерный удар по России // Военно-промышленный курьер. 2013. № 37.

26. Эктон Д. «Неядерный быстрый глобальный удар» и российские ядерные силы // Независимое военное обозрение. 2013. № 36.

27. Keir A. The U.S. nuclear primacy // Foreign affairs. 2006. March-April.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

National interests: priorities and security Threats and security

ISSN 2311-875X (Online) ISSN 2073-2872 (Print)

PRIORITIES OF STATE ARMAMENTS PROGRAM — 2020 AND SECURITY OF RUSSIA

Leonid P. ORLENKO

Abstract

The work is devoted to the issue of the Russian military security. The author provides the analysis of the main potential threats to the security of the Russian state in the coming years. The paper examines the different ways to strengthen military security and analyzes the state program of armaments (SPA-2020), which is aimed to rearming of the Russian Army with modern weapons at least at 70 per cent to the period of 2020. The author emphasizes the importance of the right choice of priorities in that program. Keywords: security, priorities, global strike, defense, government programs, mines, potential threats

References

1. Anuchin S. Zontik ot "temnykh sil" [Umbrella against the "dark forces"]. Nezavisimoe voennoe obozrenie — Independent military review, 2014, no. 12.

2. Baluyevskii Yu. Reforma po krugu ili den'gi na veter [Reform goes in rounds or money to burn]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2012, no. 41.

3. Barabanov M. Kriticheskii vzglyad na GPV-2020 [A critical look at the state armament program — 2020]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2013, no. 1.

4. Bat'kovskii A.M., Bulava I.V., Mingaliev K.N. Makroekonomicheskii analiz urovnei i vozmozhnos-tei finansovogo obespecheniya voennoi bezopasnosti gosudarstva [Macroeconomic analysis of levels and possibilities of financial support of the state military security]. Natsional'nye interesy: prioritety i bezo-pasnost'—National interests: priorities and security, 2009, no. 21.

5. Belous V. Opasny, kak i strategicheskie nastupatel'nye vooruzheniya [Dangerous in the same way as the strategic offensive weapons]. Nezavisimoe voennoe obozrenie — Independent military review, 2009, no. 41.

6. Burenok V., Lysenko L. Mify yadernogo ra-zoruzheniya [Myths of nuclear disarmament]. Voenno-

promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2014, no. 3.

7. Burenok V., Pechatnov Yu. Strategicheskaya stabil'nost' — zabluzhdeniya i perspektivy [Strategic stability: misconceptions and perspectives]. Nezavisi-moe voennoe obozrenie — Independent military review, 2014, no. 8.

8. Valagin A. Garantirovannoe vozmezdie: kak rabotaet rossiiskaya sistema "Perimetr" [Guaranteed retaliation: how the Russian system "Perimeter" operates]. Rossiiskaya gazeta — Rossiyskaya Gazeta, 2014, January 22.

9. Vikulov S.F., Khrustalev E.Yu. Ekonomicheskie osnovy voennoi bezopasnosti [Economic foundations of military security]. Natsional'nye interesy:prioritety i bezopasnost' — National interests: priorities and security, 2014, no. 7.

10. Vikulov S.F., Khrustalev E.Yu. Metodologiya otsenki ekonomicheskoi effektivnosti meropriyatii po povysheniyu voennoi bezopasnosti gosudarstva [Methodology of an estimation of an economic efficiency of measures to increase the state military security]. Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost ' — National interests: priorities and security, 2014, no. 2.

11. Vil'danov M. Ne luchshe li na sebya, kuma, oborotit'sya? [Who live in glass houses should not throw stones]. Nezavisimoe voennoe obozrenie — Independent military review, 2013, no. 46.

12. Danilenko V. Vzryv [Explosion]. Moscow, Energoatomizdat Publ., 2010, 784 p.

13. Deistvie iadernogo oruzhiya [Effects of nuclear weapons]. Moscow. Voenizdat Publ., 1960, 586 p.

14. Ivashov L. Bezopasnost' Rossii ili ocherednoe otstuplenie? [Security of Russia or the next retreat?]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2010, no. 7.

15. Kuryshev V. V podvodnoi obstanovke mrak i tishina [In the underwater environment reigns darkness and silence]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2013, no. 16.

16. Orlenko L. Modernizatsiya ekonomiki v Ros-sii [The modernization of the economy in Russia]. Natsional 'nye interesy: prioritety i bezopasnost'—National interests: priorities and security, 2010, no. 34.

17. Orlenko L. Modernizatsiya. Sovety Pravitel'stvu [Modernization. Advice to the Government]. Ekonom-icheskaya i filosofskaya gazeta — Economic and philosophical newspaper, 2012, no. 22-23.

18. Planiruemaya rynochnaya ekonomika [The planned market economy]. Moscow, Economic Newspaper Publ., 2000, 132 p.

19. Ramm A. Raketnyi blitskrig poka otkladyva-etsya [Rocket blitzkrieg is postponed for a time being]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2013, no. 43.

20. Rogozin D.O. Nezvezdnye voiny [Non-stellar wars]. Rossiyskaya Gazeta. Nedelya, 2013, no. 144.

21. Sultanov Sh. Kogda kholodno v dome tvoem [When it is cold in your house]. Zavtra — Zavtra newspaper, 2013, no. 36.

22. Tetekin V., Brusnitsyn A. Otkuda iskhodit glavnaya ugroza [Whence comes the main threat?]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2013, no. 24.

23. Khramchikhin A. Udar po Rossii: mif ili real'nost'? [Attack on Russia: myth or reality?].

Natsional'naya oborona — National defense, 2013, no. 11.

24. Khramchikhin A. Kitai gotov k bol'shoi voine [China is ready for a big war]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2013, no. 22.

25. Tsurkov M., Shushkov A. SShA gotovyat yad-ernyi udar po Rossii [United States prepares a nuclear attack on Russia]. Voenno-promyshlennyi kur 'er — Military-industrial courier, 2013, no. 37.

26. Ekton D. "Neyadernyi bystryi global'nyi udar" i rossiiskie yadernye sily ["Non-nuclear prompt global strike" and the Russian nuclear forces]. Nezavisimoe voennoe obozrenie — Independent military review, 2013, no. 36.

27. Keir A. The US nuclear primacy. Foreign Affairs. March-April, 2006.

Leonid P. ORLENKO

Bauman Moscow State Technical University, Moscow, Russian Federation orlenkolp@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.