Научная статья на тему 'Принцип экономии языковых средств в кёльнском диалекте'

Принцип экономии языковых средств в кёльнском диалекте Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
767
55
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
iPolytech Journal
ВАК
Ключевые слова
ДИАЛЕКТ / DIALECT / ЭКОНОМИЯ / ECONOMY / ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА / LANGUAGE MEANS / ПЕСЕННЫЙ ТЕКСТ / SONG TEXT

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Мокрова Наталья Игоревна

Статья посвящена одному из главных принципов существования и развития языка экономии языковых средств. Рассматривается экономия языковых средств в кёльнском диалекте на различных уровнях: фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом. На фонетическом уровне к средствам экономии относятся монофтонгизация дифтонгов, ассимиляция, адаптация. редукция. На морфологическом уровне отмечается унификация определенных грамматических форм и отсутствие некоторых категорий. Лексический уровень характеризуется экономной номинацией и заимствованиями, а синтаксический особыми стилистическими фигурами (эллипс, асиндетон).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LANGUAGE MEANS ECONOMY PRINCIPLE IN THE COLOGNE DIALECT

The article deals with one of the main principles of language existence and development that is the economy of language means. This type of economy in Cologne dialect is described on various levels: phonetical, lexical, morphological and syntactical. The examples of language means economy on the phonetical level are disappearance of diphthongs, assimilation, adaptation and reduction. The morphological level is characterized with the unification of some grammar forms and absence of some categories. The main features of Cologne dialect vocabulary are loan words and economy in nomination, whereas the syntactic level is characterized by the presence of special stylistics figures (ellipse, asyndeton).

Текст научной работы на тему «Принцип экономии языковых средств в кёльнском диалекте»

12. Продкампания по Иркутской губернии // Власть труда. 1922. 11 ноября.

13. Продналог в Иркутской губернии на 25 января 1922 года // Власть труда. 1922. 28 января.

14. Продовольственный 2-недельник в Иркутской губернии // Власть труда. 1922. 3 января.

15. Постановление № 79 Иркутского ГИКа от 31 августа 1921 г. // Власть труда. 1921. 17 сентября.

16. Постановление № 144 Иркутского ГИКа от 11 июля 1922 г. // Власть труда. 1922. 18 июля.

17. Размеры единого натурналога по районам Иркутской губернии // Власть труда. 1922. 24 сентября.

УДК 81.282

ПРИНЦИП ЭКОНОМИИ ЯЗЫКОВЫХ СРЕДСТВ В КЁЛЬНСКОМ ДИАЛЕКТЕ © Н.И. Мокрова1

Иркутский национальный исследовательский технический университет, 664074, Россия, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83.

Статья посвящена одному из главных принципов существования и развития языка - экономии языковых средств. Рассматривается экономия языковых средств в кёльнском диалекте на различных уровнях: фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом. На фонетическом уровне к средствам экономии относятся монофтонгизация дифтонгов, ассимиляция, адаптация, редукция. На морфологическом уровне отмечается унификация определенных грамматических форм и отсутствие некоторых категорий. Лексический уровень характеризуется экономной номинацией и заимствованиями, а синтаксический - особыми стилистическими фигурами (эллипс, асиндетон).

Ключевые слова: диалект; экономия; языковые средства; песенный текст.

LANGUAGE MEANS ECONOMY PRINCIPLE IN THE COLOGNE DIALECT N.I. Mokrova

Irkutsk National Research Technical University, 83 Lermontov St., Irkutsk, 664074, Russia.

The article deals with one of the main principles of language existence and development - that is the economy of language means. This type of economy in Cologne dialect is described on various levels: phonetical, lexical, morphological and syntactical. The examples of language means economy on the phonetical level are disappearance of diphthongs, assimilation, adaptation and reduction. The morphological level is characterized with the unification of some grammar forms and absence of some categories. The main features of Cologne dialect vocabulary are loan words and economy in nomination, whereas the syntactic level is characterized by the presence of special stylistics figures (ellipse, asyndeton). Keywords: dialect; economy; language means; song text.

Функционирование и развитие языка обусловлено многочисленными процессами, происходящими в нем на различных уровнях. Одни процессы имеют универсальный характер и происходят в большинстве языков, другие носят специфический характер. Одним из таких универсальных процессов можно считать тенденцию к экономии языковых средств.

В. Уитней выдвигает предположение о том, что науке о языке не удалось выявить никакого другого фундаментального закона, кроме закона экономии, который мог бы встать с ним в один ряд. Этот закон прокладывает свой путь через язык, проявляя свой универсальный характер в продвижении всех языковых ресурсов в одном заданном направлении [7].

Язык в процессе своей эволюции стремится избавиться от всего лишнего, что затрудняет его функционирование: от каких-то языковых единиц отказывается вовсе, заменяет их другими, более простыми, удобными и адекватными средствами выражения, соответствующими современному этапу его развития.

Точки зрения лингвистов на данную тенденцию в

языке были в разное время неоднозначными. Одни склонны считать экономию основным законом развития языка (В. Уитней, Г. Фрей, А. Мартине), другие признают ее одной из главных движущих сил развития языка (Г. Спенсер, В.А. Богородицкий, А.М. Пешков-ский, Л. Блумфилд, И.А. Бодуэн де Куртене, В.Г. Ад-мони), третьи отводят ей более скромное место (младограмматики, О. Есперсен), а четвертые оспаривают значение роли этой тенденции в истории и функционировании языка (Ф. де Соссюр, А. Зиберер, В. Таули).

Принцип универсальности языковой экономии проявляется и с другой стороны, а именно, он находит свое выражение на всех уровнях языковой системы. Конечно, средства реализации этого принципа на каждом из уровней обладают своей собственной спецификой и рассматриваются по отдельности, но результат проявления принципа экономии на разных уровнях всегда один и тот же: это сокращение речевой цепи, а следовательно, и экономия усилий и времени. Суть принципа экономии языковых средств состоит в сжатии объема высказывания, сокращении длины и

1Мокрова Наталья Игоревна, кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков № 2, тел.: 89148703947, e-mail: mokrovan@rambler.ru

Mokrova Natalia, Candidate of Philology, Associate Professor of the Department of Foreign Languages for Technical Specialties no. 2, tel.: 89148703947, e-mail: mokrovan@rambler.ru

упрощении языковых форм и структур без потери смысла, то есть в достижении максимального коммуникативного эффекта при минимальных усилиях.

Так как диалект реализуется преимущественно в устной форме, то именно в нем принцип лингвистической экономии находит свое наибольшее применение и распространение. Разговорная речь изобилует разного рода языковыми единицами, целью употребления которых является сбережение усилий на всех уровнях языковой системы.

Языковая система имеет целостную структуру: любые изменения на одном из языковых уровней ведут к изменениям и на других уровнях. Так, принцип экономии языковых средств находит свое выражение на фонетическом, лексическом, морфологическом и синтаксическом уровнях. Рассмотрим это на примере песенных текстов на кёльнском диалекте.

Принцип экономии языковых средств наиболее ярко прослеживается на фонетическом уровне. Многие отличия кёльнского диалекта в этом плане от стандартного немецкого языка можно объяснить экономией произносительных усилий, стремлением облегчить произношение. Именно этот закон обусловливает монофтонгизацию дифтонгов стандартного немецкого языка в диалекте, что представляет собой частный случай ассимиляции.

Так, кёльнский диалект сохраняет недифтонгизи-рованные средневерхнемецкие узкие долгие гласные i, u, ü, что сближает рипуарский диалект с нижненемецким (нижнефранкским):

Rhing (Rhein), fing (fein), us (aus), hück (heute).

Коме того, явно прослеживается тенденция к «переходу звуков и созвучий более трудных в более легкие для сбережения мускулов и нервов» [1]. Примером может служить переход смычного в спирант, который также объясняется «законом экономии усилий» [5]:

jeht (geht), morje (morgen), Fliejer (Flieger), Kreech (Krieg), Zoch (Zug), övverall (überall), möchlich (möglich), jevve (geben).

Поиск легких артикуляций приводит к тому, что трудно произносимые звуки переходят в более легко произносимые, то есть происходит замена неудобной артикуляции удобной. Например, ослабление согласных между гласными, упрощение произношения характерного для немецкого языка нагромождения согласных:

Wööschje (Würstchen), anjebraat (angebracht), fäädisch (fertig), Kaate (Karte), koot (kurz), söök (suchen), jet (etwas), schläch (schlecht), räch (recht), schwaade (schwatzen).

С поиском наименьшего произносительного усилия связано и отсутствие в кёльнском диалекте перебоя p>f : Kopp (Kopf), Pääd (Pferd).

В кёльнском диалекте нередки случаи выпадения согласных: kütt (kommt), off (oft), jesaat (gesagt), Kölle (Köln), Angs (Angst).

Говорящий в потоке речи совершает быстрые постоянные переходы от артикуляции гласных к артикуляции согласных, от произнесения звуков, находящихся в открытых и закрытых позициях. Уменьшение ам-

плитуды колебаний этих переходов при помощи уменьшения открытости открытых звуков и закрытости закрытых представляет собой один из случаев экономии фонетических средств [7]:

unfählbar (unfehlbar), däm (dem), Ovend (Abend), Kreech (Krieg), Zoch (Zug), roofe (rufen), schlööf (schläft), Scheeß (Schieß).

Особенностью кёльнского диалекта является примыкание [3]. Его сущность состоит в том, что слово, подвергшееся редукции, тесно сливается с соседним словом, образуя новое языковое единство. При примыкании происходит взаимная адаптация звуков, части слова могут выпадать или изменяться. Целые слоги порой сливаются в один почти неслышный звук или совершенно исчезают, особенно при быстром говорении:

du willse (willst sie), niemieh (nicht mehr), hammer (haben wir).

Принцип экономии языковых средств наблюдается в кёльнском диалекте и на морфологическом уровне. Однако в данном случае прослеживается связь с экономией произносительных усилий. Например, одной из особенностей кёльнского диалекта является выпадение конечного -t после глухих спирантов, а также после глухих смычных (чаще всего в глагольных формах: причастие II, 2 и 3 лицо единственного числа настоящего времени) [4]:

1) Ich hann nit jefrooch (Ich habe nicht gefragt);

2) Dä schlööf em Bett (Er schläft im Bett);

3) Dat es bestemmp nit schläch (Das ist bestimmt nicht schlecht).

Для кёльнского диалекта характерна также редукция конечных -e и -n. Это объясняется, видимо, тем, что конец слова несет меньше информации, чем его начало или середина. Редукция на фонетическом уровне рассматривается как процесс ослабления звуков, носящий количественный и качественный характер. Редукция окончаний в исследуемой языковой разновидности является одновременно ее фонетическим и грамматическим своеобразием:

Seid (Seide), sing (seine), Kneip (Kneipe), verjonn (vergehen).

Еще одной отличительный особенностью морфологии кёльнского диалекта является отсутствие родительного падежа (Genitiv) как особой грамматической категории, что также свидетельствует о тенденции к экономии языковых средств. Вместо него используется так называемый «дательный притяжательный» (possessiver Dativ), который сопровождается обязательным прибавлением притяжательного местоимения. При этом предмет принадлежности ставится на второе место [3]:

jägem Lot sing Frau (verglichen mit der Frau des Lots);

Sloopy singe Typ (der Sloopy's Typ);

'm Wirtz sing Kneip (die Kneipe vom Wirtz).

В кёльнском диалекте существует тенденция к унификации морфологических различий между именительным (Nominativ) и винительным падежами (Akkusativ):

1) Da höllt dä Bernd dä (der вместо den) Bus (Da hohlt Bernd den Bus);

2) Dat kann doch jar nit möchlich sin, der (der вместо den) Typ, der (der вместо den) muss ich sinn. (Das kann doch gar nicht möglich sein, der Mensch, den ich sehen muss).

Подобный процесс происходит в системе спряжения глаголов. Так, 1-е и 3-е лицо множественного числа совпадает с 1-ым лицом единственного числа: ich jonn (ich gehe); merjonn (wir gehen); die Johre verjonn (die Jahre vergehen); ich maache (ich mache); alle Mädcher maache (alle Mädchen machen); mer maache (wir machen).

В отличие от многочисленных форм образования множественного числа стандартного немецкого языка в кёльнском диалекте основным типом образования множественного числа существительных является окончание -е. Например: Hirte (Hirten), Zeeje (Ziegen), Auge (Augen).

Формы личных и указательных местоимений нередко ограничиваются мужским и средним родом:

Dat (dieser вместо diese) Marie, ich han et (es вместо sie) och probeet,

doch mich wullt et (es вместо sie) nie (Diese Marie, ich habe sie auch probiert, doch mich wollte sie nie).

Для исследуемого диалекта характерна также замена личного местоимения стандартного языка wir на mir (mer). Диалектная форма mir употребляется также в значении неопределенно-личного местоимения, эквивалентного литературному неопределенно-личному местоимению man. Например: mer spille (wir spielen);

et es janz ejal, wie mer (man) et mäht (es ist ganz egal, wie man es macht).

Система глагольных форм кёльнского диалекта, подобно герундию английского языка, имеет особую аналитическую конструкцию (Rheinische Verlaufsform). Эта глагольная форма употребляется для обозначения длительных состояний или продолжающегося действия:

ich benn am ziddere vüür Angs (ich zittere vor Angst); die Auge sinn ahm glöhe (die Augen glühen). Переход от синтетических языковых форм к аналитическим считается многими лингвистами одним из проявлений экономии языковых средств. Отношения и временные различия, выражающиеся более сложной формой личного глагола, можно передать с помощью данной грамматической конструкции, что, несомненно, ведет к сокращению выразительных средств путем увеличения содержательной стороны [4].

На уровне словарного состава кёльнского диалекта экономия языковых средств обнаруживает себя в более кратких номинациях, например: Jeck (Dummkopf), Bapp (Vater), Pänz (Kinder).

Диалект является языковой разновидностью, проявляющей себя в устной форме, поэтому он стремится к языковой экономии, которая выражается на лексическом уровне в широком употреблении разнообразных

сокращений и редуцированных слов: hundert pro (hundertprozentig), Kopp (Schwachkopf), Scheeß (Schießgewehr).

Экономии языковых средств способствует и влияние других языков, особенно английского, который все больше вторгается не только в стандартный немецкий язык, но и в диалект. Основной причиной заимствований является стремление носителей немецкого языка к экономии и точности. В результате создаются новые экономные номинации, способствующие устранению языковых и понятийных лакун или более дифференцированному выражению оттенков значений. Таким образом, заимствованная лексема становится более точной и краткой, например: Net, Chat, Camp, Party.

Что касается синтаксиса кёльнской диалектной песни, то здесь наблюдается некое противоречие. С одной стороны, для диалектного синтаксиса характерно стремление к экономии языковых средств, с другой - избыточность. Наилучшим образом проиллюстрировать это можно на примере текстов песен на кёльнском диалекте, то есть поэтических текстов, где средства языковой экономии выполняют, в основном, стилистические функции.

Экономия языковых средств достигается за счет редукции синтаксической структуры предложения, которая характеризуется опущением одного или нескольких членов предложения. Например, в диалектной песне часто встречается такая фигура, как эллипс. Данные явления в поэтическом тексте не кажутся ошибочными, поскольку выполняют определенную функцию. Эллипс служит для выражения смыслового и прагматического содержания, которое трудно передать семантическими средствами. Пропуск одних слов подчеркивает особую смысловую нагрузку оставшихся. Благодаря эллипсу достигается динамичность и лаконизм речи, передается напряженная смена действий или состояний:

Vum Airport dann mem Taxi treck nohm Camp.

Met Stacheldroht vum Pöbel affjetrennt.

Begrüßungscocktail, Eintausch «Muscheljeld». Un schon

wohr'n coole Atmosphäre en der Luff [6].

Песня кёльнской группы «BAP» «Time is cash, time is money» на диалекте повествует о бешеном темпе современной жизни, что обусловливает присутствие такой фигуры, как эллипс, выраженной в пропуске подлежащего и сказуемого, употреблении перфектной конструкции без вспомогательного глагола. Благодаря эллипсу отражается стремительный ритм жизни, которую ведут герои песни.

В следующем отрывке из песни при помощи эллипса подчеркивается взволнованность говорящего, спутанность мыслей и чувств действующего лица:

Er hätt ziemlich schlääsch jeschloofe. Jede Naach däselve Draum.

Er broht dä Wecker nit zo stelle. Keine Termin.

Die Stechuhr, die verhaßte, waat nit op ihn.

Sing Arbeit mäht jetz 'ne Computer, irjend'ne Chip,

er hätt et kumme jesinn, doch leider nötz ihm dat nix.

Er jläuv janix mieh. Alles Lüje [6].

В данных отрывках наличие эллипсов помогает передать эмоциональное состояние лирического героя, отражает импульсивность речи говорящего, которая обусловлена его возмущением и возбужденностью, пограничным состоянием его сознания. Мысли пребывающего в смятении героя как бы перепрыгивают с одного на другое, не давая ему сосредоточиться [4].

Еще одной фигурой языковой экономии, часто встречающейся в кёльнской диалектной песне, является апозиопезис - разновидность эллипса, представляющая собой внезапный обрыв мысли, который может быть мотивирован различными обстоятельствами:

- поиском подходящего слова:

Völlig ejal, se künnen uns all... ens jähn hann. Völlig ejal, se künnen uns all [6];

- нежеланием продолжать разговор:

Ne Missionar met 'nem Traktat, dä dich gnadenlos zoschwaad, och wenn du säähß: Jenooch! [6];

- размышлением над содержанием высказывания:

Wahnsinn ... do jommer och hin. Wahnsinn ... dat darf

net wohr sinn [6];

- желанием автора привлечь внимание к важным в смысловом отношении словам:

Kumm op ming Sick, maach de Bein brick ... uss Spass.

Kumm op ming Sick, maach de Bein brick ... uss Hass [6].

Меньшему объему предложения способствует и такая фигура, как асиндетон. Бессоюзие увеличивает выразительность фразы, усиливает ощущение стремительного и напряженного развития событий, передает резкие переходы во внутреннем состоянии героя песни или автора, придает речи эмоциональность и динамику, выдвигая соединенные без помощи союзов слова на первый план. Асиндетон встречается во всех типах предложений. В простом предложении бессоюзная связь обнаруживается при перечислении - повторении однородных синтаксических единиц в рамках законченного высказывания [2]. Приведем пример:

Wenn 'ne Hoffnungsschimmer funkelnd zeich, wo't langjeht,

wenn du einsam, rootlos ahn 'ner Kreuzung stehs [6]. Отсутствие союза und в перечислении между наречиями einsam и rootlos отражает в представленном отрывке душевные терзания действующего лица песни, его беспомощность и растерянность в сложившейся ситуации, более полно передает его внутреннее напряжение.

В следующем отрывке отсутствие союзов отражает определенную смену действий, выделяя на фоне остальных слов лексемы stur и langsam, которые несут основную смысловую нагрузку в этом высказывании. Благодаря асиндетической связи каждая группа слов (слово) получает относительную самостоятельность и больший семантический вес. Такой прием способствует созданию замедленного описания: Stromaufwärts, deef em Wasser, schlepp e Scheff sing Container, stur, langsam [6]. Таким образом, языковая экономия - один из главных и необходимых факторов нормального естественного функционирования языка. Принцип экономии языковых средств носит универсальный характер, что обусловлено его проникновением во все уровни языковой системы. Диалект, употребляющийся, преимущественно в устной форме, является одной из сфер реализации принципа языковой экономии и обладает своим специфическим инвентарем языковых единиц, отражающих действие данного принципа и не совпадающих по своему структурно-семантическому оформлению и функциональной направленности с языковыми единицами стандартного, кодифицированного и нормированного языка. Эллиптичность или стремление к импликации выступает в качестве наиболее существенной черты диалектной речи, что выражается в нивелировании всех тех языковых единиц на уровнях фонетики, лексики, грамматики, которые могут быть опущены без вреда для смысла.

Статья поступила 04.03.2015 г.

Библиографический список

1. Бодуэн де Куртене И.А. Избранные труды по общему языкознанию. В 2 т. М.: Издательство АН СССР, 1963.

2. Брандес М.П. Стилистика немецкого языка. М.: Высш. шк., 1990. 320 с.

3. Жирмунский В.М. Немецкая диалектология. М.: Издательство Академии наук СССР, 1956. 636 с.

4. Мокрова Н.И. Опыт комплексного исследования текстов современной кёльнской диалектной песни: дис. ... канд.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

филолог. наук. Иркутск, 2010. 193 с.

5. Соссюр де Ф. Курс общей лингвистики. М.: СоцЭкГиз, 1933. 272 с.

6. «BAP» [Электронный ресурс]. URL: http://www.bap.de/musik_songtexte.php (18 февр. 2015).

7. Whitney W.D. The Life and Growth of Language. An Outline of Linguistic Science. NY: Appleton and Company, 1897. 326 p.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.