Научная статья на тему 'Применение биотехнологий в лечении ожоговых ран: проблемы и перспективы (обзор литературы)'

Применение биотехнологий в лечении ожоговых ран: проблемы и перспективы (обзор литературы) Текст научной статьи по специальности «Биотехнологии в медицине»

CC BY
555
132
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БИОЛОГИЧЕСКИЕ РАНЕВЫЕ ПОКРЫТИЯ / ДЕЦЕЛЛЮЛЯРИЗИРОВАННАЯ ДЕРМА / «ЖИВОЙ ЭКВИВАЛЕНТ КОЖИ» / ЗАМЕНИТЕЛИ КОЖИ / КЕРАТИНОЦИТЫ / ФИБРОБЛАСТЫ

Аннотация научной статьи по биотехнологиям в медицине, автор научной работы — Смирнов С. В., Жиркова Елена Александровна, Сычевский М. В.

В течение последних десятилетий появились новые методы лечения ожоговых ран, основанные на биотехнологиях. В обзоре представлены основные материалы для лечения ожогов, которые были созданы с помощью тканевой инженерии биологические раневые покрытия и заменители кожи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Применение биотехнологий в лечении ожоговых ран: проблемы и перспективы (обзор литературы)»

ПРИМЕНЕНИЕ БИОТЕХНОЛОГИЙ В ЛЕЧЕНИИ ОЖОГОВЫХ РАН: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ (обзор литературы)

С.В. Смирнов, ЕА. Жиркова, М.В. Сычевский

НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва

В течение последних десятилетий появились новые методы лечения ожоговых ран, основанные на биотехнологиях. В обзоре представлены основные материалы для лечения ожогов, которые были созданы с помощью тканевой инженерии - биологические раневые покрытия и заменители кожи.

Ключевые слова: биологические раневые покрытия, децеллюляризированная дерма, «живой эквивалент кожи»,

заменители кожи, кератиноциты, фибробласты.

ВВЕДЕНИЕ

Одной из важных задач лечения больных с ожогами остается как можно более быстрое восстановление кожного покрова, которое, к сожалению, не всегда сопровождается полным структурным и функциональным восстановлением исходной ткани. Нередко после излечения от ожогов качество жизни больного снижается из-за косметических дефектов и ограничения подвижности суставов вследствие образования рубцовой ткани.

ПРИНЦИПЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ КОЖИ

Восстановление кожи при поверхностных ожогах (I, II степени) так же, как и при физиологической регенерации, происходит за счет сохранившихся стволовых клеток базального слоя эпидермиса. При ожогах 111А степени (так называемых пограничных), когда базальный слой эпидермиса разрушен, восстановление кожи происходит за счет стволовых и/или клеток-пред-шественников в ране (эпителиальных — в придатках кожи и дермальных — в стенке микрососудов) [1]. Функционирование таких клеток обеспечивает восстановление эпидермиса, а также клеточных и бескле-точных компонентов дермы, взаимодействие которых определяет процесс рубцевания в восстанавливающейся коже [2]. При глубоких ожогах (111Б, IV степеней) для восстановления кожи возникает необходимость в аутодермопластике, основным недостатком которой становится дополнительная кожная рана в месте забора лоскута, а при обширных поражениях — дефицит донорских ресурсов [3-6].

Современные исследования направлены на поиск методов, ускоряющих процесс заживления раны, уменьшающих образование рубцов, а также на разработку заменителей кожи, которые можно использовать в качестве функциональных эквивалентов аутотрансплантата кожи.

ОБЗОР ОСНОВНЫХ ПРОДУКТОВ,

СОЗДАННЫХ С ПОМОЩЬЮ ТКАНЕВОЙ ИНЖЕНЕРИИ

Начальный этап исследований, направленных на создание современных раневых покрытий и заменителей кожи, включал изучение возможности ферментативного разделения эпидермиса и дермы [7] и культивирования кератиноцитов in vitro [8]. Впервые успешную пересадку аутологичных кератиноци-

тов из первичной культуры на раны осуществили M. Karasek и M. Charlton в 1971 г. в ходе экспериментов на кроликах [9]. В качестве подложки для культивирования кератиноцитов авторы использовали коллагеновый гель. В 1975 г. J. Rheinwald и H. Green [10] удалось вырастить первичные эпидермальные клетки в серийной культуре на слое летально облученных 3Т3 мышиных фибробластов. Результаты исследований, выполненных этими авторами, свидетельствовали о том, что размер эпидермального трансплантата в течение 3-4 нед может быть увеличен более чем в 500 раз по сравнению с первоначальным. После первого клинического применения [11] эффективность использования культивированных эпидермальных аутотрансплантатов была подтверждена почти во всех ведущих ожоговых центрах разных стран [12-19]. Однако в ходе выполнения исследований отмечались и отрицательные результаты, проявляющиеся высокой вариабельностью эффективности применения клеток эпидермального трансплантата, которая зависела от расположения и состояния раны, возраста больного и квалификации специалистов [16, 20].

В 1981 г. E. Bell и др. [21] создали трансплантат, содержащий элементы дермы и эпидермиса, так называемый «живой эквивалент кожи», и испытали его на модели животных. В дальнейшем эта технология была трансформирована в продукт Apligraf®, который представляет собой аллофибробласты на коллагеновом гелевом матриксе и кератиноциты, выращенные на предварительно сформированном дермальном слое. В литературе приводятся неоднозначные мнения по поводу «живого эквивалента кожи» [22, 23]. Причинами не всегда удачных результатов использования покрытий, содержащих коллаген, по мнению ряда авторов, становятся: снижение пролиферативной активности фибробластов, контактирующих с коллагеном; повышение уровня синтеза коллагеназ; неустойчивость такого рода покрытий к воздействию ферментов и инфекции [23-25]. Следует отметить, что в подобных конструкциях используют как алло-, так и аутоклетки, а также их сочетание [12, 16, 26-28].

Дальнейший значительный прогресс был достигнут за счет создания двухслойной «искусственной кожи», верхний слой которой состоял из тонкой силиконовой

пленки, а нижний — из биодеградирующей пористой мембраны, которые включали коллаген и хондрои-тин-6-сульфат [29]. «Искусственная кожа» накладывалась на глубокие ожоговые раны после некрэктомии. В течение 2-3 нед в поры нижнего слоя проникали фибробласты и эндотелиальные клетки больного, прорастали сосуды, одновременно с этим происходила биодеградация самого нижнего слоя. В результате образовывалась ткань, более похожая на дерму, чем на рубец. После образования «неодермы» верхний силиконовый слой удаляли и выполняли аутодермопластику тонким трансплантатом толщиной около 0,1 мм. Такой бесклеточный коллаген-гликозаминогликано-вый заменитель дермы теперь доступен как материал под названием «Integra Artificial Skin®. Integra®» была создана в 80-е гг. XX века, а ее коммерческий выпуск начался в США в 1996 г. Гипотеза о возможном объеди-нии культивируемых кератиноцитов с Integra® стала основанием планирования новой серии исследований, в результате чего появилась надежда получить дерму и выращенный в лаборатории эпидермис, которые бы избавили больного от необходимости использования донорских ресурсов. Однако на практике оказалось, что культивируемые эпидермальные аутотрансплантаты не приживаются на дерме, образованной Integra® [30, 31].

Изобретение Integra® было важным шагом в создании заменителей кожи. Но для получения заменителя кожи с улучшенными функциональными и косметическими результатами требовались дальнейшие исследования в этой области. В течение последних 30 лет были созданы несколько коммерческих продуктов. Они содержат клетки различного происхождения (ауто-, алло- и ксеногенные) и разлагаемые микроорганизмами материалы (естественные или синтетические полимеры), которые составляют основу для переноса клеток, а также обеспечивают лучшее прилегание к ране. Условно их можно разделить на заменители кожи, содержащие клетки эпидермиса (эпидермальные), дермы (дермальные) и элементы как дермы, так и эпидермиса (дермо-эпидермальные) [32].

Эпидермальные заменители имеют в своем составе аутогенные кератиноциты, часто выращиваемые в присутствии мышиных фибробластов. Большинство продуктов принадлежит к категории «культивируемых эпидермальных аутотрансплантатов» (Epicel®, Epidex™, Myskin™), для которых кератиноциты выращены в виде многослойного клеточного пласта [33, 34]. От момента биопсии кожи пациента до создания конечного продукта проходит около 3 нед. В течение этого времени ожоговые раны лечат при помощи повязок. «Культивируемый эпидермальный аутотрансплантат» может быть наложен только на хорошо подготовленное раневое ложе. Результаты многоцентровых исследований свидетельствовали о широком диапазоне результатов приживления со средним значением 50% и меньше [33, 35, 36]. К недостаткам такого метода следует отнести, главным образом, большую продолжительность периода подготовки, небольшую частоту приживления и высокую стоимость.

Культивируемые аутогенные кератиноциты могут быть применены и в виде суспензии (ReCell®) [37-39]. При этом методе кератиноциты «распыляют» на рану. Несмотря на то что результаты применения этого метода свидетельствовали о несколько более быстрой эпителизации и созревании эпидермиса при модели-

ровании ран [40], он не подходит для лечения глубоких ожогов.

Поскольку в вышеописанных методах отсутствует дермальный компонент, низкая степень эпидермального соединения и высокая частота образования рубцов обусловливают чрезвычайно высокие требования к подготовке раны [41].

Созданные заменители дермы восстанавливают дерму, вызывая рост новой ткани, и создают оптимальные условия для заживления ожоговой раны [42]. После наложения их накрывают постоянным эпидермальным покрытием или его заменителем. Некоторые заменители дермы состоят из бесклеточной основы и на длительное время связываются с раневым ложем (AlloDerm®, Integra®, Matriderm®) [43-49]. В ране изготовленный аналог дермы заселяется основными клетками дермы и васкуляризуется [50]. Когда аутогенный неодермис сформировался и васкуляризиро-вался, обычно спустя 2-3 нед после наложения аналога дермы, на него может быть наложен расщепленный кожный лоскут [51].

Следует отметить, что применение дермального аналога и эпидермального трансплантата возможно как одномоментно [38, 45, 46, 52, 53], так и в два этапа [47].

Созданы также дермо-эпидермальные заменители для временного закрытия ран, в которых человеческие неонатальные аллогенные кератиноциты и фиброблас-ты комбинируют с раневыми покрытиями (Apligraf®, Orcel®). Их используют в основном для лечения хронических ран [42, 50, 54, 55]. Результаты исследований свидетельствуют об эффективности их применения [56, 57], в том числе у обожженных больных [58].

Для изготовления аутогенного дермо-эпидермаль-ного аналога [42] кератиноциты и аллофибробласты брали у обожженного больного и добавляли к колла-ген-гликозаминогликановому субстрату [59] и гиа-луроновой кислоте [26]. Время изготовления такого трансплантата достигало около 4 нед. Подобных клинических испытаний пока выполнено немного, но в ходе их проведения отмечены более благоприятные результаты в отношении образования рубцов по сравнению с использованием аллоклеток [42].

Продолжается выполнение и исследований по оценке эффективности применения мезенхимальных стромальных клеток костного мозга [60-62]. Такой клеточный материал аутологичен, легко культивируется и дифференцируется.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ РАНЕВЫЕ ПОКРЫТИЯ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ПОВЕРХНОСТНЫХ ОЖОГОВ В ПРАКТИКЕ ОЖОГОВОГО ЦЕНТРА НИИ СП им. Н.В. СКЛИФОСОВСКОГО

В НИИ СП им. Н.В. Склифосовского для лечения ожогов 111А степени используют аллофибробласты линии М-22 на кремнеорганической подложке. Была также разработана и успешно используется повязка на основе коллагена I типа с тромбоцитарным фактором роста (PDGF-BB), которая обладает выраженным стимулирующим влиянием на заживление ожоговых ран [63]. Применение обоих методов как минимум в 2 раза ускоряет эпителизацию поверхностных ожогов (1-11-111А степени), а также способствует их заживлению с хорошим косметическим эффектом. Однако как самостоятельные методы они не могут применяться для восстановления кожи при ожогах 111Б и IV степе-

ней из-за отсутствия дермы, что является основной проблемой при глубоких ожогах. Для этих целей необходимо создание аналога человеческой кожи, который был бы близок к коже по анатомическим и функциональным характеристикам; впоследствии такой аналог мог бы васкуляризироваться.

ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ РАНЕВЫХ ПОКРЫТИЙ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ ГЛУБОКИХ ОЖОГОВ

Для местного лечения глубоких ожогов традиционно используют иссечение некротических тканей (некрэктомия) и восстановление кожного покрова способом аутотрансплантации расщепленного кожного лоскута. Перспективным направлением в лечении глубоких ожогов представляется использование децел-люляризированной (бесклеточной) кожи кадаверов. К основным преимуществам такого биологического материала относят соответствие состава и организации используемой дермы характеристикам собственной дермы больного, а также возможность сохранения базальной мембраны. Однако данный метод имеет ряд существенных недостатков. Аллогенный характер таких структур может обусловливать развитие отторжения из-за оставшихся клеток, которые часто трудно удалить. Кроме того, существует риск заражения реципиента инфекцией через естественные биологические материалы, полученные из трупного материала. Именно поэтому их часто используют в качестве временных биологических повязок, а не постоянных кожных заменителей.

Кадаверная кожа — хорошее биологическое покрытие, но она подвергается иммунному отторжению спустя 10-21 сут после наложения ее на ожоговую рану. Для того чтобы использовать эту кожу как замени-

ЛИТЕРАТУРА

1. Жиркова Е.А. Клинико-экспериментальное обоснование применения аллогенных фибробластов для лечения ожоговых ран ША степени: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М 2011; 25.

2. Yu B., Mukhopadhyay A., Wong C. Skin and Hair: models for exploring organ regeneration. Hum Mol Genet 2008; 17: R54-R59.

3. Qaryoute S. Usage of autograft and allograft skin in treatment of burns in children. Burns 2001; 27: 599-602.

4. Loss M., Wedler V., Kunzi W., et al. Artificial skin, split-thickness autograft and cultured autologous keratinocytes combined to treat a severe burn injury of 93% of TBSA. Burns 2000; 26: 644-652.

5. Soejima K., Nozaki M., Sasaki K., et al. Reconstruction of burn deformity using artificial dermis combined with thin split-skin grafting. Burns 1997;23:501-504.

6. Dasgupta S., Sanyal S., Gupta P., Saha H.L. A modification of split-skin graft. Burns 1997; 23: 509-511.

7. Billingham R., Medawar P. Technique of free skin grafting in mammals. J Exp Biol 1951; 28: 385-402.

8. Karasek M.A. In vitro culture of human skin epithelial cell. J Invest. Dermatol 1966; 47: 533-540.

9. Karasek M.A., Charlton M.E. Growth of postembrionic skin epithelial cells on collagen gels. J Invest Dermatol 1971; 56: 205-210.

10. Rheinwald J., Green H. Epidermal growth factor and the multiplication of cultured human epidermal keratinocytes. J Nature 1977; 265: 421-424.

11. O’Connor N., Mulliken J., Banks-Schtegel S., et al. Grafting of burns with cultured epithelium prepared from autologous epidermal cells. Lancet 1981; 1: 75-78.

12. Atiyeh B., Costagliola M. Cultured epithelial autograft (CEA) in burn treatment: three decades later. Burns 2007; 33: 405-413.

13. Wood F., Kolybaba M., Allen P. The use of cultured epithelial autograft in the treatment of major burn wounds: eleven years of clinical experience. Burns 2006; 32: 538-544.

14. Hernon C., Dawson R., Freedlander E., et al. Clinical experience using cultured epithelial autografts lead to an alternative methodology for transferring skin cells from the laboratory to the patient. J Regen Med 2006; 1: 809-821.

15. Ronfard V., Rives J., Neveux Y., et al. Long-term regeneration of human epidermis on third degree burns transplanted with autologous cultured epithelium grown on a fibrin matrix. J Transplantation 2000; 70: 1588-1598.

тель, необходимо тщательно удалить все иммуноген-ные факторы, которые могут привести к отторжению донорского материала. В то же время необходимо сохранить нативную структуру и состав кожи. Методы, используемые для достижения этих целей, имеют, как правило, противоположные эффекты: чрезмерно активное удаление иммуногенных компонентов может разрушить структуру и состав ткани, в то время как более щадящие методы могут сохранить иммуно-генность ткани [64]. В настоящее время предложены физические и химические методы децеллюляризации, позволяющие сохранять структуру и свойства аллоген-ных трансплантатов [65, 66]. Результаты выполненных исследований свидетельствуют о том, что бесклеточ-ная кожная матрица поддерживает проникновение фибробластов, неоваскуляризацию и эпителизацию в отсутствие иммунного ответа [67]. Также были получены данные о том, что косметические и функциональные результаты после применения аллогенных дермальных трансплантатов в области глубоких ожогов существенно превосходят результаты после аутодермопластики перфорированным лоскутом, а также способствуют более быстрому заживлению донорских ран в связи с тем, что при этом требуется использование более тонких аутодермотрансплантатов [68].

AlloDerm® компании ЩеСеП1”1" — фактически единственный на рынке коммерческий продукт на основе бесклеточной аллогенной дермы. Его цена за 100 см2 достигает 300 долларов США. Российских аналогов этого продукта нет. Таким образом, разработка отечественного препарата на основе децеллюляризированной аллогенной дермы представляется весьма актуальным и перспективным направлением исследований.

16. Carsin H., Ainaud P., Le Bever H., et al. Cultured epithelial autografts in extensive burn coverage of severely traumatized patients: a five year single-center experience with 30 patients. Burns 2000; 26: 379-387.

17. Munster A. Cultured skin for massive burns. A prospective, controlled trial. J Ann Surg 1996; 224: 372-375.

1З. Cuono C., Langdon R., McGuire J. Use of cultured epidermal autografts and dermal allografts as skin replacement after burn injury. Lancet 1986; 1: 1123-1124.

19. Gallico G., O'Connor N., Compton C., et al. Permanent coverage of large burn wounds with autologous cultured human epithelium . J N Engl Med 1984; 311: 448-451.

20. Rue L., Cioffi W., McManus W., Pruitt B. Wound closure and outcome in extensively burned patients treated with cultured autologous keratino-cytes. J Trauma 1993; 34: 662-667.

21. Bell E., Ehrlich H., Buttle D., Nakatsuji T. Living tissue formed in vitro and accepted as skin-equivalent tissue of full thickness. J Science 1981; 211: 1052-1054.

22. Nanchahal J., DoverR., Otto W., Dhital S. Cultured composite skin grafts: biological skin equivalents permitting massive expansion. Lancet 1989; 2: 191-193.

23. Wassermann D., Schlotterer M., Toulon A., et al. Preliminary clinical studies of a biological skin equivalent in burned patients. Burns 1988; 14: 326-330.

24. Туманов В. П. Способ получения трансплантата из культивируемых фибробластов человека для лечения обожженных. Новые методы лечения ожогов с использованием культивируемых клеток кожи: Тез. докл. междунар. симп. Тула 1996; 11.

25. Koide M., Osaki K., Konishi J., et al. A new type of biomaterial for artificial skin: Dehydrothermally cross-linked composites of fibrillar and denatured collagens. J Biom Mat Res 1993; 27: 79-87.

26. Scalise A., Pierangeli M., Di Benedetto G., et al. Cultured autologous fibroblast and keratinocyte grafts: applications in plastic surgery. J Ann Burns Fire Dis 2001; 14: 96-99.

27. Boyce S., Goretsky M., Greenhalgh D., et al. Comparative assessment of cultured skin substitutes and native skin autograft for treatment of fullthickness burns. J Ann Surg 1995; 222: 743-752.

28. Chih-Chun Y., Tsi-Siang S., Te-An C., et al. The intermingled transplantation of auto- and homografts in severe burns. Burns 1980; 6: 141-145.

29. Burke J., Yannas I., Quinby W., et al. Successful use of a physiologically acceptable artificial skin in the treatment of extensive burn injury. J Ann Surg 1981; 194: 413-428.

30. Sheridan R., Tompkins R. Skin substitutes in burns. Burns 1999; 25: 97-103.

31. Pandya A., Woodward B., Parkhouse N. The use of cultured autologous keratinocytes with Integra® in the resurfacing of acute burns. J Plast Reconstr Surg 1998; 102: 825-828.

32. Bottcher-Haberzeth S., Biedermann T., Reichmann E. Tissue engineering of skin. Burns 2010; 36: 450-460.

33. Wood F., Kolybaba M., Allen P. The use of cultured epithelial autograft in the treatment of major burn injuries: a critical review of the literature. Burns 2006; 32: 395-401.

34. Shakespeare P. Burn wound healing and skin substitutes. Burns 2001; 27: 517-522.

35. Horch R., Kopp J., Kneser U., et al. Tissue engineering of cultured skin substitutes. J Cell Mol Med 2005; 9: 592-608.

36. Meuli M., Raghunath M. Burns. Part 2. Tops and flops using cultured epithelial autografts in children. J Pediatr Surg Int 1997; 12: 471-477.

37. Zweifel C., Contaldo C., Kohler C., et al. Initial experiences using noncultured autologous keratinocyte suspension for burn wound closure. J Plast Reconstr Aesthet Surg 2008; 61: e1-e4.

38. Wood F., Stoner M., Fowler B., Fear M. The use of a non-cultured autologous cell suspension and Integra dermal regeneration template to repair full-thickness skin wounds in a porcine model: a one-step process. Burns 2007; 33: 693-700.

39. Wood F. Clinical potential of cellular autologous epithelial suspension. Wounds 2003; 15: 16-22.

40. Navarro F., Stoner M., Park C., et al. Sprayed keratinocyte suspensions accelerate epidermal coverage in a porcine microwound model. J Burn Care Rehabil 2000; 21: 513-518.

41. MacNeil S. Progress and opportunities for tissue-engineered skin. J Nature 2007; 445: 874-880.

42. Pham C., Greenwood J., Cleland H., et al. Bioengineered skin substitutes for the management of burns: a systematic review. Burns 2007; 33: 946-957.

43. Stiefel D., Schiestl C., Meuli Stiefel M. Integra Artificial Skin® for burn scar revision in adolescents and children. Burns 2010; 36: 114-120.

44. Keck M., Haluza D., Burjak S., et al. A dermal substitute (Matriderm®) is serving as a scaffold for adipose tissue engineering and keratinocytes: First results of an in vitro study. Burns 2009; 35: 20.

45. Bannasch H., Unterberg T., Fohn M., et al. Cultured keratinocytes in fibrin with decellularised dermis close porcine full-thickness wounds in a single step. Burns 2008; 34: 1015-1021.

46. Haslik W., Kamolz L., Nathschlager G., et al. First experiences with the collagen-elastin matrix Matriderm as a dermal substitute in severe burn injuries of the hand. Burns 2007; 33: 364-368.

47. Branski L., Herndon D., Pereira C., et al. Longitudinal assessment of Integra in primary burn management: a randomized pediatric clinical trial. J Crit Care Med 2007; 35: 2615-2623.

48. Frame J., Still J., Lakhel-LeCoadou A., et al. Use of dermal regeneration template in contracture release procedures: a multicenter evaluation. J Plast Reconstr Surg 2004; 113: 1330-1338.

49. Heitland A., Piatkowski A., Noah E., Pallua N. Update on the use of collagen/glycosaminoglycate skin substitute — six years of experiences with artificial skin in 15 German burn centers. Burns 2004; 30: 471-475.

50. Shakespeare P. The role of skin substitutes in the treatment of burn injuries. J Clin Dermatol 2005; 23: 413-418.

51. Kearney J. Clinical evaluation of skin substitutes. Burns 2001; 27: 545-551.

52. Jung S., Chung J., Yim Y., Kwon H. One-stage skin grafting of the exposed skull with acellular human dermis (AlloDerm). J Craniofac Surg 2008; 19:1660-1662.

53. Chu C., McManus A., Matylevich N., et al. Integra as a dermal replacement in a meshed composite skin graft in a rat model: a one-step operative procedure. J Trauma 2002; 52: 122-129.

54. MacNeil S. Progress and opportunities for tissue-engineered skin. J Nature 2007; 445: 874-880.

55. Wong T., McGrath J., Navsaria H. The role of fibroblasts in tissue engineering and regeneration. Br J Dermatol 2007; 156: 1149-1155.

56. Edmonds M. Apligraf in the treatment of neuropathic diabetic foot ulcers. Int J Low Extrem Wounds 2009; 8: 11-18.

57. Barber C., Watt A., Pham C., et al. Influence of bioengineered skin substitutes on diabetic foot ulcer and venous leg ulcer outcomes. J Wound Care 2008; 17: 517-527.

58. Waymack P., Duff R., Sabolinski M. The effect of a tissue engineered bilayered living skin analog, over meshed split-thickness autografts on the healing of excised burn wounds. The Apligraf Burn Study Group Burns 2000;26:609-619.

59. Boyce S.T. Design principles for composition and performance of cultured skin substitutes. Burns 2001; 27: 523-533.

60. Расулов М.Ф. Трансплантация мезенхимальных стромальных клеток костного мозга для лечения термических ожогов кожи: Дис. ... д-ра мед. наук. М 2007: 245.

61. Fang L., Shen Y. An experimental study of bone marrow mesenchymal stem cells on the repair of skin wound combined with local radiation injury. J Zhonghua Shao Shang Za Zhi 2003; 19: 22-24.

62. Badiavas E.V., Abedi M., Butmarc J., et al. Participation of bone marrow derived cells in cutaneous wound healing. J Cell Physiol 2003; 196: 245-250.

63. Сычевский М.В. Эффективность модифицированной повязки на основе коллагена типа I при лечении обширных ожоговых ран ША степени: Автореф. дис. . канд. мед. наук. М 2010; 21.

64. Richters C., Pirayesh A., Hoeksema H., et al. Development of a dermal matrix from glycerol preserved allogeneic skin. Cell Tissue Bank 2008; 9: 309-315.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

65. Киселевский М.В., Анисимова Н.Ю., Лебединская О.В. и др. Оптимизация способа получения и репопуляции матрикса трахеи для аллогенной трансплантации. Клеточные технологии в биологии и медицине 2011; 1: 3-9.

66. Ахмедов Ш.Д., Афанасьев С.А., Егорова М.В. и др. Тканевая инженерия в экспериментальной сердечно-сосудистой хирургии: технология получения бесклеточных коллагеновых матриксов сосудов животных и человека. Клеточная трансплантология и тканевая инженерия 2011; 1: 68-72.

67. Wainwright D. Use of an accelular allograft dermal matrix (Alloderm) in the management of full-thickness burns. Burns 1995; 21: 243-248.

68. Munster A., Smith-Meek M., Shalom A. Acellular allograft dermal matrix: immediate or delayed epidermal coverage? Burns 2001; 27: 150-153.

Поступила 09.09.2011

Контактная информация: Жиркова Елена Александровна, к.м.н., научный сотрудник отделения острых термических поражений НИИ СП им. Н.В. Склифосовского e-mail: jnmp@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.