Научная статья на тему 'Причины и факторы, стимулирующие «Террор самоубийц» на Северном Кавказе'

Причины и факторы, стимулирующие «Террор самоубийц» на Северном Кавказе Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
63
38
Поделиться

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Шарафутдинова Э. Ф.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Причины и факторы, стимулирующие «Террор самоубийц» на Северном Кавказе»

кой ощутимого и положительного изменения ситуации в случае заключения договора является обеспечение прозрачности в управлении ресурсами, обеспечение (в случае подписания) оптимизации финансовой базы для экономического и социального восстановления Чечни.

Это может быть достигнуто с помощью механизмов распределения властных полномочий и взаимного контроля между различными ветвями власти в Чечне, выравнивания влияния ведущих конкурирующих кланов и других влиятельных групп. Выборы в парламент Чечни, состоявшиеся в ноябре 2005 г., в перспективе могут дать возможность для достижения прогресса в этом направлении.

Российская Федерация имеет на Северном Кавказе три самостоятельные политические цели: сохранение территориальной целостности и суверенитета; повышение уровня эффективности политического и экономического управления; и борьба с терроризмом. К основным политическим целям федерального центра преодоление внутичеченского противостояния до сих пор не относится, что является, с нашей точки зрения, перманентно воспроизводимой с ельцинского периода, политической ошибкой федеральной власти. В свою очередь, чеченское руководство пытается использовать все действия федерального центра как ресурс преодоления чеченского кризиса.

Но, поскольку эффективность федерального управления определяется низкой координацией и фрагментацией усилий различных участников политического процесса, ресурсы, предоставляемые федеральной властью, оказываются крайне недостаточными для решения основной внутричеченской задачи - консолидации чеченского общества на основе его модернизации.

Шарафутдинова Э. Ф., соиск.

ПРИЧИНЫ И ФАКТОРЫ, СТИМУЛИРУЮЩИЕ «ТЕРРОР САМОУБИЙЦ» НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

События начала нового тысячелетия приводят к выводу - современная цивилизация вступила в новую стадию политических и культурных преобразований. Многие из них сопровождаются чередой кровавых столкновений и конфликтов, имеющих религиозную подоплеку. Все чаще звучат высказывания о наступлении исламского мира на христианский и наоборот. Можно также говорить о влиянии ислама на экономику, политику, право во многих странах.

В частности, в 2000 г. президент Гамбии Йахья Джаммех сообщил о своем намерении ввести в стране законы, основанные на шариате, поскольку большинство гамбийцев - мусульмане. В этом же году власти Индонезии согласились на введение в провинции Ачех шариата, как выход из затянувшегося конфликта с исламскими сепаратистами. Премьер-министр Малайзии Махатхира Мохаммада призвал создать исламское государство. На протяжении двух последних лет шариат был принят в двенадцати северных штатах Нигерии, несмотря на то, что это нарушает конституцию страны: в соответствии с исламским законом мусульмане подвергаются более суровому наказанию по сравнению с другими нигерийскими гражданами. В Афганистане, по данным СМИ этой страны, все новые законы будут основаны на шариате.

На территории Российской Федерации в середине 90-х гг. в северокавказском регионе также предпринимались попытки внедрения шариата, а также создания исламского государства.

В чем же причины широкого распространения и усиления влияния мусульманской религии на все сферы жизни многих стран? Европейские и американские ученые полагают, что дело заключается в специфике исламской религиозной системы. Речь идет о некоторых фундаментальных характеристиках этой влиятельной мировой монотеистической религии, среди которых назовем следующие:

во-первых - молодость ислама: эта религия возникла значительно позже других мировых религиозных систем. И, в отличие от них, не исчерпала своих потенциальных возможностей;

во-вторых - жизнеспособность и гибкость ислама, который не утратил своих позиций, несмотря на долгие трудные периоды;

в-третьих - тотальность ислама: влияние на все сферы жизни. Шариат устанавливает правовые и нравственные нормы отношений, ислам определяет мировоззрение и поведение людей, становится образом их жизни;

в-четвертых, простота и доступность этой религии. Исследователи объясняют доступность мусульманской религии тем, что ислам максимально учитывает местные условия (адаты) и не использует методы колониальной политики;

в-пятых, стремление его к мировому господству. Именно этим свойством мусульманской религии западные авторы пытаются объяснить борьбу восточных народов, как минимум, за свое национальное освобождение;

в-шестых, идея завершения пророчества. В трактовке мусульманских теологов она, означает, что пророк Мухаммед был последним посланником Бога на земле и принес человечеству окончательную истину.

Это свидетельствует об особом положении ислама по отношению к другим религиям;

в-седьмых, аутентичность ислама личности мусульманина, т.е. полное выражение мусульманской религии и личности верующего. Это означает, что мусульмане во всех странах одинаковы. Люди, сформированные под влиянием этой религии, составляют единую общность «ум-му». Поэтому, мусульмане, независимо от страны, в которой они проживают, тянутся друг к другу как братья по вере. Отсюда разные панисламистские концепции, пропагандирующие объединение мусульман в единое государство, правовой и моральной основой которого должен быть шариат'.

Если говорить о шариате с энциклопедической точностью - шариат, буквальный перевод с арабского - «прямой, правильный путь». Шариат -комплекс закрепленных, прежде всего, Кораном и Сунной предписаний, которые определяют убеждения, формируют нравственные ценности и религиозную совесть мусульман. Эти сакральные источники выступают источниками конкретных норм, регулирующих поведение «правоверных». Шариат нередко воспринимается в массовом сознании мусульман как исламский образ жизни в целом, совокупность религиозных, нравственных, юридических и бытовых норм и обычаев. В широком смысле шариат называют «религиозным законом» (в общесоциальном значении слова «закон»). Отсюда и выражение - «законы шариата».

Шариат определяет и организует жизнь мусульман на огромном пространстве. Однако его влияние не везде одинаково, и шариат не является единственной действующей правовой системой. С этой точки зрения исламские страны можно разделить на три группы:

- с превалирующим влияниям норм шариата на правовую систему (Саудовская Аравия, Иран, Йемен, Судан);

- со сбалансированным взаимодействием шариата и светского права (ОАЭ, Кувейт);

- с подчиненной ролью шариата светскому законодательству в правовой системе (например, Тунис).

С внедрением шариата нередко напрямую связывают процесс распространения радикального ислама (исламизма). Между тем, для полного понимания такой взаимосвязи необходимы более аргументированные доводы.

Что касается нашей страны, в частности северокавказского региона, где большинство населения являются этническими мусульманами, то

Добаев И.П. Исламский радикализм в международной политике. - Ростов н/Дону: Ростиздат, 2000. - С. 26-34.

накануне распада СССР общественно-политическая и духовнокультурная ситуация здесь была относительно стабильной, хотя и сохранялся ряд острых социально-экономических проблем, зародившихся в годы советской власти'.

После распада Советского Союза ситуация резко изменилась. Самым политически нестабильным стал именно южный регион России. За последние 16 лет здесь происходят события, которые влекут негативные последствия не только для Кавказа, но и для всей Российской Федерации в целом. Прежде всего, наша страна столкнулась с ранее неизвестными ей явлениями экстремизма и терроризма, паразитирующими на исламе и прикрывающимися постулатами этой религии. Можно с уверенностью констатировать тот факт, что практически все республики Северного Кавказа так или иначе были вовлечены в эти процессы, а их население испытало все самые тяжелые последствия на себе. Результатом этих коллизий стали сотни жизней мирных людей, погибших в терактах, тысячи искалеченных людей, массовый национализм и сепаратизм, различные фобии, расцветшие буйным цветом на Северном Кавказе. В итоге дружный и гостеприимный Кавказ превратился в разрозненный, опасный и чреватый дальнейшими негативными проявлениями край.

В первую очередь были «разогреты» субъекты Северо-Восточного Кавказа (Дагестан, Чечня и Ингушетия). Что касается центральной части региона, то и здесь отмечаются проявления исламизма (радикального ислама), впрочем, и эта тенденция, в основном, в течение 90-х гг. была характерна практически исключительно только для некоторой части родственных тюркских народов - карачаевцев и балкарцев. До осени 1999 г. радикализм здесь не выходил за рамки идеологической риторики и пропаганды, практически полностью подпадал под категорию «умеренного», хотя в средствах массовой информации и упоминались отдельные факты участия незначительного числа местных «ваххабитов» в чеченских и дагестанских событиях. Однако причастность ваххабитов из числа карачаевцев в организации взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999 г. поставила под сомнение «умеренность» местного ваххабизма, что свидетельствовало о неприятных тенденциях в развитии экстремизма под прикрытием ислама на территории КЧР. Впоследствии этот прогноз подтвердился.

Среди адыгских (черкесских) народов радикальные проявления в исламе получили наименьшее развитие. Это объясняется не только превалированием здесь национального фактора над конфессиональным, но и

Акаев В. Х. Ислам: социокультурная реальность на Северном Кавказе. -Ростов н/Дону: Изд-во РГУ, 2004. - С.131.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

тем, что исторически мусульмане-адыги исповедуют самый умеренный толк в суннитском исламе - ханифитский. Указанный мазхаб (толк в исламе) отличается веротерпимостью, творческим осмыслением коранических норм и уважением к местным традициям, что было свойственно и

А

раннему исламу'. Однако в течение 90-х гг. ХХ в. и в начале XXI в. в Кабардино-Балкарии появляется и развивается движение т.н. «молодых мусульман», оно постепенно политизируется и радикализуется. Некоторая часть «молодых мусульман», прежде всего адепты т.н. «джамаата Ярмук», становятся носителями радикальных идеологий, неуклонно скатываясь к террористической практике. Трагические события, произошедшие в Нальчике 13-14 октября 2005 г., подтверждают данную негативную тенденцию в развитии исламистского и террористического движений на Северном Кавказе.

То, что касается религиозно-политического (в данном случае - исламского) радикализма, представляющего собой идеологическую доктрину и основанную на ней соответствующую политическую практику, то наиболее активно в процесс радикализации исламского движения на Северном Кавказе были вовлечены две республики Северо-Восточного Кавказа: Чечня и Дагестан. Именно на территории северо-восточной части Кавказа, а именно в Чечне и Дагестане, стали активно распространятся и внедрятся идеи религиозного радикализма и экстремизма, так называемого «неоваххабизма» (данный термин в научный оборот введен авторитетным отечественным исламоведом И.П. Добаевым). В Чеченской республике и в Дагестане их последователи одними из первых перешли от теории «такфиризма» (обвинения в «куфре», то есть в неверии) к кровавой практике «джихадизма» (терроризма под прикрытием ислама).

Ориентируясь на некоторые страны исламского мира (Саудовскую Аравию, Иран, Йемен, Судан), лидеры исламистов Чечни и Дагестана, имеющие в своем распоряжении радикальную доктрину, ставили своей основной целью создание независимого исламского государства на Кавказе («от моря до моря»), с превалирующим влияниям норм шариата.

Все эти процессы в Чечне происходили при активной поддержке зарубежных религиозных центров экстремистской направленности. Зарубежные экстремисты на территории этой республики создали большое количество лагерей и центров по подготовке террористов. О том, какое значение отводилось этим лагерям в Чечне лидерами исламских радикалов, в прессе сообщалось следующим образом: «... развивая молодежь

Добаев И. П. Традиционализм и радикализм в современном исламе на Северном Кавказе // Ислам и политика на Северном Кавказе / Северокавказское обозрение. Вып 1. / Отв. ред. В.В. Черноус. - Ростов н/Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2001. - С. 13.

физически и имея характер военных организаций, лагеря могут восполнить пробел, который существует в нашем движении. Молодежь, воспитанная в национальном и исламском духе, может замерзнуть стальным

А

остовом, который ляжет в основу будущей национальной армии»'. В 1999 г. на территории Чечни функционировал так называемый Исламский институт Кавказа (ИИК), который находился в прямом подчинении и распоряжении иорданского наемника Хаттаба. Там «работали» более 40 преподавателей из Афганистана, Саудовской Аравии, некоторых других мусульманских стран. Основной задачей этого заведения было привлечение как можно большего числа молодежи для реализации своих целей, с последующим превращением их в «идеологических марионеток» на политической арене2.

То, что лидеры чеченских сепаратистов состояли в тесной связи не только с руководителями многих зарубежных неправительственных религиозно-политических организаций (НРПО), но и с главами и элитами некоторых мусульманских государств, ни для кого сегодня не является секретом. Аслан Масхадов поддерживал дружеские отношения с королем Саудовской Аравии Фахдом ибн аль-Азизом ас-Саудом. Как известно, его поездка в КСА не ограничилась одним хаджем, чеченская делегация встретилась с руководителями и высокопоставленными деятелями ряда мусульманских государств. На встречах Масхадова с премьер-министром Турции, правительственной делегацией Иордании и другими лидерами была достигнута договоренность о тесном сотрудничестве и конкретной помощи т.н. «Чеченской республике Ичкерия». Вот что писал Масхадов в своем предвыборном послании: «В период моего хаджа я установил прямые контакты с лидерами мусульманских стран, сумел убедить их ока-

о

зать централизованную помощь Чечне»3.

Усиление религиозного экстремизма в Северо-Кавказском регионе одним из чеченских ультра-радикалов М.Удуговым аргументировался следующим образом: «.сегодня, мне кажется, для того, чтобы в перспективе четко защитить свои интересы на Кавказе, в исламском мире или в таком интересном в экономическом и политическом плане регионе, как Каспийский, России нужно было не противодействовать укреплению ислама и шариата в этом регионе, а наоборот, учесть интересы исламского народа в нашем регионе. А так может прийти к тому, что Россия будет вытеснена с Кавказа вообще4.

1 Вестник КНИД. - 1999. - февр.

2

Шарафутдинова Э. Ф. Конфессиональный аспект чеченского конфликта. Магистерская диссертация (рукопись). - Ростов н/Дону, 2005. - С. 62.

о

Масхадов А. 100 дней президента. - Грозный, СПб., 1997. - С. 21.

4 Шевченко М. Экс-министр правды Мовлади Удугов: «В Чечне все силы

То, что происходит на территории Чечни вот уже 12 лет (начиная с 1994 г.), без сомнения, - результат активной деятельности зарубежных центров экстремистской направленности, ставящих своей целью не только полную исламизацию населения Северного Кавказа, но и создание в регионе «халифата» - теократического исламского государства, основанного на нормах шариата. Безусловно, это является прямым посягательством на территориальную целостность нашей, светской, страны - России.

Прямым доказательством вышесказанного является анализ деятельности исламистов, свидетельствующий о том, что в их планы в отношении России входит противопоставление интересов российских мусульман интересам государства и общества, формирование условий для выхода из состава Российской Федерации и создание новых государ-

А

ственных образований, ориентированных на страны исламского мира'.

Что касается Чечни, то главными инициаторами экстремистской деятельности здесь выступают неправительственные религиозно- политические организации (НРПО) исламского мира. Доминирующую роль среди них играют НРПО Королевства Саудовской Аравии (КСА)2. Ваххабизм, хотя и неофициально, выступает в качестве доминирующей идеологии на ее территории, и финансируемые КСА объекты за рубежом (мечети, учебные центры и т.д.) власти королевства используют для распространения своей, ваххабитской, идеологии. Саудовская Аравия затрачивает значительные средства на реализацию внешнеполитических задач. Важную роль в выполнении этих функций государством играет министерство по делам ислама, верообращения и ориентации, которое создало около 25 саудовских исламских центров за рубежом. Оказывается постоянная финансовая поддержка 20 высшим исламским учебным центрам. За последние 10 лет, Саудовская Аравия распространила в разных странах около миллиона экземпляров религиозной литературы3.

В этих же целях активно задействованы многочисленные международные исламские структуры, большая часть которых также создана и функционирует при финансовом и организационном участии Саудовской Аравии. К числу таких структур относятся Организация Исламская конференция, объединяющая 54 мусульманских государства; Исламский

сильные» // Независимая газета. -1998. - 18 дек.

Добаев И. П., Немчина В. И. Новый терроризм в мире и на Юге России. -

Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. - С. 277.

2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 Добаев И. П. Политические институты исламского мира: идеология и практика. - Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ, 2001. - С. 17.

Александров И. Л. Исламская основа саудовского общества и государства // Королевство Саудовская Аравия: прошлое и настоящее. - М., 1999. - С. 77-78.

банк развития; Лига исламского мира, Высший совет мечетей (создан при ЛИМ); Фонд исламской солидарности, целью которого является оказание материальной и религиозно-идеологической поддержки мусульманским меньшинствам за рубежом; Международная организация спасения, которая призвана оказывать помощь нуждающимся во всем мире, черпая средства из сборов мусульманского налога «закят», поступающего, в том числе, из фондов министерства по делам ислама КСА; Всемирная лига исламской молодежи и др.'

Усиление религиозного экстремизма на Северном Кавказе происходит также с других направлений - из Азербайджана и Грузии. В 90-е гг. руководством этих стран была организована система поддержки северокавказских радикалов. В Азербайджане отмечалась деятельность исламских радикалов, специализирующихся на подготовке исламских проповедников, а, по сути, агитаторов. Одну из таких организаций на территории Азербайджанской республики возглавлял поданный КСА Мухаммед Салем Абдель Хамид, а также граждане Йемена Ареф Абдалла и Хауру-зи Каид Абдельрахман. Действовал лагерь под покровительством «Всемирной ассамблеи исламской молодежи»2. Что касается Грузии, то сегодня широко известна роль этого государства в создании и поддержке плацдарма экстремистов и террористов в Панкисском ущелье.

Вкладывали свою лепту в северокавказский конфликт и афганские талибы. Они активно обучали молодых людей с Кавказа в своих лагерях «моджахедов». При этом им внушалась ненависть к Российскому государству и ко всем народом, проживающим на его территории. Особенно активно внимали этим идеям выходцы из Чечни.

Особую опасность представляют попытки экстремистов расширить свою социальную базу, прежде всего, за счет привлечения молодежи. В этих целях зарубежные эмиссары предпринимают усилия по формированию в России кадрового резерва, организуют направление молодых российских граждан на обучение в зарубежные исламские центры. Большинство из них, пройдя подготовку в духе радикализма, после возвращения служат его проводниками. Например, известный отечественный исследователь «политического ислама» И.П. Добаев пишет о том, что «.к настоящему времени сложилась тенденция к вытеснению лояльного и законопослушного духовенства более молодыми и адекватно подготовленными

Николаев Р., Шабуркин А. Интернациональная экспансия // Независимое

военное обозрение. - 1999. - 15 окт.

2

Международные исламские организации // Отечественные записки. - 2003.

- №5. - С. 217.

А

выпускниками зарубежных учебных центров»'. Это усложняет отношения между внутри структур «официального ислама».

Как известно, в результате процессов радикализации на Северном Кавказе Чеченская Республика пережила два вооруженных конфликта. Первая война в Чечне проходила, скорее, под национальными/националистическими лозунгами, т. е. в тот период активно эксплуатировался этнический фактор. В последующем ситуация изменилась коренным образом, противостояние федеральному центру стало проходить исключительно под религиозными девизами. Чеченские радикалы объявляют джихад всем «неверным», «неистинно и неправильно верующим». Под «неверными» подразумеваются не только т.н. «многобожни-ки» (язычники), но и представители других религий единобожия (христиане и иудаисты), а «неистинно и неправильно верующие» - это те мусульмане, которые не разделяют их позиций и взглядов радикалов (т.н. «лицемеры» и «отступники»).

Именно в этот период в Чечне, а впоследствии и в других субъектах России, прежде всего северокавказских, фиксируются такого рода процессы и явления. На одном из них хотелось бы остановиться подробнее.

В начале XXI в. Российскую Федерацию захлестнула волна терроризма. В своей практике религиозные экстремисты и их последователи используют различные террористические акции, от массовых захватов заложников до применения смертников - самоубийц, или «шахидов», как чаще их сейчас называют в публицистике.

На самом деле термин «шахид» в исламской традиции не соответствует данной интерпетации. В период походов мединской уммы, во времена сражения при Бадре, произошедшего между мусульманами и языч-никами-курейшитами, «шахидами» считали тех, кто боролся с язычеством (многобожием), распространяя монотеистичную веру, т. е. ислам. Люди, погибающие на этом пути, назывались «шахидами», т. е. «мучениками за веру» и «погибшими на пути к Аллаху». И хотелось бы отметить, что пророк Мухаммед, согласно многочисленным исламским хроникам и жизнеописаниям, никогда не принуждал кого-либо насильно принимать исламскую религию, он всегда наставлял своих последователей, что это нужно делать убеждением, чтобы человек проникся верой в Аллаха. Если же его не удавалось убедить принять ислам, то в этом случае он говорил, что «мы должны идти своей дорогой, а неверный своей» («неверный», «кафер» - человек, не верующий в единого Бога).

Добаев И. П., Немчина В. И. Новый терроризм в мире и на юге России. - С.

В коранических текстах термину «шахид» дается следующее определение: «.к «шахидам» относятся все умершие насильственной смертью, в числе которых - убитые человеком, животными, погибшие во время стихийных бедствий, эпидемий, утонувшие, отравленные, скончавшиеся во время хаджа и т.д.»'

Современная интерпретация термина «шахид», предлагаемая радикалами, является, скорее, условной и ослабляет религиозный смысл, первоначально заложенный в его содержание.

С точки зрения мусульманской ортодоксии следует, что мусульманин, осуществивший осознанное самоубийство, не может считаться «ша-хидом». Шиитское духовенство находит оправдание и обоснование ша-хидизму, в то время как суннитское духовенство его порицает. Идеологическое обоснование шахидизма встречается в программных установках движения «ХАМАС» («Движение исламского сопротивления»), которое учит своих боевиков: «Аллах велик, и вы - острие его меча, смерть за

о

Аллаха, дорога в рай»2.

В связи с ужесточением палестинского конфликта первоначально «шахидизм» приобрел широкое распространение на Ближнем Востоке. В 80-х гг. ХХ столетия «шахидизм» приобретает массовый характер среди палестинцев. Поскольку Израиль по своей военной мощи несравнимо превосходит палестинцев, то они не находят иной формы борьбы за восстановление своей государственности, избирая методы индивидуального или группового террора. Тактика израильских властей направлена на активное физическое подавление палестинцев, что вызывает широкий резонанс в мусульманском мире. Ответное насилие Израиля не приводит к уменьшению числа смертников среди палестинцев. Последние оценивают свои действия, как справедливую войну против их самого ненавистного врага. Мнения в этом вопросе разделяются. Израильская и западная сторона называют самоубийц террористами, камикадзе, а радикальное мусульманское духовенство признает их героями. Их имена увековечиваются в истории борьбы палестинцев против Израиля. Они для этих целей привлекают и женщин, которым, в отличие от мужчин, легче пробраться с «поясом шахида» через израильские посты. В связи с использованием женщин - «шахидок», среди членов известной палестинской организации «ХАМАС» разгорелся спор о «законности» такой практики с точки зрения шариата. Многие знатоки мусульманского права уверенны, что женщина даже не имеет права появляться на улице без сопровождения мужчины.

Ислам. Энциклопедический словарь. - М., 1991. - С. 296.

2

Ольшанский Д. В. Психология терроризма. - СПб., 2002. - С. 150.

При совершении терактов против израильтян палестинцы не щадят ни женщин, ни детей, ни стариков. Ответные действия не заставляют себя ждать. Это - массовые репрессии, методы коллективного наказания палестинцев, которые не влекут за собой мирного урегулирования конфликта, который продолжается уже 50 лет. Все это, безусловно, - основная причина палестинского «шахидизма».

Как известно, экстремистская организация «Аль-Каида» также активно использует в своей практике женщин-самоубийц, но это идет вразрез с воззрениями большинства ее теоретиков и идеологов. Так, один из

л

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

египетских фундаменталистских лидеров' утверждает, что в истории джихадистских организаций вроде группы аз-Завахири (заместителя бен -Ладена) - это первый случай разрешения женщинам-смертницам участвовать в террористических акциях. «Лучшая служба, которую женщины могут сослужить джихаду, - добавляет он, - заключается в выполнении того, что организация считает женскими обязанностями: быть матерью, женой и домашней хозяйкой». Исходя из этого, он полагает, что использование женщин-смертниц в атаках «Аль-Каиды» останется скорее исключением, чем правилом. Однако источник в кругах лондонских исламистов сказал корреспонденту «Аш-Шарк аль-Авсат», что участие женщин в таких операциях не является новой тактикой, более того, оно практиковалось «еще на заре ислама, а затем - в период исламских завоеваний». «Это известно из книг Сиры и истории исламских завоеваний, - добавил он, - Первой женщиной-шахидкой в исламе была Самийя, известная сподвижница. Была также Насиба бинт Кааб, защищавшая посланника Аллаха в одном из набегов. Были Хавла бинт аль-Азвар, участвовавшая в завоевании страны аш-Шам, известная сподвижница пророка аль-Ханса, ар-Румайда, ансарка Умм Атыйя и многие другие»2. Однако как видно из этих слов, во времена пророка Мухаммеда такие акции совершались исключительно в защитных целях и носили оборонительный характер. На современном этапе в результате акций, совершаемых женщинами-самоубийцами, происходит не что иное, как преступление. И совершившая самоубийство берет на себя двойной грех: прежде всего, убивая себя, а также массу невинных людей. Таким образом, можно сделать вывод о том, что радикальные группировки используют представительниц слабого пола в терактах исключительно в политических целях, при этом придавая псевдорелигиозный характер своим действиям.

Мухаммад аш Шафии. Новые женщины-смертницы: месть, агитация или новая тактика? // Аш Шарк аль-Авсат. - 2005. - №11.

2 Там же.

В своих публикациях и на страницах близких к «Аль-Каиде» интернет-сайтов фундаменталисты упоминают командира чеченских повстанцев Шамиля Басаева, который очень гордился отрядом «черных вдов» -женщин, мужчины которых погибли от рук российских солдат. Фотографии женщин в поясах, начиненных взрывчаткой и в черных одеждах, скрывавших все тело, кроме глаз, стали яркими символами кровавых операций по захвату заложников, совершенных чеченскими «повстанцами» в бесланской школе и в московском театре на Дубровке. Только за четыре месяца 2003 г. шесть из семи операций чеченских смертников были совершены женщинами. 27 женщин взорвали себя, приведя в действие начиненные взрывчаткой пояса, или были убиты российскими военными.

Часто смертниками становятся, протестуя против государственного насилия, осуществляя месть, оказывая политическое давление. Но, вопреки всему, террористы-смертники, как правило, таких целей не достигают. Их действия приводят к очень тяжелым последствиям.

Тот, кто решился на самоубийство, не всегда отдает себе отчет в том, что в ходе теракта гибнут ни в чем не повинные люди. В Коране по поводу самоубийства сказано: «Не убивайте самих себя. Поистине, Аллах к вам милосерден! А кто делает это по вражде и несправедливости, того мы сожжем в огне. Это для Аллаха легко. Если вы будете отклоняться от великих грехов, что запрещается вам, Мы избавим вас от ваших злых деяний и введем вас благородным входом» (Коран 4: 29 - 31). Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Некий человек поранил себя и страдал от этого. Он схватил нож и вскрыл себе вены. От обильного кровотечения он умер. Всевышний Аллах сказал: «Этот раб божий опередил меня. Я ему навсегда закрыл двери рая»» (из хадисов «Ас-Сахих» аль - Бухари). Так же пророк говорил: «Проклятие тому, кто убил верующего; тому, кто бросил верующего неверным - он будет приравнен к убийце его; тому, кто покончил собой. Аллах будет разгневан этим в Судный день» (из хадисов аль - Бухари).

Если говорить о северокавказском «шахидизме», следует ометить, что организаторы терактов, как правило, привлекают для этих целей представительниц слабого пола. По нашему мнению, это, прежде всего, объясняется приниженным положением женщин на Северном Кавказе. Из этого следует, что ими гораздо легче манипулировать, а также использовать для совершения данного вида преступления.

В результате осуществления террористических акций, в том числе в форме «шахидизма», в обществе возникает большое количество фобий. Терроризм, приобретая характер регулярного явления, вызывает у людей, в первую очередь, состояние стресса и ощущение тотальной неза-

щищенности, перерастающие в боязнь и неприязнь людей определенной национальности, отрицательное отношение к людям другого вероисповедания. В атмосфере подозрительности и настороженности эта боязнь превращается в фобию массового характера, порой доходящую до массового психоза.

На сегодняшний день ситуация складывается таким образом, что в России происходит процесс роста взаимной неприязни между выходцами с Кавказа и русскими. Поэтому одной из основных задач в российском обществе на данном этапе является искоренение фобий и интолерантно-сти как таковой в массовом сознании граждан.

Швец А.В., асп. ИППК РГУ.

РУССКАЯ БАЗОВАЯ ЛИЧНОСТЬ И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: ТРАДИЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

В рамках происходящей трансформации российского общества особую актуальность приобретает анализ ключевых особенностей русского типа личности, сформированных на протяжении многих веков культурного и социального развития России. Для определения специфики личности, характерной для той или иной культуры или общества в науке часто используются термины «менталитет» и «национальный характер». Наряду с этими понятиями, в рамках культурного и социально - философского анализа специфики русского типа личности вполне правомерно использование термина «базовая личность».

Впервые в российской науке термин «базовая личность» был применен К. Касьяновой при описании особенностей русского национального характера. Отождествляя понятие «базовой личности» с понятием «национальный характер», Касьянова определяет базовую личность как «набор качеств личности, которые устойчиво повторяются у лиц, принад-

л

лежащих к определенной культуре».' В русле определения, данного Касьяновой, Б.Г. Мещеряков определяет базовую личность как «ядерный набор черт, присущий всем носителям данной культуры».2

Одним из ключевых понятий, характеризующих специфику русской базовой личности, является понятие государственности. Образ государства, а вместе с ним и государственной власти в сознании русской базо-

Касьянова К. О русском национальном характере. М., 1994. С. 34

2 Большой психологический словарь. Под ред. Зинченко В.П., Мещерякова Б.Г. М., 2002. С. 298.