Научная статья на тему 'Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Проблемы квалификации'

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Проблемы квалификации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
2830
401
Поделиться
Ключевые слова
АФФЕКТ / ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ АФФЕКТ / ПАТОЛОГИЧЕСКИЙ АФФЕКТ / СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА / ОШИБКИ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Немтинов Дмитрий Владимирович

В статье проанализирована практика применения ст. 113 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта», а также проблемы квалификации данного преступления. В ходе исследования выявлены некоторые ошибки, которые в своей практике допускают суды при квалификации преступлений за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Немтинов Дмитрий Владимирович,

CAUSING SERIOUS OR AVERAGE DAMAGE TO HEALTH IN THE HEAT OF PASSION. QUALIFICATION'S PROBLEMS

The practices of causing the paragraph 113 CC of the Russian Federation Causing serious or average damage in the heat of passion and also qualification's problems of this crime are analyzed in this article. Some mistakes which are made by our courts in their legal practice were found during this research.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Проблемы квалификации»

УДК 342.2

ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКОГО ИЛИ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ В СОСТОЯНИИ АФФЕКТА. ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ

© Дмитрий Владимирович НЕМТИНОВ

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, соискатель кафедры уголовного права и процесса, e-mail: nemtinovdmitrijj@rambler.ru

В статье проанализирована практика применения ст. 113 УК РФ «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта», а также проблемы квалификации данного преступления. В ходе исследования выявлены некоторые ошибки, которые в своей практике допускают суды при квалификации преступлений за причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта.

Ключевые слова: аффект; физиологический аффект; патологический аффект; судебная практика; ошибки правоприменения.

При определенных условиях людям свойственны сильные эмоциональные порывы, быстро возникающие, захватывающие человека целиком. Такие состояния называются аффектами (аффект происходит от латинского слова а£Гесйс - душевное волнение). Значительная часть преступлений против здоровья, совершенных в состоянии аффекта, не получает должной юридической оценки в силу сложности квалификации этих деяний, необходимости проведения ряда экспертиз, трудности в отличии физиологического аффекта от патологического, отсутствия однозначного понимания конструкции ст. 113 УК РФ правоприменителями и других причин.

В настоящее время уголовная ответственность за преступления против общественной нравственности в том или ином виде предусмотрена в законодательстве практически всех стран мира, что свидетельствует об осознании мировым сообществом значимости объекта посягательства данного вида преступной деятельности. Однако криминализация общественно опасных деяний против нравственности свидетельствует о существовании ряда проблем, затрудняющих противодействие этим преступлениям [1, с. 343346].

Ст. 113 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезап-

но возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего [2, ст. 2954].

Проблемы, возникающие при квалификации преступного деяния, во многом объясняются несовершенством той или иной уголовно-правовой нормы, стремление упростить уголовно-правовую норму привело к неточному истолкованию известного психологического понятия - аффекта. В связи с этим в теории уголовного права и судебной практике нет единства в понимании физиологического аффекта, хотя последний представляет конкретное психологическое понятие, которое имеет свои ощутимые границы, присущие только этому психическому состоянию типические признаки. Между тем в теории и практике уголовного права используются термины «аффект», «сильное душевное волнение», «душевное волнение», «внезапно возникшее сильное душевное волнение» и т. п. К тому же многие криминалисты рассматривают понятия «душевное волнение» и «аффект» как равноценные и тождественные. Между тем эти понятия не идентичные, хотя и однопорядковые, поскольку степень душевного волнения - лишь один, хотя и наиболее яркий и выразительный, но не самый существенный признак аффекта. В связи с этим было бы целесообразным исключить из уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за аффектированное убийство, термин «внезапно возникшее сильное душевное волнение» и оставить термин «аффект» (точнее - «физиологический аффект»). Это избавит от терминологической неупорядоченности и приведет к правильному и единообразному применению данной уголовно-правовой нормы.

«Аффект не является элементом психического отношения к общественно опасному деянию. Он представляет определенное психическое состояние действующего лица, вызванное неблагоприятными внешними обстоятельствами, и имеет весьма ограниченное юридическое значение (при убийстве и

умышленном причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью)» [3, с. 45]. Следует отметить, что в уголовно-правовой науке существовало мнение, согласно которому аффект считался одним из факультативных признаков субъективной стороны преступления [4, с. 288-289; 5, с. 41; 6, с. 191]. Аффект определяется как «бурный и кратковременный эмоциональный процесс, оказывающий влияние на сознание и деятельность человека и сопровождающийся изменениями в деятельности двигательной, эндокринной, сердечно-сосудистой и других систем организма» [7, с. 41]. Хотя аффект, снижая возможности человека осознавать фактический характер и, что более важно, социальное значение своих действий и(или) руководить ими, накладывает определенную окраску на интеллектуальные и волевые процессы, протекающие в психике виновного, но элементом этих процессов, образующих вину, не является. Как писал в свое время известный русский психиатр А.Я. Боткин, «с научной точки зрения преступный аффект, будь он физиологический или патологический, должен составлять условие невменяемости, если доказано, что человек, находившийся в состоянии такого аффекта, не мог руководить своими поступками» [3, с. 34]. Точно так же, как «патологический аффект исключает вменяемость, т. е. признак субъекта преступления, точно так же и физиологический аффект, свидетельствуя о пониженных интеллектуальных и волевых возможностях человека, характеризует субъекта, а не субъективную сторону преступления» [8, с. 59-61].

Важно отметить, что аффект почти всегда возникает как допустимое субъектом средство утвердить предполагаемую им свою правоту и самочинно наказать виновного, а терпимость, самообладание - это те личностные характеристики, которые препятствуют возникновению аффекта. Аффект может развиться у каждого человека, но не каждый человек позволяет ему развиться, поэтому избыточная фиксация на биологических, генетических началах развития аффекта затемняет главную правовую проблему - необходимость оптимизации правового менталитета граждан в целях предупреждения неправомерного поведения. Правовое воспитание по поиску приемлемого выхода из конфликтных ситуаций - наиважнейшая правовая пробле-

ма, связанная не только с профилактикой преступлений, совершенных в состоянии аффекта, но и преступности в целом.

Недаром в судебной практике человека. совершившего преступление под влиянием аффекта, рассматривают или как невменяемого (при патологическом аффекте), или по крайней мере как заслуживающего снисхождения, признавая, что сильный аффект резко изменяет течение психических процессов. Аффекты, как правило, препятствуют нормальной организации поведения, его разумности. Они способны оставлять сильные и устойчивые следы в долговременной памяти.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

«Основное в аффекте - это неожиданно для лица быстро наступающее потрясение, которое отличается глубиной и силой переживания, так как приобретает для человека большую значимость и захватывает его сознание настолько, что составляет доминирующее содержание» [9, с. 29].

Учитывая то, что аффект как психическое состояние человека относится к области психологии, и содержание этого понятия насыщается именно теми компонентами, которые выделены психологами, для целей настоящего исследования представляют повышенный интерес соответствующие взгляды представителей названной отрасли знаний. Так, степень сознания при аффекте понимается по-разному. Одни авторы считают, что в состоянии физиологического аффекта человек «не помнит себя». Этим выражением раскрывается отсутствие контроля сознания [10, с. 228]. Большинство других авторов указывает, что аффект не устраняет сознательного контроля за своими действиями, но «сознание, способность представлять и мыслить суживается, подавляется» [11, с. 276].

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта законодатель относит к менее опасным, т. к. это преступление совершается в состоянии психофизиологического аффекта, которое может быть вызвано негативными поступками потерпевшего.

Аффект оказывает значительное влияние на возникновение, динамику и реализацию умысла. Умысел возникает в тот момент, когда субъект уже находится в состоянии аффекта. Возникает внезапно аффект и тут же сразу, как бы в его «недрах», возникает умысел на причинение вреда здоровью. «Субъ-

ект, находясь в состоянии аффекта, не может одновременно находиться в состоянии покоя, поскольку психологическая природа аффекта такова, что ему в любом случае требуется немедленная «разрядка в действиях». Поэтому и умысел реализуется незамедлительно, что делает невозможным наличие стадии приготовления. Однако немедленное реагирование на действия потерпевшего не исключает возможности совершения виновным различных сложных длящихся действий (например, преследования потерпевшего). При этом следует иметь в виду, что умысел должен быть реализован в то время, пока субъект находится в состоянии аффекта. Умысел возникает в аффекте и изживает себя вместе с ним» [12, с. 37].

Однако следует отметить и то, что состояние аффекта в некоторых случаях приобретает такую форму, при которой лицо признается невменяемым. Такое состояние называется патологическим аффектом. При патологическом аффекте расстройство психики характеризуется болезненным состоянием и человек не отдает отчета в своих действиях и не может руководить ими. Патологический аффект является временным расстройством психической деятельности человека. Патологический аффект представляет собой кратковременное психологическое состояние, внезапное возникновение которого связано с психотравмирующими факторами. В данном случае всегда имеются проявления нарушения сознания.

При патологическом аффекте происходит «несоответствие между силой раздражителя и степенью аффективной реакции» [13, с. 56]. Бурное и быстрое развитие патологического аффекта вызывается порой незначительными раздражителями, в результате которых эмоциональная реакция бывает весьма сильной. Большая стойкость и резкая выраженность сосудистой реакции служит важным диагностическим признаком при патологическом аффекте, так же как и наступающее после него полное истощение физических сил и амнезия содеянного. Фаза взрыва при физиологическом аффекте протекает с меньшим нарушением воспоминаний, а в фазе спада на передний план выступает не только чувство упадка, сколько субъективное чувство облегчения и раскаяния. Патологический аффект почти исключается у здоро-

вых людей, т. к. для него необходима та или иная патологическая почва, т. е. отклонение от нормы, особенно в эмоциональной сфере, а также понижение сопротивляемости мозга, что может быть результатом болезни, травм, отравления и т. д. Несмотря на глубокое изменение сознания, патологический аффект не всегда ведет к общественно опасным действиям и может встречаться в каждодневной жизни, тогда как физиологическому аффекту свойственно причинение общественно опасного результата. Причинение вреда здоровью, совершенное лицом, находящимся в состоянии патологического аффекта, не может считаться уголовно-наказуемым. Поэтому когда в материалах уголовного дела имеются данные, что виновное лицо могло на момент убийства или причинения вреда здоровью находиться в состоянии аффекта, необходимо назначить специальные экспертизы (судебно-психологическую или комплексную психолого-психиатрическую).

Представляется, что целесообразнее назначать комплексную экспертизу. Назначение такой экспертизы позволит наилучшим образом решить ряд сложных вопросов, относящихся как к области психиатрии, так и психологии. В частности, ограничение физиологического аффекта от патологического, а также отличие аффекта от других эмоциональных состояний (стресса, фрустрации и т. д.) и ряд других вопросов. Однако следует заметить, что заключение экспертов должно критически оцениваться судьями и следственными работниками в совокупности с другими доказательствами, имеющимися по уголовному делу.

Условия уголовной ответственности за это преступление во многом совпадают с теми, которые предусмотрены ст. 107 УК РФ. В этих случаях также необходимо установить, что сильное душевное волнение вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Необходимым условием для ответственности по ст. 113 УК является внезапность сильного душевного волнения. Умысел на причинение вреда здо-

ровью также возникает внезапно. Таким образом, делая вывод по рассмотренному вопросу, отметим, что состав причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта по основным объективным и субъективным признакам аналогичен убийству, совершенному в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). Различие имеется, во-первых, в объекте, которым является не жизнь, а здоровье человека, во-вторых, в объективной стороне - последствиями выступает тяжкий или средней тяжести вред здоровью. Санкция одинакова в случае причинения и того и другого вида вреда, что вряд ли оправдано.

На наш взгляд, данные доводы не совсем убедительны. Считаем отнесение физиологического аффекта к указанной категории нецелесообразным по следующим причинам. Во-первых, следует иметь в виду, что физиологический аффект - это свойство здоровой психики реагировать соответствующим образом на отрицательный раздражитель. Наличие «вторичных условий» (болезненного состояния организма, психопатии, неврозов и других пограничных состояний психики) лишь увеличивает вероятность возникновения аффекта, но возникают они на нормальной физиологической почве. В этой связи справедливой представляется точка зрения

О.Д. Ситковской, согласно которой «оценка аффекта должна зависеть не от того, у кого он возник, а от того, насколько выражены симптомы аффекта, имеются ли нарушения сознания, истощение и иные признаки, характеризующие качественное отличие патологического аффекта от физиологического» [14, с. 15]. Автор обоснованно отмечает, что важным является «изучение симптомов психологического состояния субъекта при совершении им противоправных действий, а не почвы, на которой возникает аффект» [14, с. 16]. Во-вторых, причиной аффекта являются не психические аномалии, имеющиеся у виновного, а провокационные действия потерпевшего. Это обстоятельство не вписывается в редакцию ст. 22 УК РФ, где говорится, что «лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии ограниченной вменяемости, то есть не могло в полной мере осознавать значение своих действий или руководить ими вследствие болезненного психического рас-

стройства, подлежит уголовной ответственности».

Полагаем, что наиболее верной является точка зрения, согласно которой преступления в состоянии аффекта могут совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. В силу внезапности, интенсивности аффекта виновный может и не осознавать полностью своих действий, не осмыслить до конца, какой вред жизни или здоровью потерпевшего он желает причинить. Но о том, что он все-таки осознает общественную опасность своего деяния, свидетельствуют его действия перед совершением преступления (хватает бутылку, камень, палку, топор, нож, ружье), а потому он не может не предвидеть наступления тяжких последствий и не желать их, хотя и не представляет отчетливо степень их тяжести.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Основываясь на изложенном, целесообразно сформулировать следующие выводы.

1. При квалификации деяний ст. 113 УК РФ необходимо отличать наличие физиологического и патологического аффектов. Если при наличии физиологического аффекта речь идет об ограниченной вменяемости виновного в совершении рассматриваемых деяний и о привлечении его к уголовной ответственности по указанным статьям, то при установлении патологического аффекта у лица возникает состояние невменяемости, которое исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности.

2. Обращаясь к конструкции ст. 113 УК РФ, можно заметить, что она не содержит квалифицированного состава, в то время как предусматривает причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, причиняемого в состоянии аффекта, которые имеют разную степень общественной опасности. В следственной практике встречаются ситуации, когда лицо, находящееся в стоянии аффекта, причиняет другому лицу или нескольким лицам тяжкий вред здоровью, впоследствии у потерпевшего по истечении определенного периода времени наступает смерть. Поэтому фактически речь идет о разграничении преступлений, предусмотренных ст. 107 и 113 УК РФ.

Октябрьским районным судом г. Самары 24 мая 2007 г. С. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потер-

певшего, повлекшем по неосторожности его смерть. 28 декабря 2006 г. днем между ним и отцом С. (находившимися в своей квартире в состоянии алкогольного опьянения) произошла ссора, перешедшая в драку. В ходе драки С. выхватил нож из рук отца, который оскорблял его и угрожал, и умышленно нанес ему множественные удары руками и ногами по различным частям тела, причинив тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности смерть потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений в связи с неправильным применением уголовного закона.

Президиум Самарского областного суда 10 февраля 2008 г. протест удовлетворил, приговор и определение кассационной инстанции изменил, указав следующее.

Как показал С. на следствии и в судебном заседании, его отец постоянно употреблял спиртные напитки, устраивал дома скандалы, оскорблял всех членов семьи, угрожал убийством, избивал мать. 28 декабря 2006 г., придя с работы, он застал отца дома одного в состоянии алкогольного опьянения. Тот начал его оскорблять, угрожал убийством, однако он не отвечал ему, поел, выпил водки и лег отдыхать в своей комнате. Отец продолжал угрожать и оскорблять, зашел к нему в комнату с ножом в руках. Он вытолкнул его в коридор и выбил нож, неосторожно поранив отцу руку. Затем он подобрал нож, отнес его на кухню, а сам пошел в комнату искать бинт, чтобы перевязать отцу рану, но последний неожиданно ударил его в лицо. Он, С., был сильно возбужден, не мог себя сдержать и нанес отцу несколько ударов. Отец стал кричать, что зарубит его топором, и пошел на балкон, где хранился топор. Испугавшись, он ударил отца рукой по голове, отчего тот упал. Накрыв отца одеялом, чтобы не замерз, он ушел в свою комнату. Достоверность показаний С. об обстоятельствах, при которых он избил своего отца, подтверждается материалами дела. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, С. в день происшествия были причинены телесные повреждения в виде ссадин скулы слева, правой руки, царапины левой руки, которые

произошли от действия твердых тупых предметов. Из показаний Л. и Т. (матери и жены подсудимого) видно, что на протяжении последних двух лет потерпевший злоупотреблял спиртными напитками, систематически устраивал дома скандалы, избивал Л., и она обращалась с заявлениями в милицию. Он постоянно оскорблял и сына с женой, угрожал сыну убийством. В связи с этим сын с семьей вынужден был уйти жить в общежитие, но их там не прописали и пришлось вернуться к родителям. Свидетели К. и О. - соседи потерпевшего, также подтвердили, что В. злоупотреблял спиртными напитками, деградировал как личность, оскорблял членов семьи, скандалил. Вывод суда о том, что оскорбления и угрозы потерпевшего в день происшествия не отличались от прежних, а потому нет оснований усматривать нахождение С. в состоянии аффекта, нельзя признать обоснованным.

По смыслу закона ответственность по ст. 113 УК РФ за причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения наступает не только в случае, когда это состояние является результатом единичного неправомерного действия потерпевшего, но и тогда, когда оно - следствие неоднократных противозаконных действий потерпевшего, из которых последнее является непосредственной причиной такого состояния.

С учетом изложенного содеянное С. подлежит квалификации по ст. 113 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием со стороны потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего [15, с. 30]. В этой связи необходимо пойти по пути дифференциации уголовной ответственности за рассматриваемые деяния. В связи с изложенной позицией предложить новую редакцию ст. 113 УК РФ.

«Ст. 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного

волнения (физиологического аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием), а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, -

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью двух или более лиц, -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью, -

наказывается ограничением свободы на срок до 1 года или лишением свободы на тот же срок.

4. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее причинение средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

5. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее смерть потерпевшего, -

наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

6. Деяние, предусмотренное частью первой и второй настоящей статьи, повлекшее смерть двух и более лиц, -

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет».

1. Осокин Р.Б. Проблемы противодействия преступлениям против общественной нравственности // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2011. Вып. 1 (93).

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 06.05.2010 г.) // СЗ РФ. 1996. № 25.

3. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коче-нов М.М. Новые направления психологической экспертизы. М., 2007.

4. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

5. Кондрашова Т.А. Субъективная сторона преступления. Т. 2 // Уголовное право. Пределы и виды дифференциации уголовной ответственности. Екатеринбург, 1992.

6. Дагель П.С., Котов П.Д. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974.

7. Боткин Я.А. Преступный аффект как условие невменяемости: Вступительная лекция в курсе судебной психопатологии. М., 1893.

8. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003.

9. Тухбатуллин Р.Р. Понятие аффекта как признака преступлений, предусмотренных ст. 107,

113 УК РФ // Российский следователь. 2005. № 7.

10. Игнатьев В.И., Громов М.Д., Лукин Н.С. Психология. М., 1965.

11. Иванов П.И. Психология. М., 1959.

12. Тухбатуллин Р. Р. Субъект и субъективная сторона преступлений против жизни и здоровья, совершенных в состоянии аффекта // Российский следователь. 2005. № 8.

13. ЗайгарникБ.В. Патопсихология. М., 1976.

14. Ситковская О.Д. Аффект. Криминальнопсихологическое исследование. М., 2007.

15. Постановление Президиума Самарского областного суда от 10.02.2008 г. № 2311/08 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2008. № 5.

Поступила в редакцию 30.09.2011 г.

UDC 342.2

CAUSING SERIOUS OR AVERAGE DAMAGE TO HEALTH IN THE HEAT OF PASSION. QUALIFICATION’S PROBLEMS

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Dmitriy Vladimirovich NEMTINOV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Competitor of Criminal Law and Process Department, e-mail: nemtinovdmitrijj@rambler.ru

The practices of causing the paragraph 113 CC of the Russian Federation “Causing serious or average damage in the heat of passion” and also qualification’s problems of this crime are analyzed in this article. Some mistakes which are made by our courts in their legal practice were found during this research.

Key words: the heat of passion; physiological heat of passion; pathological heat of passion; judicial practice; judicial mistakes.