Научная статья на тему 'Превентивная дипломатия как инструмент «Мягкой силы» КНР'

Превентивная дипломатия как инструмент «Мягкой силы» КНР Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1718
256
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КНР / ПРЕВЕНТИВНАЯ ДИПЛОМАТИЯ / "МЯГКАЯ СИЛА" / РЕГИОНАЛЬНЫЙ ФОРУМ АСЕАН / КИТАЙСКИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ / CHINA / PREVENTIVE DIPLOMACY / SOFT POWER / ARF ASEAN / CHINESE EXPERTS

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Бояркина Анна Владимировна, Лыков Константин Федорович, Печерица Владимир Федорович

Рассматривается концепция превентивной дипломатии как одного из инструментов внешнеполитической концепции «мягкой силы» КНР. Цель данной статьи проследить развитие превентивной дипломатии Китая, мер ее реализации в рамках международных и региональных институтов (АРФ АСЕАН, ШОС). В качестве важнейшего инструмента Китай взял на вооружение концепцию превентивной дипломатии. Китайское руководство адаптировало концепцию «мягкой силы», модифицировав некоторые идеи Дж. Ная, положившего начало концепции «мягкой силы». В Азиатско-Тихоокеанском регионе в первой половине 90-х гг. ХХ в. по инициативе нескольких стран АСЕАН началась дискуссия по проблемам превентивной дипломатии, проводятся встречи и семинары, посвященные поиску сотрудничества в области превентивной дипломатии, осуществляется программа обучения «Превентивная дипломатия в рамках Регионального форума АСЕАН». Как отмечают многие исследователи, в АТР сформировались различные взгляды на содержание, методы превентивной дипломатии, возник«своеобразный водораздел» между азиатскими и неазиатскими участниками АРФ, между основной частью участников АРФ и Китаем. Авторы статьи пришли к заключению, что теоретические исследования, в сравнении с практическим применением превентивной дипломатии КНР, появились позднее, чем в западных странах. С помощью «мягкой силы» Китай стремится развивать и укреплять достигнутое взаимное доверие и уровень сотрудничества, принимая активное участие в механизмах по решению проблем безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе; в строительстве системы региональной безопасности на основе сотрудничества всех стран АТР. В рамках АРФ АСЕАН Китай, применяя «мягкую силу», способствует тому, что многие участники этого форума стали придавать большое значение проблемам нетрадиционной безопасности, обсуждать их сущность, проявлять стремление к укреплению взаимного доверия и продвижению превентивной дипломатии

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Бояркина Анна Владимировна, Лыков Константин Федорович, Печерица Владимир Федорович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PREVENTIVE DIPLOMACY AS AN INSTRUMENT OF CHINA’S SOFT POWER

The article discusses the concept of preventive diplomacy as an instrument of China’s foreign affairs concept of soft power. The purpose of this article to trace development of preventive diplomacy of China, the measures for its implementation within the framework ofa international and regional institutions (ARF ASEAN, SCO). China wields the concept of preventive diplomacy as an essential political instrument. The Chinese leadership adapted the concept of «soft power» by modifying some of the ideas of J. Nye, who developed the concept of «soft power». In Pacific Rim in the first half of the 90s of the XX century on the initiative of a number of ASEAN countries there were discussions on preventive diplomacy problems, meetings and seminars devoted to the search for cooperation in the field of preventive diplomacy, and a program of study «Preventive diplomacy within the ASEAN Regional Forum» was launched. As many researchers in Pacific Rim note state, different views on the scope, methods of preventive diplomacy were shaped, there was a «watershed» between Asian and non-Asian participants in the ARF, between the main part of the participants in the ARF and China. The authors conclude that the theoretical researchers in comparison with the practical application of preventive diplomacy of China appeared later than in Western countries. With the help of soft power China seeks to develop and strengthen mutual trust and achieved the level of cooperation, actively participating in the mechanisms to address security issues in the Pacific Rim; in the construction of a regional security system based on cooperation of all Pacific Rim states. A great number of the Forum’s member-states attach significance to issues of nonconventional security, discuss their point, deepen mutual confidence and promote preventive diplomacy using soft power

Текст научной работы на тему «Превентивная дипломатия как инструмент «Мягкой силы» КНР»

Политология

УДК 327

Бояркина Анна Владимировна Anna Boyarkina

Лыков Константин Федорович Konstantin Lykov

Печерица Владимир Федорович Vladimir Pecheritsa

ПРЕВЕНТИВНАЯ ДИПЛОМАТИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ «МЯГКОЙ СИЛЫ» КНР

PREVENTIVE DIPLOMACY AS AN INSTRUMENT OF CHINA'S SOFT POWER

Рассматривается концепция превентивной дипломатии как одного из инструментов внешнеполитической концепции «мягкой силы» КНР. Цель данной статьи — проследить развитие превентивной дипломатии Китая, мер ее реализации в рамках международных и региональных институтов (АРФ АСЕАН, ШОС). В качестве важнейшего инструмента Китай взял на вооружение концепцию превентивной дипломатии. Китайское руководство адаптировало концепцию «мягкой силы», модифицировав некоторые идеи Дж. Ная, положившего начало концепции «мягкой силы». В Азиатско-Тихоокеанском регионе в первой половине 90-х гг. XX в. по инициативе нескольких стран АСЕАН началась дискуссия по проблемам превентивной дипломатии, проводятся встречи и семинары, посвященные поиску сотрудничества в области превентивной дипломатии, осуществляется программа обучения «Превентивная дипломатия в рамках Регионального форума АСЕАН». Как отмечают многие исследователи, в АТР сформировались различные взгляды на содержание, методы превентивной дипломатии, возник «своеобразный водораздел» между азиатскими и неазиатскими участниками АРФ, между основной

The article discusses the concept of preventive diplomacy as an instrument of China's foreign affairs concept of soft power. The purpose of this article — to trace development of preventive diplomacy of China, the measures for its implementation within the framework of international and regional institutions (ARF ASEAN, SCO). China wields the concept of preventive diplomacy as an essential political instrument. The Chinese leadership adapted the concept of «soft power» by modifying some of the ideas of J. Nye, who developed the concept of «soft power». In Pacific Rim in the first half of the 90s of the XX century on the initiative of a number of ASEAN countries there were discussions on preventive diplomacy problems, meetings and seminars devoted to the search for cooperation in the field of preventive diplomacy, and a program of study «Preventive diplomacy within the ASEAN Regional Forum» was launched. As many researchers in Pacific Rim note state, different views on the scope, methods of preventive diplomacy were shaped, there was a «watershed» between Asian and non-Asian participants in the ARF, between the main part of the participants in the ARF and China. The authors conclude that the theoretical researchers in comparison with the practical applica-

частью участников АРФ и Китаем. Авторы статьи пришли к заключению, что теоретические исследования, в сравнении с практическим применением превентивной дипломатии КНР, появились позднее, чем в западных странах. С помощью «мягкой силы» Китай стремится развивать и укреплять достигнутое взаимное доверие и уровень сотрудничества, принимая активное участие в механизмах по решению проблем безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе; в строительстве системы региональной безопасности на основе сотрудничества всех стран АТР. В рамках АРФ АСЕАН Китай, применяя «мягкую силу», способствует тому, что многие участники этого форума стали придавать большое значение проблемам нетрадиционной безопасности, обсуждать их сущность, проявлять стремление к укреплению взаимного доверия и продвижению превентивной дипломатии

tion of preventive diplomacy of China appeared later than in Western countries. With the help of soft power China seeks to develop and strengthen mutual trust and achieved the level of cooperation, actively participating in the mechanisms to address security issues in the Pacific Rim; in the construction of a regional security system based on cooperation of all Pacific Rim states. A great number of the Forum's member-states attach significance to issues of non-conventional security, discuss their point, deepen mutual confidence and promote preventive diplomacy using soft power

Ключевые слова: КНР, превентивная дипломатия, «мягкая сила», Региональный форум АСЕАН, китайские исследователи

Key words: China, preventive diplomacy, soft power, ARF ASEAN, Chinese experts

В последние десятилетия новейшего времени нецелесообразность и невозможность применения оружия массового поражения в противостоянии крупных держав, обладающих таким оружием, приводит к использованию «мягкой силы» во внешнеполитической деятельности. Все чаще многие страны мира используют этот термин как инструмент проведения своей внешней политики.

В основе «мягкой силы» Китая лежат философские идеи древних трактатов Сунь Цзы, Лао Цзы, Гуань Цзы, согласно которым военная сила не отрицается, но подчеркивается умение воспользоваться слабыми сторонами противника.

Китайское руководство адаптировало концепцию «мягкой силы», модифицировав некоторые идеи Дж. Ная, положившего начало концепции «мягкой силы». Например, определение развития национальной культуры как способа укрепления «мягкой силы» государства свидетельствует о важности культурно-образовательного направления, в рамках которой осуществляются мероприятия по «выводу культуры вовне». Китай реализует «мягкую силу» для продви-

жения своих экономических интересов в странах Латинской Америки, на Африканском континенте, в Азии.

В то же время в качестве важнейшего инструмента Китай взял на вооружение концепцию превентивной дипломатии (preventive diplomacy, MKtt^^).

Некоторые исследователи считают «идеологом» и «создателем» международно-правовой концепции превентивной дипломатии шестого Генерального Секретаря ООН Бутроса Гали [1; С. 162-165]. В представленном им 31 января 1992 г. докладе Совету Безопасности ООН превентивная дипломатия характеризовалась как «действия, направленные на предупреждение возникновения споров между сторонами, недопущение перерастания существенных споров в конфликты и ограничение конфликтов после их возникновения» [2].

В последующих документах ООН подчеркивалась непринудительность и конфиденциальность характера превентивной дипломатии, отмечалась не только роль ООН и других международных и региональных организаций, но и народной дипломатии, частных лиц в предотвращении и урегу-

лировании конфликтов. Важным инструментом превентивной дипломатии должны были стать меры доверия, системы раннего оповещения на основе обмена информацией, а в отдельных случаях — создание демилитаризованных зон [1; С. 165].

Однако следует согласиться с мнением, что оправдать свое назначение превентивная дипломатия сможет только при самом высоком уровне доверия и взаимопонимания между государствами, а также в том случае, если будут выработаны не только ее универсальные понятия и принципы, но и учитывающие региональную специфику [3]. Данное положение в полной мере относится и к Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР), где еще в первой половине 90-х гг. XX в. по инициативе нескольких стран АСЕАН началась дискуссия по проблемам превентивной дипломатии, проводятся встречи и семинары, посвященные поиску сотрудничества в области превентивной дипломатии, осуществляется программа обучения «Превентивная дипломатия в рамках Регионального форума АСЕАН».

За прошедшие годы в рамках Регионального форума по безопасности (АРФ) превентивная дипломатия стала официальной темой переговоров. На встрече АРФ в Брунее в 1995 г. опубликован «Документ концепции АРФ», который провозглашал постепенное укрепление мер доверия [включая добровольный обмен информацией о состоянии национальных вооруженных сил, диалог по вопросам безопасности на различных условиях, стимулирование членов АРФ к участию в Реестре ООН по обычным вооружениям], применение мер превентивной дипломатии, изучение методов решения конфликтов в трех фазах [превентивное реагирование в мирное время, в период кризиса и превентивное развертывание]. В 2001 г. Совет министров иностранных дел АРФ выработал документ под названием «Принципы и концепция превентивной дипломатии АРФ», в котором излагается развитие превентивной дипломатии в рамках регионального форума АСЕАН. В 2005 г. превентивная дипломатия включена в концепцию рабочей меж-

сессионной группы АРФ по мерам доверия. В то же время, как отмечают многие исследователи, в АТР сформировались различные взгляды на содержание, методы превентивной дипломатии, возник «своеобразный водораздел» между азиатскими и неазиатскими участниками АРФ, между основной частью участников АРФ и Китаем [4].

В предлагаемой статье представлена попытка обозначить некоторые направления подхода Китая к проблеме превентивной дипломатии как инструмента «мягкой силы». КНР возлагает на себя международную ответственность в деле защиты мира во всем мире, как одна из мировых держав, для этого Китай должен, наряду с увеличением «твердой силы», уделять еще больше внимания укреплению «мягкой силы».

Необходимо отметить, что официальная позиция КНР была изложена в выступлении представителя Китая в АРФ Ши Чуньлая на втором заседании АРФ в Сингапуре в 1999 г. Он заявил, что превентивная дипломатия Китая является важной частью новой концепции безопасности страны и должна основываться в Азиатско-Тихоокеанском регионе на семи основных принципах:

1) договорах о дружбе и сотрудничестве между государствами, Уставе ООН, пяти принципах мирного сосуществования и других нормах международного права;

2) взаимном уважении суверенитета, независимости и территориальной целостности;

3) невмешательстве во внутренние дела других стран и реализации сотрудничества в сфере безопасности в отношении третьих стран;

4) поддержке прямых связей с конфликтующей стороной по взаимному соглашению сторон;

5) неприменение силы или угрозы применения силы, мирные средства для разрешения международных споров;

6) оборонная политика одного государства не должна представлять угрозу для безопасности и стабильности другой страны, не в ущерб другим странам в виде применения силы;

7) важным принципом превентивной дипломатии является продвижение дружественных обменов на основе сотрудничества между странами [5; С. 81].

В Китае превентивная дипломатия стала предметом исследования в 90-е гг. XX в. В целом, как считает исследователь из Шаньдунского педагогического университета Ян Фан, число китайских научных публикаций, полученных с внутреннего интернет-провайдера HowNet, не превышает и 30, и большая часть статей посвящена реализации превентивной дипломатии в ООН, АТР, США, мало представлено работ с анализом и описанием системы реализации превентивной дипломатии [6; С. 3-4; 7, 8].

Китайские авторы, как правило, отмечают наличие больших расхождений между исследователями КНР и США, США и АСЕАН и т.д. по таким вопросам, как понятие и определение превентивной дипломатии, когда возникает необходимость в ней, каковы масштабы вовлечения участников, способы реализации и инструменты и т.д. Причем эти расхождения связаны с различными возможностями акторов международных отношений в области политики, экономики, безопасности и др., и поэтому при возникновении международных споров и конфликтов или конкретных внутренних конфликтов правительства принимают выгодные им превентивные меры.

Профессор Пекинского университета правительственного управления Фан Сян-цин считает, что Китаю, чтобы лучше служить интересам нации и соответственно поддерживать мир и безопасность международного сообщества, необходимо «правильно расставить акценты по превентивной дипломатии». Во-первых, он выделяет вопросы безопасности внутри страны, полагая, что в рамках превентивной дипломатии международное гуманитарное вмешательство возможно лишь, когда в одном государстве происходит крах политического строя и отсутствует признанная политическая власть, наступает серьезная ситуация для граждан этого государства или угрозы жизни и безопасности имущества граждан другого государства, что может привести к

региональному хаосу или конфликту более широкого действия» [5; С. 82].

Во-вторых, превентивная дипломатия, по мнению профессора Фан Сянциня, тесно связана с вопросами региональной безопасности. При этом он выделяет несколько случаев, при которых следует проводить консультации и совместные действия региональных организаций безопасности, например, в отношении пограничных споров и этнических конфликтов. В отношении пограничных конфликтов позиция Китая исходит из того, что переговоры и консультации между двумя участниками должны проходить без участия третьей стороны. Относительно этнических конфликтов следует сказать, что региональные организации по безопасности могут вмешаться только по требованию правительства «конфликтной территории» и «...в строгом соответствии с целями и процедурными требованиями соответствующих стран, с региональными организациями по безопасности и при полном уважении суверенитета и целостности сторон». Следующий случай, требующий консультаций и совместных действий, связан с мерами по борьбе с терроризмом и усилением роли региональных организаций по безопасности для защиты мира в регионе. Наконец, консультации и совместные действия необходимы, «чтобы не допустить проникновения глобальных гегемонистиче-ских сил в конкретный регион, и «вся реализация действий должна начаться внутри организации членов-участников».

Третий акцент в области превентивной дипломатии Фан Сянцин связывает с ролью ООН в вопросах международной безопасности, которая несет ответственность по выполнению превентивной дипломатии во всем мире, но он считает, что «по многим вопросам ООН не может эффективно функционировать, если нет суверенного государства, особенно без голоса, поддержки и сотрудничества великих держав. В то же время сложность и особенность превентивной дипломатии диктуют различные и гибкие требования к ее участникам. Китай видит ситуацию так: каким образом поддержать ООН и одновременно противостоять

американской гегемонии и однополярности мира, усилить роль Китая в поддержании мира во всем мире и создании «гармоничного мира» [5; С. 83].

Сотрудник Шаньдунского педагогического университета Ян Фан считает, что, несмотря на различия в интересах государств, расхождения в определении и понятии превентивной дипломатии, все точки зрения в отношении ее целей «единообразны — они разработаны для недопущения перерастания спора в полномасштабные конфликты, которые могут привести к человеческим жертвам и разрушениям. Это доказывает моральное содержание концепции превентивной дипломатии, а КНР — ответственная держава и не является исключением» [6; С. 30].

По мнению Ян Фана, в превентивной дипломатии Китая есть вопросы, требующие серьезного изучения. Во-первых, с теоретической точки зрения у превентивной дипломатии «еще неоформленный статус». Это ведет к тому, что каждое государство или конфликтующая сторона интерпретируют концепцию превентивной дипломатии, исходя из собственных интересов, преднамеренно наполняют и расширяют ее содержание. Например, как считает Ян Фан, элемент вмешательства в превентивной дипломатии несет скрытую угрозу... и Китай обеспокоен тем, что некоторые государства, применяя меры превентивной дипломатии, грубо вмешиваются в политическое устройство других стран, ради сохранения своих интересов, нарушают нормы и принципы международного права, в результате возникают споры в отношении суверенитета государств-участников. Поэтому при реализации политического курса Китай относится к развитию превентивной дипломатии «достаточно осторожно и осмотрительно» [6; С. 29-30].

Во-вторых, теоретические исследования и теоретические идеи в Китае, по мнению Ян Фана, появились позднее практического применения превентивной дипломатии во внешней политике КНР, поэтому «западные державы сохраняют приоритет в ведении дискуссии про превен-

тивной дипломатии и оказывают сильное влияние на ситуацию в мире» [6; С. 30].

И поскольку сама превентивная дипломатия обладает характером «серьезного вмешательства», она несет угрозу серьезного вмешательства во внутренние дела Китая, угрожает национальным интересам КНР. В этой связи Китай считает необходимым, во-первых, активно развивать превентивную дипломатию, сделать ее эффективным инструментом предотвращения конфликтов и продвижения мирной внешней политики, во-вторых, твердо соблюдать принципы суверенитета и невмешательства во внутренние дела. КНР отказывается принимать выдвинутые западом принципы вмешательства в дела других государств, поскольку «принцип невмешательства во внутренние дела — это важный принцип, которому обязана следовать ООН по превентивному предотвращению конфликта. Принимать превентивные меры необходимо по требованиям, выдвинутым странами-участниками и с всеобщего одобрения» [6; С. 30-31 ].

Значительная часть работы Ян Фана посвящена анализу перспектив развития превентивной дипломатии Китая в связи с выдвинутой руководством КНР «новой концепции безопасности».

Ян Фан полагает, что «новая концепция безопасности» стала важным методом в реализации превентивной дипломатии Китая. В последние годы практика китайской превентивной дипломатии проявляется по нескольким направлениям. Во-первых, путем проведения мирных переговоров Китай урегулировал многие вопросы прохождения границ с большинством соседних государств, проводит консультации с соответствующими странами по проблеме морских и сухопутных границ, подписал соглашение с Вьетнамом по демаркации морских границ Тонкинского залива, ведет активные переговоры с АСЕАН по проблеме кодекса поведения в отношении Южно-Китайского моря, продолжает мирные переговоры по нерешенным спорам. Во-вторых, Китай заинтересован в строительстве системы региональной безопасности на основе сотрудничества всех стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

По мнению Ян Фана, «Китай полностью уверен, что все государства АТР должны совместно строить отношения, основанные на доверии, вести совместный диалог в рамках неконфронтационного регионального сотрудничества по безопасности, прилагать совместные усилия по сохранению безопасности в АТР» [6; С. 30-34].

Ян Фан, Фан Сянцин, Лю Сюэчэн и другие исследователи считают примерами практической реализации превентивной дипломатии на региональном уровне активное стремление Китая развивать и укреплять достигнутое взаимное доверие и уровень сотрудничества в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), и даже в превентивной дипломатии на Корейском полуострове, где, несмотря на отсутствие существенного прогресса, «механизм продвижения взаимного понимания и уважения с целью снизить напряженность в отношениях Север-Юг, сыграл определенную роль» [6; С. 34].

В рамках АРФ АСЕАН Китай способствовал тому, что многие участники этого форума стали придавать большое значение проблемам нетрадиционной безопасности, обсуждать их сущность, проявлять стремление к укреплению взаимного доверия и продвижению превентивной дипломатии [6; С. 34].

По мнению Лю Сюэчэна, созданные механизмы для проведения диалога между странами АСЕАН и Китаем, переговоры Китая и АСЕАН по кодексу поведения в Южно-Китайском море, решение о развитии «Диалога по безопасности» между Китаем и Индией в целях повышения взаимного доверия следует рассматривать в качестве превентивных дипломатических мер [3; С. 5].

Показателен подход Китая, предложившего такое понимание превентивной дипломатии, которое представляет «мирные дипломатические действия, предпринимаемые суверенными государствами в целях предотвращения вооруженных конфликтов между государствами региона с согласия всех стран, напрямую вовлеченных в данный спор». Базовые параметры приве-

денного определения вошли в качестве основополагающих в документы АРФ АСЕАН по превентивной дипломатии [4; С. 2].

Авторы данной статьи предполагают, что меры превентивной дипломатии, применяемые КНР в рамках международных и региональных институтов, можно реализовать с помощью публичной дипломатии, т.е. «мягкой силы». Так, китайский политолог Чжао Шижэнь предложил использовать механизм «превентивной публичной дипломатии» с целью отслеживать тенденции общественного мнения и следить за развитием событий до момента их перерастания в конфликтную ситуацию, т.е. крайне важно вмешаться на ранней стадии, используя инструменты «мягкой силы». Чжао Шижэнь считает, что государствам-объектам и регионам следует заблаговременно и оперативно устанавливать связи и совершенствовать систему работы, вести классификацию рабочих материалов. Сущность «превентивной общественной дипломатии» состоит в том, что в случае возникновения проблемы в конкретной ситуации необходимо быстро наладить эффективные каналы связи для проведения целенаправленной работы для предотвращения конфликта [9].

Ян Фан, как и многие исследователи, считает, что в сравнении с практическим применением превентивной дипломатии КНР теоретические исследования в стране появились позднее и поэтому «политикам не хватает практического опыта в реализации превентивной дипломатии» «недостаточно широко представлены понятные и системные теоретические взгляды» в отношении ее, поэтому ученым в области международных отношений необходимо объединить усилия для дальнейших исследований теории и практики превентивной дипломатии в Китае [6; С. 35].

По нашему мнению, вполне логично согласиться с необходимостью дальнейшего уточнения и дополнения разработки концепции превентивной дипломатии в реалиях XXI в., но, несомненно, что ее реализация будет оставаться одним из важнейших инструментов «мягкой силы» Поднебесной и способствовать усилению государства.

Литература-

1. Векшина Ю.А. Развитие концепции превентивной дипломатии в современном международном праве // Актуальные проблемы теории и практики применения конституционного законодательства: мат-лы II всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием. Челябинск: УралГУФК, 2009. С. 162-165.

2. Бутрос Гали. Повестка дня для мира. М.,

1992.

3. ^ЙЮШЖЖ^Ш!

2012-02-17» (Лю Сюэчэн. К вопросу о развитии превентивной дипломатии в АТР // Пекин: Исследовательский институт международных проблем Китая. 17.02.2012.). Available at: http://www.doc88.com/p-091202509464.html (accessed 7 May 2015).

4. Колдунова Е.В. Россия и подходы к превентивной дипломатии в АТР. Ч. 1. Available at: http:// www.mgimo.ru/news/experts/document212444. phtml (accessed 10 April 2015).

5.

№ //НШШЖЖ)2007^3$о (Фан Сян-цинь. Превентивная дипломатия: сравнительный анализ, основанный на концепции // Международные политические исследования. Пекин. 2007. № 3. С. 72-83).

6.

i^t^t.^lM^I, 2012^о (Ян Фан. Исследование превентивной дипломатии Китая в период после холодной войны. Шаньдунский педагогический университет, 2012). Available at: http:// www.doc88.com/p-9119407361032.html (accessed 5 May 2015).

7.

Ш//^^Ц2004^о (Ху Давэй. Исследование превентивной дипломатии: от появления до применения на практике. Дипломатический институт, 2004).

^ 8.

(Цю Дан. Превентивная дипломатия в АРФ. Шанхайский исследовательский институт международных проблем, 2007).

9. MAoTOtt^WF^/AM«®//

2014-02-24. (Чжао Шижэнь. Превентивная публичная дипломатия: начало действий соседних стран Available at: http://theory.gmw. cn/2014-02/24/content_10487433.htm (accessed 8 May 2015).

10. Сыроежкин К. Превращение Китая в глобальную державу — пока миф // ИА REG-NUM Available at: http://www.regnum.ru/news/ polit/1522081.html (accessed 8 May 2015).

_References

1. Vekshina Yu.A. Aktualnye problemy teorii i praktiki primeneniya konstitutsionnogo zakonodatel-stva (Actual problems of theory and practice of constitutional law): Materials of the II All-Russian. scientific and practical. conf. with int. participation. Chelyabinsk UralGAFK, 2009. pp. 162-165.

2. Boutros Ghali. Povestka dnya dlya mira [An Agenda for Peace]. Moscow, 1992.

3. Liu Xuecheng. Pekin: Issledovatelskiy institut mezhdunarodnyh problem Kitaya (Beijing Research Institute of International Studies in China) Available at: http://www.doc88.com/p-091202509464.html (accessed May 7, 2015).

4. Koldunov E.V. Rossiya i podhody k preven-tivnoy diplomatii v ATR (Russia and approaches to preventive diplomacy in the Asia-Pacific region). Part 1 Available at: http://www.mgimo.ru/news/experts/ document212444.phtml(accessed April 10, 2015).

5. Fan Syantsin. Mezhdunarodnye politicheskie issledovaniya (International Political Studies). Beijing, 2007, no. 3, pp. 72-83).

6. Yan Fan. Issledovanie preventivnoy diplomatii Kitaya v period posle holodnoy voiny (Study of preventive diplomacy of China in the aftermath of the Cold War). Shandong Normal University, 2012 Available at: http://www.doc88.com/p-9119407361032. html (accessed May 5, 2015).

7. Hu Dawei. Issledovanie preventivnoy diplomatii: ot poyavleniya do primeneniya na praktike [The study of preventive diplomacy: from appearance to practical application]. Diplomatic Institute, 2004.

8. Tsyu Dan. Preventivnaya diplomatiya v ARF (Preventive diplomacy in the ARF). Shanghai Research Institute of International Studies, 2007.

9. Zhao Shizhen. Preventivnaya publichnaya diplomatiya: nachalo deistviy sosednih stran (Proactive public diplomacy: beginning of the neighboring countries' actions) Available at: http://theory.gmw. cn/2014-02/24/content_10487433.htm (accessed May 8, 2015).

10. Syroezhkin K. IA REGNUM (IA REG-NUM) Available at: http://www.regnum.ru/news/ polit/1522081 .html (accessed May 8, 2015).

Коротко об авторах

Briefly about the authors

Бояркина A.B., ст. преподаватель, каф. «Профессионально-ориентированный перевод», Школа региональных и международный исследований, Дальневосточный федеральный университет, г. Владивосток, Россия aboyarkina@gmail. com

A. Boyarkina, senior lecturer, Translation department, School of Regional and International Studies, Far Eastern Federal University, Vladivostok, Russia

Научные интересы: китайский, английский языки, международные отношения, политология

Scientific interests: Chinese, English, foreign affairs, political science

Лыков К. Ф., канд. ист. наук, профессор, каф. «Всеобщая история, археология и антропология», Школа гуманитарных наук, Далыневосточный фе-дералыный университет, г. Владивосток, Россия aboyarkina@gmail. com

Научные интересы: всеобщая история, международные отношения, политология

K. Lykov, candidate of historical sciences, professor, General History, Archaeology and Anthropology department, School of Humanities Far Eastern Federal University, Vladivostok, Russia

Scientific interests: general history, foreign affairs, political science

Печерица В.Ф., д-р ист. наук, профессор, каф. «Политология», Школа региональных и международных исследований, Дальневосточный федеральный университет, г. Владивосток, Россия shuvalova6 7@уа^ех. ги

Научные интересы: политология, миграционные процессы, российско-китайские отношения, международные отношения

V. Pecheritsa, doctor of historical sciences, professor, Political Science department, School of Regional and International Studies, Far Eastern Federal University, Vladivostok, Russia

Scientific interests: political science, migration processes, Chinese-Russian relations, foreign affairs

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.