Научная статья на тему 'ПРЕТВОРЕНИЕ ЦЕРКОВНО-ПЕВЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ В СИМФОНИЯХ С. В. РАХМАНИНОВА'

ПРЕТВОРЕНИЕ ЦЕРКОВНО-ПЕВЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ В СИМФОНИЯХ С. В. РАХМАНИНОВА Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
153
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
С. В. РАХМАНИНОВ / СИМФОНИЯ / ЛЕЙТМОТИВ / ЗНАМЕННЫЙ РАСПЕВ / ТРАНСФОРМАЦИЯ / МОТИВНАЯ РАБОТА

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Шаталова Алена Алексеевна

В статье рассматриваются принципы претворения знаменного распева в симфониях С. В. Рахманинова, где он, по его словам, открывает новые пути симфонии и симфонизма. Это определяет необходимость выявления способов преломления церковно-певческой традиции (в результате анализа тех атрибутов церковно-певческого искусства, которые в контексте симфонических форм становятся факторами их развертывания и соответствующей их концептуализации) в светском жанре. Научная литература о симфоническом творчестве С. В. Рахманинова свидетельствует об отсутствии в них, как правило, развернутых, аргументированных суждений относительно тех «совершенно новых путей», открытие которых в своей Первой симфонии Рахманинов связывал с церковно-певческими интонационными истоками ее тематизма (как правило, этот вопрос затрагивается «по касательной»). На наш взгляд, объяснение сущности рахманиновского «открытия» чрезвычайно необходимо. Можно предположить, что благодаря обращению к знаменному распеву как одному из истоков русской культуры (помимо фольклорного начала - народно-песенного), С. В. Рахманинов осуществил попытку приблизить слушателя не только к связи с питавшими его творчество интонационными источниками (связь ощутима во всех произведениях), но и к особому, христианизированному взгляду на окружающий мир. Рассмотрение таких приемов претворения знаменного распева, как монодийная фактура, формульный принцип формообразования, композиционная асимметрия, вариантный метод развития, модальная ладовая основа и их взаимодействие со средствами музыкальной выразительности, характерной для симфонических опусов, позволяет вникнуть в понимание композитором новых путей в симфонии. Их Рахманинов еще в юности связал с опорой на мелос, выражающий духовную сторону бытия России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

IMPLEMENTATION OF THE CHURCH SINGING TRADITION IN THE SYMPHONIES OF S.V. RACHMANINOV

The article examines the principles of translating znamenny chant in the three S.V. Rachmaninov symphonies where he, in his own words, opens new ways of symphony and symphonism. This ideological orientation determines the necessity of special attention to revealing the ways of refracting the church-singing tradition found by the composer (through the analysis of those attributes of church-singing art, which in the context of symphonic forms become factors of their deployment and their corresponding conceptualization) in the orchestral, purely secular genre. The scientific literature on the symphonic works of S.V Rachmaninov testifies to the absence in them, as a rule, of detailed, reasoned judgments regarding those completely new paths, the discovery of which in his First Symphony Rachmaninov associated with the church-singing intonation sources of its thematism (as a rule, this issue is touched upon tangentially). An explanation of the essence of Rachmaninov’s discovery is extremely necessary. It can be assumed that due to the appeal to the znamenny chant as one of the sources of Russian culture (in addition to the folk song), Rachmaninov made an attempt to bring the listener closer not only to the fundamental link with the intonation sources that nourished his art (this link is palpable in all his works), but also to his own particular Christianized view of the world around him. The analysis of such features of znamenny chant as monodic structure, formulaic principle of phrasing, compositional asymmetry, variant method of development, modal harmony basis and their interaction with the means of musical expression typical of symphonic opuses allows us to understand the composer’s perception of new ways of symphony. Even in his youth, Rachmaninov associated them with reliance on Melos, expressing the spiritual side of the life of Russia.

Текст научной работы на тему «ПРЕТВОРЕНИЕ ЦЕРКОВНО-ПЕВЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ В СИМФОНИЯХ С. В. РАХМАНИНОВА»

УДК 78.785.11

Doi: 10.31773/2078-1768-2022-59-103-110

ПРЕТВОРЕНИЕ ЦЕРКОВНО-ПЕВЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ В СИМФОНИЯХ С. В. РАХМАНИНОВА

Шаталова Алена Алексеевна, аспирант, Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова (г. Санкт-Петербург, РФ). E-mail: www.alenashatalova.ru@mail.ru

В статье рассматриваются принципы претворения знаменного распева в симфониях С. В. Рахманинова, где он, по его словам, открывает новые пути симфонии и симфонизма. Это определяет необходимость выявления способов преломления церковно-певческой традиции (в результате анализа тех атрибутов церковно-певческого искусства, которые в контексте симфонических форм становятся факторами их развертывания и соответствующей их концептуализации) в светском жанре. Научная литература о симфоническом творчестве С. В. Рахманинова свидетельствует об отсутствии в них, как правило, развернутых, аргументированных суждений относительно тех «совершенно новых путей», открытие которых в своей Первой симфонии Рахманинов связывал с церковно-певческими интонационными истоками ее тематизма (как правило, этот вопрос затрагивается «по касательной»). На наш взгляд, объяснение сущности рахманиновского «открытия» чрезвычайно необходимо. Можно предположить, что благодаря обращению к знаменному распеву как одному из истоков русской культуры (помимо фольклорного начала - народно-песенного), С. В. Рахманинов осуществил попытку приблизить слушателя не только к связи с питавшими его творчество интонационными источниками (связь ощутима во всех произведениях), но и к особому, христианизированному взгляду на окружающий мир. Рассмотрение таких приемов претворения знаменного распева, как монодийная фактура, формульный принцип формообразования, композиционная асимметрия, вариантный метод развития, модальная ладовая основа и их взаимодействие со средствами музыкальной выразительности, характерной для симфонических опусов, позволяет вникнуть в понимание композитором новых путей в симфонии. Их Рахманинов еще в юности связал с опорой на мелос, выражающий духовную сторону бытия России.

Ключевые слова: С. В. Рахманинов, симфония, лейтмотив, знаменный распев, трансформация, мотивная работа.

IMPLEMENTATION OF THE CHURCH SINGING TRADITION IN THE SYMPHONIES OF S.V. RACHMANINOV

Shatalova Alena Alekseevna, Postgraduate, Saint-Petersburg Rimsky-Korsakov State Conservatory (St. Petersburg, Russian Federation). E-mail: www.alenashatalova.ru@mail.ru

The article examines the principles of translating znamenny chant in the three S.V. Rachmaninov symphonies where he, in his own words, opens new ways of symphony and symphonism. This ideological orientation determines the necessity of special attention to revealing the ways of refracting the church-singing tradition found by the composer (through the analysis of those attributes of church-singing art, which in the context of symphonic forms become factors of their deployment and their corresponding conceptualization) in the orchestral, purely secular genre. The scientific literature on the symphonic works of S.V Rachmaninov testifies to the absence in them, as a rule, of detailed, reasoned judgments regarding those completely new paths, the discovery of which in his First Symphony Rachmaninov associated with the church-singing intonation sources of its thematism (as a rule, this issue is touched upon tangentially). An explanation of the essence of Rachmaninov's discovery is extremely necessary. It can be assumed that due to the appeal to the znamenny chant as one of the sources of Russian culture (in addition to the folk song), Rachmaninov made an attempt to bring the listener closer not only to the fundamental link with the intonation sources that nourished his art

(this link is palpable in all his works), but also to his own particular Christianized view of the world around him. The analysis of such features of znamenny chant as monodic structure, formulaic principle of phrasing, compositional asymmetry, variant method of development, modal harmony basis and their interaction with the means of musical expression typical of symphonic opuses allows us to understand the composer's perception of new ways of symphony. Even in his youth, Rachmaninov associated them with reliance on Melos, expressing the spiritual side of the life of Russia.

Keywords: S.V. Rachmaninov, symphony, leitmotiv, znamenny chant, transformation, motif work.

О творчестве С. В. Рахманинова изданы научные и популярные монографии [19; 32], исследования, посвященные жанрам, отдельным произведениям, музыкальному языку и стилю композитора ([4; 5; 6; 16] и др.), эпистолярные и мемуарные публикации ([11; 27] и др.).

Рассмотрение симфонических произведений Рахманинова акцентирует внимание на тяготении композитора к концепциям философского, морально-этического характера и, кроме того, трагедийной направленности его творчества в целом. Большее внимание уделяется Второй симфонии и «Симфоническим танцам», меньшее - Третьей симфонии и совсем мало - Первой. Между тем именно в Первой симфонии Рахманинов, по его собственным словам, открывает новые пути симфонии и симфонизма: «Я был высокого мнения об этом произведении, построенном на темах из "Обихода" - книги хоров с песнопениями из служб русской церкви - во всех восьми тональностях. Радость созидания захватила меня. Я был убежден, что в Симфонии открыл совершенно новые пути в музыке <...>» (цит. по [26]). Вероятно, под «новыми путями» композитор, в частности, подразумевал особый интонационный строй, восходящий к русской церковно-певческой традиции, а также концептуальные метаморфозы жанра в целом. Этим обусловлен особый подход к осмыслению рахманиновских симфоний, сосредоточенный на выявлении связей их музыкального тематизма с одним из его интонационных истоков, наряду со светским и фольклорным. Важно сформулировать принципы преломления Рахманиновым церковно-певческой традиции, которые в симфониях становятся факторами экспонирования тематического материала, его развертывания и соответствующей его концептуализации (последняя в настоящей статье не рассматривается).

Обращение композитора к материалам богослужебной функции - не исключительное явление.

К цитированию церковных напевов прибегали и предшественники Рахманинова (М. П. Мусоргский, П. И. Чайковский), и его современники, сочинявшие хоровую музыку в церковных жанрах и/или занимавшиеся обработкой церковно-певче-ского материала1. В этом же русле Рахманиновым были созданы хоровые циклы «Литургия Иоанна Златоуста» и «Всенощное бдение», хоровые концерты «Пантелей Целитель» и «В молитвах неусыпающую Богородицу». Но уже на раннем этапе творчества Рахманинов пришел к мысли о возможности привнести церковную мелодику в светские жанры как носителя особого интонационного материала и как содержательно-стилевой строй, определяющий характер воплощения духовного начала симфоническими методами.

Рахманинову была знакома церковная музыка позднего, концертного стиля, «дораскольная» певческая традиция и знаменный распев. Ориентация на них и осознание их различий способствовали образованию специфичного творческого метода, обусловленного стилистическими атрибутами знаменного распева:

- синкретическое единство молитвословной поэзии и мелодики, то есть единство, обусловленное богослужебным контекстом2;

1 В. М. Металлов, С. В. Смоленский, А. В. Преображенский, Н. Ф. Финдейзен, М. А. Гольтисон, Н. И. Компанейский, М. А. Лисицын, П. К. Селиверстов, К. П. Нелидов и др. (подробнее см. [3]).

2 «Отличие богослужебного пения от музыки видно и в используемых знаменным распевом средствах. Главная функция его - ясное и сильное произнесение

слова - диктует использование монодии, отсутствие

метрической пульсации и периодичности в форме. Богослужебному пению свойственна ровность, беспорыв-ность, соответствующие постоянству молитвенного подвига. В нем нет собственно музыкальных формальных эффектов, кульминаций, динамических и темповых контрастов. Нет изоляции, завершенности, характерной для музыкального произведения. Песнопения разомкнуты, включены в целое богослужения» [25].

- монодийная фактура (в строчном многоголосии - линеарно-вариантная);

- формульный принцип формообразования;

- композиционная асимметрия, обусловленная ритмическими и метрическими особенностями молитвословной поэзии;

- вариантный метод развертывания мелодической формы;

- модальная ладовая основа (осмогласие).

Не все из этого перечня может быть применимо к светской музыке, даже в случаях цитирования церковных мелодий. Исключение богослужебной коммуникативной функции симфонических произведений подразумевается само собой.

Монодия как тотально организующий принцип симфонической фактуры маловероятен, хотя локальное свертывание многоголосия в монодию подчас встречается и вызывает, как правило, семантические ассоциации3.

Другое дело - второй элемент темы Вступления к I части Первой симфонии - унисонный (на тоническом органном пункте) «ответ» фанфарной, хроматически заостренной (повышенная VII и пониженная II ступени) ритмоформуле «судьбы», утверждающей тонику. Диатоническая основа (плагальность), плавный звуковысотный контур и тембры низких струнных инструментов ассоциируются со стилистикой знаменного распева и с конкретными его попевками4 (см. Приложение, рис. 1).

Разумеется, маршеобразный ритмический рисунок с последовательной акцентностью каждой опоры мелодии в симфонии, квадратная структура (2+2) в стилистику распева не вписываются. Они претворяют церковную мелодику в языковом поле симфонии, тематизм которой восходит к множеству интонационных и жанровых истоков (песенно-романсовых в темах побочных партий I и IV частей цикла, темах III части; моторных - фанфарных, маршевых, танцевальных, скерцозных в ряде других тем и пр.).

Именно тема-«попевка» наделяется лейт-функцией в драматургии симфонии. Из нее «произрастает» и ее оборотом замыкается мелодия темы главной партии (см. Приложение, рис. 2).

Аналогичным образом можно охарактеризовать унисонные зачины-«попевки» в темах Вступления к первым частям Второй и Третьей симфоний (см. Приложение, рис. 3, 4). Эти темы, как и тема Вступления к I части Первой симфонии, наделены лейт-функцией5.

Рахманинов сочетает лейтмотивный принцип формообразования с принципом вариантного «прорастания», восходящим к «Жизни за царя» М. И. Глинки. Рахманиновский метод развертывания симфонической формы имеет сходство с вариантным методом развертывания мелодической формы церковных песнопений6.

Ключевая тема Первой симфонии в цикле не имеет буквальных повторов. В нее привносятся иные тембровые краски, варьируется ритмический или звуковысотный рисунок, уплотняется фактура (фугато, аккордовая, линеарная); жанровая модификация изменяет облик темы почти до неузнаваемости (хоральность, воинственная или праздничная маршевость, скерцозность, танце-вальность и т. д.). Благодаря этому раскрывается образно-смысловой потенциал лейт-темы. Музыкально-тематическая ткань цикла оказывается как бы насквозь пронизанной интонациями ключевой темы во множестве ее преломлений и, соответственно, образных нюансов. Другие темы находятся будто в ее «магнитном» поле. И она сама предстает в череде метаморфоз, вплоть до утраты своей идентичности. Сопряженностью этих двух «встречных» процессов определяется один из значимых векторов развертывания у Рахманинова интонационной драматургии цикла. Важную роль играет характерный для рахманиновской

3 Классическими примерами могут служить «унисонные» зачины в первых частях «Богатырской» симфонии А. П. Бородина и Четвертой симфонии П. И. Чайковского, в Вальсе-фантазии М. И. Глинки. У Рахманинова это начальные мотивы Прелюдии соч. 3 № 2 и Вступления к первой части «Симфонических танцев».

4 Здесь и далее попевки знаменного распева приводятся по изданиям [13; 14].

5 Лейт-функция в статье используется в значении ведущей смысловой нагрузки, основной идеи, то есть в рамках рассмотрения музыкальной формы и ее функциональной стороны, а не как термин, используемый для обозначения отношения аккорда или степени шкалы к тональному центру.

6 На «господство принципа непрерывной изменчивости, то есть вариантности» в качестве основного принципа тематического развития в симфонических произведениях Рахманинова обратил внимание А. И. Кандинский [16, с. 91].

мелодики прием «нанизывания» родственных ячеек, напоминающий формульное строение церковных песнопений. Почти полное отсутствие монодии восполняется линеарным складом, который очевидно преобладает в фактуре симфоний (и многих инструментальных произведений). Подчеркнем вокальную (вокально-хоровую) природу рахманиновского линеаризма, сочетающую романсовые, народно-песенные и церковно-пев-ческие интонации.

Ритмическая асимметрия богослужебных песнопений воссоздается в симфониях Рахманинова разными приемами, отметим в частности следующие: посредством переменного метра; переноса ритмических акцентов с сильных на слабые доли; фразировки, возникающие словно «поперек» структурных границ мелодических/ме-лодико-гармонических «синтагм». Часто эти три способа применяются одновременно, благодаря чему эффект асимметрии усиливается.

С ритмической закономерным образом связана асимметрия композиционная. Заложенная в архетипе европейского симфонизма эта идея, реализуемая в том числе посредством преобладания квадратных композиционных структур, не была, конечно, незыблемым законом композиторской практики.

Обычной для главных партий сонатных а1^п рахманиновских симфоний является трех-частная форма с «разработкой» и динамизированной репризой (аналогично строение основных тем скерцо и финалов цикла). В темах медленных частей более характерно сочетание подобной трехчастности (или двухчастности) с вариационно-строфической, песенной по происхождению формой. В этих схемах, как правило, наблюдается избегание квадратности, присущей простым, периодическим структурам, из которых складываются масштабно-тематические структуры более высокого уровня.

Ладовая основа музыки Рахманинова, как и многих его современников, - расширенная тональность. В обращении к неомодальности («новомодальной гармонии» - термин Ю. Н. Холопова [33, с. 208]) в начале ХХ столетия в связи с увлечением языческой архаикой (И. Ф. Стравинский) и фольклоризмом (И. Ф. Стравинский, Б. Бар-ток и др.) Рахманинов не нуждался. Для него

«русская старина» была органичной частью национальной культуры как единого целого. Однако «модализмы» (термин Ю. Н. Холопова [33, с. 175, 208]) являются характерной особенностью ладово-гармонического аспекта рахма-ниновской музыки. Их появление в условиях тональности обусловлено значимой ролью народно-песенных и церковно-певческих истоков тема-тизма в произведениях Рахманинова. К наиболее заметным признакам «модализмов» Ю. Н. Холопов относит преобладание диатоники и ладовую переменность при сохранении главенства тонально-функциональных методов мышления [33, с. 215-217]. Гармония в музыке Рахманинова характеризуется относительным равновесием диатоники и хроматики, а также сочетанием субсистемных хроматических отклонений, нормативных для тональной системы, с нетипичными для последней функциональными оборотами типа: I-III, I-VI, I-VII, I-II-III, III-VI, III-VII и т. п., которые, в свою очередь, образуют свои диатонические и хроматические субсистемы отклонений. Это позволяет говорить о паритете тональных и модальных закономерностей.

Изложенные выше наблюдения подводят к следующим выводам.

Следуя своим творческим принципам, композитор вводит в симфонии выразительные приемы, позволяющие ему обозначить черты традиционных церковных мелодий. К ним мы относим, в частности, следующие: интонационное ядро в обозначенных произведениях образует краткий по форме, емкий в образно-содержательном плане оборот, так или иначе производный от знаменного распева. Вбирая духовную энергию знаменного «первоисточника», содержательный пласт симфоний композитора приобретает новые черты. Процесс преображения охватывает всю систему музыкально-выразительных средств симфонии: мелодику, ладовые характеристики, лексику, фактуру, формообразование, а в конечном итоге -смысл произведения.

Таким образом, идея привнесения в симфонию мелодических элементов церковно-певческо-го происхождения, осуществленная С. В. Рахманиновым в начале его творческой деятельности, действительно во многих отношениях открыла «новые пути в музыке», в первую очередь, -в симфонии.

Литература

1. Алейников М. И. О религии в духовном мире С. В. Рахманинова // С. В. Рахманинов и мировая культура: мат-лы V Междунар. науч.-практ. конференции 15-16 мая 2013 года / Музей-усадьба С. В. Рахманинова «Ивановка» / ред.-сост. И. Н. Вановская. - Ивановка: РИО МУРИ, 2014. - С. 17-26.

2. Алексеева Г. В. Древнерусское певческое искусство. Музыкальная организация знаменного роспева: монография. - Владивосток: Изд-во ДВГУ, 1983. - 172 с.

3. Артемова Е. Г. Духовно-музыкальная культура Петербурга конца XIX - начала XX века: историко-стилевой аспект: дис. ... д-ра искусствоведения: 17.00.02. - М., 2015. - 479 с.

4. Асафьев Б. В. С. В. Рахманинов // Асафьев Б. В. О музыке XX века. - Л.: Музыка, 1982. - С. 31-57.

5. Бекетова Н. В. «Колокола» С. Рахманинова: концепция предостережения // С. В. Рахманинов. К 120-летию со дня рождения: мат-лы науч.-практ. конференции. - М.: Москов. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1995. - С. 64-73.

6. Бобыкина И. В. Некоторые вопросы объединения цикла в симфонических произведениях Рахманинова // Вопросы теории музыки. - М.: Музыка, 1975. - Вып. 3. - С. 157-175.

7. Бражников М. В. Древнерусская теория музыки. - Л.: Музыка, 1972. - 423 с.

8. Брянцева В. Н. С. В. Рахманинов. - М.: Советский композитор, 1976. - 646 с.

9. Винарова М. Р. Отзвук вечности [Электронный ресурс] // Православие^и. - URL: http://pravoslavie.ru/60508. html (дата обращения: 20.11.2020).

10. Владышевская Т. Ф. Основы канона древнерусского певческого искусства [Электронный ресурс] // Стилевые особенности знаменного пения. - URL: http://mirznanii.eom/a/316540/stilevye-osobennosti-znamennogo-peniya (дата обращения: 20.11.2020).

11. Воспоминания о Рахманинове: в 2 т. / сост., ред., примеч. и предисл. З. А. Апетян. - М.: Музгиз, 1961. - Т. 2. -510 с.

12. Ефимова И. В. Логос и мелос в знаменном роспеве: монография. - Красноярск: КГАМиТ, 2008. - 234 с.

13. Ефимова И. В., Кипа Е. А. Словарь попевок знаменного роспева: учебное пособие. - Красноярск, 2006. -197 с.

14. Знамена, попевки, лица, фиты и строки осмогласного пения: (на материале двознаменника «Ключ разумения» монаха Тихона Макарьевского) / Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова; авт.-сост. Н. В. Мосягина. - СПб.: СПбГК им. Н. А. Римского-Корсакова, 2015. - 141 с.

15. Иванов А. В., Журавлева С. М. Духовность и ее атрибуты // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. - 2021. - № 57. - С. 14-22.

16. Кандинский А. И. «Всенощное бдение» Рахманинова и русское искусство рубежа веков // Советская музыка. -1991. - № 7. - С. 91-95.

17. Кандинский А. И. О симфонизме Рахманинова. Очерк первый // Советская музыка. - 1973. - № 4. - С. 83-93.

18. Кандинский А. И. Симфонические танцы Рахманинова // Статьи о русской музыке. - М.: Московская консерватория, 2010. - С. 292-327.

19. Келдыш Ю. В. Рахманинов и его время: монография. - М.: Музыка, 1973. - 432 с.

20. Ковалев А. Б. Литургический аспект в творчестве С. В. Рахманинова // Вестник православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 5: Вопросы истории и теории христианского искусства. -2020. - № 39. - С. 99-114.

21. Левашов Ю. А. Третья симфония Рахманинова // Проявление контраста в музыке: Межвузовский сборник научных трудов. - Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1988. - С. 98-110.

22. Лозовая И. Е. Знаменный распев [Электронный ресурс] // Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла (электронная версия). - URL: http://www.pravenc.ru/text/199937.html (дата обращения: 20.11.2020).

23. Лозовая И. Е. Столповой знаменный распев (вторая половина XV-XVII век). Формульная структура. - М.: Московская консерватория, 2015. - 80 с.

24. Назайкинский Е. В. Символика скорби в музыке Рахманинова (к прочтению Второй симфонии) // С. В. Рахманинов. К 120-летию со дня рождения: мат-лы науч.-практ. конференции. - М.: Моск. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1995. - С. 90-110.

25. Нечипоренко Е. Ю. Знаменный распев (против известных заблуждений) [Электронный ресурс] // Знаменное пение. - URL: https://azbyka.ru/znamennoe-penie (дата обращения: 20.11.2020).

26. Рахманинов С. В. Воспоминания, записанные О. фон Риземаном. - М.: Классика-XXI, 2010. - 248 с.

27. Рахманинов С. В. Литературное наследие: в 3 т. / ред. З. А. Апетян. - М.: Советский композитор, 1978. -Т. 1. - 648 с.

28. С. Рахманинов - сайт «Сенар» [Электронный ресурс] // С. В. Рахманинов. - URL: http://senar.ru (дата обращения: 20.11.2020).

29. Сарафанникова Н. В. К прочтению Второй симфонии Рахманинова // Музыковедение. - 2008. - № 9. -С. 22-25.

30. Синявская Л. П. О симфонизме Рахманинова. К уточнению жанровой природы // С. В. Рахманинов. К 120-летию со дня рождения: мат-лы науч.-практ. конференции. - М.: Москов. гос. консерватория им. П. И. Чайковского, 1995. - С. 53-63.

31. Скафтымова Л. А. О мелодике Рахманинова // Страницы истории русской музыки. - Л., 1973. - С. 103-122.

32. Соколова О. И. Сергей Васильевич Рахманинов. - М.: Музыка, 1984. - 160 с.

33. Холопов Ю. Н. Гармония: Теоретический курс: учебник. - М.: Музыка, 1988. - 512 с.

References

1. Aleynikov M.I. O religii v dukhovnom mire S.V. Rakhmaninova [About religion in the spiritual world S.V. Rachmaninova]. S.V Rakhmaninov i mirovaya kul'tura: materialy V mezhdunar. nauch.-prakt. konferentsii 15-16 maya 2013 goda [S.V. Rakhmaninov and World Culture. Materials of the V International Scientific-practical Conference May 15-16, 2013]. Ivanovka, RIO MURI Publ., 2014, pp. 17-26. (In Russ.).

2. Alekseeva G.V. Drevnerusskoe pevcheskoe iskusstvo. Muzykal'naya organizatsiya znamennogo rospeva: mono-grafiya [Old Russian singing art. Musical organization of Znamenny chant. Monograph]. Vladivostok, FEGU Publ., 1983. 172 p. (In Russ.).

3. Artemova E.G. Dukhovno-muzykal'naya kul'tura Peterburga kontsaXIX- nachalaXX veka: istoriko-stilevoy aspekt: dis. doktora iskusstvovedeniya [Spiritual and musical culture of St. Petersburg in the late 19th - early 20th century: historical and stylistic aspect. Dr. of Art History. Diss.]. Moscow, 2015. 479 p. (In Russ.).

4. Asafyev B.V. S.V. Rakhmaninov [S.V. Rachmaninov]. Asafyev B.V. O muzyke XX veka [Asafiev B.V. On the music of theXXcentury]. Leningrad, Music Publ., 1982, pp. 31-57. (In Russ.).

5. Beketova N.V. «Kolokola» S. Rakhmaninova: kontseptsiya predosterezheniya ["The Bells" by S. Rachmaninov: the concept of warning]. S.V. Rakhmaninov. K 120-letiyu so dnya rozhdeniya: materialy nauchno-prakticheskoy konferentsii [S.V. Rachmaninov. To the 120th anniversary of the birth: Proceedings of the scientific-practical Conference]. Moscow, Moscow State Tchaikovsky Conservatory Publ., 1995, pp. 64-73. (In Russ.).

6. Bobykina I.V. Nekotorye voprosy ob"edineniya tsikla v simfonicheskikh proizvedeniyakh Rakhmaninova [Some questions of combining the cycle in Rachmaninov's symphonic works]. Voprosy teorii muzyki [Questions of Music Theory]. Moscow, Music Publ., 1975, vol. 3, pp. 157-175 (In Russ.).

7. Brazhnikov M.V. Drevnerusskaya teoriya muzyki [Ancient Russian theory of music]. Leningrad, Music Publ., 1972. 423 p. (In Russ.).

8. Bryantseva V.N. S.V. Rakhmaninov [S.V. Rachmaninov]. Moscow, Soviet Composer Publ., 1976. 646 p. (In Russ.).

9. Vinarova M.R. Otzvuk vechnosti [The echo of eternity]. Pravoslavie.Ru [OrthoChristian.Com]. (In Russ.). Available at: http://pravoslavie.ru/60508.html (accessed 20.11.2020).

10. Vladyshevskaya T.F. Osnovy kanona drevnerusskogo pevcheskogo iskusstva [Fundamentals of the canon of ancient Russian singing art]. Stilevye osobennosti znamennogo peniya (str. 1-6) [Stylistic features of znamenny singing (pp. 1-6)]. (In Russ.). Available at: http://mirznanii.com/a7316540/stilevye-osobennosti-znamennogo-peniya (accessed 20.11.2020).

11. Vospominaniya o Rakhmaninove: v 2 t. [Memories of Rachmaninov. In 2 volumes]. Comp., Ed., Note and Foreword. Z.A. Apetyan. Moscow, Muzgiz Publ., 1961, vol. 2. 510 p. (In Russ.).

12. Efimova I.V. Logos i melos v znamennom rospeve: monografiya [Logos and melos in znamenny chant. Monograph]. Krasnoyarsk, KGAMiT Publ., 2008. 234 p. (In Russ.).

13. Efimova I.V., Kipa E.A. Slovar' popevok znamennogo rospeva: uchebnoe posobie [Dictionary of chants of znamenny chant. Textbook]. Krasnoyarsk, 2006. 197 p. (In Russ.).

14. Znamena, popevki, litsa, fity i stroki osmoglasnogo peniya: (na materiale dvoznamennika «Klyuch razumeniya» monakha Tikhona Makaryevskogo) [Banners, chants, faces, feats and lines of vociferous singing: (on the material of the double-sign «Key of Understanding» by monk Tikhon Makarievsky)]. Comp. N.V. Mosyagina. St. Petersburg, St. Petersburg Rimsky-Korsakov State Conservatory Publ., 2015. 141 p. (In Russ.).

15. Ivanov A.V., Zhuravleva S.M. Dukhovnost' i ee atributy [Spirituality and its attributes]. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv [Bulletin of the Kemerovo State University of Culture and Arts], 2021, no. 57, pp. 14-22. (In Russ.).

16. Kandinskiy A.I. «Vsenoshchnoe bdenie» Rakhmaninova i russkoe iskusstvo rubezha vekov [Rachmaninov's All-Night Vigil and Russian Art at the Turn of the Century]. Sovetskaya muzyka [Soviet Music], 1991, no. 7, pp. 91-95. (In Russ.).

17. Kandinskiy A.I. O simfonizme Rakhmaninova. Ocherk pervyy [On the symphonism of Rachmaninov. Essay One]. Sovetskaya muzyka [SovietMusic], 1973, no. 4, pp. 83-93. (In Russ.).

18. Kandinskiy A.I. Simfonicheskie tantsy Rakhmaninova [Rachmaninov's Symphonic Dances]. Stat'i o russkoy muzyke [Articles on Russian Music]. Moscow, Moscow Conservatory Publ., 2010, pp. 292-327. (In Russ.).

19. Keldysh Yu.V. Rakhmaninov i ego vremya: monografiya [Rachmaninov and his time. Monograph]. Moscow, Music Publ., 1973. 432 p. (In Russ.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Kovalev A.B. Liturgicheskiy aspekt v tvorchestve S.V. Rakhmaninova [The liturgical aspect in the work of S.V. Rachmaninov]. Vestnikpravoslavnogo Svyato-Tikhonovskogo gumanitarnogo universiteta. Seriya 5: Voprosy istorii i teorii khristianskogo iskusstva [Bulletin of the Orthodox St. Tikhon Humanitarian University. Series 5: Issues in the History and Theory of Christian Art], 2020, no. 39, pp. 99-114. (In Russ.).

21. Levashov Yu.A. Tret'ya simfoniya Rakhmaninova [Rachmaninov's Third Symphony]. Proyavlenie kontrasta v muzyke: mezhvuzovskiy sbornik nauchnykh trudov [Manifestation of contrast in music. Interuniversity Collection of Scientific Papers]. Voronezh, Voronezh University Publ., 1988, pp. 98-110. (In Russ.).

22. Lozovaya I.E. Znamennyy raspev [Znamenny chant]. Pravoslavnaya entsiklopediya pod redaktsiey Patriarkha Moskovskogo i vseya Rusi Kirilla (elektronnaya versiya) [Orthodox Encyclopedia edited by Patriarch Kirill of Moscow and All Russia (electronic version)]. (In Russ.). Available at: http://www.pravenc.ru/text/199937.html (accessed 20.11.2020).

23. Lozovaya I.E. Stolpovoy znamennyy raspev (vtoraya polovina XV-XVII vek). Formul'naya struktura [Stolpova znamenny chant (second half of the 15th - 17th centuries). Formula structure]. Moscow, Moscow Conservatory Publ., 2015. 80 p.

24. Nazaykinskiy E.V. Simvolika skorbi v muzyke Rakhmaninova (k prochteniyu Vtoroy simfonii) [Symbolism of sorrow in Rachmaninov's music (to the reading of the Second Symphony)]. S.V. Rakhmaninov. K 120-letiyu so dnya rozhdeniya: materialy nauchno-prakticheskoy konferentsii [S.V. Rachmaninov. To the 120th anniversary of the birth. Proceedings of the scientific-practical conference]. Moscow, Moscow State Tchaikovsky Conservatory Publ., 1995, pp. 90-110.

25. Nechiporenko E.Yu. Znamennyy raspev (protiv izvestnykh zabluzhdeniy) [Znamenny chant (against known delusions)]. Znamennoe penie [Znamenny singing]. (In Russ.). Available at: https://azbyka.ru/znamennoe-penie (accessed 20.11.2020).

26. Rakhmaninov S.V. Vospominaniya, zapisannye O. fon Rizemanom [Rachmaninov S.V Memoirs recorded by O. von Rizemann]. Moscow, Classics-XXI Publ., 2010. 248 p. (In Russ.).

27. Rakhmaninov S.V. Literaturnoe nasledie: v 3 t. [Rachmaninov S.V Literary heritage. In 3 volumes]. Ed. Z.A. Apetyan. Moscow, Soviet Composer Publ., 1978, vol. 1. 648 p. (In Russ.).

28. S. Rakhmaninov - sayt «Senar» [S. Rachmaninov - site «Senar»]. S.V. Rachmaninov [S.V. Rachmaninov]. (In Russ.). Available at: http://senar.ru (accessed 20.11.2020).

29. Sarafannikova N.V. K prochteniyu Vtoroy simfonii Rakhmaninova [To the reading of Rachmaninov's Second Symphony]. Muzykovedenie [Musicology], 2008, no. 9, pp. 22-25. (In Russ.).

30. Sinyavskaya L.P. O simfonizme Rakhmaninova. K utochneniyu zhanrovoy prirody [About Rachmaninov's symphonism. To clarify the nature of the genre]. S.V. Rakhmaninov. K 120-letiyu so dnya rozhdeniya: materialy nauchno-prakticheskoy konferentsii [S.V. Rachmaninov. To the 120th anniversary of the birth: Proceedings of the scientific-practical conference]. Moscow, Moscow State Tchaikovsky Conservatory Publ., 1995, pp. 53-63. (In Russ.).

31. Skaftymova L.A. O melodike Rakhmaninova [About Rachmaninov's melody]. Stranitsy istorii russkoy muzyki [Pages of the history of Russian music]. Leningrad, 1973, pp. 103-122. (In Russ.).

32. Sokolova O.I. Sergey Vasilyevich Rakhmaninov [Sergei Vasilyevich Rachmaninov]. Moscow, Music Publ., 1984. 160 p. (In Russ.).

33. Kholopov Yu.N. Garmoniya: Teoreticheskiy kurs: uchebnik [Harmony: Theoretical course: Textbook]. Moscow, Muzyka Publ., 1988. 512 p. (In Russ.).

ПРИЛОЖЕНИЕ

te

Рисунок 1. Тема вступления к I части Первой симфонии. Попевки «кулизма», «паук»

Рисунок 2. Главная партия I части Первой симфонии

Рисунок 3. Тема вступления к I части Второй симфонии. Попевка «наметка»

Рисунок 4. Тема Вступления к I части Третьей симфонии. Попевка «колчанец»

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.