Научная статья на тему 'ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ В ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ АВАРСКОГО И АРАБСКОГО ЯЗЫКОВ'

ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ В ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ АВАРСКОГО И АРАБСКОГО ЯЗЫКОВ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
51
22
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
прецедентный текст / прецедентные феномены / арабский язык / аварский язык / паремиологическая картина мира / precedent text / precedent phenomena / Arabic language / Avar language / paremiological picture of the world

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — С.Н. Гасанова, А.А. Гамзатова

В статье рассматриваются прецедентные феномены в паремиологической картине мира аварского и арабского языков. Пословицы и поговорки попадают в речь в виде готовых культурных знаков, поэтому их можно интерпретировать как прецедентные тексты. В них отражаются обычаи, традиции, которые имеют древние символические корни, фольклорные сюжеты и пр. Паремии являются обязательной частью фоновых знаний участников коммуникации, бытуют в виде сконцентрированного, фрагментированного дискурса в памяти каждого из нас и включены в понятие культурно-языковой компетенции. Прецедентные имена в паремиологических единицах выступают элементами в антропоморфном описании и категоризации окружающей действительности, наделены обобщенной референцией, таким образом, являясь средством концептуализации различных объектов и типизации систематизации их свойств. Семантика же топонимических наименований в контексте паремий расширяется и выступает основой образной речи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PRECEDENT PHENOMENA IN THE PAREMIOLOGICAL SPACE OF THE AVAR AND ARABIC LANGUAGES

The article deals with precedent phenomena in the paremiological picture of the world of the Avar and Arabic languages. Proverbs and sayings enter speech in the form of ready-made cultural signs, so they can be interpreted as precedent texts. They reflect customs, traditions that have ancient symbolic roots, folklore plots, etc. Sayings are an obligatory part of the background knowledge of communication participants, they exist in the form of a concentrated, fragmented discourse in the memory of each of us and are included in the concept of cultural and linguistic competence. Precedent names in paremiological units are involved in the anthropomorphic description of reality and have a generalized reference, acting as a means of conceptualizing various objects and typing their properties. The semantics of toponymic names in the context of proverbs expands and acts as the basis of figurative speech.

Текст научной работы на тему «ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ В ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ АВАРСКОГО И АРАБСКОГО ЯЗЫКОВ»

Библиографический список

1. Дешериев Ю.Д. Развитие младописьменных языков народов СССР. Москва: Учпедгиз, 1958.

2. Пражский лингвистический кружок. Москва: Прогресс, 1967.

3. Иванов В.В. Некоторые вопросы изучения русского языка как средства межнационального общения народов СССР Вопросы языкознания. 1981; № 4: 3 - 11.

4. Метса А.А. Что дает анализ сфер коммуникации. Русский язык за рубежом. 1980; № 6.

5. Шмелев Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. К постановке проблемы. Москва: Наука, 1977.

6. Трифоновас Я.С. Функционирование и взаимодействие русского и литовского языков в Литовской ССР (на материале конкретного социолингвистического исследования). Автореферат диссертации ... кандидата филологических наук. Москва, 1978.

References

1. Desheriev Yu.D. Razvitie mladopis'mennyh yazykov narodov SSSR. Moskva: Uchpedgiz, 1958.

2. Prazhskij lingvisticheskij kruzhok. Moskva: Progress, 1967.

3. Ivanov V.V. Nekotorye voprosy izucheniya russkogo yazyka kak sredstva mezhnacional'nogo obscheniya narodov SSSR. Voprosy yazykoznaniya. 1981; № 4: 3 - 11.

4. Metsa A.A. Chto daet analiz sfer kommunikacii. Russkijyazykza rubezhom. 1980; № 6.

5. Shmelev D.N. Russkij yazyk v ego funkcional'nyh raznovidnostyah. Kpostanovke problemy. Moskva: Nauka, 1977.

6. Trifonovas Ya.S. Funkcionirovanie i vzaimodejstvie russkogo i litovskogo yazykov v Litovskoj SSR (na materiale konkretnogo sociolingvisticheskogo issledovaniya). Avtoreferat dissertacii... kandidata filologicheskih nauk. Moskva, 1978.

Статья поступила в редакцию 18.02.22

УДК 811.351.22; 811.411.21

Gasanova S.N., Doctor of Sciences (Philology), Senior Lecturer, Professor, Department of Theoretical and Applied Linguistics of Dagestan State University

(Makhachkala, Russia), E-mail: gsalminat@yandex.ru

Gamzatova A.A., MA student, Arabic Language Department, Dagestan State University (Makhachkala, Russia), E-mail: ajshatgamz@yandex.ru

PRECEDENT PHENOMENA IN THE PAREMIOLOGICAL SPACE OF THE AVAR AND ARABIC LANGUAGES. The article deals with precedent phenomena in the paremiological picture of the world of the Avar and Arabic languages. Proverbs and sayings enter speech in the form of ready-made cultural signs, so they can be interpreted as precedent texts. They reflect customs, traditions that have ancient symbolic roots, folklore plots, etc. Sayings are an obligatory part of the background knowledge of communication participants, they exist in the form of a concentrated, fragmented discourse in the memory of each of us and are included in the concept of cultural and linguistic competence. Precedent names in paremiological units are involved in the anthropomorphic description of reality and have a generalized reference, acting as a means of conceptualizing various objects and typing their properties. The semantics of toponymic names in the context of proverbs expands and acts as the basis of figurative speech.

Key words: precedent text, precedent phenomena, Arabic language, Avar language, paremiological picture of the world.

С.Н. Гасаноеа, д-р филол. наук, доц., проф., Дагестанский государственный университет, г. Махачкала, Е-mail: gsalminat@yandex.ru

А.А. Гамзатова, магистрант, Дагестанский государственный университет, г. Махачкала, Е-mail: ajshatgamz@yandex.ru

ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ В ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ АВАРСКОГО И АРАБСКОГО ЯЗЫКОВ

В статье рассматриваются прецедентные феномены в паремиологической картине мира аварского и арабского языков. Пословицы и поговорки попадают в речь в виде готовых культурных знаков, поэтому их можно интерпретировать как прецедентные тексты. В них отражаются обычаи, традиции, которые имеют древние символические корни, фольклорные сюжеты и пр. Паремии являются обязательной частью фоновых знаний участников коммуникации, бытуют в виде сконцентрированного, фрагментированного дискурса в памяти каждого из нас и включены в понятие культурно-языковой компетенции. Прецедентные имена в паремиологических единицах выступают элементами в антропоморфном описании и категоризации окружающей действительности, наделены обобщенной референцией, таким образом, являясь средством концептуализации различных объектов и типизации систематизации их свойств. Семантика же топонимических наименований в контексте паремий расширяется и выступает основой образной речи.

Ключевые слова: прецедентный текст, прецедентные феномены, арабский язык, аварский язык, паремиологическая картина мира.

Понятие прецедентности в современной лингвистике бытует как термин в культурно-языковом пространстве в значении «феномена первичного образа» и используется как опорный образец для создания вторичной действительности по аналогу первичного, так как основное назначение его - это сопоставление и оценка. За любым прецедентом всегда стоит определенный факт который начинает восприниматься как эталонный для неограниченного множества сходных ситуаций.

Целью данного исследования является проанализировать прецедентные имена и тексты, послужившие основой пословиц, поговорок и фразеологизмов в аварском и арабском языках, раскрыть их внутреннюю форму.

В соответствии с поставленной целью в статье решаются следующие задачи: 1) выявить и описать паремии с прецедентными именами и текстами в арабском и аварском языках; 2) проанализировать и классифицировать их в сопоставляемых языках с учетом характера прецедентного имени; 3) определить имплицитные и эксплицитные культурные смыслы, связанные с культурно-историческими событиями в жизни носителей данных языков.

Актуальность настоящего исследования видится в том, что, во-первых, она написана в русле антропологического направления и связана с все возрастающим интересом лингвистов к проблемам отражения в языке особенностей мировоззрения того или иного народа и проблемы. Пословицы, поговорки, фразеологизмы - наиболее яркие фрагменты языковой картины мира, «кладовые народной памяти, способные поведать нам об истории и культуре народа» [1, с. 68]; во-вторых, рассматриваемые в статье проблемы лежат и в плоскости переводческой практики.

Научная новизна рассматриваемых в данной статье проблем заключается в том, что впервые в сопоставительном плане на материале аварского и арабского языков рассматриваются паремии с прецедентными именами.

Теоретическая значимость статьи состоит в том, что исследование внутренней формы паремий с прецедентными именами и текстами в сопоставляемых языках вносит определенный вклад в дальнейшую разработку вопросов когнитивной лингвистики, языковой картины мира.

Практическая значимость исследования - в возможности использования материала и полученных выводов в переводческой практике, а также на занятиях по арабскому, аварскому языкам.

Материалом для анализа послужили ФЕ, пословицы, поговорки, извлеченные из лексикографических источников, а также имеющихся исследований, проанализированные при помощи описательного, сопоставительного методов.

Прецедентные тексты характеризуются широкой сферой бытования, функционируя в виде идеально-образцовых мыслительных, языковых и речевых фактов, обладают императивностью. Прецеденты, таким образом, выступают как определенные стереотипные и ассоциативно-образные комплексы, которые являются значимыми для конкретного социума и систематически актуализируются в коммуникативной практике представителей данного сообщества. Прецеденты могут быть различного характера. Вопрос о типах прецедентных текстов остается дискуссионным в лингвистике, есть различные взгляды на данную прагма-коммуникативную сущность, что представлено в многочисленных трудах ученых. Но общим для всех позиций является то, что «фоновые знания создают когнитивные проекции для системы определенных единиц» [2, с. 218].

Прецедентные тексты выполняют номинативную, информативную, эпи-стемическую, коннотативную и символическую функции, но главная, по мнению большинства лингвистов, заключается в способности прецедентного знака быть номинативным средством отдельного фрагмента действительности.

Рассматриваемые знаки тесно связаны и во многом обусловлены, зависимы от этнокультурной сферы, того пространства, которое есть форма существования культуры в нашем сознании, т.е. это бытие культуры в сознании его носителей.

Паремиологические единицы как устно-поэтическая форма бытования языка интерпретируются и как прецеденты, поскольку функционируют в речи как готовые культурные знаки. В них отражаются обычаи, традиции, имеющие древние символические корни, фольклорные сюжеты и пр. Паремии являются обязательной частью фоновых знаний коммуникантов, бытуют в виде сконцентрированного, фрагментированного дискурса в памяти каждого из нас и включены в понятие культурно-языковой компетенции. Рассматриваемые единицы являются ярким, культуроносным фрагментом языковой картины мира и характеризуются прагматической направленностью и обширным эмотивным потенциалом.

В паремиях через моделирование определенных ситуаций актуализируются те или иные смыслы, которые могут быть недоступны неносителям языка, поскольку опираются на фоновые знания. Это включение в пословичное пространство этнокультурных реалий и прецедентных феноменов, дешифровка которых требует лингвокультурного и этимологического подходов. Прецедентное имя становится знаком в той культуре, в которой возникло или оказалось востребованным. М.Л. Ковшова отмечает, что когда прецедентное имя задействуется в коммуникации, то «осуществляется апелляция не к собственно денотату, а к набору дифференциальных признаков, к связанным с этим именем представлениям» [3, с. 146]. Это значит, что антропоним соотносится с литературным произведением, общеизвестным текстом, ритуалом, обрядом, ситуацией, маркированным комплексом определенных качеств и способен регулярно употребляться денотативно, выступая в роли семантического предиката [4]. Собственные имена составляют антропонимический код культуры, вобравший в себя ценности и антиценности, актуализирующиеся в коллективном сознании с собственными именами отдельных людей и героев в национальной и мировой культурах, поскольку данные имена выступают своего рода трансляторами и символами каких-либо событий, этнической ментальности.

Как показал анализ фактического материала, в качестве прецедентных имен используются как реально существовавших людей, исторических личностей, так и имена фольклорных персонажей, которые вносят в пословичный образ оценочный положительный или отрицательный подтекст. Таково, например, имя легендарного фольклорного героя Хочбара, который был храбрым аварским абреком, боровшимся за свободу своего народа, но погиб в результате предательства. Данный антропоним стал символизировать человека, которого в достижении поставленных целей не остановят никакие трудности и опасности: Диваналъ къун ч1оларев Хочбар г1адин («Подобно Хочбару, не проигрывающему в споре»).

В паремиях получила отображение и сама история героя: Багъун ч1алг1уна-реб т1ех1 бараб бече г1адин, диваналъ къун ч1оларев Хочобар г1адин («Как вечно бодающийся паршивый теленок, как проигрывающий в суде Хочбар»).

З. Алиханов следующим образом интерпретирует данный паремиологиче-ский образ: «Хочбар, оказывается, был упрямым, как паршивый теленок, но красноречивым человеком. К Хочбару приходили люди, которые предлагали часть отсудимого имущества или все имущество, но чтобы при этом он помогал в суде. Хочбар никогда не возвращался домой, проиграв в окружном суде. Он обращался к губернатору в Темирхан-Шуре. Еще не успев зайти к губернатору, прямо у входа, он начинал говорить о проблеме» [5, с. 243]. Как видим, в пословичном образе актуализируется образ настойчивого и упорного человека.

В аварской лингвокультуре положительной семантикой наделяется и имя Хаджимурата, поскольку его носил легендарный наиб имама Шамиля, ставший символом мужества и свободолюбия: Гьанив «Мах1ама» вугониги, росулъ -«Х1ажимурад» («Здесь, как Махама, а дома - Хаджимурат» - так говорят про того, кто дома демонстрирует свою храбрость, а на улице ведет себя, как трус). Имя Мах1ама символизирует трусливого человека, а Х1ажимурад - становится нарицательным для обозначения мужественного и отважного человека.

Интересен следующий паремиологический образ, который через прецедент реализует прототипическую ситуацию «нельзя рисковать без надобности»: Гуллида Х1ажимурад лъаларо («Пуля не знает Хаджимурата»).

Основу высказывания составил такой реальный исторический случай: во время боя Хаджимурат, когда услышал свист пуль, пригнулся к седлу, чем удивил своих приближенных. На вопрос, почему он показал слабость и испугался пуль, Хаджимурат ответил, что пули его не знают, то есть не могут отличить истинного храбреца от труса. Здесь можно привести эквивалент из русского языка: Пуля -дура, штык - молодец.

Бах1арчи ц1акъав - Ч1ондокьа Х1ажияв, ц1ар - Х1ажимурадие («Хороший храбрец - Хажияв из Чондотля, а слава - Хаджимураду»). Данное выражение основано на реальном историческом факте: Хажияв был рядовым солдатом и слугой Хаджимурада. Когда похищали дочь хана для Хаджимурада, смелый Хажияв был первым. Именно он открыл ворота для похищения дочери хана, но слава все равно досталась хозяину [5, с. 245]. Поэтому поговорка стала использоваться в ситуации, когда заслуги одного человека становятся славой другого.

У арабов символом терпения стало имя одного из исламских пророков и праведников - Аюба, в котором воплотились такие достойные самой высокой оценки качества, как терпение и моральная выносливость, умение переносить

невзгоды, физическое и душевные страдание. Сатана подверг праведника жестокому испытанию, отняв его родных. Но Аллах, к которому без устали взывал Аюб, ни утратив веры, сжалился и вернул его семью. Считается, что Аюб в день Страшного суда будет возглавлять войско терпеливых, покорных и выносливых в назидание тем, кто не смог сохранить силу веры и поддался слабости. Поэтому арабы человека терпеливого и стойкого сравнивают с чтимым пророком и используют такие выражения: терпелив, как Аюб или пересилим все, как Аюб пересилил судьбу.

Символами мужественности и храбрости выступают и такие прецедентные имена, представленные в арабских паремиях, - Антара, Абу Зейд аль-Хилали:

^ $ ^ («Не всякий со смуглой кожей Антара»): Антара - герой эпоса. Идиома используется в ситуации, когда необходимо подчеркнуть обманчивость внешнего вида. Исследователи считают, что данное выражение возникло на рубеже шестого и седьмого веков и связано с именем Антары Бен Шаддада аль-Абси - знаменитого поэта и воина доисламской эпохи, которого отличали необыкновенная храбрость, отвага и благородство характера. Сочетание таких качеств сделали его имя нарицательным и тождественным понятию храбрец. Стали слагаться легенды, объединившиеся потом в знаменитом арабском эпосе «Антара» [6, с. 480]. Интересно, что имя данного арабского героя отразилось и в ФЕ дагестанских языков. Так, например, С.Н. Гасанова отмечает функционирование этого же имени в составе ФЕ агульского языка: Г1ентар суман зурба («Храбрый, как Антар») [7, с. 48].

В арабской паремиологической картине встречается еще одно прецедентное имя, ставшее синонимом героя - это Абу Зейд аль-Хилали. Например, в следующей паремии актуализируется обманчивый образ храбреца: ^ Лк V }

(«Не каждый, кто носит меч, становится Абу Зейдом аль-Хилали»).

Имя Мусейляма, напротив, стало символом коварства и лжи в арабской лингвокультуре. Эта историческая личность, идейный противник пророка Му-хаммада: Ч^ уй («Лживее Мусейлямы»).

Как видим, прецедентные имена в паремиологических единицах задействованы в антропоморфном описании действительности. Они в составе паремий обладают обобщенной референцией, выступая средством концептуализации различных объектов и типизации их свойств.

Часто в паремиях моделируются прецедентные ситуации:

^ сь^ '^(«Черный кофе делает лица белыми»).

Данное выражение отражается тот исторический факт, что кофе когда-то могли пить только исконно свободные арабы. Они имели относительно светлый цвет кожи, а рабы, в большинстве своем выходцы из Африки, такого права не имели [8, с. 98].

Исследователи не раз уделяли внимание взаимосвязи топонимики и идиоматики. Так, М.В. Горбаневский в историческом ключе описывает известную поговорку «Язык до Киева доведёт»: «Именно на расспросы рассчитывали в Киевской Руси богомольцы, когда из дальних мест отправлялись в «матерь городов русских», чтобы поклониться киевским святыням, побывать в Киево-Печерской лавре - древнейшем православном монастыре русских земель. Они считали, что Киев всем известен и что можно дойти до него, даже не зная дороги, а только спрашивая о ней у попадавшихся по пути людей» [цит. по: 9, с. 192]. Следовательно, Киев - это уже не просто наименование города, а номинация обобщенного характера, актуализирующая семантику места поиска, пути, упорства и т.д. Известное выражение «Все дороги ведут в Рим» в каждой этнокуль-туре получает свою вариацию как обозначение ключевой локации, важного геополитического центра. В арабской лингвокультуре аналогичный статус получил город Сана: ^ иЬ и* 2* V

(«Саны не миновать, каким бы долгим не было путешествие»).

Сана - это главный торгово-транспортный центр и столица Йеменской Арабской Республики.

В аварском языке приведенной поговорке будет соответствовать следующее выражение, так же содержащее название географического объекта:

Кибе гъугъаниги, Гъуниб маг1арде («Где бы ни прогремел гром - на Гуниб-скую гору»).

Особенностью аварских паремиологических единиц является то, что их топонимическое пространство активно образуется оронимами: Г1акарумаг1арда г1одоб ч1араб оцг1анаб г1азу бугони, Хунзахъ рекьи хъукьлъулареб («Если на горе Акаро есть снег с быка, в Хунзахе посев не взойдет» (примета)).

Кваналареб х1амица Х1оцомег1ер бегулареб («Не пасущийся осел гору Хоцомегер не перейдет») - о важности опыта и каждодневного труда.

Встречаются оронимы и в арабских паремиологических единицах: ЛЙ 1>- означает «тяжелее горы Ухуд» (Ухуд - это известная гора около города Медины).

Любопытно, что в составе аварских паремиологических единиц находят отражение арабские топонимы: Каг1баялде арав Х1ажи г1адин («Как Хажди, который ездил к Каабе») - так говорят о путешествующем человеке. Кааба -это священное место в Мекке. В паремиологических единицах с прецедентными именами-топонимами содержатся названия национально-культурных реалий и прецедентных ситуаций, которые обосновывают соответствующие идиоматические образы: "0^1 JÍll ^ («Везет финики в Басру»).

Город Басра расположен на юге страны и считается самым «финиковым» регионом. Данная идиома будет соответствовать русской поговорке «Ездить в Тулу со своим самоваром».

Особенности ландшафта и микроклимата могут составлять основу паре-мологического образа, актуализируя социально значимые качества, в данном контексте порицаемые: Пандиса гьури («Ветерок из Анди»), т.е. пустая болтовня.

Отдельную группу составляют паремиологические единицы с гидронимами - названиями водных объектов. Например, интересная прецедентная ситуация легла в основу следующей аварской паремии с упоминанием гидронима: Арап-чай бахъунелъул Мух1умаг1али г1адин («Как Мухумаали при переходе реки Арап-чай»).

Так обычно аварцы говорят о человеке, который от страха и растерянности ничего не видит перед собой. Арпа-чай - это название реки. Данная идиома имеет и более развернутый вариант репрезентации:

Арап-чай бахунелъул Мух1умаг1али г1адин бецлъуге («Не будь слепым, как Мухуммаали, переходивший реку Арап-чай»).

Исходной исторической ситуацией, легшей в основу данного выражения, является следующий случай: В годы Херсонской войны (1885-1887 гг) аварцы легко перешли реку Арап-чай, но, потерпев неудачу, возвратились назад. В этой суете Мухумаали даже не заметил, перешел ли он реку обратно. Когда же дошли до безопасного места, Мухумаали сказал друзьям: «Мы же не перешли реку Арап-чай?» [5, с. 243]. Семантика топонимических наименований в контексте паремиологических единиц расширяется и выступает основой образной речи. Топонимические прецеденты выполняют две функции: символическую или номинативно-стилистическую. Семантика топонима дополняется образным смыслом и ассоциативно-культурологическим рядом, входя в состав паремии, приобретает нередко и эмоционально-оценочное значение. Топонимические наименования позволяют в каком-то смысле реконструировать культурные слои.

Библиографический список

При таком подходе необходим анализ языкового материала с позиций истори-ко-географического, этимологического, а также социолингвистических аспектов изучения топонимов. Проведенный анализ паремий аварского и арабского языков с прецедентными именами позволяет сделать выводы о том, что центром этнокультурного пространства выступает национальная когнитивная база, представляющая собой совокупность знаний, структурированную особым образом, национально-маркированных и культурно обусловленных представлений, являющихся обязательными для всего лингвокультурного сообщества. Поэтому арабская когнитивная база распространяется на арабское культурное пространство, выступая ее неотъемлемой частью. Владение арабской когнитивной базой или как минимум «ядерной» частью культурного пространства во многом предопределяет возможность адекватного и коммуникативно успешного общения на арабском языке его носителей. Для того чтобы стать частью и полноправным членом того или иного этнолингвокультурного сообщества, человек должен пройти все этапы процесса социализации, суть которого заключается во многом в трансляции культуры.

Таким образом, поставленная цель по выявлению и сопоставительному анализу паремий с прецедентными именами в аварском и арабском языках реализована. Паремии классифицированы, описаны с точки зрения особенностей культурных смыслов, связанных с прецедентными именами. Результаты исследования могут послужить основой для дальнейших лингвокультурологических исследований устойчивых единиц в разноструктурных языках, а также могут быть применены в практике межкультурной коммуникации для успешного диалога представителей различных культур, что представляет определенную теоретическую и практическую ценность.

1. Кухарева Е.В. Прецедентные имена и события как один из источников арабских паремий. Русистика. 2008; № 2. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/pretsedentnye-imena-i-sobytiya-kak-odin-iz-istochnikov-arabskih-paremiy

2. Голубева Н.А. Номинация и когниция (опыт когнитивного описания номинативного строя языка). Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. 2008; № 6; 217 - 223.

3. Ковшова М.Л. Лингвокультурологический анализ идиом, загадок, пословиц и поговорок: Антропонимический код культуры. Москва: ЛЕНАНД, 2021.

4. Ковшова М.Л. Лингвокультурологический метод во фразеологии: Коды культуры. Москва: ЛЕНАНД, 2016.

5. Алиханов З. Аварские пословицы и поговорки. Махачкала, 1972.

6. Аль-Фахури Х. История арабской литературы. Москва: Издательство иностранной литературы, 1959.

7. Гасанова С.Н. Прецедентные имена в паремиологических единицах агульского языка. Вестник Дагестанского государственного университета. Серия 2: Гуманитарные науки. 2018; Т. 33, Выпуск 3: 47 - 51.

8. Гасанова М.А., Магомедова Д.А. Репрезентация поведенческих стратегий в арабской паремиологической картине мира. Успехи гуманитарных наук. 2021; № 9: 96 - 99.

9. Голев Н.Д. О природе мотивационных ассоциаций в лексике русского языка. Известия Алтайского государственного университета. Серия филологии, журналистики, истории, социологии, педагогики, юриспруденции, экономики. 1996; № 2: 7 - 11.

References

1. Kuhareva E.V. Precedentnye imena i sobytiya kak odin iz istochnikov arabskih paremij. Rusistika. 2008; № 2. Available at: https://cyberleninka.ru/article/n/pretsedentnye-imena-i-sobytiya-kak-odin-iz-istochnikov-arabskih-paremiy

2. Golubeva N.A. Nominaciya i kogniciya (opyt kognitivnogo opisaniya nominativnogo stroya yazyka). Vestnik Nizhegorodskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. 2008; № 6; 217 - 223.

3. Kovshova M.L. Lingvokul'turologicheskij analiz idiom, zagadok, poslovic ipogovorok: Antroponimicheskij kod kultury. Moskva: LENAND, 2021.

4. Kovshova M.L. Lingvokul'turologicheskijmetod vo frazeologii: Kody kultury. Moskva: LENAND, 2016.

5. Alihanov Z. Avarskie poslovicy i pogovorki. Mahachkala, 1972.

6. Al'-Fahuri H. Istoriya arabskoj literatury. Moskva: Izdatel'stvo inostrannoj literatury, 1959.

7. Gasanova S.N. Precedentnye imena v paremiologicheskih edinicah agul'skogo yazyka. Vestnik Dagestanskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 2: Gumanitarnye nauki. 2018; T. 33, Vypusk 3: 47 - 51.

8. Gasanova M.A., Magomedova D.A. Reprezentaciya povedencheskih strategij v arabskoj paremiologicheskoj kartine mira. Uspehi gumanitarnyh nauk. 2021; № 9: 96 - 99.

9. Golev N.D. O prirode motivacionnyh associacij v leksike russkogo yazyka. Izvestiya Altajskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya filologii, zhurnalistiki, istorii, sociologii, pedagogiki, yurisprudencii, 'ekonomiki. 1996; № 2: 7 - 11.

Статья поступила в редакцию 28.02.22

УДК 82

Yin Ping, senior teacher, Institute of General Education of Heihe University, Master in Literature (Heihe, China),

Email: yinping0451@163.com

Qi Guojiang, Lecturer, Master in Literature, Institute of Foreign Languages of Heihe University (Heihe, China),

E-mail: xiaoqi_2601016072a@163.com

THE IMAGE OF CHINA IN WESTERN CULTURE FROM THE 20TH CENTURY. The article analyzes features of the change in the image of China in Western culture throughout the 20th century in literature. The author explores the work of American and European writers of the 20th century, in which Chinese reality is represented in one way or another. Analyzing individual works of European and American writers, the authors examine the specifics of the change in the view of representatives of Western culture on the image and culture of China through the prism of writer's perception. Summing up the study, the authors conclude that the attitude of representatives of Western culture to the image of China over the course of the 20th century has changed from tensely wary and cautious to more open and recognizing China's achievements in the field of culture. The task of the study is to analyze features of the image of China in Western culture with reference to literary works throughout the 20th century. The scientific novelty of the study lies in the fact that such analysis of features of the change in the image of China in Western culture during the 20th century, using the example of the work of a number of American and European writers of the 20th century, is carried out for the first time.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Key words: Western culture, European literature, novel, poverty, writer, image, representation.

Инь Пин, ст. преп., Институт общего образования Хэйхэского университета, магистр по литературе, г. Хэйхэ,

E-mail: yinping0451@163.com

Ци Гоцзян, доц., магистр, Институт иностранных языков Хэйхэского университета, г. Хэйхэ,

Е-mail: xiaoqi_2601016072a@163.com

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.