Научная статья на тему 'Премьер: штрихи к портрету А. Ф. Керенского'

Премьер: штрихи к портрету А. Ф. Керенского Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
448
128
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Премьер: штрихи к портрету А. Ф. Керенского»

ПЕРСОНАЛИИ

Четвертков Н. В.

ПРЕМЬЕР: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ А. Ф. КЕРЕНСКОГО

Среди видных общественно-политических деятелей России XX века история определила свое место Александру . Федоровичу Керенскому — лидеру фракции трудовиков в IV Государственной Думе, товарищу председателя Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и одновременно министру юстиции Временного правительства, а затем военному и морскому министру, и наконец, министру-председателю правительства, верховному главнокомандующему вооруженными силами России.1 Звездный час его политической карьеры приходится на 1917 год, в котором Россия была на историческом повороте.

Долгое время в исторической литературе и периодической печати имя А. Ф. Керенского вспоминали только в негативном плане. Критиковали его за продолжение Временным правительством первой мировой войны и за введение в российской армии смертной казни, за блок эсеров и меньшевиков с кадетами в правительстве, за организацию контрреволюционного мятежа в Петрограде после Октябрьской революции. Доставалось ему и от западных историков за «ошибки» и «промахи» Временного правительства, за то, что, мол, по его вине, «демократический режим» Февраля был перечеркнут Октябрем, открывшим путь «тоталитаризму» в России.

С демократизацией нашего общества стали появляться исторические труды самого А.. Ф. Керенского \ публикации современников с оценкой его общественно-политической деятельности 3»а также статьи в периодической печати, отражающие периоды и аспекты жизни не только Александра Федоровича, но и всей семьи Керенских4. И все же пока нет беспристрастных, объективных исторических исследований общественно-политической деятельности А.. Ф. Керенского, которого когда-то считали «символом революции» и называли «народным министром», а потом много лет подряд клеймили как контрреволюционера.

«Благонадежный гимназист».

Родился А..Ф. Керенский в Симбирске 22 апреля 1881 года в семье «коллежского советника Федора Михайловича Керенского и законной жены его Надежды Александровны» 5.Ф. М. Керенский — сын бедного приходско-

1 Советский энциклопедический словарь,—М., 1980.—С. 576; Голиков А. Г..Феномен Керенского // Отечественная история.— 1992.— № 5.— С. 60—61.

2 Керенский А. Ф. Дело Корнилова. — М., 1918; он же. Россия на историческом повороте // Вопросы истории.— 1990.— №№. 6—12; 1991,— №№. 1 — 11.

3 Милюков П. Н. Почему большевики взяли верх? //Коммунист.— 1990.— № 15.— С. 48—58; он же. Воспоминания.— М., 1991; он же. Война и вторая революция // Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г.— М., 1991.— С. 3—29;, Шульгин В. В. Дни. 1920. М., 1989; Чернов В. М. 1917 год: народ и революция — В сбор.: Страна гибнет сегодня. Воспоминания о Февральской революции 1917 г.— М., 1991.— С. 337—360; В. Д. Набоков. Временное правительство.— М., 1991; Троцкий Л. Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии.— М., 1991; Д. Сверчков. Керенский А. Ф.— В кн.: Три метеора.— Л., 1926 и др.

4 Иоффе Г. Мистерия керенщины // Советская Россия.— 1987.— 4 марта; Кудин В. Керенский А.: путь к прозрению // Аргументы и факты.— 1988,— № 45; Витальев В. Судьбы скрещенья. Встреча с сыном Керенского//Неделя.— 1989.— № 30; Данилов Е. Исчезнувшая семья. Керенские в Туркестане // Звезда Востока.— 1991. № 9.— С. 79—93 и др.

5 Керенский А. Ф. Россия на историческом повороте.— Вопросы истории.— 1990,— № 6. — 117 (в дальнейшем — Вопросы истории); Голиков А. Г.— указ. соч. — С. 61.

го священника Керенского уезда Пензенской губернии, с отличием окончивший Пензенскую духовную семинарию, а затем историко-филологический факультет Казанского университета, преподавал педагогику и русскую словесность в казанских гимназиях, где встретился со своей будущей женой — ученицей Мариинской гимназии Надеждой Адлер, дочерью начальника топографического отделения при штабе Казанского военного округа, а по материнской линии — внучкой крепостного крестьянина, который, выкупившись на свободу, стал в Москве процветающим купцом, оставив внучке значительное состояние 6.

В семье Керенских первое время через каждые два года рождались дочери — Надежда, Елена, Анна. И уже в Симбирске, куда коллежский советник Ф. М. Керенский был назначен директором мужской гимназии и средней школы для девочек, у него родились два сына — Александр и.Федор. Как свидетельствуют современники, Александр «был любимым сыном своего отца и властной матери, которые лелеяли его, как первого сына в своем семействе, и на которого возлагали свои фамильные надежды»'.

В мае 1889 года. Ф. М. Керенский — уже действительный статский советник — был назначен главным инспектором училищ Туркестанского края, и его семья переехала в Ташкент, где прошли гимназические годы Александра 3.Учился от прилежно и успешно. Наблюдавший А. Керенского в 4—8 классах преподаватель Ташкентской гимназии . Ф. Дукмейстер отмечал: «...Ничто в нем не предвещало тогда будущего министра. Он охотно подчинялся всем, довольно строгим тогда, правилам гимназии, усердно посещал гимназическую церковь и пел там на клиросе. Характер его немного изменился в старших классах. Своим поведением гимназист А. Ф. Керенский начал производить впечатление юноши, сознающего, что высокое положение его отца обязывает и его. Он всегда держался очень корректно и одевался с некоторой склонностью к франтовству. Его ближайшими друзьями были гимназисты, сравнительно мало интересовавшиеся политикой и общественно-литературными вопросами. Увлекался он больше «светской жизнью». Он был неутомимым и ловким танцором... Церковь он продолжал посещать усердно, декламировал с чувством и большим успехом преимущественно патриотические стихотворения и неоднократно выступал в любительских спектаклях, проявляя недюжинный артистический талант. Так, например, он очень удачно выступил в роли Хлестакова. Роль эта казалась написанной как будто бы исключительно для него...»9.

Убедительным доказательством способностей гимназиста А. Керенского являются заметки бывшего директора Ташкентской гимназии Н. П. Остроумова о сдаче выпускных экзаменов: «Первый экзамен — «Закон Божий». Александру достался билет: «Создание человека по образу и подобию Божию». Оценка — «отлично». Экзамен по словесности: «Происхождение романа. Роман Сервантеса. Общечеловеческое значение «Дон-Кихота»... «Отлично». Экзамен по истории: «Уничтожение местничества. Перемены в русском обществе перед появлением Петра Великого. Положение женщины...» «Отлично». Золотая медаль. Спустя несколько недель, Александр отбыл в Петербург для поступления в университет» |0.

В характеристике выпускнику директор гимназии Н. П. Остроумов писал: «...Окончивший курс в текущем 1899 году во вверенной мне гимназии

6 Вопросы истории.— 1990.— № 6.— С. 117. Троцкий А. Пензенская духовная семинария за истекший столетний период ее существования. 1800—1900.— Пенза, 1901.— С. 157.

7 Данилов Е. Указ соч.— С. 82

8 Вопросы истории.— 1990.— № 6.— С. 125.

9 Голиков А. Г. Указ. соч.— С. 61

10 Данилов Е. Указ. соч.—С. 84.

Керенский Александр имеет очень хорошие способности и выдающееся развитие... Характер имеет живой и впечатлительный, дурных наклонностей никогда не проявлял; в политическом отношении вполне благонадежный» 11 Эта последняя фраза, возможно, была несколько опрометчивой.

«Соприкосновение с революционным движением».

С детских лет, как отмечал А. Ф. Керенский, у него произошло «соприкосновение с революционным движением». Сильно подействовала на него казнь Александра Ульянова, которого он хорошо знал по Симбирску, за участие в подготовке покушения на императора Александра III '2. Немаловажную роль в становлении его мышления сыграл памфлет Льва Толстого по поводу заключения франко-русского союза, в котором осуждался союз республики и самодержавия за «грубое нарушение принципов справедливости и свободы». Этот памфлет, размноженный тайно на мимеографе, читал дома его отец. По волнению, звучавшему в голосе отца, и некоторым его замечаниям по ходу чтения, Александр понял, что отец разделяет мнение Толстого, «что Россия страдает тяжким недугом» п.

По признанию А. Ф, Керенского, демократические взгляды родителей, творческий дух, царивший в Ташкентской гимназии, позволяли смотреть на мир без всяких предубеждений, делать свои собственные выводы из происходящих событий, «постепенно изменить свои взгляды и освободиться от веры в благодушного царя». В результате в 13 годам у него сложилось довольно четкое представление о мире, и он «чувствовал острую потребность побыть одному и поразмыслить о жизни» 14.

Мысли о жизни заставляли юношу искать в книгах ответы на возникающие вопросы. «Еще в школьные годы,— вспоминал А. Ф. Керенский,— на меня огромное впечатление произвело утверждение Владимира Сергеевича Соловьева о том, что материалистические теории превращают человеческие существа в крошечные винтики чудовищной машины. И мне всегда были по душе социалисты-революционеры, а также народники, которые были убеждены в том, что стремятся к освобождению человека, а не к превращению его в орудие классовой борьбы» 15.

«Я читал также статьи молодого марксиста Петра Бернгардовича Струве,— писал А. Ф. Керенский.— но когда я дошел до той страницы, где он пишет, что индивидуальности нет места в природе и ее не следует принимать в расчет, я понял, что марксизм не для меня. Мое отношение лишь укрепилось, когда я познакомился с «Коммунистическим манифестом» Маркса и Энгельса, где утверждается, что общечеловеческая мораль — лишь орудие в классовой борьбе, а мораль рабочего класса не имеет ничего общего с моралью капиталистического мира» |6.

Студент А. Керенский был очень доволен учебой на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, особенно занятиями, которые проводил известный востоковед Б. А. Тураев, научными экспедициями в Псков и Новгород под руководством профессора русской истории С. Ф. Платонова.

Это было время, когда интеллигенция России, в том числе и студенчество, страстно обсуждали вопросы демократии, требуя введения конституции в стране. 7 февраля 1900 года А. Керенский впервые попал на одну из

'' Там же.

12 Вопросы истории. 1990.—№ 7.—С. 117.

13 Вопросы истории,—1990. № 6.—С. 124—125.

14 Там же.—С. 125—126.

15 Там же,— С. 136.

16 Там же.

студенческих сходок, которая произвела на него «грандиозно-подавляющее» впечатление. А уже будучи студентом второго курса, он на собрании произнес страстную речь, осуждающую политический режим России, призывая «студентов помочь народу в его освободительной борьбе»17. На следующий день после этого выступления А. Керенского вызвал ректор университета и сказал: «Молодой человек, не будь вы сыном столь уважаемого человека, как ваш отец, внесший такой большой вклад в служение стране, я немедленно выгнал бы вас из университета. Предлагаю взять вам отпуск и пожить некоторое время вместе с семьей»18.

Это наказание, по признанию А.. Ф. Керенского, было «весьма мягким» и не особенно его огорчило. Ему даже лестно было, что стал «ссыльным студентом», «борцом за свободу». А в глазах молодых людей Ташкента «выглядел героем и буквально млел от их восторгов», не без иронии писал позднее он сам. Но этих восторгов не разделял отец. «Видимо, его пугала возможность того,— вспоминал А.. Ф. Керенский,— что я пойду по пути братьев Ульяновых. Главный его аргумент сводился к тому, что, если я хочу сделать что-нибудь полезное для родины, я должен думать о своем будущем, настойчиво учиться и избегать опрометчивых поступков»19.

При объяснении с сыном. Федор Михайлович сказал: «Поверь мне: ты еще слишком молод, чтобы понять нужды страны и разобраться в том, что с ней происходит. Станешь старше, поступай, как тебе заблагорассудится. А пока изволь слушать меня»20. И он добился от сына обещания: «проявлять благоразумие и держаться в стороне от всякой политической деятельности до дня окончания университета». Давая такое слово, А. Керенский все же знал, что «в мыслях своих накрепко связан с политикой»21.

Возобновив занятия в университете, А. Керенский прилежно изучал юриспруденцию (годом раньше было запрещено студентам учиться одновременно на двух факультетах и ему пришлось оформить перевод на юридический факультет)22. Продолжал он и активную деятельность как член совета землячества студентов из Ташкента. Целью землячества было оказание помощи малоимущим студентам, проведение благотворительных концертов, литературных вечеров, встреч с известными артистами. Сближается он с юристами — активными деятелями «Союза освобождения» — нелегального политического объединения либеральных земцев и буржуазной интеллигенции. Принимал участие А. Керенский и в организации так называемой банкетной кампании в связи с 40-летием введения в России судебных уставов, легально призывавшей к установлению в стране конституционного строя .

Студент А. Керенский учился успешно, подумывал даже после окончания университета посвятить себя научной работе, но политические события в России, становившееся все более бурными, тянули совсем в другую сторону. «В глубине души,— вспоминал позднее А.. Ф. Керенский,— я уже тогда понимал, что... мое место среди тех, кто боролся с самодержавием, ибо я был твердо убежден, что ради спасения Родины необходимо как можно скорее добиться принятия конституции. Не социалистические доктрины порождали революционное движение в стране. Мы вступали в ряды революционеров не в результате того, что подпольно изучали запрещенные

17 Голиков А. Г. Указ. соч.—С. 62; Вопросы истории,— 1990.—№ 6.—С. 130.

18 Вопросы истории — 1990.— № 6,— С. 130—131.

19 Там же,—С. 131.

20 Там же.

21 Там же.

22 Там же.

23 Вопросы истории.— 1990,— № 6,— С. 130; Голиков А. Г. Указ. соч.— С. 63.

идеи. На революционную борьбу нас толкал сам режим»24. В доказательство своих убеждений А. .Ф. Керенский в книге «Россия на историческом повороте» приводит такие факты, как «резкое ограничение свобод в .Финляндии», «карательные операции в Полтавской и Харьковской губерниях», в чем повинна «верховная власть»25.

Закончив в 1904 году юридический факультет Санкт-Петербургского университета и получив диплом первой степени, А..Ф. Керенский женился на Ольге Барановской, которая в столице посещала бестужевско-рюминские Высшие женские курсы, пользовавшиеся в те годы огромной популярностью. Их венчание состоялось в июне 1904 года в деревне Каинки Казанской губернии — в имении полковника Генерального штаба JI. С. Барановского, тестя А. Ф. Керенского. Здесь молодожены жили «вплоть до осени»26.

Депутат Государственной думы

Адвокатская деятельность А.. Ф. Керенского началась с осени 1904 года в качестве помощника присяжного поверенного округа Санкт-Петербургской судебной палаты Н. А. Оппеля, где молодой юрист вел консультационную работу27. Вскоре он становится свидетелем «кровавого воскресенья», входит в специальный комитет с целью оказания помощи жертвам трагедии, где, по его словам, «впервые столкнулся с проблемой огромных различий в условиях жизни рабочих семей»28.

После долгих раздумий А.. Ф. Керенский в 1905 году «пришел к выводу о неизбежности индивидуального террора» и был «готов взять на свою душу смертный грех и пойти на убийство того, кто, узурпировав верховную власть, вел страну к гибели»^9. Тайно встречается он с членом специальной террористической группы, созданной при заграничном центре ЦК партии социалистов-революционеров Борисом Моисеенко, чтобы принять участие в их заговоре против царя. Но руководитель заграничного центра Азеф, являвшийся одновременно и полицейским агентом, отклонил эту просьбу. Спустя много лет, А.. Ф. Керенский с возмущением писал о том, «что полицейский агент, находившийся в руководстве партии, намеренно отпугивал от революционной деятельности людей, которые были готовы пожертвовать собой во имя дела»30.

Но контакты молодого адвоката с эсерами не остались незамеченными. В декабре 1905 года его арестовали за связь с эсеровской боевой дружиной и посадили в «Кресты». Правда, при обыске нашли только листовку «Организация вооруженного восстания». Других улик не было. После долгих допросов А.. Ф. Керенского весной 1906 года освободили, но вместе с женой и годовалым сыном выслали в Ташкент31.

Возвратившись осенью 1906 года в Санкт-Петербург, А.. Ф. Керенский отошел от эсеров, примкнул к трудовикам, что позволяло ему в годы реакции открыто заниматься не только юридической, но и общественно-политической деятельностью. В столице он возглавил правление Туркестанского землячества, которое оказывало помощь многим, в том числе выдало 150 рублей Л. В. Фрунзе для поездки во Владимир на свидание с братом Михаилом Фрунзе, приговоренным за революционную деятельность к смертной казни. В письме к товарищам-землякам от 23 апреля 1909 года Л. В. Фрунзе

24 Вопросы истории.— 1990.— № 6,— С. 131.

25 Там же.

26 Вопросы истории,— 1990.—№ 7.—С. 127—128, 136.

27 Голиков А. Г. Указ. соч.— С. 62.

28 Вопросы истории.— 1990.— № 7,— С. 139.

Там же,— С. 148.

30 Там же,— С. 146—147.

31 Там же,— С. 154.

выражала «сердечную благодарность как от себя, так и от имени брата» за оказанную помощь .

Адвокат А. . Ф. Керенский был широко известен уже тогда своей смелостью. Он брался нередко за дела, с точки зрения политической, явно опасные. В судебном процессе он защищал, например, латышских крестьян, уничтожавших имение помещика. Побывав на месте происшествия, Керенский пришел к выводу: помещик-немец своими издевательствами довел земледельцев до такого состояния, что они сожгли его имение. И выиграл этот процесс: суд оправдал крестьян. Благодарны ему были за защиту в суде и жертвы мирной забастовки — в основном женщины и дети, по которым полиция открыла огонь из оружия, а потом пыталась привлечь их же к уголовной ответственности «за беспорядки»'3. Таким образом, А.Ф. Керенский становится популярным адвокатом, с репутацией защитника обездоленных и борца за справедливость.

Член правления Туркестанского землячества в столице, а затем доцент и заслуженный учитель Узбекистана Н. П. Архангельский отмечал, что «одним из проявлений российской реакции был в 1910 году судебный процесс по «делам» туркестанской организации эсеров, подобранным охранкой за 1905—1907 годы. Процесс проводился в специальной судебной сессии в городе Скобелеве — в самом тихом из областных центров Туркестанского края. Основным защитником выступил А. Ф. Керенский. Поездка на суд в Скобелев из столичной адвокатуры именно А- Ф. Керенского отражала его связь с эсерами и с Туркестанским краем. Процесс прошел благополучно в том смысле, что не было смертных приговоров. После этого процесса адвокатское «имя» А. Ф. Керенского стало расти»34. В начале 1912 года он участвовал в суде, который власти возбудили против армянской партии Дашнакцутюн; после подписал реляцию против состряпанного полицией Киева антисемитского «дела Бейлиса»35.

Но особую известность А. Ф. Керенскому принесли уголовно-политические дела, вошедшие в историю под названием «Ленский расстрел» и «Дело 55-ти». По свидетельству бывшего в то время председателем Совета Министров России В. Н. Коковцева, «о кровавом побоище» на Ленском золотом прииске на другой день «у Керенского была уже телеграмма», а заявление в Государственной думе министра внутренних дел А. А. Макарова «Так было и так будет» произвело «на Думу и печать ошеломляющее впечатление». Дума образовала комиссию во главе с А. Ф. Керенским, которая установила ужасающую нищету и бесправие на приисках, что привело к забастовке рабочих. Они требовали 8-часового рабочего дня, увеличения заработной платы, отмены штрафов, организации медицинской помощи, улучшения продовольственного снабжения. Администрация прииска отвергла требования рабочих, арестовала членов стачечного комитета, а когда трехтысячная толпа рабочих двинулась к конторе, то по ним был открыт огонь воинским подразделением. В результате 270 человек было убито, 250 ранено. На основании выводов комиссии Государственной думой и правительством было ликвидировано монопольное положение компании, вся администрация приисков была реорганизована, на месте трущоб построены новые дома, повышена зарплата .

По «Делу 55-ти» привлекались к уголовной ответственности члены Туркестанской организации социалистов-революционеров за ограбление

32 Данилин Е. Указ. соч.— С. 85.

33 Витальев В. Указ. соч.— С. 11.

34 Данилов Е. Указ соч.—С. 87.

35 Иоффе Г. 3 Мистерия керенщины//Советская Россия.— 1987 — 4 марта.— С. 4.

36 История СССР. 1861 — 1917. Под ред. Тюкавкина В. Г.—М., 1990,—С. 329; Коков-цев В Н. Из моего прошлого. Воспоминания. 1911 —1919.— М., 1991.— С. 114—115, 564.

Самаркандских железнодорожных касс, Чарджоусского казначейства и за террористические акции против многих высокопоставленных должностных лиц. Участие в судебном заседании, как отмечалось тогда в печати: «левых» адвокатов,— а среди них был и А. Ф. Керенский,— позволило суду оправдать 16 террористов, четырех приговорить к бессрочной каторге и «лишь» пятерых — к смертной казни. Нр адвокаты не смирились с этим приговором. От имени своих подзащитных они составили квалифицированное прошение о смягчении наказания, которое повлияло на окончательный приговор. В результате большинству осужденных наказание было смягчено, смертная казнь заменена каторжными работами, многие совсем освобождены «ввиду зачета предварительного заключения»37.

Деятельность присяжного поверенного А. Ф. Керенского была замечена общественностью. В 1912 году он прошел выборщиком по списку Трудовой группы по выборам депутатов в IV Государственную думу от городской курии города Вольска Саратовской губернии. А потом был избран депутатом Государственной думы от Трудовой группы Саратовской губернии. И в думе сразу возглавил фракцию трудовиков. Вскоре молодой депутат получил предложение войти в масонскую организацию. Позднее А- Ф. Керенский об этом писал: «После серьезных размышлений я пришел к вьюоду, что мои собственные цели совпадают с целями общества, и я принял это предложение»38.

Как руководитель фракции трудовиков А. Ф. Керенский часто выступал на заседаниях IV Государственной думы, вносил предложения по выполнению наказов избирателей (с ними он ежегодно встречался во время думских каникул, проезжая по Поволжью), критиковал царское правительство за невнимание к социальному положению крестьянства в годы империалистической войны. Депутат А.. Ф. Керенский считал, что во время войны борьбу с абсолютизмом можно на время отложить. Предлагал председателю Государственной думы М. В. Родзянко рекомендовать царю ради успешного исхода войны «предпринять следующие шаги: 1) изменить внутреннюю политику; 2) провозгласить всеобщую амнистию для политических заключенных; 3) восстановить конституцию.Финляндии; 4) объявить автономию Польши; 5) предоставить нерусским меньшинствам самостоятельность в области культуры; 6) отменить ограничения в отношении евреев; 7) покончить с религиозной нетерпимостью и 8) прекратить преследования законных организаций рабочего класса и профессиональных союзов»'59.

Предпринимал шаги А. .Ф. Керенский и по организации «союза беспартийной радикальной интеллигенции». Летом 1915 года он объезжал юг России и Поволжье, чтобы созвать Всероссийский съезд социалистов-революционеров, трудовиков и народных социалистов для объединения их усилий в борьбе за интересы трудового народа. Но осуществить эту идею А. Ф. Керенскому не удалось: летом 1915 года ему сделали операцию по поводу болезни почек и к исполнению депутатских обязанностей он приступил спустя семь месяцев. Царская охранка установила слежку за депутатом IV Государственной думы, и справки о его политической деятельности из многих регионов страны, где бывал он, стекались в департамент полиции. Они были опубликованы в 1917 году ЦК партии трудовиков40.

В 1916 году члены Государственной думы А~Ф. Керенский, К. Тевкелев и М. Чокаев занимались расследованием причин трагических событий

37 Данилов Е. Указ. соч.— С. 87—88.

38 Вопросы истории,— 1990,— № 8,— С. 113.

Вопросы истории.— 1990.— № 9,— С. 130, 132—133; Сверчков Д. Ж&з. соч.— С. 156.

40 Данилов Е. Указ. соч.—С. 90—91; Сверчков Д. Указ. соч.— С.Т57.

в Туркестане, названных в официальных документах того времени «серьезными волнениями» или «беспорядками».

Депутатами Государственной думы было установлено, что «искрой, вызвавшей волнения, явился абсурдный приказ Б. В., Штюрмера (в январе 1916 года назначен на пост председателя Совета министров) о призыве в армию 200 тыс. местных жителей для рытья окопов на фронте». По законам того времени мусульманское население вообще не подлежало призыву на военную службу. К тому же призыв проводился в самый разгар сбора хлопка. Возмущали людей и злоупотребления чиновников, за взятки освобождавших от призыва сыновей богатеев. Приложил тут свою руку и министр внутренних дел А. Д. Протопопов, телеграмму которого от 28 июня 1916 года местные чиновники поняли как призыв в ряды вооруженных сил, что вызвало волнение в Ферганской области. По мнению А..Ф. Керенского, германские и турецкие агенты «в полной мере использовали возмущение местного населения для подстрекательства к беспорядкам». Этому способствовало и то, что привлечение к трудовой повинности мусульманского населения в Уральской, Тургайской, Семипалатинской и Акмолинской областях, в Астраханской и Томской губерниях сопровождалось насилием и вымогательством местной администрации41.

После изучения событий на месте члены Государственной думы пришли к выводу: «министр внутренних дел допустил превышение власти», «членами местной администрации совершен ряд должностных преступлений». Сообщив об этом правительству, А.. Ф. Керенский, К. Тевкелев и еще 66 депутатов Государственной думы в своих запросах требовали информации о том: «какие меры приняты для восстановления силы закона в порядке управления и для незамедлительного привлечения к ответственности должностных лиц, нарушивших свой служебный долг и основные Законы Российской Империи?»42.

Для давления на царское правительство в решении этих вопросов А..Ф. Керенский использовал и Государственную думу, на заседании которой заявлял: «События эти не только нарушили спокойное течение жизни в огромной части России, но они были связаны с жертвами: погибло несколько тысяч русского населения и десятки тысяч туземцев... я спрашиваю: если бы в Тамбовской или Московской губерниях, в разгар полевых работ, внезапно было дано распоряжение о немедленном уводе в неизвестность мужского трудоспособного населения, я спрашиваю вас, господа члены Государственной Думы, что могла*вызвать такая мера? Я утверждаю, что такие же, а может быть, и гораздо большие беспорядки! Кто в этом виновен? Я категорически и совершенно определенно отвечаю: исключительно центральная власть! Она виновница того, что эта цветущая окраина подвергалась разрушению, что местное население голодает» .

Выступления такого рода закрепляли популярность А..Ф. Керенского в демократических кругах.

В феврале 1917 года А. Ф. Керенский — на стороне революции. Как член Комитета Государственной думы он приветствовал подходившие к Таврическому дворцу отряды солдат, рабочих, матросов, заменил ими охрану Государственной думы, принимал и освобождал арестованных министров царского правительства, принес в кабинет М. В. Родзянко секретные договоры царского правительства и конфискованные в одном из министерств

41 Данилов Е. Указ. соч.—С. 88. История КПСС,— М, 1985.—С. 173; История КПСС. Курс лекций.— Вып. 1.— 2-е изд., дополненное и переработанное.— М., 1988.— С. 387.

42 Вопросы истории,— 1990,— № 9,— С. 145; Данилов Е. Указ. соч.— С. 88—91.

43 Данилов Е. Указ. соч.— С. 89.

два миллиона рублей44. Он весь был в движении, «испытывал чувство пьянящего восторга»45.

Активность А..Ф. Керенского подтверждает и бывший член Комитета Государственной думы монархист В. В. Шульгин. По его словам, А. Ф. Керенский в те дни произносил речи, принимал вооруженные делегации, отдавал распоряжения, «говорил решительно, властно... Слова и жесты были резки, отчеканены, глаза горели... Какие-то группы вооруженных людей пробивались к нему сквозь человеческое месиво, заливавшее Думу, искали его, спрашивали, что делать, как «защищать свободу», кого схватить... Керенский вдруг почувствовал себя «тем, кто приказывает»46.

Участвовал он и в совещании, на котором решался вопрос о принятии великим князем Михаилом Александровичем российского престола. А. . Ф. Керенский говорил великому князю «Ваше высочество... Мои убеждения — республиканские. Я против монархии... Но я сейчас не хочу, не буду... Разрешите вам сказать... как русский...— русскому... Павел Николаевич Милюков ошибается. Приняв престол, вы не спасете России... Наоборот... Я знаю настроение массы... рабочих и солдат... Сейчас резкое недовольство направлено именно против монархии. Именно этот вопрос будет причиной кровавого развала... И это в то время... когда России нужно полное единство... Перед лицом внешнего врага... начнется гражданская, внутренняя война... И поэтому я обращаюсь к вашему высочеству... как русский к русскому. Умоляю вас во имя России принести эту жертву! Если это жертва...»4 . В этом монологе, передающем душевное состояние А. . Ф. Керенского, четко просматриваются его республиканские убеждения, понимание политической ситуации в России.

В то время, когда решался вопрос о судьбе российского престола, трудящиеся столицы избрали А..Ф. Керенского депутатом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, а на его первом заседании избрали товарищем (т. е. заместителем) председателя Совета. Днем позже Комитет Государственной думы предложил ему пост министра юстиции во Временном правительстве. Желая стать министром, А. .Ф. Керенский обратился за согласием в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, дав слово в составе Временного правительства бороться за интересы трудового народа. И получил такое согласие48.

Став министром Временного правительства, А. Ф. Керенский перебрался в Зимний дворец, а его семья по-прежнему жила в квартире на Тверской улице. «Лишь однажды,— вспоминал его сын Глеб Александрович,— отец пригласил нас с матерью на обед в Зимний дворец. Это был весьма скромный обед, но в конце нам подали сахар — по тем временам роскошь. Так вот наша мать категорически отказалась от сахара, потребовала унести его и отдать голодающим детям»149.

Премьер Временного правительства

По свидетельству очевидцев, А. . Ф. Керенский стремился создать «в массовом сознании образ «народного министра». В его кабинете не было ни портьер, ни зеркал, ни портретов в золоченых рамах. Здоровался за руку даже со старшим курьером. Для выступлений в Совете, перед трудящимися надевал темную рабочую куртку со стоячим воротником, а для выступлений

44 Там же,— С. 92.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

45 Ленин В. И. Поли. собр. соч.—Т. 30,—С. 243.

^Шульгин В. В. Дни. 1920,—М., 1989,—С. 180.

47 Там же,—С. 187, 201, 211.

48 Вопросы истории,— 1990.—№ И,—С. 126.

49 Шульгин В. В. Указ. соч.— С. 179, 186.

в солдатской аудитории — защитного цвета куртку без погон и английскую фуражку кепи без кокарды. Английский посол Д. Бьюкенен отмечал, что министр-социалист «никогда не носит иного костюма, кроме обыкновенной черной рабочей куртки». Внешность А. .Ф. Керенского, «манера его выступлений действовали завораживающе»10. Но дело, конечно, было не во внешности.

По инициативе министра юстиции, Временное правительство объявило амнистию политическим заключенным, провозгласило свободу слова, собраний, печати, деятельности политических партий, отменило все национальные и религиозные ограничения, признало независимость Польши, дало согласие на восстановление конституции . Финляндии3'. 2 марта 1917 года министр Временного правительства А. Ф. Керенский дал телеграмму красноярскому и иркутскому губернаторам об освобождении членов Государственной думы Петровского, Муранова, Бадаева,, Шагова и Самойлова, требуя «обеспечить им почетное возвращение в Петроград''. Лидер кадетской партии П. Н. Милюков — министр иностранных дел Временного правительства — отмечал, что в правительстве «единственный голос власти в заседаниях принадлежал Керенскому, перед которым председатель совершенно стушевывался»"'Влияние министра юстиции в правительстве не раз отмечали и иностранные дипломаты.

Особенно активно работал А. Ф. Керенский над реорганизацией суда. Уже 3 марта 1917 года приказом министра юстиции «единые мировые судьи» были заменены судом «в составе трех его членов: мирового судьи, представителя армии и представителя рабочих», которые в заседании «пользовались равными правами». Следует отметить, что этот принцип — судья и два народных заседателя — сохранился до наших дней в структуре народного суда. 4 марта Временное правительство упразднило Верховный уголовный суд, особые присутствия Правительственного сената, судебные палаты и окружные суды с участием сословных представителей, а 17 марта заменило смертную казнь за уголовные преступления 15-ю годами каторжных работ

Конечно же, деятельность А. Ф. Керенского в те дни войны не ограничивалась министерством юстиции. Когда министр иностранных дел П. Н. Милюков телеграммой заверил страны Антанты в том, что Россия готова «довести войну до победного конца», А. Ф. Керенский в знак протеста вышел из состава Временного правительства. Одновременно он внес предложение о новом принципе формирования правительства: делегировать в него представителей политических партий и организаций, перед которыми они должны нести ответственность за свою деятельность, то есть предложил создать коалиционное правительство на демократической основе'1.

Если кадеты, выпускавшие власть из своих рук, осуждали предложения А. Ф. Керенского, то другие политические партии поддерживали их. Сложившаяся в стране обстановка заставила князя Г. Е. Львова пойти на создание коалиционного Временного правительства, из которого удалили ставшего одиозной фигурой кадета П. Н. Милюкова, ввели семь меньшевиков и эсеров, предложив эсеру А. Ф. Керенскому портфель военного министра1'1.

w Там же,— С. 274. 51 Там же — С. 276.

" Сверчков Д. Указ. соЧ.— С. 164; Голиков А. Г. Указ соч.— С. 64. 5'Ленин В. И. Поли. собр. соч.—Т. 34.—С. 61.

11 Витальев В. Указ. соч.— С. 11. " Голиков А. Г Указ. соч.— С. 64—65.

'"Сверчков Д. Указ. соч.— С. 164; Старцев В. И. //Внутренняя политика Временного правительства первого состава.— Л., 1980.— С. 180—181; Наше Отечество. Опыт политической истории—Т. 1,— М, 1991,—С. 353.

Это опять-таки отражало возросшее влияние А. Ф. Керенского в стране. Лидер эсеровской партии В. М. Чернов с полным основанием отмечал, что в начале революции было «увлечение личностью А. . Ф. Керенского — единственного человека в составе Временного правительства, который шел навстречу революции не упираясь, а с подлинным подъемом, энергией и искренним, хотя и несколько истерически-ходульным пафосом»37.

Став военным министром, А. .Ф. Керенский развернул активную деятельность по наведению дисциплины в армии и на флоте, чтобы подготовить победоносное наступление на фронте. Он не щадил себя: разъезжал на машине по линии фронта, выступал перед солдатами и офицерами. Вот как описывается в газете одно из его выступлений: «Голос Керенского сорван: он говорит с жутким хрипом, кошмарная сила которого еще увеличивается в местах, доходящих до шепота... «Вы пойдете туда,— заклинал он,— куда поведут вас вожди и правительство... Вы пойдете стройными рядами, скованные дисциплиной долга и беззаветной любви к революции и Родине»58. И эти поездки совершались в то время, когда он перенес серьезную болезнь почек.. Фактически, у него действовала только одна почка, что он тщательно скрывал от окружающих 5Э.

Наступление на фронте, как известно, провалилось. Последовавшее затем поражение русских войск накалило обстановку в стране. Выход кадетов из правительства и июльские события в Петрограде вызвали правительственный кризис. В таких условиях А..Ф. Керенский берется за формирование коалиционного Временного правительства, проявляя гибкость и ловкость политика. В результате, в июле 1917 года он становится министром-председателем коалиционного Временного правительства, оставив за собой и пост военного министра. Он развертывает тогда особенно бурную деятельность. Ужесточает требования к предпринимателям, вводит продразверстку в деревне, восстанавливает смертную казнь в армии, заменяет царские деньги на новые, названные в народе «керенками». Но экономический и политический кризис углубляется. Авторитет премьера падает. Реакция делает ставку на военную диктатуру, выдвинув в диктаторы генерала Л. Г. Корнилова, назначенного А. Ф. Керенским верховным главнокомандующим российскими войсками.

Спустя годы, А. Ф. Керенский будет обйинять Корнилова в том, что «своим мятежным выступлением он ослабил позиции Временного правительства, открыл дорогу к власти большевикам». Но разве не сам премьер А. Ф. Керенский, «породил» русского Ковеньяка — Корнилова? Ведь, по замыслу Керенского, «главковерх» Корнилов должен был помочь ему навести «порядок» в тылу и на фронте. Когда же стало ясно, что Корнилов не остановится на разгроме большевиков, левых эсеров и Советов, и даже предъявил ультимативные требования премьеру о передаче ему государственной власти, «только тогда Керенский объявил его мятежником и призвал революционную демократию к борьбе с ним», объявив себя и главнокомандующим российской армии.

В показаниях Чрезвычайной следственной комиссии по делу о мятеже генерала Л. Г. Корнилова 8 октября 1917 года А. Ф. Керенский говорил: «Для меня лично несомненно, что за Корниловым стояла совершенно определенная группа лиц, связанная не только готовящимся планомерным заговором, но и обладающая большими материальными средствами и располагающая возможностью получать средства из банков. Это для меня совершенно несомненно»60. В этом он был прав.

57Старцев В. И. Указ. соч. —С. 181.

* Милюков П. Н. Воспоминания.— М„ 1991.— С. 479.

Там же.— С. 492.

60 Старцев В. И. Указ. соч.—С. 187, 188, 212.

Корниловщина привела к очередному правительственному кризису из-за поддержки генерала партией кадетов. Поэтому «в течение трех с лишним недель правительству Керенского не удавалось построить новую коалиционную комбинацию», отмечал на X съезде партии кадетов В. Д. Набоков. Он считал, что имелось три выхода из кризиса:

Первый — создание однородного буржуазного правительства, но в связи с непримиримостью народа к буржуазным кругам, особенно к кадетам, такое правительство «было бы лишено всякой реальной власти».

Второй выход заключался в создании «однородного социалистического правительства», однако противниками такого выхода выступали сами эсеры и меньшевики, так как ясно отдавали себе отчет в его гибели—в неизбежном переходе власти в руки быстро болыиевизировавшихся Советов.

И третий путь, единственно возможный путь спасения буржуазной власти,—возвращение к принципу коалиции. Этой точки зрения придерживался и А. Ф. Керенский, считавший «абсолютно необходимым участие в правительстве кадетов»61.

В связи с тем, что Петроградский Совет под свежим впечатлением от корниловского мятежа проголосовал за исключение кадетов из состава Временного правительства, А. Ф. Керенский пытался создать коалицию с участием представителей Торгово-промышленного союза, но они отказались войти в него без кадетов. По этой причине меньшевики и эсеры вновь согласились на правительственное сотрудничество с партией народной свободы. И созданное третье коалиционное Временное правительство вновь возглавил А..Ф. Керенский.

После корниловщины, утверждал лидер эсеровской партии В. М. Чернов, в России «существовала лишь единоличная власть министра-президента, фактическая персональная диктатура. Но это была диктатура на холостом ходу и ее носитель, Керенский, в это время менее всего управлял событиями и страной. Впоследствии в своих работах полумемуарного характера он сам рассказывал о том, как большинству людей, с которыми ему приходилось иметь дело, он представлялся человеком обреченным, как один за другим его покидали люди, в близость которых он верил, и как настал даже такой момент, что он в Зимнем дворце ощущал вокруг себя почти полную пустоту и переживал страшные часы покинутости и одиночества»62.

Так. считал сотоварищ по партии. А его идейный противник большевик Л. Д. Троцкий писал: «Керенского Ленин называл хвастунишкой... Керенский был и остается случайной фигурой, временщиком исторической минуты»63. С этой оценкой Л. Д. Троцкого нельзя не согласиться, ибо вся деятельность А. Ф. Керенского на посту премьера Временного правительства России в переломном 1917 году свидетельствует о том, что эта ноша оказалась ему не по плечу.

При временном правительстве А. .Ф. Керенского положение страны постоянно ухудшалось из-за спада производства и инфляции. Росла безработица и недовольство народа. Армия разлагалась. Государственный аппарат был беспомощным. В таких условиях Временное правительство нетрудно было свергнуть.

«Лицо без гражданства»

После свержения Временного правительства его министр-председатель, выехав из Петрограда, до мая 1918 года оставался в России. В целях

61 Милюков П. Н. Указ. соч.— С. 500.

62 Наше Отечество. Опыт политической истории.— Т. 1.— С. 363.

61 Чернов В. М. 1917 год: народ и революция.— В сборн.: Страна гибнет сегодня.— М., 1991.— С. 355.

организации контрреволюционной борьбы тайно побывал в Пскове, а потом в Москве, где встречался с «бабушкой русской революции», организатором и лидером партии эсеров Е. К. Брешко-Брешковской, получив от нее благословение на борьбу с большевиками. В конце мая, когда уже началась гражданская война, бывший премьер-демократ через Мурманск с фиктивными документами покинул Россию. Думал, что не надолго, оказалось на всю оставшуюся жизнь»01.

В Англии А. Ф. Керенский встречался с премьер-министром Ллойд Джорджем, во Франции — с главой французского правительства Жоржем Клемансо. Просил их об оказании помощи в свержении власти большевистских Советов в России, в восстановлении демократического строя. Но, по его признанию, эта «миссия завершилась полным провалом»6'. Руководители Англии и.Франции к тому времени сделали ставку на других политических деятелей.

Бывший премьер России «объездил всю Европу: издавал газету в Чехословакии, потом в Германии, после чего обосновался ваФранции, где и жил до самого начала второй мировой войны». Все эти годы А-Ф. Керенский был настроен антисоветски. В многочисленных статьях на страницах прежде всего газеты «Дни», которую редактировал с 1922 по 1932 год, а также в лекциях по русской истории он призывал народы Западной Европы к крестовому походу против власти большевистских Советов в России. В. И. Ленина сначала называл «немецким агентом», потом «диктатором-тираном», который «умело играл на отсталом сознании средних людей». В архивных материалах того периода у А.. Ф. Керенского доминируют два мотива: любой ценой дискредитировать большевиков и поднять значимость деятельности Временного правительства. И все же, как отмечал его сын Г. А. Керенский, «во Франции он жил в сравнительной изоляции. Русские эмигранты первой волны не признавали его»66.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз А.. Ф. Керенский приветствовал, надеясь, что эта война приведет к уничтожению большевистского режима. 1 июля 1941 года он записал в дневнике: «Свершилось! Боже, помоги России, свое призвание исполню, если сделают предложение!» Записи первых дней войны заполнены злорадным торжеством по поводу «разгрома России», а также утверждения о том, что до этого довели страну большевики, а он, А. Ф. Керенский... в свое время не допустил продвижения немцев в глубь России6'.

Но когда фашисты начали создавать концлагеря, проводить массовое уничтожение людей и все вывозить в Германию с занятых советских территорий, утверждал Г. А. Керенский, «отец осознал, что на роль «спасителя России» Гитлер никак не подходит». А если точнее, то «до 1942 года он мечтал о разгроме России, но впоследствии пересмотрел свои взгляды»68.

. Фашисты, оккупировавшие . Францию, начали чинить расправу над неугодными им людьми, в том числе и над русскими эмигрантами. А..Ф. Керенский переезжает в Лондон вместе со второй женой — богатой австралийкой, на которой женился, живя в Париже. Но за прогерманские взгляды, высказываемые им неоднократно в печати, английские власти попросили его покинуть страну. И вместе с супругой Александр. Федорович уехал в С^ША, где долгое время преподавал в Нью-Йоркском и Стенфордском университетах. Он поддерживал постоянную связь со своей первой семьей,

64 Иоффе Г. 3. Указ. соч.— С. 4.

65 Там же.

66 Витальев В. Указ. соч.— С. 11.

67 Витальев В. Указ. соч.— С. 11; Вопросы истории.—■ 1990.— № 6,—С. 113.

6а Кудин В. А. Керенский, путь к прозрению//Аргументы и факты.— 1988.— N6 45.— С. 5.

периодически бывал в гостях в Англии. В эти годы А.. Ф. Керенский изучал работы В. И. Ленина, делал из них выписки, а также «Историю КПСС», партийно-государственные документы СССР, анализировал итоги переписи населения Советского Союза 1959 года. Судя по архивным документам, отмечал профессор Киевского университета В. Кудин, он встречался с отдельными молодежными группами, которые приезжали в США из СССРЫ.

В своих записях А. Ф. Керенский отмечал, что «в этих беседах он открывал для себя совсем ему не известное, другое поколение молодых людей России». После одной из таких встреч он записал: «Когда я встречался после окончания второй мировой войны с молодыми людьми из СССР, которые выросли уже в так называемый советский период русской истории, мои общие разъяснения событий в 1917 году и политики Временного правительства их не удовлетворили. Они хотели знать, что я лично, как Керенский, делал в те несчастные месяцы, когда в России господствовала «керенщи на»7 0.

Направление размышлений А. Ф. Керенского по проблемам истории, пожалуй, лучше всего выражает выписанная им цитата из дневников Ф. М. Достоевского: «Тот, кто стремится судить Россию, должен оценивать ее не по тому негодному, что делают от ее имени, а по тем идеям и идеалам, к которым стремится русский народ»'1.

В 40—50 годы А. Ф. Керенский написал три тома «Истории России» — с древнейших времен до начала XX века, которые, судя по всему, не заинтересовали американских издателей. С конца 50-х годов он упорно работал над книгой «Россия на историческом повороте». Анализ происходивших процессов в мире в 60-е годы привел автора книги к выводу: «Сегодня, как ив 1914 ив 1939 годах, мы являемся свидетелями гонки вооружений. Мы снова живем под гипнозом возможности новой мировой катастрофы. И лишь страх перед чудовищной мощью водородной бомбы, судя по всему, способен остановить сползание к катастрофе и спасти мир от нового взрыва смертоносной ненависти»72.

Все годы эмиграции А. Ф. Керенский так и остался «лицом без гражданства». Он жил надеждой вернуться в Россию, причем вернуться «на белом коне», чтобы снова встать во главе государства. Ради этого он жил в европейских странах и в США, не отрекаясь от российского подданства.

Переводчик книги «На историческом повороте» Г., Шахов, присутствовавший в январе 1964 года на встрече советских журналистов с А. Ф. Керенским в США, считает, что к концу жизни бывший премьер России не питал иллюзий и рассуждал весьма здраво и объективно. На вопрос: не хотел бы он посетить Советский Союз в качестве гостя какой-либо общественной организации, побывать в Зимнем дворце, в Москве, в Мавзолее, увидеть своими глазами, что произошло на его родине после отъезда в эмиграцию, после большой паузы он подчеркнуто жестко сказал, что такую возможность полностью отвергает. «Нет смысла,— пояснил он,— возвращаться туда, где погребено столько несбывшихся надежд, где все вызывает горечь и боль, где никогда не найдется места для его могилы»73.

Умер А.. Ф. Керенский в 1970 году — в возрасте 89 лет. Похоронен он в Лондоне.

ь9 Витальев В Указ. соч.— С. 11.

70 Кудин В. Указ. соч.— С. 5.

71 Там же.

72 Там же.

71 Витальев В. Указ. соч.— С. 11,

«Керенские чтения»

У бывшего премьера России было два сына от первой жены — Олег и Глеб. После свержения Временного правительства его супруга О. Л. Керенская с детьми вынуждена была уехать из Петербурга в Котлас, где они прожили до 1921 года, испытывая на чужбине страшную нужду, голод и притеснения. Потом советские власти разрешили эмиграцию: мать с сыновьями выехала через Эстонию (с месячным карантином в Таллине из-за свирепствовавшего в Советской России брюшного тифа) в Швецию, а затем в Англию.

Устроившись с помощью друзей А. Ф. Керенского на работу секретарем-машинисткой, его супруга не могла создать условия для учебы сыновей в обычной школе. И они вынуждены были, по словам Глеба Александровича, начать работать, чтобы семья могла сводить концы с концами. Британское подданство получили после войны, прожив более двадцати лет в Англии на «птичьих правах».

И все же сыновья А. Ф. Керенского со временем получили образование — стали инженерами. Старший сын — Олег Александрович был известным мостостроителем. Под его руководством спроектирован и построен знаменитый мост через Босфор, а также много мостов в Англии, других странах мира. За выдающиеся достижения в мостостроении королева Великобритании Елизавета даровала О. А. Керенскому титул командора Британской империи. Он был избран членом Королевского научного общества, многих правительственных комитетов.

Умер О. А. Керенский несколько лет назад. И теперь в Великобритании через каждые два года проводятся так называемые «Керенские чтения» — научные конференции, посвященные памяти О. А. Керенского, на которые съезжаются мостостроители со всего мира. Председательствует на них, как правило, герцог Эдинбургский — супруг королевы Елизаветы, который приглашает на них и Г. А. Керенского — весьма преклонного возраста жителя города Регби, работавшего до выхода на пенсию инженером-строителем электростанций в Англии.

Популярность детей А. Ф. Керенского в Англии сейчас гораздо выше его собственной. За границей его постепенно забывают. Да и в России период,

когда интерес к личности премьера несколько вырос, тоже быстро кончился.

♦ * *

При всем уважении к интеллигентности, образованности, смелости и другим положительным качествам А. .Ф. Керенского, все же следует признать, что он случайно оказался на гребне революционной волны 1917 года в России. У него, по словам В. Д. Набокова, не было «таких заслуг и умственных или нравственных качеств, которые бы оправдывали такое истерически-восторженное отношение» к нему. Этот человек не мог вывести Россию из политического и экономического кризиса. А история навязала «ему — случайному, маленькому человеку» ту роль, «в которой ему суждено было так бесславно и бесследно провалиться»74.

Но как из песни не выбросишь слова, так и из истории России XX века нельзя вычеркнуть имя премьера Временного правительства Александра Федоровича Керенского. Со всеми его достоинствами и недостатками.

74 Набоков В. Д. Временное правительство//Воспоминания.— М., 1991. — С. 36.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.