Научная статья на тему 'Преемственность в научном знании: опыт разработки категории «Правовое состояние»'

Преемственность в научном знании: опыт разработки категории «Правовое состояние» Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
277
67
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Преемственность в научном знании: опыт разработки категории «Правовое состояние»»

В.В. Груздев

Груздев Владислав Владимирович — кандидат юридических наук, доцент, заместитель декана юридического факультета, заведующий кафедрой теории права и гражданско-правовых дисциплин Костромского государственного университета имени НЛ Некрасова, член избирательной комиссии Костромской области

Преемственность в научном знании: опыт разработки категории «правовое состояние»

Понятие «преемственность в праве» многогранно, неоднозначно. Оно способно придать правовым явлениям различные оттенки, характеризовать определенные аспекты их проявления с новой, нередко скрытой стороны.

Если верно, что термин «преемственность» обозначает не просто сохранение содержания отрицаемого, но и передачу положительного состояния объекта последующему, новому, которое, отрицая старое, никогда не является абсолютно новым, неся в себе многие черты предшествующего состояния, то есть прежней стадии развития1, то вполне допустима посылка, что данный термин имеет значимый потенциал для характеристики развития научного знания, в том числе знания в области права.

Рассмотрим генезис научного знания о такой относительно малоизученной категории как «правовое состояние».

В науке продолжительное время используется категория «состояние». В отличие от других наук, предметом исследования которых категория «состояние» выступает относительно постоянно, степень разработанности проблем правовых состояний до последнего времени оставалась незначительной. Сколько-нибудь регулярное упоминание данной категории в советской юридической литературе началось лишь в 50-х годах XX века2.

Причин этого, по меньшей мере, выделяется две. С одной стороны, в советской философской литературе не было даже иллюстративных ссылок на правовую материю, не был проведен (даже на уровне подготовки научной статьи) общетеоретический анализ правовых состояний. С другой стороны, в юридической науке правовому (юридическому) состоянию также не уделялось должного внимания, что, по-видимому, в немалой степени было обусловлено отрицательным отношением к легальному значению данного термина, которое имелось в российском дореволюционном праве. Как справедливо отмечается М.И. Байтиным и В.М. Барановым, категория «состояние» в юридическом значении употреблялась «либо в обыденном смысле соответствующего термина, либо в смысле обозначаемой им известной философской категории, либо как некое само собой разумеющееся понятие, используемое для характеристики или определения какого-то другого политико-правового понятия»3. Поэтому рассматриваемые вопросы все еще являются terra incognita юридической науки.

В последнее время научный интерес к проблематике правовых состояний значительно вырос. Было опубликовано несколько общетеретических исследований, проведена международная научнопрактическая конференция, что позволило привлечь внимание к феномену правовое состояние, в том числе к вопросам понятия, признаков и видов правовых состояний, их сущности4. Ученые, разрабаты-

1 См.: Рыбаков В.А. Преемственность в отечественном праве в переходный период: общетеоретические вопросы: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — Омск, 2009. — С. 22.

2 См. например: Стальгевич А.К. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношений // Советское государство и право. — 1957. — № 2. — С. 31; Толстой Ю.К. К теории правоотношения. — Л., 1959. — С. 14.

3 Байтин М.И. О логико-гносеологической и юридической природе правового состояния / М.И. Байтин, В.М. Баранов // Вопросы тории государства и права: перестройка и актуальные проблемы теории социалистического государства и права: Сборник научных трудов. — Саратов, 1991. — Вып. 9. — С. 38.

4 См. например: Парфенов А.В. Правовое состояние: Дис.. канд. юрид. наук. — Н. Новгород, 2002; Новикова Ю.С. Правовое состояние как категория права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005; Парфенов А.В. Правовое состояние: Монография. — М., 2007; Правовые состояния и взаимодействия: историкотеоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: Материалы VII Международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 1—2 декабря 2006 г.: В 2 ч. / Под общ. ред. Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. — СПб., 2006.

вающие данные вопросы, пришли к выводу, что правовое состояние приобретает статус одной из важнейших и самостоятельных категорий общей теории права, которая имеет общетеоретическое значение и общенаучную природу 1.

Научную литературу, посвященную проблеме понимания правового состояния, за некоторыми исключениями, характеризует ряд следующих обстоятельств. Во-первых, значительная степень абстрактности построения конструкций, которая, впрочем, на современном этапе научных исследований данной проблематики, по-видимому, и не может быть иной. Во-вторых, фрагментарность и лаконичность приводимой тем или иным ученым аргументации, что не позволяет достаточно полно обосновать высказываемую точку зрения. В-третьих, трудность доступа к ряду работ, предметом исследования которых непосредственно является категория «правовое состояние», поскольку их немалая часть выходила ограниченными тиражами в региональных издательствах.

Ряд советских и современных российских теоретиков права рассматривают правовое состояние как элемент правовой системы общества.

Так, Н.И. Матузов, видя в правовом состоянии один из элементов правовой системы, указывает, что правовая система общества знает такие специфические юридические явления, как правовые состояния, режимы, статусы, процессы, гарантии, принципы, субъективные права и обязанности, ответственность и т. п. В частности, законность и правопорядок он характеризует как определенные состояния общественной жизни2.

Авторы коллективной монографии «Правовая система социализма» характеризуют правопорядок с помощью категории «состояние», определяя его как «состояние правовой упорядоченности общественных отношений, выражающее реальное, практическое осуществление требований социалистической законности и функционирование правовой системы»3.

С.А. Авакьян также обращает внимание на то, что правовые состояния являются непреложными явлениями и фактами общественной жизни и государственной организации, которые характеризуют строй в целом, являются его неотъемлемыми чертами4. Как элемент правовой системы общества правовые состояния представляют собой одно из слагаемых системы правовых явлений, всей правовой действительности.

В.С. Афанасьев и Н.Л. Гранат понимают под состояниями длящиеся (непрерывные или периодически возникающие) обстоятельства, отражающие положение субъекта в обществе, его отношения с другими людьми и прочее (гражданство, болезнь, трудовой стаж и др.)5.

Детальный анализ категории «правовое состояние» в качестве подвижного, динамического и самостоятельного элемента правовой системы общества предпринят М.И. Байтиным и В.М. Барановым. Признавая за понятием «состояние» статус категории философии, ученые определяют правовое состояние как особую разновидность социального состояния, обусловленную экономическим строем общества, сложный, относительно самостоятельный элемент его правовой системы. Оно представляет собой закрепленное юридическими нормами структурно-упорядоченное образование и выражает меру процесса движения субъектов либо объектов юридического бытия в соответствующих временных и пространственных отношениях6. Заслуга указанных авторов, на наш взгляд, состоит в том, что они впервые определили и обосновали признаки правового состояния как политико-правовой категории.

Концепция М.И. Байтина и В.М. Баранова получила дальнейшее развитие в работах А.В. Парфенова. Он считает, что правовые состояния являются неотъемлемыми элементами правовой системы. При этом ученый полагает, что законность, правопорядок, правосознание, правовая культура, юридическая ответственность, правосубъектность и правовой статус не должны рассматриваться в качестве отдельных видов правовых состояний, как это предлагает Н.И. Матузов. Речь здесь должна идти о правовых состояниях как родовом явлении, что позволит рассматривать правовое состояние

1 См.: Новикова Ю.С. Правовое состояние как категория права: Дис... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. — С. 166; Парфенов А.В. Правовое состояние: Монография. — С. 34; Баранов В.М. «Текучее» правовое состояние как элемент динамической правовой системы государства (опыт осмысления научной гипотезы профессора

B.П. Казимирчука) // Ценности и образы права. — М., 2007. — С. 142. Существует, впрочем, и противоположная точка зрения. См.: ОрзихМ.Ф. Личность и право. — М., 1975. — С. 72.

2 См.: Матузов Н.И. Правовая система развитого социализма // Советское государство и право. — 1983. — № 1. —

C. 19; Матузов Н.И. Правовая система и личность. — Саратов, 1987. — С. 16; Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. — Саратов, 2004. — С. 95.

3 Правовая система социализма: понятие, структура, социальные связи / Под ред. А.М. Васильева. — М., 1986. — Кн. 1. — С. 44.

4 См.: Авакьян С.А. Реализация норм советского государственного права // Советское государство и право. — 1984. — № 1. — С. 15.

5 См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. — 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2000. — С. 242.

6 См. там же. — С. 48.

в качестве отдельного, относительно самостоятельного подвижного и динамического элемента правовой системы общества1.

По мнению А.В. Парфенова, правовое состояние: 1) разновидность состояния; 2) относительно самостоятельный элемент правовой системы российского общества; 3) фиксирует момент устойчивости в изменении, развитии, движении юридических субъектов и объектов в некоторый момент времени; 4) отражается или объективно существует в праве; 5) определяется уровнем экономического, политического, культурного развития общества; 6) существует в течение определенного отрезка времени2.

Понятие правового состояния в такой интерпретации во многом схожи с авторской позицией М.И. Байтина и В.М. Баранова. Ценность работ А.В. Парфенова видится, прежде всего, в том, что автор привлекает внимание к изучению феномена правового состояния, обозначает круг вопросов и направлений, требующих дальнейшего изучения. В их числе: виды, функции, ценность правовых состояний, основные пути повышения эффективности и особенности их реализаций.

В отношении понятия «правовое состояние» в юридической литературе существует плюрализм мнений. Например, в качестве правового состояния понимают: правовую культуру, которая как особое социальное явление может быть воспринято как качественное правовое состояние3; юридическую (в том числе гражданско-правовую) ответственность, характеризующуюся юридической возможностью обеспечить восстановление нарушенных прав с помощью специальных санкций — мер ответственности4; определенную совокупность субъективных прав и юридических обязанностей, которой обладает субъект в определенный период времени5; права субъекта, существовавшие до их нарушения6; право принадлежности как элемент содержания субъективного права собственности, поскольку оно обусловливает наличие других элементов — прав владения, пользования и распоряжения, а также их объем7; правовую доктрину8 и т. д. Однако, как представляется, во всех случаях общим признаком, который характерен для использования термина «правовое состояние» при характеристике рассматриваемых феноменов, является исследовательская потребность в их оценке.

В этой связи следует обратить особое внимание на точку зрения Ю.А. Тихомирова, который, в рамках предложенного им цикличного подхода, определяет цикл развития права как относительно устойчивый временной и содержательный период развития правовой сферы, характеризующийся постепенными и последовательными действиями субъектов права по достижению стратегических целей. Каждый цикл характеризуется тем или иным правовым состоянием, где последнее выражает «момент покоя» в развитии и смене ситуации. Ученый приходит к выводу, что правовое состояние является скорее динамической мерой оценки всех явлений правовой сферы, а не отдельным элементом правовой системы9. В этом значении правовое состояние выступает иной стороной рассмотрения правовых явлений, новым срезом, а значит новым проявлением сущности правовых явлений.

Попытка исследования иных сторон феномена правовое состояние была предпринята Ю.С. Новиковой. Она определяет его как обусловленную социально-культурными устоями жизнедеятельности общества разновидность социального состояния, представляющую собой способ юридического бытия субъектов, объектов или общественных отношений в определенный момент времени и в определенном пространстве, закрепленную в законодательстве10.

Наряду с понятием, признаками и видами правовых состояний, ученый определяет специфику правового состояния применительно к стадиям механизма правового регулирования. Так, Ю.С. Новикова не соглашается с мнением, что состояние как юридический факт не имеет самостоятельного правового значения и поэтому таковым признаваться не может. Относительно природы юридического факта-состояния следует вывод, что первоначальный юридический факт по отношению к состоянию, им вызванному, является именно «юридическим фактом» и выполняет непосредственно функцию возникновения состояния (организующая роль). Как элементы фактических составов факты-состояния могут иметь в них сущностное значение, выражать главное содержание социальной ситуа-

1 Парфенов А.В. Правовое состояние: Монография. — М., 2007. — С. 23.

2 См. там же. — С. 22—30.

3 См.: Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. — М., 1997. — С. 575—576; Байния-зов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Правоведение. — 2000. — № 2. — С. 32.

4 См.: Хохлов В.А. Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора: Дис... д-ра юрид. наук. — Самара, 1998. — С. 53; Абдулаев М.И. Теория государства и права: Учебник для вузов. — М., 2004. — С. 321.

5 См.: Лебедев В.М. Современное трудовое право (опыт трудоправового компаративизма) / В.М. Лебедев, Е.Р. Воронкова, В.Г. Мельникова. — М., 2007. — Кн. 1. — С. 196, 218.

6 См.: ВитрукН.В. Общая теория юридической ответственности. — М., 2009. — С. 57, 62, 104, 138 и др.

7 Кириллова М.Я. Право собственности граждан и его реализация //Теория и практика гражданско-правового регулирования: Межвузовский сборник научных трудов. — Екатеринбург, 1992. — С. 32.

8 См.: Исаев И.А. Солидарность как воображаемое политико-правовое состояние. — М., 2009.

9 См.: Тихомиров Ю.А. Правовое регулирование: теория и практика. — М., 2010. — С. 58—61; Тихомиров Ю.А. Циклы правового развития // Журнал российского права. — 2008. — № 10.

10 Новикова Ю.С. Правовое состояние как категория права: Дис. канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. — С. 29.

ции. Определяется юридический факт-состояние как конкретное жизненное обстоятельство, характеризующееся относительной стабильностью и длительным периодом существования, в течение которого самостоятельно или в совокупности с другими юридическими фактами вызывает правовые последствия и не погашается в единократном акте правового воздействия1.

Не останавливаясь на детальной критике указанной позиции, следует отметить следующее. Если придерживаться точки зрения автора, то правовое состояние как юридический факт на протяжении всего времени своего существования может самостоятельно вызывать правовые последствия. Иными словами, это может происходить ежеминутно, ежечасно, ежедневно и так далее, то есть регулярно. Если допустить такую возможность, то придется констатировать, что следствием такого воздействия правовых состояний будут одинаковые правовые последствия (за исключением случаев изменения элементов нормы права, когда, например, соответствующая гипотеза той или иной нормы права изменяется). Но такого на самом деле нет. Юридический эффект зависит не только от правовых состояний, но и от иных феноменов, которые способны его создать лишь в совокупности.

В работе Ю.С. Новиковой обосновываются общие и специфические черты правовых состояний-отношений, проводится их разграничение с общерегулятивными правоотношениями, осуществляется их классификация. Определяя правовое состояние-отношение как специфическое правовое отношение, обладающее сложным внутренним строением, стабильным содержанием, а также длительным периодом существования, Ю.С. Новикова, на наш взгляд, не в полной мере обосновала различие между данным понятием и общерегулятивными правоотношениями.

Например, указывая, что «общерегулятивные правоотношения возникают прямо из закона, а большинство правовых состояний — на основе юридических фактов», она заявляет, что «в общерегулятивное правоотношение гражданин вступает с момента рождения (принятия гражданства) и выбывает из него со смертью (утратой гражданства), правовые состояния возникают и прекращаются по иным основаниям»2. Но момент рождения и смерть гражданина — это и есть юридические факты!

Что же касается характеристики правового состояния-отношения как явления, обладающего стабильным содержанием и длительным периодом существования, то правоотношения со сложным внутренним строением, в состав которых входит ряд отдельных простых правовых связей, по-видимому, и не могут быть другими, то есть нестабильными и по времени непродолжительными. Получается, что правовое состояние-отношение это лишь сложное (комплексное) правоотношение, которому присущ ряд свойств, в том числе стабильность содержания и длительность существования. Но в этом случае термины «правовое состояние-отношение» и «сложное (комплексное) правоотношение» будут обозначать одно понятие.

Значение работы Ю.С. Новиковой, на наш взгляд, заключается в комплексном исследовании новых сторон феномена правового состояния — его видов и роли в механизме правового регулирования. Несмотря на дискуссионность ряда положений, они заставляют рассматривать проблему в ином ракурсе, обладают несомненной новизной.

Следует также выделить точку зрения Р.А. Ромашова, который предлагает определять правовое состояние в связи с возможной ревизией понятия правоотношение. По его мнению, поскольку категория «правоотношение» в настоящее время вряд ли может претендовать на положение универсальной, общеправовой догмы, то более наполненным в смысловом отношении являются понятия «правовые состояния» и «правовые взаимодействия», которые обозначают различные качественные характеристики феномена «отношение»3.

Ученый указывает, что состояние — это отношение субъекта к чему-либо (кому-либо). Соответственно, правовое состояние — это урегулированное (предусмотренное) действующим законодательством положение субъекта правового регулирования, характеризующееся комплексом внешних и внутренних параметров. В качестве внешних параметров выступают: 1) факторы, определяющие объем общей и специальной дееспособности лица; 2) правомочия и обязанности, определяемые правовым статусом лица. Внутренними параметрами являются особенности психофизиологического состояния, оказывающие влияние на объем дееспособности и, соответственно, объем правового статуса личности4.

По мнению Р.А. Ромашова, правовое состояние — это отношение с участием единственного персонифицированного субъекта, которое в качестве универсальной юридической категории способно

1 См.: Новикова Ю.С. Правовое состояние как категория права: Дис... канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. — С. 9, 115.

2 Там же. — С. 118—119.

3 См.: Ромашов Р.А. Правовые состояния и взаимодействия: к вопросу о месте в категориальном аппарате юридической науки // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: Материалы VII Международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 1—2 декабря 2006 г.: В 2 ч. / Под общ. ред. Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. — СПб., 2006. — Ч. 1. — С. 3—5.

4 См. там же. — С. 5—6.

охарактеризовать (совместно с категорией «юридическое взаимодействие») любое юридически значимое отношение1.

Предлагаемая трактовка понятия «правовое состояние», на наш взгляд, порождает некоторые вопросы. Так, вызывает сомнение обоснованность ревизии категориального аппарата юридической науки (например, существование самого понятия «правоотношение»), соотношение вводимого понятия с другими (правовое положение, правовой статус). Кроме того, если состояние — это отношение субъекта к чему-либо (кому-либо), то в силу этого оно может быть отношением с участием единственного персонифицированного субъекта.

Большое внимание ученые уделяют исследованию правовых состояний, носителем которых является человек. В литературе имеются указания на правовое состояние как обстоятельство, связанное с личностью гражданина.

Так, ввести категорию «политико-правовое состояние личности» как наиболее широкую, обобщающую сентенцию, первым предложил С.А. Комаров. Он считает, что общественное положение личности находит конкретное выражение в совокупности экономических, политических, социальных, культурных и иных отношений, закрепляющихся в политико-правовом состоянии личности, выступающем юридической формой выражения ее взаимоотношений с государством, отражающихся в зависимости от особенностей политико-правовой связи с государством в ее правовом статусе2.

По мнению ученого, в содержание политико-правового состояния личности входят следующие основные компоненты: 1) принципы функционирования личности в политической системе; 2) гражданское состояние личности; 3) правовое положение личности, которое включает в себя правосубъектность, правовой статус (права, свободы и обязанности) и юридические гарантии; 4) общие гарантии как система экономических, политических, идеологических, социальных и культурных гарантий 3.

Напротив, более широкой, обобщающей категорией Н.В. Витрук предлагает рассматривать правовое положение личности, которое раскрывает все элементы закрепленного в праве состояния личности, находящиеся между собой в определенных связях, в социальном плане обусловленные тем местом, какое личность занимает в системе общественных отношений. С помощью элементов правового положения личности законодатель фиксирует правовое состояние личности в системе общественных отношений4. Значимость указанного подхода к правовому состоянию личности заключается, на наш взгляд в том, что он рассматривает его отдельные виды (гражданство, правоспособность, правосубъектность) как условия, предпосылки прав и обязанностей.

А.А. Ерошенко утверждает, что содержание правового состояния образует система обусловливаемых законом свойств индивида или коллектива, способных регулировать человеческое поведение. Юридические свойства проявляются вовне в виде комплекса специфических длящихся отношений. Поэтому правовое состояние — это система принадлежащих лицу прав, свобод и обязанностей, которые, проявляясь в длящихся правоотношениях, образуют юридическую характеристику субъекта и служат ему средством к достижению дозволенных законом целей5.

Как представляется, ученый крайне широко трактует понятие «правовое состояние». Если в содержание правового состояния включаются права, свободы и обязанности, то для этого необходимы веские аргументы, в том числе и для того, чтобы отграничить данную категорию от других юридических явлений. Однако они в работе не приведены.

На примере состояния необходимой обороны А.А. Ерошенко проводит различие между правовым положением и правовым состоянием. Так, вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, не подлежит возмещению. Однако это правило не применяется в случаях, когда были превышены пределы такой обороны (ст. 448 ГК РСФСР, ст. 1066 ГК РФ). В подобной ситуации субъект продолжает оставаться в положении обороняющегося. Но он превышает те возможности, которыми закон наделяет человека, подвергшегося неправомерному нападению, так как тот выходит за рамки прав и обязанностей, образующих состояние необходимой обороны. На основании этого ученый приходит к выводу, что состояние необходимой обороны — это правовое состояние, а превышение пределов необходи-

1 См.: Ромашов Р.А. Правовые состояния и взаимодействия: к вопросу о месте в категориальном аппарате юридической науки // Правовые состояния и взаимодействия: историко-теоретический, отраслевой и межотраслевой анализ: Материалы VII Международной научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 1—2 декабря 2006 г.: В 2 ч. / Под общ. ред. Р.А. Ромашова, Н.С. Нижник. — СПб., 2006. — Ч. 1. — С. 7.

2 См.: Комаров С.А. Советское общенародное государство и личность: политико-правовые аспекты. — Красноярск, 1986. — С. 64.

3 См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М., 1997. — С. 139; Комаров С.А. Личность. Права и свободы. Политическая система / С.А. Комаров, И.В. Ростовщиков. — СПб., 2002. — С. 10—11.

4 См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. — М., 2008. — С. 117—118.

5 Ерошенко А.А. Правовое состояние как необходимый элемент в механизме осуществления юридических возможностей лица // Осуществление и защита гражданских и трудовых прав: Сборник научных трудов. — Краснодар, 1989. — С. 10—12.

мой обороны — правовое положение, поскольку лицо «оставаясь защитником охраняемых законом благ, тем не менее, использует средства, находящиеся за пределами того правового состояния, которым обладает такой субъект в данный момент»1.

Трудно согласиться с мыслью о том, что правовое состояние следует связывать лишь с правами и обязанностями, которые находятся (или не находятся) в рамках правового состояния, и только по этому критерию разделять правовое состояние и правовое положение. Кроме того, факты отсутствия возмещения вреда или привлечения лица к ответственности не обуславливают правовое состояние, скорее наоборот: юридические эффекты создает факт превышения или не превышения пределов необходимой обороны. При превышении пределов необходимой обороны возникает не правовое положение, а другое правовое состояние — состояние превышения пределов необходимой обороны, с которыми нормы права связывают иные юридические последствия.

Анализ основных подходов к определению правового состояния как политико-правовой категории будет не полным без обзора мнений ученых-конституционалистов. Наиболее полно гражданство как правовое состояние рассмотрено О.Е. Кутафиным2. Ученый считает, что гражданство как правоотношение характеризуется тем, что оно является правовым состоянием. Лицо, произвольно или непроизвольно вступающее в отношения гражданства, характеризуется определенным состоянием, которое по существу своему безусловно, то есть имеет силу и требует признания не только лицом и государством, состоящими в этом отношении, но и всеми другими лицами и организациями. При этом такое состояние, однажды установившись, не может прекратиться только по воле пребывающих в нем лиц.

С точки зрения состояния гражданства как юридического факта оно существует, как правило, длительное время, непрерывно или периодически порождая юридические последствия. Однако, это не разновидность юридических фактов, имеющих место наряду с событиями и действиями. Состояние гражданства в одних случаях может быть отнесено к событиям, в других — к действиям. В отличие от других состояний, которые могут существовать вне правоотношений (например, нетрудоспособность), состояние гражданства всегда связано с правоотношением, которым оно и является.

Состояние гражданства возникает, изменяется и прекращается в результате юридических фактов. Возникновению этого правоотношения предшествуют как бы две группы юридических фактов: сначала одна из них порождает состояние гражданства (например, рождение), затем это состояние уже самостоятельно или в совокупности с другими юридическими фактами приводит к возникновению других правоотношений, конкретизирующих состояние гражданства. При этом, если само отношение гражданства является конституционно-правовым, то конкретизирующие его правоотношения могут регулироваться и другими отраслями права: административным, финансовым, трудовым, гражданским и т. д.

Анализ выдвинутых О.Е. Кутафиным положений показывает, что, по мнению ученого: 1) правовое состояние может существовать вне правоотношения, а может выступать в качестве правоотношения; 2) правовое состояние имеет безусловный характер, то есть имеет юридическое значение не только для лица и государства, которые состоят в правоотношении по поводу гражданства, но и для всех третьих лиц; 3) правовое состояние лица есть его свойство, которое имеет юридическое значение; 4) правовое состояние, являясь юридическим фактом, существует, как правило, длительное время, самостоятельно или в совокупности с другими юридическими фактами непрерывно или периодически порождает юридические последствия; 5) правовое состояние возникает, изменяется и прекращается в результате юридических фактов.

Как представляется, следует учитывать, что если под правовым состоянием человека понимать правоотношение гражданства, то в этом случае термином «правовое состояние» будут подменяться констатация факта наличия правоотношения гражданства и входящих в его содержание субъективных прав и обязанностей его участников. Действительно, достаточно трудно ответить на вопрос, каково будет содержание правового состояния гражданства, если исключить из него субъективные права и обязанности участников правоотношения (по крайней мере граждан). В данном случае объем понятий «правовое состояние гражданства» и «правоотношение гражданства» будут полностью совпадать.

Применительно к характеристике гражданства как правового состояния, более обоснованной представляется точка зрения Н.В. Витрука. Как устойчивая правовая постоянно длящаяся связь по принадлежности лица к государству, гражданство является предпосылкой обладания правовым статусом гражданина, предпосылкой обладания правами и обязанностями3.

1 Ерошенко А.А. Правовое состояние как необходимый элемент в механизме осуществления юридических возможностей лица // Осуществление и защита гражданских и трудовых прав: Сборник научных трудов. — Краснодар, 1989. — С. 12—13.

2 См.: Кутафин О.Е. Российское гражданство. — М., 2004.

3 См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. — М., 2008. — С. 136, 185 и др. Данная точка зрения разделяется рядом ученых. См. например: Седышев А.Г. Проблемы понимания механизма юридической защиты прав и свобод человека: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Ставрополь, 2003. — С. 30.

Другое дело, если под термином «правовое состояние» рассматривать факт существования правоотношения в контексте его места в механизме правового регулирования. Выполняемая этой категорией функция будет другой. Когда нормы права распространяются на определенный круг лиц, в противоположность тем случаям, когда участниками правоотношений являются все субъекты права, основанием этого выступают дополнительные обстоятельства. Что же это за обстоятельства? С.С. Алексеев относит их к юридическим фактам, в качестве таковых рассматривает и правоотношения. По его мнению, связанность лиц определенным правоотношением говорит о том, что именно они охватываются действием соответствующих юридических норм1. В данном случае, не обсуждая вопрос о соотношении правовых состояний и юридических фактов по существу, следует подчеркнуть важную деталь, которая, по-видимому, может относиться и к сущности правовых состояний: они (правовые состояния) суть юридически значимые состояния и поэтому должны изучаться в рамках теории механизма правового регулирования.

В то же время нельзя игнорировать значения правовых состояний в более широком плане — в аспекте правового воздействия. В литературе правильно отмечается, что не каждая правовая категория непосредственно регулирует общественные отношения, но любая из них не может не оказывать общего воздействия2. Правовые состояния как компоненты такого механизма оказывают влияние на общественные отношения не только напрямую, но могут делать это и опосредованно, через иные правовые явления (например, через правосознание).

В отраслевых исследованиях ряд работ затрагивает проблематику правовых состояний. В частности, в литературе по гражданскому праву о правовых состояниях писали относительно часто, но, как отмечает В.А. Хохлов, «бегло, при изложении трудных, многоаспектных вопросов и тем»3. При этом внимание ученых, как правило, было направлено на исследование правовых состояний граждан (физических лиц).

Наряду с термином «правовое состояние» нередко употребляется термин «гражданское состояние». Так, Л.Я. Гинцбург видит в гражданском состоянии обстоятельства фактического порядка, связанные с личностью гражданина. К ним он относит: гражданство, пол, возраст, состояние здоровья, семейное положение, образование, местожительство, трудовой стаж, занятость, судимость, ссылка и высылка4. По сути, правовое и гражданское состояние рассматриваются как понятия достаточно близкие, если не идентичные.

В отношении гражданского состояния в литературе было высказано суждение об отсутствии у него самостоятельного значения. Так, С.Н. Братусь приходит к выводу, что поскольку понятие гражданского состояния сохранило свое практическое значение главным образом в области семейных отношений, то оно не имеет самостоятельного значения и по существу является излишним, так как охватывает разнородные явления: то, что законодательство именует гражданским состоянием, — это правоспособность лица, состояние его принадлежности к брачному союзу и к семье (или отсутствие такой принадлежности) и имя лица5.

Выводы ученого в известной мере основаны на определенной абсолютизации социальных свойств личности, которые в законодательстве дореволюционной России оказывали негативное воздействие на правоспособность, а также на отождествлении понятий «правовой статус» и «правовое состояние», которые, как представляется, необходимо различать.

В конце XX — начале XXI века правовое состояние все чаще стало использоваться учеными для характеристики тех сторон правоспособности и дееспособности, которые ранее особого внимания не привлекали. Так, Я.Р. Веберс отмечает, что по смыслу закона дееспособность или недееспособность — это не естественное, психическое состояние человека, а именно юридическое состояние гражданина6. С.И. Архипов полагает, что дееспособность — «это непрерывно меняющееся, модифицирующееся сложное, многоэлементное и многослойное правовое состояние лица, выражающееся в его готовности к осуществлению различных функций субъекта права, отдельных видов правовой деятельности»7. А.Е. Тарасова считает, что если правосубъектность — правовое состояние лица, в котором индивид находится на протяжении всего своего существования в силу объективного правопорядка, определяющее возможность правообладания и реализацию этой возможности в существующем правопорядке, то правоспособность, определяемая не как субъективное право, а как правовое со-

1 См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. — М., 1961. — С. 131.

2 См.: Общая теория государства и права. Академический курс: В 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. — 2-е изд., пере-раб. и доп. — М., 2002. — Т. 3. — С. 91.

3Хохлов В.А. Ответственность и позитивное регулирование // Гражданское право. — 2008. — № 3. — С. 11.

4 См.: Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. — М., 1977. — С. 210.

5 См.: Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. — М., 1950. — С. 84.

6 См.: Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. — Рига, 1976. — С. 128.

7Архипов С.И. Субъект права: теоретическое исследование. — СПб., 2004. — С. 188.

стояние лица, имеет длящийся характер и представляет собой связь лица с государством, обществом в целом и всеми субъектами права1.

Следует отдельно остановиться на монографических работах цивилистов, предметом исследования которых является категория «правовое состояние».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1980 году А.А. Ерошенко выступил автором монографической работы2, посвященной проблемам гражданского состояния. Автор рассматривает правовое состояние в наиболее общем виде как комплекс обуславливаемых законом свойств социального феномена, имеющих юридическую природу и определяемую государством форму выражения. Оно подразделяется на правовое состояние социальной общности и правовое состояние личности.

Отмечая, что правовое состояние личности — это совокупность юридических свойств человека, имеющих системный, структурный либо локальный характер, которые воплощаются в формах правовых возможностей и обязанностей лица, А.А. Ерошенко приходит к определению правового состояния личности как совокупности прав, свобод и обязанностей человека, зависящих от положения индивида в регламентируемой законом сфере и проявляющихся в длящихся правоотношениях различного рода. При этом правовое состояние человека является компонентом юридического статуса лица3.

Ученый выделяет широкое и узкое значение понятия «гражданское состояние» как модификацию правового состояния личности. В первом аспекте оно рассматривается как общеправовая категория, включающая все политико-правовые и системно-юридические качества лица, являющегося гражданином, независимо от их отраслевой регламентации. Во втором — как комплекс правовых возможностей и долженствований, системно-юридических свойств и качеств, принадлежащих гражданину, обусловливаемых нормами гражданского законодательства. Последнее значение именуется гражданско-правовым состоянием лица. Оно определяет деятельность человека в сфере имущественных и личных неимущественных отношений, а его структуру образуют два элемента: 1) юридические способности по приобретению и осуществлению прав и обязанностей (правосубъектность); 2) системные права и обязанности4. Как представляется, не с каждым тезисом данной концепции можно согласиться.

Например, предложенный ученым термин «гражданское состояние» в его широком значении не находит лакуны в терминологическом аппарате юридической науки. Стоит вспомнить, что еще в 1961 году А.Г. Певзнер предлагал определять гражданское состояние лица как совокупность правовых отношений, в которых состоит данное лицо и которые могут иметь гражданскоправовые последствия5. Однако, наукой это предложение не было воспринято.

Научной терминологии присуща такая черта, как однозначность. Для явлений, обозначаемых А.А. Ерошенко термином «гражданское состояние» в широком его понимании, в юридической литературе используется термин «правовой статус гражданина». Отождествление понятий «гражданское состояние лица» и «правовой статус гражданина» приводит к ситуации, когда разными терминами раскрывается одна и та же дефиниция как определенная совокупность признаков, составляющих содержание одинаковых понятий, что с точки зрения логики недопустимо.

В качестве элементов гражданско-правового состояния личности А.А. Ерошенко рассматривает, с одной стороны, правосубъектность, с другой — такие системно-юридическое свойства и возможности гражданина, как личная собственность, право на бесплатное пользование отдельными благами (право граждан на пользование общественными фондами потребления) и личные неимущественные права6.

Компоненты (или элементы) правосубъектности (ученый выделяет правоспособность, дееспособность и опекоспособность) могут рассматриваться с точки зрения гражданско-правового состояния личности, однако личная собственность, бесплатное пользование отдельными благами и, возможно, личные неимущественные права имеют отношение, скорее, к состоянию в правоотношении. В правоотношении лицо может обладать субъективными правами и обязанностями. И в этом, возможно, проявляется комплексная характеристика состояния лица в правоотношении. Состояние лица в правоотношении, в свою очередь, будет выступать элементом состояния правоотношения. Правда, возникает

1 См.: Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях. — М., 2008. — С. 13, 20, 33; Тарасова А.Е. Особенности участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — Ростов-на-Дону, 2006. —

2 Ерошенко А.А. Проблемы гражданского состояния в развитом социалистическом обществе. — Краснодар, 1980.

3 См.: Ерошенко А.А. Правовая регламентация гражданского состояния в СССР: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. — Л., 1980. — С. 9—12.

4 См.: Ерошенко А.А. Проблемы гражданского состояния в развитом социалистическом обществе. — Краснодар, 1980. — С. 19—20; Ерошенко А.А. Правовая регламентация гражданского состояния в СССР: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — Л., 1980. — С. 13—15.

5 См.: Певзнер А.Г. Понятие и виды субъективных гражданских прав: Дис. канд. юрид. наук. — М., 1961. — С. 90.

6 См.: Ерошенко А.А. Правовая регламентация гражданского состояния в СССР: Автореф. дис... д-ра юрид. наук. — Л., 1980. — С. 16—33.

С. 7, 17—18.

вопрос о целесообразности выделения такого состояния применительно к правоотношению. Если содержание правоотношения составляют субъективные права и обязанности, закономерен вопрос: сможет ли добавить какие-либо новые знания о правовых явлениях характеристика принадлежности лицу субъективных прав и обязанностей в качестве его правового состояния?

И здесь опять приходится указать на необходимость взглянуть на правовое состояние гражданина в ином контексте — не столько в качестве субъекта правоотношения, состояние в котором выступает как результат какого-либо юридического факта, повлекшего его возникновение, изменение, прекращение, а также характеризующего набор принадлежащих ему субъективных прав и обязанностей, а как субъекта правоотношения, состояние в котором признается нормами права в качестве юридически значимого, способного влечь правовые последствия.

Правовому состоянию значительную часть своей монографии посвятила Л.А. Чеговадзе. Она применяет правовое состояние для характеристики гражданского правоотношения и элементов его системы1.

Состояние индивидуума в качестве стороны отношения ученый обозначает как «правовое состояние» и включает его в состав структуры гражданского правоотношения, поскольку именно оно позволяет дать характеристику строения взаимосвязанных субъективных прав и юридических обязанностей на протяжении всего периода развития правоотношения2.

Поскольку состояние — это некоторым образом отождествление чего-то с чем-то посредством сопоставления меры определенных признаков и свойств, то установление (уточнение, уяснение) правового состояния — это способ определения в каждый конкретный момент движения правоотношения возможностей его участников рамками той меры, которую представляют собой его субъективное право или правовая обязанность3.

Ценность авторского подхода к категории правового состояния заключается в том, что с ее помощью развитие гражданского правоотношения может быть охарактеризовано в определенный момент не только как состояние всей его системы, но и отдельных его элементов и подсистем.

Для автора правовое состояние — это скорее оценочная категория, которая позволяет дать характеристику элементов гражданского правоотношения при различных вариантах его развития.

В уголовном праве также нередко затрагиваются вопросы правовых состояний.

Так, в постановлении Конституционного Суда РФ судимость определяется как «.правовое состояние лица, обусловленное фактом осуждения и назначения ему по приговору суда наказания за совершенное преступление и влекущее при повторном совершении этим лицом преступления установленные уголовным законодательством правовые последствия; имеющаяся у лица непогашенная или неснятая судимость порождает особые, складывающиеся на основе уголовно-правового регулирования публично-правовые отношения его с государством, которые при совершении этим лицом новых преступлений служат основанием для оценки его личности и совершенных им преступлений как обладающих повышенной общественной опасностью и потому предполагают применение к нему более строгих мер уголовной ответственности»4. В качестве правового состояния судимость рассматривается и в научной литературе по уголовному праву5.

Другое направление исследований в уголовном праве касается изучения уголовно-релевантных психических состояний лиц, где рассматриваются болезненные (патологические) и неболезненные (без патологических расстройств) состояния психики, которые влияют на уголовную ответственность, назначение наказания и применение других мер уголовно-правового воздействия6.

1 Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. — М., 2004. См. также: Чеговадзе Л.А. Система и состояние гражданского правоотношения: Дис. д-ра юрид. наук. — М., 2005.

2 См.: Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. — М., 2004. — С. 441.

3 См.: Чеговадзе Л.А. Система и состояние гражданского правоотношения: Дис. д-ра юрид. наук. — М., 2005. — С. 38.

4 Постановление Конституционного Суда РФ от 19 марта 2003 года № 3-П // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2003. — № 3.

5 См. например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучае-ва. — М., 2009; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. — 2-е изд. перераб. и доп.— М., 2008; Курганов С.И. Наказание: уголовноправовой, уголовно-исполнительный и криминологический аспекты. — М., 2008; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. В.М. Лебедев.. — 5-е изд. перераб. и доп. — М., 2005; Уголовное право России. Часть общая: Учебник для вузов / Под ред. Л.Л. Кругликова.. — 2-е изд. перераб. и доп. — М., 2005.

6 См.: Назаренко Г.В. Уголовно-релевантные психические состояния лиц, совершивших преступления и общественно опасные деяния. — М., 2009. — С. 9. См. также: Михеев Р.И. Уголовная ответственность лиц с психофизическими особенностями и психическими аномалиями: Учебное пособие. — Хабаровск, 1989. — С. 8—9; Назаренко Г.В. Невменяемость в уголовном праве. — Орел, 1993. — С. 46; Ситковская О.Д. Психологические основания уголовной ответственности. — Баку, 1992. — С. 40; Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. — М., 1998. — С. 156; Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. — М., 1999. —

С. 305.

В ряде работ ученых-процессуалистов, посвященных исследованию правовой природы особого производства, правовые состояния выделяются отдельно, наряду с юридическими фактами. Так, Д.М. Чечот полагает, что в особом производстве, кроме юридических фактов, устанавливаются события или действия, а также юридическое состояние лица или имущества. Четкое разграничение между указанными явлениями необходимо как для правильного применения соответствующего процессуального порядка, так и для определения предмета доказывания и круга относящихся к делу доказательств1.

Таким образом, анализ литературы, прямо или косвенно затрагивающей проблему правовых состояний, позволяет сделать определенные выводы.

В настоящее время правовое состояние рассматривается в двух значениях: 1) в качестве отдельного элемента правовой системы общества и 2) как мера оценки того или иного явления правовой сферы.

Наибольшее распространение получил первый подход. В рамках этого подхода правовое состояние определяется как особая разновидность состояния, фиксирующая момент стабильности, устойчивости, покоя в изменении, движении, развитии юридических объектов и субъектов в некоторый момент времени при определенных условиях, отраженная либо объективно существующая в праве. Одни правовые состояния складываются и существуют только в правовой сфере, другие — могут выступать в качестве формы социального состояния. При этом правовое регулирование не изменяет, а лишь трансформирует характер социального состояния в форму правового. В качестве правового состояния рассматривают также правоотношение, где носитель состояния обладает набором определенных прав и обязанностей.

Ряд ученых развивают этот подход, конкретизируя правовое состояние в качестве юридического факта или определенного обстоятельства, примыкающего к юридическим фактам. Анализ случаев употребления термина «правовое состояние» позволил отметить, что он нередко используется для обозначения существования того или иного явления в данный момент времени. Если такое присутствие (бытие) явления в соответствии с нормами права юридически значимо, если этим оно упорядочивает общественные отношения, то место данного явления — в механизме правового регулирования. Определение и последующее использование правового состояния как необходимого и обязательного элемента системы юридических средств, позволяющих выразить деятельную сторону процесса перевода нормативности права в упорядоченность общественных отношений, способно обеспечить не только результативное правовое воздействие на общественные отношения, но и сделать его максимально эффективным.

В то же время нельзя игнорировать значения правовых состояний в более широком явлении — правовом воздействии. Правовые состояния как компоненты правового регулирования оказывают влияние на общественные отношения не только напрямую, но и опосредованно, через иные правовые явления. Это предопределяет необходимость определения их места и роли в таком воздействии для обеспечения эффективного функционирования права по его назначению.

Можно ли игнорировать предшествующий опыт разработки категориального аппарата юридической науки? Гипотетически, наверно можно. Однако мы не можем назвать ни одного исследования, которое бы не основывалось на ранее проведенных разработках. Даже те работы, в которых отрицаются положительные итоги исследования тех или иных проблем (например, книга И.В. Табарина) не могут не иметь в своей основе идеи, заложенные ранее другими авторами.

Критика необходима и даже полезна. Но она основывается на логике научного поиска, который включает в себя в качестве необходимого компонента анализ концепций, идей, взглядов и мнений по искомому вопросу. Поэтому преемственность в научных исследованиях отрицать бессмысленно, а те авторы, которые объявляют различные «новые курсы» вводят себя и читателей в заблуждение. Если, строго говоря, исследование полностью новое, то оно никак не может быть научным. Таковым может быть только исследование, основанное на существующих разработках, выводах и итогах.

1 См.: Чечот Д.М. Избранные труды по гражданскому процессу. — СПб., 2005. — С. 549. См. также: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве // Избранные труды по гражданскому процессу. — М., 2009. — С. 38; Чудиновская Н.А. Установление юридических фактов в гражданском и арбитражном процессе. — М., 2008. —С. 25.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.