Научная статья на тему 'Предметы вооружения населения Паласа-сыртской возвышенности в IV-V вв. (по материалам погребений)'

Предметы вооружения населения Паласа-сыртской возвышенности в IV-V вв. (по материалам погребений) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
166
76
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПАЛАСА-СЫРТСКИЙ КУРГАННЫЙ МОГИЛЬНИК / ЭПОХА ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ / КОЧЕВНИКИ / ПРЕДМЕТЫ ВООРУЖЕНИЯ / ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ИНВЕНТАРЬ / ВОЗВЫШЕННОСТЬ ПАЛАСАСЫРТ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Саидов Вадим Атемович

В статье рассматриваются предметы вооружения кочевых племен долины р. Рубас в Южном Дагестане в эпоху Великого переселения народов. Работа основана на материалах Паласа-сыртского курганного могильника IV V вв. Автором выделены ведущие типы клинкового и стрелкового оружия, определены основные параметры их боевых свойств. По заключению автора, виды вооружения отвечали военной тактике степных племен.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Предметы вооружения населения Паласа-сыртской возвышенности в IV-V вв. (по материалам погребений)»

Общественные и гуманитарные науки

21

УДК 902

ПРЕДМЕТЫ ВООРУЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ПАЛАСА-СЫРТСКОЙ ВОЗВЫШЕННОСТИ В IV-V вв.

(по материалам погребений)

THE POPULATION’S WEAPONS IN PALASA SYRT UPLAND IN THE 4th - 5th cc. (burial materials)

© 2014 Саидов В. А. Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН

© 2014 Saidov V. А. Institute of History, Archaelogy and Ethnography of Dagestan Scientific Centre RAS

Резюме. В статье рассматриваются предметы вооружения кочевых племен долины р. Рубас в Южном Дагестане в эпоху Великого переселения народов. Работа основана на материалах Па-ласа-сыртского курганного могильника IV - V вв. Автором выделены ведущие типы клинкового и стрелкового оружия, определены основные параметры их боевых свойств. По заключению автора, виды вооружения отвечали военной тактике степных племен.

Resume. The article deals with the subjects of arms of the nomadic tribes of the valley r. Rubas in southern Dagestan in the era of the Great migration of peoples. Work is based on the materials of the Pa-lasa-Syrt burial mounds of the 4 - 5th centuries. The author identifies the leading types of swords and related small arms and light weapons, the basic parameters of their military capabilities. According to the conclusion of the author, the types of weapons answered military tactics of steppe tribes.

Rezjume. V stat’e rassmatrivajutsja predmety vooruzhenija kochevyh plemen doliny r. Rubas v Juzhnom Dagestane v jepohu Velikogo pereselenija narodov. Rabota osnovana na materialah Palasa-syrtskogo kurgannogo mogil’nika IV - V vv. Avtorom vydeleny vedushhie tipy klinkovogo i strelkovogo oruzhija, opredeleny osnovnye parametry ih boevyh svojstv. Po zakljucheniju avtora, vidy vooruzhenija otvechali voennoj taktike stepnyh plemen.

Ключевые слова: Паласа-сыртский курганный могильник, эпоха Великого переселения народов, кочевники, предметы вооружения, погребальный инвентарь, возвышенность Паласа-Сырт.

Keyword: Palasa-Syrt burial mound, Great Migration period, nomads, weapons, grave goods, Palasa-Syrt upland.

Kljuchevye slova: Palasa-syrtskij kurgannyj mogil’nik, jepoha Velikogo pereselenija narodov, kochev-niki, predmety vooruzhenija, pogrebal’nyj inventar’, vozvyshennost’ Palasa.-Syrt.

Паласа-сыртский курганный могильник, расположенный на одноименной возвышенности в долине р. Рубас в Южном Дагестане, в 30 км к югу от Дербента, является одним из крупнейших некрополей Юго-Восточной Европы. Его материалы характеризуют многогранную культуру степных племен - мигрантов времени Великого переселения народов (конец IV - первая пол. V в.). За более чем 130-летнее исследование памятника (с 1880 г.) накоплены обширные материалы, дающие представление о погребальном обряде населения союза племен, освоив-

ших этот регион, облике материальной культуры, духовных воззрениях, социальной организации, культурных связях и др. И что особенно важно - о закономерностях освоения племенами - мигрантами новой ойкумены, о влиянии антропогенного фактора на природные объекты региона, в частности, Паласа-сыртскую возвышенность, долину р. Рубас.

Инвентарь, сопровождавший погребенных, включал главным образом керамические сосуды, предметы декора женского и мужского костюма (пряжки, фибулы, серьги, височные привески из цвет-

22

Известия ДГПУ, №2, 2014

ных металлов, бусы из стекла и природных камней), а также в редких случаях -предметы культа - металлические зеркала с орнаментированной внешней поверхностью и петлей для подвешивания к поясу [6].

В могилу помещали также некоторые виды орудий труда (железные ножи, пряслица, игольники, кресало) и в редких случаях - предметы вооружения, несмотря на то, что племена этого региона, по данным письменных источников, вели активную военную деятельность, а все мужчины были воинами [7]. Из 150 исследованных погребений Паласа-сырт-ского могильника предметы вооружения были обнаружены только в 12 могилах мужчин, но многие погребения (прим. 40%) могильника были ограблены в древности и, возможно, какая-то часть предметов вооружения была утрачена.

В обобщающей работе Л. Б. Гмыри «Прикаспийский Дагестан в эпоху Великого переселения народов. Могильники» [6] были проанализированы все предметы инвентаря Паласа-сыртского могильника как из раскопок предшественников (Н. О. Цилоссани, В. Г. Котович), так и авторских исследований 80-х гг. XX в. Была проведена и классификация небольшой коллекции предметов вооружения (мечи, наконечники стрел). Раскопки могильника в первом десятилетии XXI в. незначительные, но и они пополнили коллекцию предметов вооружения этого могильника, к тому же были получены новые образцы этих предметов материальной культуры (раскопки Л. С. Илью-кова и В. Ю. Малашева).

В настоящей статье рассмотрены все известные на Паласа-сыртском могильнике типы предметов вооружения, уточнена их хронология, определено их место в системе древностей Евразии IV-V вв. (выражаю признательность моим коллегам Л. С. Ильюкову и В. Ю. Малашеву за разрешение использовать в статье неопубликованные материалы авторских раскопок).

В коллекции предметов вооружения Паласа-сыртского могильника представлены два вида - мечи и наконечники стрел.

Мечи (11 экз.). Среди мечей Паласа-сыртского могильника выделяется три типа изделий, имеющих обоюдоострые лезвия, линзовидной формы в сечении. Большинство из них по форме относится к типу мечей с длинным клинком без ме-

таллического навершия и перекрестия, с узкой рукоятью-штырем (рис. 1; 1-3).

Один экземпляр имеет прямое перекрестие (рис. 1, 4). Имеется также короткий меч (кинжал), который снабжен перекрестием и кольцевым навершием (рис. 1; 5).

Тип 1 (9 экз.). Мечи без перекрестия и навершия, с узкой рукоятью-штырем. Три экземпляра (два целых и один в обломках) известны из раскопок Н. О. Цилоссани 1880 г. (к.к. №№ 73, 77 и 83), однако данные об их формах и размерах не известны [6]. Еще пять экземпляров железных мечей были выявлены в четырех погребениях Л. Б. Гмыри (к.к. №№ 6/1, 12, 17, 61). Почти все экземпляры плохой сохранности, длина сохранившихся клинков варьирует от 18,5 до 45 см [6]. Один целый экземпляр длинного меча находился вместе с коротким мечом с кольцевым навершием в погребении кургана № 166 (раскопки Л. И. Ильюкова 2008 г.). Меч хорошей сохранности, его общая длина - 83,5 см, ширина лезвия - 4 см.

Тип 2. Фрагмент железного меча (шир. клинка 3 см, толщина - 0,7 см) находился в погребении кургана № 1238 (раскопки В. Ю. Малашева 2012 г.). В отличие от вышеприведенных мечей, у данного экземпляра имеется узкое прямое перекрестье, прикрепленное под небольшим углом к штырю рукояти.

Тип 3. Короткий меч-кинжал (общ. длина 35 см) с прямым перекрестьем и кольцевым навершием. Он находился вместе с длинным мечом в погребении кургана № 166. По мнению Л. И. Ильюкова, кольцевое навершие, точнее «усики» железного кольца, крепились с боков на конце деревянной рукояти. Сама деревянная рукоять фиксировалась к штырю рукояти при помощи заклепки.

Наконечники стрел (4 экз.). В погребении кургана 83, вместе с обломком железного меча находилось 4 экз. костяных наконечников (раскопки Н. О. Цилоссани 1880 г.), однако данных об их форме нет [6]. В этом же погребении были выявлены целая костяная пластинка и два костяных обломка, описание их форм не были даны исследователем. По предположению Л. Б. Гмыри, костяные обломки могли относиться к костяным обкладкам лука [6], что вполне допустимо, учитывая наличие подобных целых находок на одноименном поселении III-VI вв. [5]. Среди инвентаря этого погребения имелся также бронзовый крючок, возможно, деталь колчана.

Общественные и гуманитарные науки

23

• ••

Рис. 1. Мечи и предметы портупеи Паласа-сыртского курганного могильника (IV-V вв. н.э.).

1, 8-9, 12 - (по Л.Б. Гмыри);3, 14, 14а-146 (по В.Ю. Малашеву); 4-5, 7, 10-11, 13 - (по Л.С. Ильюкову). 1-5 - железо; 7-11, 14 - бронза; 6, 12 - серебро; 13 - камень (халцедон)

Как мы отмечали, мечи без металлического навершия и перекрестия (кроме двух экземпляров), имеют обоюдоострое лезвие линзовидной в сечении формы и узкую рукоять в виде штыря или черенка. Характеризуемые нами экземпляры считаются превалирующим типом оружия в позднесарматское время (III-IV вв.). Количество известных ныне находок подобных мечей очень велико, они выявлены на памятниках Северного Причерноморья, степного пояса России, Средней Азии, вплоть до границ Китая. На территории Дагестана они хорошо представлены на памятниках как местных дагестанских племен (Калкнинский,

Хивский, Сумбатлинский, Цыйшинский, Карабудахкентский 3-й и др. могильники), так и пришлых сарматских (Львовские курганные могильники), которые датируются III-V вв. [1; 2; 8]. Погребения Паласа-сыртского могильника с обоюдоострыми мечами датируются авторами раскопок концом IV - первой пол. V в.

О наличии ножен рассматриваемого типа клинков в литературе очень мало сведений, но на клинке длинного меча к. № 166 (раскопки Л. С. Ильюкова) сохранились остатки деревянных ножен и скоба П-образной формы (рис. 1, 1). Верхняя часть клинка до рукояти была покрыта слоем кожи и окрашена в крас-

24

Известия ДГПУ, №2, 2014

ный цвет. В нижней части, как отмечает исследователь, он был перетянут двумя (?) витками тонкого ремешка, на конце которого находилась халцедоновая бусина (рис. 1, 13), пристегнутая к ремешку миниатюрной бронзовой пряжкой (рис. 1, 10). На другом мече (раскопки

В. Ю. Малашева) на штыре и клинке зафиксированы следы дерева от накладок рукояти и ножен. Рядом с мечом находились бронзовые застежки в виде блях («накладки» - по определению В. Ю. Малашева) полусферической формы и с отверстием в центре (рис. 1, 14-14а), с внутренней стороны сохранились остатки кожаного ремня. Скорее всего, застежки-бляхи были связаны не с мечами и даже не с ножнами, а с портупейным ремнем. Крупные бронзовые щитковые пряжки круглой и овальнорамчатой формы с длинными подвижными язычками, миниатюрные бронзовые пряжки круглой и овальнорамчатой формы, серебряные поясные язычки, выявленные в погребениях Паласа-сыртского могильника, на наш взгляд, также были связаны с системой крепления ножен к портупее (рис. 1, 6-12).

По археологическим данным (условия их находок) и иконографическим изображениям можно судить о способах ношения длинных мечей позднесарматского времени. Известно, что подобные клинки носили на портупейном ремне, продетом в вертикальную скобу и укрепленном на ножнах. Как правило, скобы наглухо крепились к верхней части ножен через длинный замкнутый паз с тыльной стороны, что представлено на мече из кургана № 166. Портупейный ремень, если судить по иконографическому материалу, надевали наискось, свисая на левую сторону, где обычно находились ножны с мечом [3]. Застежки в виде выпуклой бляхи с отверстием в центре, аналогичные находкам в погребении кургана № 1238 (раскопки В. Ю. Малашева), помимо своей основной функции служили своего рода блокиратором ножен, препятствующим их перемещению по ремню. Возможен и иной вид фиксатора ножен: крупная бусина крепилась к портупейному ремню на узком ремешке: при перемещении ножен вправо она упиралась в скобу, что препятствовало их движению далее [3].

Следует отметить, что, вышеперечисленные предметы вооружения были найдены в богатых катакомбных погребени-

ях Паласа-сыртского могильника, а не в подбоях или в ямах, что говорит о высоком социальном статусе их владельцев.

Исследователи отмечают, что в кочевнических комплексах Евразийской степи позднесарматского периода (III— IV вв.) широкое распространение получают именно широколезвийные (5-6 см) массивные мечи, в подавляющем числе, без навершия и перекрестия [4]. Их появление на территории Западного При-каспия можно расценивать не иначе, как результат экономических связей и культурных заимствований у более сильных и богатых сообществ номадов. Кинжал с прямым перекрестьем и кольцевым на-вершием считается характерным типом оружия в среднесарматскую эпоху. По мнению А. С. Скрипкина, их появление у сармат связано с восточным импульсом. Еще в эпоху бронзы они были достаточно известны на территории Северного Китая и т. д. [9].

Многие исследователи связывают их появление со значительными изменениями в прежней кочевнической номенклатуре (III-II вв. до н. э.) в евразийском степном поясе — образованием на крайнем востоке мощной Хуннской державы [9].

Причины появления мечей азиатского типа у кочевников юга России следует рассматривать на фоне крупных историко-культурных событий, произошедших в степном мире, приведших к значительным изменениям всего боевого комплекса наступательного вида вооружения, где наряду с длинными мечами, стали часто употребляться большие луки, начиненные костяными обкладками и снабженные крупными наконечниками стрел. В данном случае об этом свидетельствуют и находки костяных накладок лука (2 экз. — концевые и срединная) в культурном слое Паласа-сырсткого поселения [5].

Таким образом, вооружение населения Паласа-сыртской возвышенности включало оружие ближнего боя, в основном это длинные мечи без наверший и перекрестий, в редких случаях короткие мечи (кинжалы), и оружие дистанционного боя — лук со стрелами. По своей конструкции (наличие костяных накладок) лук относится к числу сложносоставных — «гуннского» типа. Рассмотренный нами комплекс вооружения Паласа-сыртского курганного могильника является наиболее передовым для рубе-

Общественные и гуманитарные науки

25

жа античности и раннего средневековья. Обладая искусством как ближнего конного, так и дистанционного боя, а также владея современными тактическими приемами ведения сражений (судя по

письменным источникам) [7], население, проживавшее на плато Паласа-сырт в эпоху Великого переселения народов (IV—V вв.), обладало высоким уровнем военной подготовки того времени.

Литература

1. Абрамова М. П., Красильников К. И., Пятых Г. Г. Курганы нижнего Сулака: могильник Львовский Первый 2. Т. 1. М., 2000. 140 с. 2. Абрамова М. П., Красильников К. И., Пятых Г. Г. Курганы нижнего Сулака: могильник Львовский Первый 4. Т. 2. М., 2001. 151 с. 3. Безуглов С. И. Позднесарматские мечи (по материалам Подонья) // Сарматы и их соседи на Дону. Ростов н/Д., 2000. С. 169-193. 4. Боталов С. Г. Мечи и кинжалы гуннской эпохи // Вооружение сарматов: региональная типология и хронология. Челябинск, 2007. С. 114-123. 5. Гмыря Л. Б. Изделия из кости и рога Паласа-сыртского поселения (IV-VI вв. н. э.) // Промыслы и ремесла древнего и средневекового Дагестана. Махачкала, 1988. С. 36-46. 6. Гмыря Л. Б. Прикаспийский Дагестан в эпоху Великого переселения народов. Могильники. Махачкала, 1993. 366 с. 7. Гмыря Л. Б.

Страна гуннов у Каспийских ворот. Махачкала, 1995. 286 с. 8. Давудов О. М. Материальная культура Дагестана албанского времени (III в. до н. э. - IV в. н. э.). Махачкала, 1996. 428 с. 9. Скрипкин А. С. Новые аспекты в изучении истории материальной культуры сарматов // Нижневолжский археологический вестник. Вып. 3. Волгоград, 2000. С. 17-34.

References

1. Abramova M. P., Krasilnikov K. I., Pyatykh G. G. Mounds of the lower Sulak: First L'vovskij Cemetery 2. V. 1. M., 2000. 140 p. 2. Abramova M. P., Krasilnikov K. I., Pyatykh G. G. Mounds of the lower Sulak: The first Lvovsky Cemetery 4. V. 2. M., 2001. 151 p. 3. Bezuglov S. I. Late Sarmatian swords (based on the Don region) // Sarmatians and their neighbors on the Don. Rostov-on-Don, 2000. P. 169-193. 4. Botalov S. G. Swords and daggers of the Hun era // Weaponry Sarmatians: Regional typology and chronology. Chelyabinsk, 2007. P. 114-123. 5. Gmyrya L. Bone and horn

ware of Palasa-syrt settlement (4th-6th centuries A. D.) // Crafts of ancient and medieval Dagestan. Makhachkala, 1988. P. 36-46. 6. Gmyrya L. B. Caspian Dagestan in the era of the Great Migration. Cemeteries. Makhachkala, 1993. 366 p. 7. Gmyrya L. B. Country of Huns near the Caspian Gates. Makhachkala, 1995. 286 p. 8. Davudov O. M. Material culture of Dagestan Albanian period (the 3rd c. BC-the 4th century AD). Makhachkala, 1996. 428 p. 9. Skripkin A. S. New aspects in the study of the history of material culture of the Sarmatians // Nizhnevolzhsky Archaeological Bulletin. Issue 3. Volgograd, 2000. P. 17-34.

Literatura

1. Abramova M. P., Krasil'nikov K. I., Pjatyh G. G. Kurgany nizhnego Sulaka: mogil'nik L'vovskij Pervyj

2. T. 1. M., 2000. 140 s. 2. Abramova M. P., Krasil'nikov K. I., Pjatyh G. G. Kurgany nizhnego Sulaka: mogil'nik L'vovskij Pervyj. 4. T. 2. M., 2001. 151 s. 3. Bezuglov S. I. Pozdnesarmatskie mechi (po materialam Podon'ja) // Sarmaty i ih sosedi na Donu. Rostov n/D., 2000. S. 169-193. 4. Botalov

S. G. Mechi i kinzhaly gunnskoj jepohi // Vooruzhenie sarmatov: regional'naja tipologija i hronologija. Cheljabinsk, 2007. S. 114-123. 5. Gmyrja L. B. Izdelija iz kosti i roga Palasa-syrtskogo poselenija (IV-VI vv. n.je.) // Promysly i remesla drevnego i srednevekovogo Dagestana. Mahachkala, 1988.

S. 36-46. 6. Gmyrja L. B. Prikaspijskij Dagestan v jepohu Velikogo pereselenija narodov. Mogil'niki. Mahachkala, 1993. 366 s. 7. Gmyrja L. B. Strana gunnov u Kaspijskih vorot. Mahachkala, 1995. 286 s. 8. Davudov O. M. Material'naja kul'tura Dagestana albanskogo vremeni (III v. do n.je. - IV v. n.je.). Mahachkala, 1996. 428 s. 9. Skripkin A. S. Novye aspekty v izuchenii isto-rii material'noj kul'tury sarmatov // Nizhnevolzhskij arheologicheskij vestnik. Vyp. 3. Volgograd, 2000. S. 17-34.

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект «Ландшафты Западного Прикаспия в культурогенезе этнических сообществ эпохи Великого переселения народов» № 12-06-96500-Р_юг_а.

Статья поступила в редакцию 28.02.2014 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.