Научная статья на тему 'Предмет прокурорского надзора и ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью'

Предмет прокурорского надзора и ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1225
157
Поделиться
Ключевые слова
ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ЗАКОННОСТЬ / ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА / ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР / ВЕДОМСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ / ПОЛНОМОЧИЯ / OPERATIVE-SEARCH ACTIVITY / LEGALITY / RIGHTS AND FREEDOMS OF THE PERSON AND CITIZEN / PROSECUTOR'S SUPERVISION / BOARD CONTROL / AUTHORITIES

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Ховавко Сергей Михайлович

В статье проведен критический анализ норм действующего законодательства, определяющих предмет прокурорского надзора и ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью, полномочия прокуратуры в рамках надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Автор предлагает разделять обоснованность принятия решений в оперативно-розыскной деятельности на формальную и фактическую. Доказывает целесообразность законодательного закрепления предварительного надзора прокуратуры за законностью принятия отдельных решений в оперативно-розыскной деятельности.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Ховавко Сергей Михайлович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Subject of prosecutor’s supervision and board control of operative-search activity

The article deals with critical analysis of the present legislation norms, determining the subject of prosecutor’s supervision and board control of operative-search activity and also Prosecutor’s office powers to effect supervision for laws execution during operative-search activity realization. The author offers to share expedience of decision making in operative-search activity as formal and factual. The article gives grounds for expedience of legislative consolidation of the preliminary supervision of the Prosecutor’s office for legality of the separate decisions effected in operative-search activity.

Текст научной работы на тему «Предмет прокурорского надзора и ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью»

Ховавко Сергей Михайлович

кандидат юридических наук, Краснодарский университет МВД России (тел.: +79787234560)

Предмет прокурорского надзора и ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью

В статье проведен критический анализ норм действующего законодательства, определяющих предмет прокурорского надзора и ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью, полномочия прокуратуры в рамках надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности. Автор предлагает разделять обоснованность принятия решений в оперативно-розыскной деятельности на формальную и фактическую. Доказывает целесообразность законодательного закрепления предварительного надзора прокуратуры за законностью принятия отдельных решений в оперативно-розыскной деятельности.

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, законность, права и свободы человека и гражданина, прокурорский надзор, ведомственный контроль, полномочия.

S.M. Khovavko, Master of Law, Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; 1е1.: +79787234560.

Subject of prosecutor's supervision and board control of operative-search activity

The article deals with critical analysis of the present legislation norms, determining the subject of prosecutor's supervision and board control of operative-search activity and also Prosecutor's office powers to effect supervision for laws execution during operative-search activity realization. The author offers to share expedience of decision making in operative-search activity as formal and factual. The article gives grounds for expedience of legislative consolidation of the preliminary supervision of the Prosecutor's office for legality of the separate decisions effected in operative-search activity.

Key words: operative-search activity, legality, rights and freedoms of the person and citizen, prosecutor's supervision, board control, authorities.

Оперативно-розыскная деятельность (далее - ОРД) ввиду своего преимущественно негласного характера и наличия полномочий по ограничению конституционных прав человека и гражданина требует особого надзора и контроля со стороны государства. Ведомственный контроль за ОРД осуществляют руководители органов, уполномоченных на проведение ОРД, которые несут персональную ответственность за соблюдение законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий (далее -ОРМ). Надзор за ОРД осуществляется органами прокуратуры. При этом прокурорский надзор за ОРД, с одной стороны, выступает в качестве гарантии соблюдения прав и свобод человека и гражданина при проведении ОРД, а с другой стороны, не должен препятствовать осуществлению субъектами ОРД их полномочий. Выполнение таких условий может быть обеспечено четким нормативным определением предмета прокурорского надзора за ОРД и

полномочий прокурора при осуществлении такого надзора.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [1] прокуратура осуществляет надзор за исполнением законов, в том числе органами, осуществляющими ОРД. Одновременно ст. 29 того же Закона [1] предметом прокурорского надзора определяет соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнение ОРМ, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими ОРД.

Основным законом, регулирующим правоотношения в сфере ОРД, является Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее - ФЗ об ОРД) [2], в котором определено содержание ОРД и закреплена система гарантий законности при проведении ОРМ. В то же время ОРД регулируется нормативными правовыми актами органов, уполномоченных

67

на проведение ОРД. Как следует из смысла ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [1], органы прокуратуры осуществляют надзор за исполнением законов, а не ведомственных нормативных актов. В ч. 1 ст. 21 ФЗ об ОРД [2] также указано, что Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры осуществляют надзор за исполнением ФЗ об ОРД, а не за исполнением нормативных актов органов, осуществляющих ОРД. При этом сама ст. 21 имеет название «Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью».

Таким образом, в законодательстве, регулирующем прокурорский надзор в сфере ОРД, в качестве предмета прокурорского надзора определяется: 1) исполнение законов органами, осуществляющими ОРД (ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»); 2) исполнение Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (ч. 1 ст. 21 ФЗ об ОРД) и 3) оперативно-розыскная деятельность (название ст. 21 ФЗ об ОРД).

С учетом положений действующего законодательства, на наш взгляд, справедливым является точка зрения В.Ф. Луговика о том, что ОРД может быть объектом прокурорского внимания только в контексте соблюдения должностными лицами действующих законов [3, с. 64].

В ч. 2 ст. 4 ФЗ об ОРД прямо указано, что организация и тактика проведения ОРМ регламентируются нормативными актами органов, осуществляющих ОРД. В то же время в ФЗ об ОРД содержится ряд норм, регламентирующих отдельные элементы подготовки и проведения ОРМ [4, с. 9-10], что может быть истолковано как критерии законности при проведении соответствующих ОРМ. Конституционный Суд РФ в своих решениях, принятых по результатам рассмотрения обращений граждан, признал, что в ФЗ об ОРД содержатся нормы, гарантирующие законность проведения ОРМ [5; 6]. Поэтому, несмотря на то, что организация и тактика проведения ОРМ регламентируются нормативными актами органов, осуществляющих ОРД, соблюдение установленного порядка выполнения ОРМ может быть предметом прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, только в пределах, регулируемых нормами ФЗ об ОРД. В то же время контроль за соблюдением законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий в соответствии со ст. 22 ФЗ об ОРД возложен на руко-

водителей органов, осуществляющих ОРД, при проведении ими ведомственного контроля за ОРД [2].

К предмету прокурорского надзора не относятся сведения об организации, о тактике, методах и средствах осуществления ОРД. Данные о внедренных в организованные преступные группы лицах, о штатных негласных сотрудниках, а также о тех, кто оказывает или оказывал содействие на конфиденциальной основе, предоставляются прокурору только с их письменного согласия, за исключением случаев привлечения этих лиц к уголовной ответственности. Перечисленные обстоятельства также следует относить к предмету ведомственного контроля за ОРД.

Неоднозначность определения предмета прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД порождает проблему определения полномочий прокуратуры при осуществлении такого надзора. В Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» не содержится перечня полномочий прокурора при осуществлении надзора в сфере ОРД - в ст. 30 названного Закона содержится отсылочная норма, в соответствии с которой полномочия прокурора при осуществлении надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством РФ и другими федеральными законами. В ст. 21 ФЗ об ОРД не содержится четких прав и обязанностей прокурора при осуществлении надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД, а положения ст. 37 УПК РФ, определяющие полномочия прокурора при производстве предварительного расследования, не могут быть применены при надзоре в сфере ОРД [7, с. 277]. Отсутствие в федеральных законах норм, четко определяющих полномочия прокурора при осуществлении надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД, а также однозначного определения предмета такого надзора компенсируется ведомственным нормотворчеством Генпрокуратуры России - приказом Генпрокуратуры России от 15 февраля 2011 г. № 33 [8]. Отдельные нормы названного приказа с первых дней своего существования вызвали обоснованную критику со стороны ведущих теоретиков оперативно-розыскной деятельности [9].

При детальном рассмотрении положений пп. 6, 7 и 7.1 приказа Генпрокуратуры России от 15 февраля 2011 г. № 33 [8] можно обратить внимание на требование уполномочен-

68

ным прокурорам при реализации надзорных полномочий при осуществлении прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД проверять не только соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина и законность в ходе осуществления ОРД, но и обоснованность принятия некоторых решений уполномоченными на проведение ОРД органами (подп. «б», «в» п. 6), а также обоснованность и достаточность проведения ОРМ (пп. 7, 7.1).

На наш взгляд, требование проверять обоснованность в таких случаях может быть отнесено к предмету прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД, только если основания принятия решений прописаны в федеральных законах, например перечисленные в ст. 7; ч. 2, 3, 6, 7, ст. 8 ФЗ об ОРД основания для проведения ОРМ.

При этом, на наш взгляд, будет целесообразным разделять обоснованность принятия решений в ОРД на формальную и фактическую. Под «формальной обоснованностью» необходимо понимать наличие предусмотренных федеральными законами формальных оснований для принятия решений в ОРД, выраженных в конкретных процессуальных или оперативно-розыскных документах, таких как постановление о возбуждении уголовного дела (п. 1 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД), поручения (п. 3 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД), запросы (пп. 4 и 6 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД), постановление о применении мер безопасности (п. 5 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД), постановления о проведении отдельных ОРМ (ч. 6 и 7 ст. 8; ч. 5 ст. 9 ФЗ об ОРД).

Если же под обоснованностью принятия определенного решения субъектом, уполномоченным на проведение ОРД, понимается некая информация (сведения), необходимая для принятия такого решения, но в соответствующих нормах федеральных законов четко не перечислены источники такой информации (сведений) и критерии ее достаточности, то в такой ситуации, на наш взгляд, можно вести речь о «фактической обоснованности» принятия решений в ОРД. Анализ норм ФЗ об ОРД позволяет отнести к предмету прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД «фактическую обоснованность» проведения ОРМ в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 7. При этом «фактическую обоснованность» принятия решений в ОРД можно отнести к предмету прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД только в том случае, если фактические основания принятия

решений в ОРД прямо указаны в федеральных законах (п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД).

Однако чаще в нормах ФЗ об ОРД предусмотрен более сложный порядок обоснования принятия решений в ОРД, в соответствии с которым требуется наличие как «формальных оснований», так и «фактических оснований». Примером может быть порядок принятия решений о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, предусмотренные ст. 23 и 25 Конституции РФ. «Формальными основаниями» в таком случае являются мотивированное постановление судьи (ч. 5 ст. 9 ФЗ об ОРД) и мотивированное постановление руководителя органа - инициатора ОРМ (ч. 3 ст. 9 ФЗ об ОРД), а «фактическим основанием» является наличие информации, перечисленной в пп. 1, 2, 3 ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД. В соответствии с ч. 3 и ч. 6 ст. 8 ФЗ об ОРД для принятия решения о проведении соответствующих ОРМ также необходима совокупность «формальной обоснованности» и «фактической обоснованности».

В случае если в ФЗ об ОРД указана только «формальная обоснованность» принятия решения (ч. 7 ст. 8 ФЗ об ОРД), а «фактическая обоснованность» принятия того же решения указана в ведомственных нормативных актах органов, осуществляющих ОРД, например фактические основания принятия решения о проведении проверочной закупки, контролируемой поставки, оперативного эксперимента, оперативного внедрения, то такая «фактическая обоснованность» не может быть предметом прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД и является предметом ведомственного контроля за ОРД.

В ФЗ об ОРД не предусмотрен предварительный надзор прокуратуры за принятием решений в ОРД. В целях усиления гарантий законности и соблюдения прав и свобод человека при проведении ОРД, а также в целях предупреждения возможных как умышленных, так и непреднамеренных нарушений оперативно-розыскного и уголовного законодательства со стороны сотрудников органов, осуществляющих ОРД, считаем целесообразным предусмотреть в ФЗ об ОРД обязательный предварительный надзор прокуратуры за принятием тех решений в ОРД, для принятия которых необходима «фактическая обоснованность» (п. 2 ч. 1 ст. 7 и ч. 3 ст. 9 ФЗ об ОРД). Практическая реализация предварительного надзора прокуратуры за принятием таких решений может осуществляться путем согласования с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

69

прокурором, осуществляющим надзор за исполнением законов при осуществлении ОРД, постановления о заведении на основании п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД дела оперативного учета и постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД, о необходимости проведения ОРМ, ограничивающих права человека и гражданина, предусмотренные ст. 23 и ст. 25 Конституции РФ (ч. 3 ст. 9 ФЗ об ОРД). При этом ФЗ об ОРД необходимо дополнить нормой, обязывающей прокурора знакомиться с оперативно-розыскными материалами, обосновывающими законность и необходимость принятия соответствующих решений в ОРД.

Достаточность проведения ОРМ (пп. 7, 7.1 приказа Генпрокуратуры России от 15 февраля 2011 г. № 33), на наш взгляд, также не может являться предметом прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД, т.к., во-первых, в федеральных законах не предусмотрено, какие ОРМ являются достаточными в той или иной ситуации; во-вторых, вопросы организации и тактики проведения ОРМ относятся к предмету ведомственного контроля; в-третьих, проведение ОРМ, направленных на раскрытие преступления и выявление причастных к нему лиц, а также в целях выполнения других задач ОРД полностью относится к компетенции сотрудников органов, осуществляющих ОРД, которые имеют соответствующее образование и практический опыт оперативной работы. Кроме того, какие-либо поручения, требования или указания прокурора о проведении ОРМ в соответствии со ст. 7 ФЗ об ОРД не являются основаниями для проведения ОРМ. Координирующая деятельность прокуратуры по борьбе с преступностью также не предполагает отдачу органам, осуществляющим ОРД, обязательных для исполнения указаний о проведении ОРМ [10, с. 220].

В названном приказе [8] содержатся нормы, которые явно расширяют предмет прокурорского надзора, т.к. обязывают прокурора проверять: соблюдение установленного порядка заведения дел оперативного учета и иных оперативно-служебных материалов, сроков и

1. О прокуратуре Российской Федерации: федер. закон от 17 янв. 1992 г. № 2202-1. URL: http://base.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_262/(дата обращения: 28.05.2016).

2. Об оперативно-розыскной деятельности: федер. закон от 12 авг. 1995 г. № 144-ФЗ. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.

порядка их ведения, законность принимаемых по ним решений (подп. «б» п. 6); законность представления результатов ОРД (подп. «д» п. 6); соблюдение установленного порядка регистрации дел оперативного учета и других оперативно-служебных материалов, законность постановки и снятия с оперативного и иных видов учета лиц, в отношении которых заводились такие дела, в том числе находящиеся на архивном хранении (подп. «ж» п. 6), а все перечисленные выше правоотношения регулируются ведомственными нормативными актами.

Таким образом, можно сделать вывод, что к предмету прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД следует относить обстоятельства и правоотношения, регулируемые нормами федеральных законов (ФЗ об ОРД), а к предмету ведомственного контроля за ОРД - обстоятельства и правоотношения, регулируемые как нормами федеральных законов, так и нормами ведомственных нормативных актов органов, осуществляющих ОРД. При этом ведомственный контроль за ОРД является предшествующим по отношению к прокурорскому надзору за исполнением законов при осуществлении ОРД и охватывает более широкий круг правоотношений (регулируемых как федеральными законами, так и ведомственными нормативными актами). Обоснованность принятия решений в ОРД целесообразно разделять на «формальную обоснованность» и «фактическую обоснованность», при этом к предмету прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД следует относить обоснованность, предусмотренную в нормах федеральных законов (ФЗ об ОРД). Целесообразно предусмотреть в ФЗ об ОРД обязательный предварительный надзор прокуратуры за решениями, принимаемыми в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 7 и ч. 3 ст. 9 ФЗ об ОРД путем согласования с прокурором соответствующих постановлений. Достаточность проведения ОРМ не может являться предметом прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении ОРД.

1. About Prosecutor's office of the Russian Federation: fed. law d.d. Jan. 17, 1992 № 2202-1. URL: http://base.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW _262/ (date of access: 28.05.2016).

2. About operative-search activity: fed. law d.d. Aug. 12, 1995 № 144-FL. URL: http://base. consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;

70

cgi?req=doc; base=LAW;n=181943 (дата обращения: 28.05.2016).

3. Луговик В.Ф. Прокурорский надзор за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» как гарантия обеспечения законности // Науч. вестн. Омск. акад. МВД России. 2012. № 2(45).

4. Железняк Н.С. Правовая основа, предмет и организация прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность // Вестн. Сибир. юрид. ин-та ФСКН России. 2012. № 2(11).

5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Камалиева Марата Да-мировича на нарушение его конституционных прав статьей 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: определение Конституционного Суда РФ от 21 окт. 2008 г. № 862-О-О. URL: http:// consultant.ru/document/cons_doc_LA W_84722/ (дата обращения: 29.05.2016).

6. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Потапова Александра Владимировича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2001 г. № 58-О. URL: http://consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_84010/ (дата обращения: 29.05.2016).

7. Королев Г.Н. Проблемы правового регулирования прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью // Вестн. Нижего-род. акад. МВД России. 2012. № 17.

8. Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности: приказ Генпрокуратуры России от 15 февр. 2011 г. № 33. URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_113652/ (дата обращения: 20.05.2016).

9. Атмажитов В.М., Бобров В.Г. Еще раз о нормативном правовом регулировании прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью // Оперативник (сыщик). 2011. № 4(29).

10. Самоделкин А. С. Современное состояние правового регулирования координации оперативно-розыскной деятельности // Общество и право. 2015. № 3(53).

base=LA W;n=181943 (date of access: 28.05.2016).

3. Lugovik V.F. Prosecutor's supervision for execution of the Federal law «About operative-investigative activity» as a guarantee of legality provision // Sci. bull. of Omsk academy of Russian MIA. 2012. № 2(45).

4. Zheleznyak N.S. Legal background, subject and organization of prosecutor's supervision for execution of the law by the organs, effecting operative-search activity // Bull. of Siberian law institute of the Federal Drug Control Service of Russia. 2012. № 2(11).

5. On the refusal to accept for consideration the complaint of the citizen Kamaliev Marat Damirovich on violation of his constitutional rights in article 6 of the Federal law «About operative-search activity»: determination of the Constitutional Court of the Russian Federation d.d. Oct. 21, 2008 № 862-00. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_84722/ (date of access: 29.05.2016).

6. On the refusal to accept for consideration the complaint of the citizen Potapov Alexander Vladimirovich on violation of his constitutional rights by the individual provisions of the Federal law «About operative-search activity»: determination of the Constitutional Court of the Russian Federation d.d. March 6, 2001 № 58-0. URL: http://consultant.ru/document/cons_doc_LAW_ 84010/ (date of access: 29.05.2016).

7. Korolyov G.N. Problems of legal regulation of prosecutor's supervision of operative-investigative activity // Bull. of Nizhny Novgorod academy of Russian MIA. 2012. №17.

8. Concerning organization of prosecutor's supervision for laws execution during realization of operative-search activity: order of Prosecutor General's Office of Russia d.d. Febr. 15, 2011 № 33. URL: http://www.consultant.ru/document/ cons_doc_LAW_113652/ (date of access: 28.05.2016).

9. Atmazhitov V.M., Bobrov V.G. Concerning normative legal regulation of prosecutor's supervision of operative-search activity // Detective (investigator). 2011. № 4(29).

10. Samodelkin A.S. The current state of legal regulation of the coordination of operational search activity // Society and law. 2015. № 3(53).

71

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.