Научная статья на тему 'Правый популизм и кризис старого миропорядка'

Правый популизм и кризис старого миропорядка Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
489
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВЫЙ ПОПУЛИЗМ / ПРАВОРАДИКАЛЬНЫЕ ПОПУЛИСТСКИЕ ПАРТИИ / РЕФЕРЕНДУМ / АРХИТЕКТУРА ЕВРО-АТЛАНТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Белинский Андрей

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Правый популизм и кризис старого миропорядка»

декабрь 2018 г.

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: СОБЫТИЯ, ОЦЕНКИ, ПРОГНОЗЫ

Выпуск 51(67)

ПРАВЫЙ ПОПУЛИЗМ И КРИЗИС СТАРОГО МИРОПОРЯДКА

Ключевые слова: Правый популизм, праворадикальные популистские партии, референдум, архитектура евро-атлантической безопасности.

Успехи праворадикальных популистских партий и движений по обе стороны Атлантики за последние четыре года наглядно продемонстрировали, что популизм, используя терминологию В. И. Ленина, «это всерьез и надолго». В США, Австрии, Польше и Венгрии праворадикальные популисты пришли к власти. Их единомышленники во Франции и Германии («Национальный фронт» и «Альтернатива для Германии» (АдГ)) значительно усилили свои позиции, хотя в ближайшей перспективе практически не имеют шансов войти в правительство. Но главное состоит в том, что, будучи во власти или оставаясь в оппозиции, праворадикальные популистские партии и ключевые политики оказывают влияние на общий политический расклад сил и на общественные настроения. При этом, как показывает практика, старые стратегии противодействия, такие как создание «санитарного кордона», замалчивание или демонизация политических оппонентов не приносят нужного эффекта. Гораздо более эффективным нам представляется критический анализ программ правопопулист-ских партий по таким вопросам как: 1) политическая система; 2) социально-экономическая программа; 3) миграционная политика; 4) международные отношения и особенно система евро-атлантической безопасности. Именно такой подход позволит объективно оценить все риски, исходящие от правопопулист-ских идей.

Праворадикальный популизм: Судьба демократических институтов

Одним из ключевых тезисов праворадикального популизма является утверждение о том, что существующая модель либеральной демократии, переживает кризис, поскольку правящая политическая элита не разделяет интересов народа. Проблему «представительского разрыва»1 между элитами и обществом, который действительно имеет место быть, правопопулистские партии предлагают решать путем расширения прямой демократии и

Андрей Белинский,

старший научный сотрудник ИНИОН РАН

проведения референдумов по швейцарскому образцу. Так в предвыборной программе «Австрийской партии свободы», было отмечено, что «...прямая демократия - лучший путь для того, чтобы вернуть доверие к политике, а также реализовать те меры, которые блокировались бенефициарами этой крайне нуждающейся в реформах системы»2. Такой же точки зрения придерживаются и «Национальный фронт», и «Альтернатива для Германии».

И хотя, на первый взгляд, требование популистских партий о применении практики референдумов выглядит более чем демократично, в тоже время при определенных обстоятельствах может представлять серьезную угрозу для либеральной демократии.

Во-первых, как уже отмечалось выше, в программных документах праворадикальных популистских партий нет четкого обозначения круга вопросов, которые должны выноситься на референдум. Опасность этого заключается в «выхолащивании» демократических принципов и институтов. А оно будет абсолютно неизбежным, поскольку в случае реализации планов праворадикальных популистов любое решение парламента может быть заблокировано посредством референдума (Veto - Volksabstimmung), что неизбежно ведет к дискредитации партий и института парламента.

Во-вторых, референдумы дают прекрасную возможность таким политикам как Г. Вилдерс или М. Ле Пен реализовать свои идеи. В связи с этим исследователь австрийского правого популизма Х.-Х. Шарзах отмечал: «Референдумы и народные опросы подходят как ни один другой инструмент для эмоционализации политики, мобилизации своих сторонников, для подтверждения или укрепления своей власти»3. При этом сама процедура референдума предполагает упрощенную форму выбора только между двумя опциями (да / нет, поддерживаю / не поддерживаю). Именно поэтому праворадикальному популизму довольно часто удается представить референдум не искушенным в тонкостях

1 Речь идет о том, что парламент, партии и политическая элита все меньше выражают интересы общества. - Прим. авт.

Freiheitliches Wahlprogramm zur Nationalratswahl 2017. -Österreich: FPÖ-Bildungsinstitut Wien, 2017. - 29 S. - Mode of access: https://www.fpoe.at/fileadmin/user_upload/W ahlprogramm_

8_9_low.pdfS.6

3 Schsrsach H-H. Stille Machtergreifung. Hofer, Strache und die Burschenschaften. Verlag Kremayr&Scheriau GmbH & Co. KG, Wien 2017 S.72.

Выпуск 51(67)

декабрь 2018 г.

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: СОБЫТИЯ, ОЦЕНКИ, ПРОГНОЗЫ

электоральных процедур массам, чье мировоззрение, как правило, колеблется между двумя полюсами, как экзистенциональную битву между «добром» и «злом», «справедливостью» и «обманом».

В-третьих, все эксперты сходятся в том, что в последние десятилетия политика под влиянием таких факторов как глобализация, возникновение новых вызовов (терроризм, миграция и т.д.) становится все сложнее. При этом международные отношения или вопросы обороны требуют значительно больше времени и сил, чем прежде.

В-четвертых, референдумы и плебисциты, вопреки распространенному стереотипу, далеко не всегда отражают волю всего народа. В Швейцарии, которую традиционно приводят в качестве эталона «прямой демократии» праворадикальные популисты, относительно высокая явка обеспечивается проведением сразу нескольких референдумов в стране, в то время как в среднем она составляет лишь 15-30%. Таким образом, идея увеличения числа референдумов имеет своей целью не защиту прав граждан, а реализацию программных установок правых популистов (например, выход из ЕС), которая может серьезно дестабилизировать существующую политическую систему.

Социально-экономические модели праворадикальных популистов: Между антикапитализмом и неолиберализмом

Не меньшую угрозу в себе таят социально-экономические требования «новых правых», на программные документы которых большой отпечаток наложил неолиберализм, в частности Австрийская экономическая школа1.

Именно предлагаемые «Альтернативой для Германии» и «Австрийской партией свободы» меры по оздоровлению экономики на самом деле могут привести к обратному эффекту и поставить под угрозу социальную стабильность. Будучи ограниченными рамками статьи, мы остановились только на ключевых аспектах их социально-экономических программ: роль государства в экономике, налоговая политика и политика в сфере труда.

С точки зрения австрийских и германских «новых правых», институт современного государства с его якобы непомерно раздутым штатом чиновников слишком сильно вмешивается в экономическую

1 При этом нужно отметить, что в этих партиях существуют два течения, которые можно условно обозначить как (нео) либеральное и социал-популистское. Если первое выступает за экономический либерализм, дерегуляцию экономики, приватизацию государственных предприятий, то вторые - за увеличение социальных расходов, и даже за ограничение капитализма. Однако в силу того, что партийное руководство в целом ориентируется на интересы национального крупного и среднего бизнеса, то программы праворадикальных популистских партий имеют отчетливый (нео)либеральный характер. - Прим. авт.

сферу, что самым негативным образом сказывается на ведении бизнеса, тормозит частную инициативу и приводит к необоснованному росту государственных расходов. Однако подобного рода выводы представляются нам более чем сомнительными, поскольку социально-экономическая ситуация и в Австрии, и в ФРГ вопреки той алармистской картине, которую так часто любят рисовать представители радикально-рыночного крыла популистских партий, выглядит относительно устойчивой. В то же время история убедительно показала, что радикальное дерегулирование экономики, которое проводилась М. Тэтчер в Великобритании и Р. Рейганом в США в 1980-е годы, привело не только к усилению социального расслоения, но и стало глубинной причиной мирового экономического кризиса (с 2008 г.). Неолиберальный подход к решению экономических проблем проявляется и в таких вопросах как налогообложение и политика в отношении рынка труда. В предвыборной программе «Австрийской партии свободы» указаны следующие меры: сокращение налогов и отчислений до 40%2, упрощение налогообложения, упразднение «холодной прогрессии»3 [Freiheitliches Wahlprogramm, 2017, S. 9]. С одной стороны, эта мера позволила бы привлечь дополнительные инвестиции, но с другой - лишила бы правительства столь необходимых налоговых поступлений. Не менее спорными являются и такие предложения, как отмена налога на наследство и отказ от обязательного членства в профсоюзах, поскольку эти меры пойдут в большей степени на пользу сверхбогатым и крупным компаниям4. В связи с этим директор Института макроэкономики Г. Хорн отмечал: «Фатально то, что "Альтернатива для Германии" с самого начала проводит программу, направленную на уничтожение благосостояния широких групп населения»5.

«Чужие здесь не ходят!» -проблема миграции и праворадикальные популисты

Миграционная тематика занимает традиционно центральное место в программах всех праворадикальных популистских партий. Однако радикализация мигрантской молодежи, кровавые теракты в

В настоящий момент общая налоговая ставка на прибыль

предприятий составляют в Австрии около 52%. - Прим. авт.

3 Холодная прогрессия - фактическое увеличение ставки налога, когда например, вследствие инфляции увеличивается облагаемая номинальная сумма, а вместе с тем осуществляется переход к более высоким налоговым ставкам. - Прим. авт.

4 C нашей точки зрения, гораздо более продуктивным было бы введение дифференцированного подхода, в основу которого была бы положена оценка стоимости наследуемого имущества.

5 Warum das Wirtschaftsprogramm der AfD Wohlstand vernichtet // Business Insider Deutschland. - 2016. - 14.03. - Mode of access: https://www.businessinsider.de/das-wirtschaftsprogramm-der-afd-im-kern-neoliberal-nationalistisch-2016-3

декабрь 2018 г.

Выпуск 51(67)

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: СОБЫТИЯ, ОЦЕНКИ, ПРОГНОЗЫ

Париже, Брюсселе, Берлине и, наконец, начавшийся в 2015 г. миграционный кризис, наглядно продемонстрировали тупиковость нынешней политики «мультикультурализма», и заставляют по-иному взглянуть на программы «Национального фронта» или «Альтернативы для Германии».

В первую очередь, стоит отметить, что именно правые популисты вернули в политический дискурс такие ранее табуированные темы как необходимость защиты национальной идентичности, культуры, т.е. всего того, что совсем недавно подвергалось критике либеральным и левоцентристским истеблишментом и журналистами как «пережиток прошлого» и «наследие колониализма». В условиях, когда «муль-тикультурализм» не столько объединяет общество, сколько раскалывает его, создавая национальные гетто, реализация концепции ведущей культуры (Leitkultur - нем.) могла бы стать столь необходимым цементирующим элементом.

Не менее жесткую позицию правые популисты занимают и в отношении миграции из стран Ближнего Востока «Беспрепятственной и неограниченной миграции, которая происходила в последние годы, должен быть положен конец», - указывалось в программных установках «Австрийской партии свободы»1. Ключ к решению данной проблемы, по мнению лидеров правых популистов, заключается в закрытии «балканского маршрута», усилении пограничного контроля в Средиземном море, а в случае необходимости - закрытии внутренних границ стран - участниц ЕС для беженцев.

При этом правые ратуют за введение австралийской и канадской моделей миграционной политики, в основу которых положен принцип привлечения лишь высококвалифицированных специалистов вместо масс экономических беженцев. Подобные меры уже начинают реализовываться в последние годы в Дании, где правительство взяло курс на ужесточение миграционной политики.

«Дом, разделившийся в себе, не устоит» -правый популизм и угроза европейской и трансатлантической безопасности

Главную опасность правый популизм представляет именно для системы евро-атлантической безопасности. Те планы, которые праворадикальные популисты намерены реализовать в случае своего прихода к власти, могут нанести серьезный удар по всей архитектуре евро-атлантической безопасности и обнулить тот прогресс, который был достигнут в деле институ-циализации сотрудничества в этой сфере странами так называемого коллективного Запада.

1 Freiheitliches Wahlprogramm zur Nationalratswahl 2017. -Österreich: FPÖ-Bildungsinstitut Wien, 2017. - 29 S. - Mode of access: https://www.fpoe.at/fileadmin/user_upload/Wahlprogramm_8_9_low.pdf

Ядро внешнеполитической программы праворадикальных популистов определяется тремя положениями:

1) выход из состава ЕС (в более мягком варианте существенные ограничения полномочий объединения в отношении национальных государств);

2) отказ от подписания таких торговых договоров, как Трансатлантическое соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и США (ТТИП / ТТ1Р), Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение между ЕС и Канадой (СЕТА);

3) реформирование НАТО (в пользу уменьшения компетенций военного и политического комитетов организации) или даже выход из состава Альянса.

Реализация любого из этих требований, даже одним государством, может привести к серьезным изменением в евро-атлантической региональной подсистеме. Выход из состава ЕС посредством референдума, что наглядно показал пример Брекзита (с 2016 г.), или отказ от евро может иметь весьма негативные последствия для экономики как самой страны-инициатора, так и для всего континента. Однако существенно большими, чем экономические издержки, могут стать политические последствия выхода ведущих стран из ЕС. В эпоху, когда усиление кооперации между различными странами, формирование экономических и военно-политических союзов является залогом выживания и дальнейшего развития для абсолютного большинства стран -участниц евро-атлантической региональной подсистемы, распад ЕС может привести к тому, что Старый Свет утратит субъектность в мировой политике. Ни у Великобритании, ни у Франции, ни у ФРГ недостаточно ресурсов, чтобы в одиночку решать глобальные проблемы (миграция, борьба с терроризмом, защита национальной экономики от конкуренции со стороны США и Китая).

Не меньшую опасность для Европы представляет требование о выходе из НАТО («Национальный фронт») или ограничение полномочий Альянса («Альтернатива для Германии») вкупе с отказом от идеи европейской армии. Это может подвергнуть евро-атлантическую архитектуру безопасности серьезному риску, поскольку Старый Свет может лишиться инструмента, столь необходимого для разрешения таких проблем как терроризм, нелегальная миграция, защита внешних границ. Не выдерживает критики и призыв праворадикальных популистов отказаться от использования вооруженных сил за пределами Европы. Значение военных операций в неспокойных регионах (как, например, в Мали или Афганистане) заключается в том, что они направлены на борьбу с исламским экстремизмом, стабилизацию ситуации и потенциальное возвращение беженцев в страны, ставшие на путь постконфликтного развития.

Превратившись в серьезную силу, правый популизм начинает воздействовать на политическую систему, курс «старых» партий, настроения в ис-

Выпуск 51(67)

декабрь 2018 г.

ЕВРОПЕЙСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: СОБЫТИЯ, ОЦЕНКИ, ПРОГНОЗЫ

теблишменте государств Европы и мира. Однако насколько эффективны предлагаемые праворадикальными популистами решения накопившихся проблем? Анализ основных программных документов правопопулистских партий наглядно демонстрирует, что дать однозначный ответ на этот вопрос будет крайне сложно. Основные требования этих партий содержат положения, которые несут как риски, так и возможности для либеральной демократии и сложившегося миропорядка. Главная угроза, которую несет в себе праворадикальный

популизм, заключается в ослаблении или дискредитации демократических институтов (парламент, законодательная власть в целом, партии), усилении авторитарных тенденций в политике, расколе общества. Вместе с тем необходимость ограничения миграции, борьба с преступностью, защита национальной культуры, которая всегда составляла «ядро» национально-государственной идентичности, сегодня прочно вошли в риторику (а местами - и на практике) основных политических партий.

«МЯГКАЯ СИЛА» СЕТЕВЫХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ В КОНТЕКСТЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Ключевые слова: «Мягкая сила», терроризм, «Исламское государство», борьба с терроризмом, политика, безопасность.

Одним из основных факторов, придающих, наряду с контрабандой нефти и культурных ценностей, устойчивость существованию таких террористических группировок как «Исламское государство» (ИГ), «Аль-Каида» (действовавшая в Сирии сначала под названием Джабхат-ан-Нусра, а затем Хайят Тахрир аш-Шам), «Братья-мусульмане» и Талибан - это их собственная система идеологии и пропаганды, которую в последнее время все чаще принято называть «мягкой силой» исламистов. Благодаря отлично выстроенной идеологической, агитационной и пропагандистской работе вербовщики ИГ, Талибана, «Аль-Каиды» вовлекают в свою деятельность молодежь (не только мусульманскую, но и новообращенных из числа христиан), восполняют боевые потери в живой силе, нанимают специалистов в области ведения информационных войн и киберразведки, экономики, нефтедобычи и освоения недр, государственного администрирования и местного самоуправления. Именно благодаря собственной модели, формату «мягкой силы» исламисты из ИГ, «Аль-Каиды» и

Андрей Манойло,

ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, профессор кафедры российской политики МГУ

других группировок могут годами вести вооруженную открытую или диверсионно-партизанскую войну против всего западного мира, ежедневно восполняя свои ресурсы за счет помощи разделяющих их взгляды и политическую позицию политических партий, движений, общественных объединений, диаспор, легально действующих по всему миру. Особенно этим отличаются «Братья-мусульмане», которые активно вовлекают в свои ряды высокообразованную интеллигенцию, университетских профессоров, ведущих ученых, аналитиков, представителей национальных политических элит, используя их в качестве агентов и каналов распространения «мягкой силы», а также для разработки новых моделей идеологического, ценностного, пропагандистского воздействия на индивидуальное и массовое сознание граждан в различных странах мира.

«Мягкой силой» идеологическое воздействие исламистов можно назвать потому, что значительную часть молодых членов этих группировок привело к джихадистам увлечение их мировоззренческими установками, ценностями, взглядами на мир и на наиболее острые его проблемы (среди которых самыми серьезными являются проблемы социально-политического неравенства, нищеты, отсутствие

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.