Научная статья на тему 'Правовая квалификация извещения в механизме реализации преимущественного права'

Правовая квалификация извещения в механизме реализации преимущественного права Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
317
52
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОФЕРТА / АКЦЕПТ / ИЗВЕЩЕНИЕ / ПРЕИМУЩЕСТВЕННОЕ ПРАВО / ИМУЩЕСТВЕННЫЙ ОБОРОТ / ОБЩАЯ СОБСТВЕННОСТЬ / OFFER / ACCEPTANCE / NOTIFICATION / PRIORITY RIGHT / PROPERTY TURNOVER / COMMON PROPERTY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Желонкин Сергей Сергеевич

В статье рассматриваются различные подходы, сложившиеся в правоприменительной практике при реализации преимущественного права. Обосновывается вывод об отсутствии оснований для различной правовой квалификации и применения сходных по своей сути правовых норм, закрепляющих механизм реализации преимущественного права покупки.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Желонкин Сергей Сергеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Legal qualification notices in the mechanism of pre-emptive rights

The article examines the various approaches that have developed in law enforcement practice in the exercise of the preemptive right. The author substantiates the conclusion that there are no grounds for different juridical qualifications and application, similar in nature to juridical norms that fix the mechanism for exercising the preemptive right of purchase.

Текст научной работы на тему «Правовая квалификация извещения в механизме реализации преимущественного права»

Желонкин С. С. Правовая квалификация извещения в механизме реализации преимущественного права УДК 347.2/.3

С. С. Желонкин

ЖЕЛОНКИН Сергей Сергеевич

Заместитель начальника кафедры гражданского права и гражданского процесса Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук Адрес: Россия, 198206, Санкт-Петербург, ул. Лётчика Пилютова, д. 1 E-mail: spbumvd@yandex.ru

ZHELONKIN Sergey Sergeyevich

Deputy head of the Department of civil law and civil procedure of Saint-Petersburg University of MIA of Russia, Candidate of Juridical Sciences

Address: Russia, 198206, Saint-Petersburg, Letchika Pilyutova str., 1 E-mail: spbumvd@yandex.ru

Правовая квалификация извещения в механизме реализации преимущественного права

Legal qualification notices in the mechanism of pre-emptive rights

В статье рассматриваются различные подходы, сложившиеся в правоприменительной практике при реализации преимущественного права. Обосновывается вывод об отсутствии оснований для различной правовой квалификации и применения сходных по своей сути правовых норм, закрепляющих механизм реализации преимущественного права покупки. Ключевые слова: оферта, акцепт, извещение, преимущественное право, имущественный оборот, общая собственность.

The article examines the various approaches that have developed in law enforcement practice in the exercise of the preemptive right. The author substantiates the conclusion that there are no grounds for different juridical qualifications and application, similar in nature to juridical norms that fix the mechanism for exercising the preemptive right of purchase. Keywords: offer, acceptance, notification, priority right, property turnover, common property.

Современный Гражданский кодекс Российской Федерации, разработка которого длилась более 10 лет и завершилась в 2006 г., призван обеспечить стабильное развитие экономики нашего государства. Одним из основополагающих принципов современного гражданского права является принцип равенства участников гражданских правоотношений. Содержание данного принципа заключается в гарантированном отечественным правопорядком равном положении участников имущественного оборота и отсутствии у кого-либо из них преимуществ при осуществлении своих гражданских прав и обязанностей.

Между тем в определённых случаях закон допускает отступление от принципа равенства участников гражданских правоотношений, наделяя отдельных участников гражданского оборота исключительными правами, что даёт им существенное юридическое превосходство над остальными субъектами гражданского права. В циви-листической доктрине такие права получили название преимущественных.

Из всего многообразия преимущественных прав, которые существуют в настоящее время [1, с. 78], наиболее распространённым и исторически сложившимся первым является преимущественное право покупки доли в праве общей собственности. По сути, это ограничение по распоряжению собственником имуществом по своему усмотрению в связи с необходимостью соблюдения преимущественного права лица, прямо поименованного в законе, на приобретение такого имущества.

В настоящей статье мы остановимся на конструктивно-критическом анализе действующего законодательства, закрепляющего следующие случаи ограничения:

- продажа доли в праве общей собственности постороннему лицу (ст. 250 ГК РФ);

- продажа доли в уставном капитале общества (ст. 21 Закона об ООО) лицу, не являющемуся участником общества;

- продажа акций в непубличном АО (ст. 7 Закона об АО) лицу, не являющемуся акционером общества;

- продажа земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения третьему лицу (ст. 8 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения).

При этом применительно к ст. 250 ГК РФ лицом, обладающим преимущественным правом покупки доли в общей долевой собственности, является другой участник долевой собственности.

Для целей ст. 21 Закона об ООО лицом, обладающим преимущественным правом покупки доли в уставном капитале, является другой участник ООО.

Применительно к ст. 7 Закона об АО, лицом, обладающим преимущественным правом покупки акций, является другой акционер непубличного АО.

(33 гъ

0

н

1

s *

С

р *

н

СТ\

у тз

м

о «

о м

0 у

1 S X

S н гъ

н р

(33

J3

Р

о о г S S

Применительно к ст. 8 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения лицом, обладающим преимущественным правом покупки земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, является субъект РФ или муниципальное образование.

В приведённых выше случаях собственник с целью продажи имущества третьему лицу должен предложить лицу, обладающему преимущественным правом, приобрести это имущество. Для этого собственник должен известить лицо, обладающее преимущественным правом, о намерении произвести отчуждение принадлежащего ему имущества с указанием существенных условий продажи.

В установленные сроки лицо, обладающее преимущественным правом, может согласиться с извещением собственника и заявить о своём намерении приобрести имущество у собственника. Однако, как показывает правоприменительная практика, в такой ситуации не исключено возникновение спора, который может сводиться к отказу или уклонению сособственника (лица, направившего извещение) о намерении продать принадлежащее ему имущество от завершения процедуры отчуждения имущества, например, в тех случаях, когда собственник передумал продавать или изменил условия сделки и т.п. В подобных ситуациях возникает закономерный вопрос: может ли лицо, обладающее преимущественным правом, понудить собственника, направившего извещение о намерении продать имущество, к заключению договора купли-продажи, исполнению обязанности по передаче имущества и тем самым защитить своё преимущественное право покупки ?

Для ответа на этот вопрос необходимо исследовать правовую природу извещения о намерении продать имущество с точки зрения возможности признания его офертой, и согласие лица, обладающего преимущественным правом на приобретение имущества, - с точки зрения возможности признания его акцептом.

Анализ правоприменительной практики позволяет сделать вывод об отсутствии единообразного понимания правовой природы обозначенных выше явлений (уведомления и согласия). В аспекте рассматриваемого вопроса у судов есть две прямо противоположные правовые позиции.

Первая правовая позиция судов сводится к тому, что извещение продавца доли, направляемое в порядке п. 2 ст. 250 ГК РФ, ст. 21 Закона об ООО, ст. 7 Закона об акционерных обществах о намерении продать её постороннему лицу носит уведомительный характер и не является офертой, а ответ на него соответственно, акцептом.

Так, судебная практика Московского городского суда по применению ст. 250 ГК РФ исходит из того, что извещение о намерении продать долю не является офертой, а согласие лица, обладающего преимущественным правом, не может

о

Гражданское право и гражданский процесс

^ рассматриваться в качестве акцепта. В качестве дополни-2 тельной аргументации указывается на то, что положения ст. ^ 250, 445 ГК РФ не возлагают на собственника обязанности по заключению договора купли-продажи в случае направления ^ извещения о намерении продать долю в общем имуществе ^ и согласия на это лица, обладающего преимущественным ^ правом. Действующим законодательством не предусмотре-^ ны положения о понуждении сособственника, имевшего на-у мерение продать свою долю, а в дальнейшем отказавшегося £ от него, к заключению договора, даже если другой участник общей долевой собственности воспользуется правом пре-^ имущественной покупки [2-6].

Судебная практика арбитражных судов по рассмотре-а нию споров о понуждении к заключению договора купли-5 продажи доли в уставном капитале также в подавляющем § большинстве случаев исходит из позиции о невозможности ¡^ понуждения к заключению договора купли-продажи доли в ^ уставном капитале. В своё время Высший Арбитражный суд 8 РФ посчитал, что направленное участником извещение о на-^ мерении продать долю в уставном капитале нельзя признать ° офертой, поскольку оно адресовано не участникам общества, ° а третьим лицам. Правда, следует отметить, что данная гс позиция была сформулирована до внесения изменений в ^ ст. 21 Закона об ООО в части переименования извещения ю в оферту. Дополнительно было указано, что получение ер заявления участника общества о намерении использовать 5 преимущественное право не обязывает владельца доли ^ (части доли) продать её этому участнику в силу положений ^ п. 4 ст. 21 Закона об ООО. В некоторых случаях арбитраж-М ные суды в своих постановлениях вообще ограничиваются и указанием на отсутствие в ст. 21 Закона об ООО и ст. 445 ГК « РФ обязанности для владельца доли в уставном капитале по ни заключению договора в случае направления оферты о на-о мерении её продать и её акцепта другим участником [7; 8]. д Судебная практика по спорам о защите преимуще-

ственного права акционера непубличного акционерного общества более единообразна и исходит из невозможности понуждения акционера к продаже принадлежащих ему акций в случае направления извещения о намерении продать акции и согласия другого акционера на приобретение.

Во многом это обусловлено тем, что в ст. 7 Закона об акционерных обществах извещение о намерении не названо офертой, а согласие на приобретение - акцептом, а также наличием разъяснений Высшего Арбитражного суда РФ на этот счёт.

Так, в п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июня 2009 г. № 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ» указано, что извещение о намерении продать акции не является офертой, а согласие их приобрести не является акцептом. Также указано, что не имеется оснований в удовлетворении иска акционера ЗАО о понуждении другого акционера к заключению договора купли-продажи акций, поскольку из содержания ст. 7 Закона об акционерных обществах не усматривается, что лицо, известившее акционеров ЗАО о намерении продать акции, обязано заключить договор купли-продажи с акционером, заявившим об использовании своего преимущественного права.

Вторая правовая позиция, касающаяся в основном практики по применению ст. 8 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения, где закреплено преимущественное право субъекта РФ на приобретение земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, стоит несколько особняком. Суды квалифицируют извещение о намерении продать земельные участки в качестве оферты, а согласие субъекта РФ приобрести земельные участки - в качестве акцепта.

В частности, в одном из постановлений арбитражный суд Московской области указал, что «...как следует из материалов дела и установлено апелляционным судом, указанный срок Министерством имущественных отношений Московской области соблюдён, а именно, извещение о продаже участка получено 08.12.2014 (оферта), а её акцепт - уведомление составлено 25.12.2014. Предложение не содержит ссылки на отзыв оферты, извещение ответчика рассмотрено в пределах срока, установленного законом, а акцепт составлен в установленном порядке и в установленный законом срок» [9].

В другом деле суд пришёл к обоснованному выводу о том, что после направления обществом оферты о приобре-

тении земельных участков, с указанием в ней существенных условий договора оно связало себя обязательством по заключению соответствующей сделки с департаментом в силу положений п. 2 ст. 435 и ст. 436 ГК РФ» [10].

Также суды в случае уклонения собственника от заключения договора купли-продажи исходят из наличия обязанности у собственника заключить договор купли-продажи в силу ст. 445 ГК РФ и добровольно принятого обязательства [9; 10].

Проведённый анализ показывает, что правоприменительная практика не отличается единообразием, что обусловлено различной квалификацией судами правовой природы элементов механизма реализации преимущественного права.

В сложившейся ситуации необходимо вспомнить о принципе правовой определённости, который предполагает стабильность правового регулирования и существующих правоотношений. И хотя в Конституции РФ данный принцип напрямую не закреплён, вместе с тем Конституционный Суд РФ указывает на то, что общеправовой критерий определённости, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями [11-13].

Из конституционных принципов равенства и справедливости вытекает требование определённости, ясности, недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить её единообразное применение, не исключает неограниченное усмотрение в правоприменительной практике и, следовательно, неизбежно ведет к произволу [14, 15] .

Сложившаяся разнонаправленная практика применения соответствующего института является в т.ч. и следствием непонимания самим законодателем правовой природы отдельных явлений.

Так, например, существует недопонимание на уровне законодателя правовой природы отдельных элементов механизма института права преимущественной покупки и практики его применения. Законодатель вразрез практике применения института преимущественного права покупки и его правовой природы в п. 5 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (в ред. 3 июля 2016 г.) и в ст. 15 Федерального закона от 3 декабря 2011 г. № 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах» (в ред. 23 июля 2013 г.) прямо называет извещение о намерении офертой, а согласие на приобретение - акцептом.

Складывается впечатление, что в этой ситуации законодатель решил воспользоваться предусмотренной гражданским законодательством конструкцией для заключения договора посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и её акцепта (принятия предложения) другой стороной.

Легальное определение понятия оферты закреплено в Гражданском кодексе РФ и является основополагающим институтом гражданско-правовых отношений, возникающих в связи с заключением договора. Согласно п. 1 ст. 435 ГК РФ. офертой признается «адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определённо и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение».

Вероятно, в обозначенных выше двух случаях законодатель предпринял попытку совместить использование механизма оферты (предложения продать) и фактического извещения (о намерении продать долю). В связи с этим возникают вопросы: насколько оправдано использование такого инструмента, как оферта, в рамках этих процедур и насколько корректно говорить о об извещении о намерении продать путём направления оферты, поскольку это различные по своей юридической направленности действия, первое из которых представляет собой сообщение о намерении, а второе - волеизъявление, ряд связывающих лицо последствий [16, с. 163-168].

Представляется, что для правильной квалификации извещения о продаже доли третьему лицу при реализации права преимущественной покупки следует руководствоваться следующими положениями.

Во-первых, ограничение распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению, налагающее на продавца

сособственников о намерении продать свою долю посторон-

н

Желонкин С. С. Правовая квалификация извещения в механизме реализации преимущественного права

обязательство продать своё имущество лицу, принявшему заключить договор. Извещение о продаже является юри- и

предложение, представляет собой необоснованное ограни- дически значимым сообщением применительно к ст. 165.1 с

чение прав собственника, введённое специальной нормой. ГК РФ, не более того. н

Во-вторых, системное толкование п.1 ст. 9, п.1 ст. 421 В-пятых, согласие собственника получившего из- и

и ст. 435 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что пред- вещение, следует рассматривать исключительно как его С

ложение (оферта) направляется лицом добровольно, по первоочередное право приобрести в установленный срок р

своему усмотрению и отражает свободное волеизъявление продаваемую долю путём заключения соответствующего к

считать себя заключившим договор с адресатом, которым договора с лицом, которому продавец по своему усмотрению

будет принято предложение. По своей юридической при- намерен продать долю. Д

роде оферта есть односторонняя сделка, одним из условий Таким образом, исходя из принципа правовой опреде- е

действительности которой является совпадение воли и во- ленности, можно заключить, что оснований для различной тз

леизъявления лица направившего оферту. правовой квалификации и применения сходных по своей у

В-третьих, извещение участников общей долевой сути правовых норм, закрепляющих механизм реализации г

собственности о продаже направляется не по свободному преимущественного права покупки, не имеется. Право- к

усмотрению собственника имущества, а в силу обязатель- применителем должен быть выработан единый подход в г

ного для него предписания закона и не выражает его волю квалификации извещения о продаже доли и отзыве на него. у

на обязательное заключение договора с адресатом. Очевидно, что это возможно реализовать только на уровне к

В-четвертых, представляется, что правовое значение руководящих разъяснений высшей судебной инстанции, в

такого извещения заключается лишь в уведомлении других которой является Верховный Суд РФ. р

с

нему лицу, что не является тождественным предложению Д

т

Список литературы В

1. Кубарь, И. И. Извещение о намерении продать долю в праве общей собственности как юридически значимое со- & общение (по материалам судебной практики) // Вестник Московского университета МВД России. - 2014. - № 11. - С. 78-84. р

2. Апелляционные определения Московского городского суда от 10 декабря 2014 г. по делу № 33-39506 [Электронный с ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 17.05.2017). И

3. Апелляционные определения Московского городского суда от 14 ноября 2013 г. по делу № 11-32640 [Электронный 3 ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 18.05.2017). &

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Апелляционные определения Московского городского суда от от 28 сентября 2012 г. по делу № 11-23356 [Электрон- ( ный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 16.05.2017). 5

5. Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 16 июня 2016 г. & по делу № 33-10068/2016 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 18.05.2017). 0

6. Апелляционное определение Московского городского суда от 30 октября 2015 г. № 33-40573/15 [Электронный 7 ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 19.05.2017).

7. Постановление Президиума ВАС РФ от 23 октября 2007 г. № 6533/07 по делу № А32-5294/2006-32/167 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 19.05.2017)

8. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16 мая 2016 г. № Ф08-1638/2016 по делу № А63-6309/2015 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 19.05.2017)

9. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17 июня 2016 г. № Ф05-7379/16 по делу № А41-50896/2015 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 21.05.2017)

10. Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 13 апреля 2017 г. № Ф10-1398/17 по делу № А62-1658/2016 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «Гарант» (дата обращения: 21.05.2017)

11. По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой : Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № 3-П // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 18. - Ст. 1708.

12. По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции» : Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П // Собрание законодательства РФ. - 1999. - № 30. - ст. 3988.

13. По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 81 Закона Челябинской области «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Челябинской области» в связи с запросом Челябинского областного суда : Постановление Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2003 г. № 16-П // Вестник Конституционного Суда РФ - 2003. - № 6.

14. По делу о проверке конституционности части второй статьи 16 Закона города Москвы «Об основах платного землепользования в городе Москве» в связи с жалобой гражданки Т.В. Близинской : Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2001 г. № 16-П // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2002. - № 2.

15. По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 155, пунктов 2 и 3 статьи 156 и абзаца двадцать второго статьи 283 Бюджетного кодекса Российской Федерации в связи с запросами Администрации Санкт-Петербурга, Законодательного Собрания Красноярского края, Красноярского краевого суда и Арбитражного суда Республики Хакасия : Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2004 г. № 12-П // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2004. - № 4.

16. Носова, Д. В. Оферта и акцепт как механизм реализации преимущественного права приобретения доли в ООО // Закон. - № 9. - 2009. - С. 163-168.

© Желонкин С. С., 2017

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.