Научная статья на тему 'Правосознание в контексте оптимизации социально-правовых технологий'

Правосознание в контексте оптимизации социально-правовых технологий Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
48
10
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВОВОЕ СОЗНАНИЕ / ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ ОБЩЕСТВЕННОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ / ПРАВОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ / СУБЪЕКТЫ МАССОВОГО ПРАВОСОЗНАНИЯ / ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОВОЙ ИНФОРМАЦИИ / LEGAL CONSCIOUSNESS / LEGAL CULTURE / LAW / SOCIAL STATE / CIVIL SOCIETY / HUMAN RIGHTS / INFORMATIONAL ANALYSIS OF LEGAL CONSCIOUSNESS

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Плешаков Александр Петрович, Брусенцова Ирина Владимировна

Историческая практика свидетельствует о том, что переход к демократическим формам организации общественной жизни с рыночной, социально ориентированной экономикой неизбежно сопровождается в любой стране возвышением роли правового сознания. Обеспечение доступности правовой информации – задача государства. К этому его обязывает необходимость формирования статуса гражданина демократического общества, предполагающего информированность по всем важнейшим вопросам общественной жизни.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Плешаков Александр Петрович, Брусенцова Ирина Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

LEGAL CONSCIOUSNESS IN THE CONTEXT OF OPTIMIZATION OF SOCIAL AND LEGAL TECHNOLOGY

The historical experience shows that in each country the transition to democratic forms of social life with market-oriented economy is always accompanied with growing role of legal consciousness. The main task of social state is to guarantee access to legal information for all the citizens.

Текст научной работы на тему «Правосознание в контексте оптимизации социально-правовых технологий»

УДК 34

ПРАВОСОЗНАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ОПТИМИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

LEGAL CONSCIOUSNESS IN THE CONTEXT OF OPTIMIZATION OF SOCIAL AND LEGAL TECHNOLOGY

© Плешаков Александр Петрович

Alexander P. Pleshakov профессор, доктор социологических наук, профессор кафедры теоретической и прикладной политологии, Саратовская государственная юридическая академия. DSc (Social), Professor, Saratov State Law Academy, Russia.

И Plalex55@mail.ru

© Брусенцова Ирина Владимировна

Irina V. Brusentsova преподаватель информационных технологий, ФГБОУ ВПО Финансово-технологический колледж «Саратовский государственный аграрный университет им. Н. И. Вавилова».

Information Technology Teacher, VPO Financial and Technology College «Saratov State Agrarian University», Russia.

Историческая практика свидетельствует о том, что переход к демократическим формам организации общественной жизни с рыночной, социально ориентированной экономикой неизбежно сопровождается в любой стране возвышением роли правового сознания. Обеспечение доступности правовой информации — задача государства. К этому его обязывает необходимость формирования статуса гражданина демократического общества, предполагающего информированность по всем важнейшим вопросам общественной жизни.

Ключевые слова: правовое сознание, информационный подход к анализу общественного правосознания, правовая информация, субъекты массового правосознания, доступность правовой информации.

S cat2510@mail.ru

The historical experience shows that in each country the transition to democratic forms of social life with market-oriented economy is always accompanied with growing role of legal consciousness. The main task of social state is to guarantee access to legal information for all the citizens.

Chß ср

пецифика правовой информации как 'средства овладения исторической необходимостью состоит в том, что она не может в полной мере раскрыть, проявить себя иначе, как через социальный «механизм» легитимного регулирования общественных отношений. Другими словами, правосознание может «объективироваться» только посредством приведения в движение этого «механизма», циркулируя по всем его каналам (элементам), соответствующим образом преобразуясь в них, оно достигает своей цели [1, с. 189], [2, с. 58-59]. Однако информационный подход к данному процессу не исчерпывается адекватным осмыслением его общей

Key words: legal consciousness, legal culture, law, social state, civil society, human rights, informational analysis of legal consciousness.

сущности. Он включает в себя целостную систему познавательных и коммуникативных аспектов.

Логически исходным этапом функционирования правосознания является сбор правовой информации о состоянии правового регулирования общественных отношений, а также социально-экономических, политических и нравственных потребностей их совершенствования. Правовые взгляды, воззрения и притязания граждан осмысливаются, обобщаются, систематизируются на уровне теоретического правосознания общественностью, учёными-обществоведами и через структуры, наделённые правом законодательной инициативы, поступают

в форме законопроектов в законотворческие государственные институты. Здесь они всесторонне и тщательно обсуждаются, подвергаются экспертизе и приобретают форму общеобязательных и легитимных норм права.

На следующем этапе возведённые в закон нормативно-правовые предписания через соответствующие правоотношения добровольно реализуются большинством граждан и других субъектов права. Одновременно правоохранительные органы государства, призванные осуществлять контроль соблюдения законности, применяют надлежащие меры правового воздействия по отношению к правонарушителям.

В результате всех названных трансформаций правовой информации в обществе складывается определённый правопорядок, который оценивается правосознанием по принципу обратной связи, и начинается очередной, новый цикл совершенствования социального «механизма» нормативно-правового регулирования тех или иных видов общественных отношений.

Все каналы рассматриваемой схемы действия: правовые инновации на входе, правотворчество, нормы права, правоотношения, правовой контроль (законность), правопорядок - образуют единую, относительно самостоятельную систему и могут быть рационально осмыслены с позиций системного, структурно-функционального подхода. Каждый из этих каналов должен быть актуализирован и сосредоточен на целях общей системы, а также иметь с другими элементами системообразующие связи (функциональные, координационные, субординирующие).

Дисфункция любого из элементов дестабилизирует, дезорганизует функционирование всей системы в целом. Допустим, наиболее слабым звеном в системе правового регулирования является законность. В результате деформируется вся система, социальную эффективность функционирования которой нельзя признать оптимальной.

Информационный подход к анализу общественного правосознания предполагает учёт и научный анализ человеческого фактора всех компонентов рассматриваемой системы, так как правовая информация циркулирует в ней не между неодушевлёнными блоками технического средства информатизации - её производят, передают, перерабатывают, контролируют и оценивают, ею руководствуются люди. В силу общественного разделения труда члены общества неодинаково заняты в рассматриваемом информационном процессе.

Схематично это выглядит следующим образом: граждане генерируют новые правовые взгляды, притязания; общественно-поли-

тическая элита и учёные-юристы занимаются трансформацией массового правосознания в соответствующие правовые конструкции и законопроекты; представители властных законодательных структур принимают законы; граждане и другие субъекты права на их основе вступают в соответствующие правоотношения; государственные органы контролируют за-конопослушание, и, наконец, компетентные властные структуры периодически оценивают уровень правопорядка в стране и через средства массовой информации доводят их до сведения общественности.

Официальные данные государственных властных структур в демократическом обществе критически оцениваются общественным правосознанием, которое вырабатывает новые правовые притязания к существующему правопорядку, и начинается очередной цикл функционирования правовой информации.

В указанном информационном процессе задействованы люди с различными уровнями правового сознания (обыденный, теоретический, законотворческий, профессиональный), между которыми имеет место значительное различие как в семантическом, так и в ценностном аспектах правовой информации. Данная ситуация неизбежно приводит к тому, что заданная на входе в информационную правовую систему информация на выходе в значительной мере утрачивает свою идентичность, вызывая тем самым разочарование и неудовлетворённость субъектов массового правосознания.

Для общества, провозгласившего демократическую социально-правовую государственность, подобного рода деформация несовместима с его статусом. Каким же образом можно решить эту проблему?

В самом общем плане - путём разработки и последовательного целеустремлённого проведения в обществе такой правовой политики, которая обеспечивала бы целенаправленное и скоординированное развитие всех составных частей социально-информационного механизма правового регулирования общественных отношений.

Речь идёт, следовательно, о том, чтобы поднять уровень общественного правосознания в стране, привести его в соответствие с текущими и перспективными потребностями новой парадигмы функционирования и развития российского общества.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Историческая практика убедительно свидетельствует о том, что переход к демократическим формам организации общественной жизни с рыночной, социально ориентированной экономикой неизбежно сопровождается в любой стране возвышением роли правового

сознания. Общественное правосознание фактически обретает в духовной сфере общества ведущее, доминирующее место - высший статус мировоззрения, основным содержанием которого являются нормативно-ценностные легитимные императивы.

Разумеется, это происходит не сразу, а постепенно - на основе всесторонней правовой социализации населения, главным агентом которой выступает рационально организованная правовая жизнь общества - отлаженный социально-правовой информационный механизм регулирования общественных отношений.

Очевидно, что ключевую роль в структуре общественного правосознания играет теоретическое правосознание, юридическая наука. Она призвана разрабатывать общетеоретическую проблематику правовой жизни общества, концептуально осмысливать её и выстраивать современную юридическую доктрину российского общества как теоретико-правовую основу правовой политики государства.

Юридическая доктрина - это совокупность согласованных, принятых юридическим сообществом приоритетов, принципов, средств и методов обоснования и достижения поставленных целей. Она призвана служить долговременной, стабильной основой правовой политики государства, средством обеспечения единства всех аспектов правовой системы (курсив авторов), критерием оценки целесообразности принятия тех или иных правовых актов [3, с. 8].

Специальный анализ причин, затрудняющих процесс разработки современной юридической доктрины для России, выходит за рамки данной статьи. Мы ограничимся здесь констатацией того, что ситуация, сложившаяся в области теоретического правосознания, негативно сказывается на разработке оптимальной информационной модели функционирования общественного правосознания в стране.

Возвращаясь к информационной интерпретации социального механизма функционирования общественного правосознания, ещё раз подчеркнём, что именно здесь, на этом этапе своего движения, трансформируясь на выходе в соответствующий уровень правопорядка, оно (правосознание) демонстрирует свой конструктивный, организационно-управленческий потенциал, меру своей способности к перемещению правовой воли в наличное бытие.

Мера законности, фиксируемая в уровне правопорядка, - это результат совокупной институциональной воли всех субъектов правовой жизни общества и прежде всего участников легитимного процесса функционирования системы названного механизма, независимо от принадлежности к тому или иному его

звену. Субъекты массового (обыденного) правосознания, теоретики права (разработчики законопроектов, депутаты законодательных структур (принимающие законы), чиновники (организующие публикацию принятых нормативных актов), граждане (как субъекты правоотношений); работники правоохранительных и судебных органов (как стражи законности); лица и органы, компетентные в области оценки уровня законности и наделённые правом законодательной инициативы (как инициаторы совершенствования законодательства), - все они вместе взятые призваны нести гражданскую (и должностную) ответственность за состояние конструктивного демократического порядка и законности в стране.

Достижение этой общенациональной цели предполагает формирование в России единого информационного пространства, обеспечивающего правовую информированность всех структур общества и каждого гражданина в отдельности.

Указанная выше система функционирования общественного правосознания является сложной коммуникативной и динамичной социальной системой. Связи и оптимизация взаимодействия между её элементами чрезвычайно сложны и противоречивы, поскольку речь идёт об отношениях между людьми, обладающими различными уровнями правовой мотивации и ценностной ориентации. Далеко не всеми из них овладела сформулированная академиком Н. Н. Моисеевым идея «Коллективного разума», которая, по его мнению, в информационном обществе выполняет функцию «аккумулирования мудрости» людей в организации гражданского самоуправления [4].

Однако, несомненно, стремиться к этому надо. И важным шагом на этом пути, судя по всему, должна стать современная информатизация рассматриваемой системы, а именно, использование современных технических средств для создания свободного доступа любого заинтересованного лица или группы лиц к тем или иным правовым сведениям.

Что же понимается под правовой информацией? В одних случаях правовой информацией признаётся смысловое содержание правовых норм, в других - акты, которые содержат правовые нормы. В сфере информационных технологий системами правовой информации (как в России, так и за рубежом) принято понимать любые информационно-поисковые системы, которые обеспечивают доступ к правовым документам [5]. Существенное значение имеют также такие источники правовой информации, как судебная, арбитражная и нотариальная практика.

Таким образом, источниками правовой информации выступают документы всех институтов правовой сферы жизнедеятельности общества.

Потребности пользователей удовлетворяются путём предоставления документов, необходимые сведения из которых они извлекают самостоятельно.

Практическое использование правовой информации зависит от того, в какой мере она понятна и насколько правильно интерпретирована. Это крайне важно, чтобы в любой ситуации люди могли принять не противоречащее закону решение, в полной мере реализовать его, в случае необходимости защитить свои права.

Специалисты в области информационных аспектов познавательных и коммуникативных процессов придают ключевое значение процессам анализа и понимания субъектом воспринимаемой информации. При этом справедливо, на наш взгляд, подчёркивается, что «понимание выступает как форма активного информационного взаимодействия личности с миром, в котором он живёт» [6, с. 42].

А. У. Хараш полагает, что имеется шесть уровней анализа информации (сообщения): 1) низкий уровень - нулевой; не состоялся сам факт приёма сообщения; 2) анализ канала: сам факт наличия сообщения; 3) процесс понимания как распознавания; 4) интерпретация; 5) психологические восприятия; 6) «презумпция ясности», то есть предположение субъекта, что проделанный им анализ достаточен для адекватного понимания [7, с. 120-126].

По мнению А. Ю. Шеховцева, целесообразно выделять три основные вида понимания: адекватное, иллюзорное и абсурдное [6, с. 45].

Не вдаваясь в детали анализа структуры процесса понимания и проблемы его типологии, подчеркнём, что для интересующей нас правовой информации адекватное понимание пользователем её конкретного содержания имеет не только смысловое, когнитивное, но и ценностное значение.

В правовой информационной системе переработка, понимание субъектом нормативных сведений (данных) и принятие им решения, побуждающего к правомерному действию, неразрывно связано не только с его когнитивными (познавательными) способностями, но и личностными качествами в целом.

Проще говоря, одного знания и понимания индивидом текста правовой информации здесь недостаточно, требуется адекватный уровень правового сознания. В этой связи на первый план здесь выдвигается вопрос о близости содержания текстов правовой информации жизненным интересам и потребностям её пользователей.

Между конкретными потенциальными субъектами правовых отношений, во всём многообразии присущих им социально-политических, нравственно-правовых, психологических и семиотических характеристик, и базовыми императивами современной российской государственности складываются достаточно сложные связи и отношения. В специальной литературе подобного рода связи и отношения описывают с помощью понятия «дистанция» [8, с. 41-47]. В нашем случае «длина» этой дистанции между содержанием конкретного предписания правовой информации и воспринимающим его субъектом определяется функциональными, социальными, социокультурными и психологическими параметрами текста и характерными личностными, гражданскими качествами самого субъекта.

Сокращению, минимизации этой дистанции в значительной мере препятствуют, на наш взгляд, троякого рода обстоятельства. Во-первых, это институциональное несовершенство текстов правовой информации, обусловленное переходным состоянием российского общества; во-вторых, дефицит политической воли, профессионализма и социальной ответственности властных структур; в-третьих, резкое обнищание и социально-правовая дезорганизация основной массы населения России.

Под влиянием бурного развития информационных технологий ( компьютерных и коммуникационных) современный человек погружается в новую интеллектуальную среду, оказываясь в насыщенном информационном пространстве, на основе которого формируется образовательная система информационного общества - новая форма обучения - дистанционное образование («distance education»). Передовые технологии широко внедряются в самые разнообразные сферы жизнедеятельности людей, в том числе политическую и правовую.

В начале XXI в. в Нью-Йорке Генеральным секретарём ООН Кофи Аннаном было объявлено о создании международной целевой Группы по информационным технологиям. В неё вошли представители правительств, общественных структур и бизнеса разных государств, в том числе и России. Цель этого органа ООН - преодолеть так называемый «цифровой разрыв», то неравенство доступа к информации граждан из богатых и бедных стран, с «верхних» и «нижних» ступенек социальной лестницы. ООН посчитала эту проблему настолько важной, что предприняла беспрецедентные усилия, дабы такую группу создать и обеспечить её эффективную и продуктивную деятельность.

Как же обстоит дело с правовой информатизацией в нашей стране?

Следует отметить, что необходимость радикального обновления, совершенствования правовой сферы российского общества высшими государственными структурами РФ была осознана давно. Начало этому процессу было положено принятием Конституции 1993 г. Вскоре Президент РФ подписал Указ «О судебной реформе» и утверждении «Концепции правовой информатизации России».

Правовая реформа была нацелена на то, чтобы охватить все сферы общественной жизни - от законотворчества до исполнения закона и судебного решения, от юридической науки до правового всеобуча; все слои общества - от государственного служащего до каждого гражданина и частного предпринимателя. А в Концепции правовой информатизации была поставлена глобальная задача - формирование в России единого информационно-правового пространства, обеспечивающего правовую информированность всех структур общества, государства и каждого гражданина в отдельности.

Известно, что нынешнее российское законодательство включает в себя огромное и постоянно растущее количество нормативно-правовых актов разного уровня, в которых зачастую бывает трудно квалифицированно разобраться даже профессиональному юристу. Как тут не вспомнить итальянского юриста и просветителя Ч. Беккариа, который писал: «Счастлива та нация, где знание законов не составляет науки» [9, с. 252]. Судя по всему, в наше время вряд ли можно найти в мире такую нацию. Где же выход? Этот вопрос всё более волнует широкую общественность и учёных-юристов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Известный российский правовед и социолог М. Краснов полагает, что оказанию квалифицированной правовой помощи населению может послужить обновлённая в рамках судебной реформы адвокатура. «Мы, к сожалению, - пишет М. Краснов, - ещё не привыкли к нормальному в правовом государстве положению, когда об адвокатах вспоминают не только в случае уголовного преследования, но и во многих других жизненных ситуациях» [10]. Автор, несомненно, прав, утверждая, что адвокат в развитых странах не только защитник, но и консультант. «Нам нужно привыкать к тому, чтобы при общении с государственными и негосударственными органами и организациями по относительно сложным жизненным проблемам нас всегда сопровождал адвокат, либо чтобы он выступал от нашего имени. Причём лучше всего, если у каждого будет свой «домашний адвокат» [10].

Для этой привычки, однако, необходимы, по крайней мере, два условия: первое - чтобы высокообразованных адвокатов было достаточно

много; второе - чтобы их услуги были доступны не только богатым.

Не удивительно поэтому, что информационные блага правовой государственности и услуги компетентных адвокатов в России доступны пока незначительному меньшинству населения, представители которого нередко используют их отнюдь не во имя укрепления законности. Как показывает практика, государственные властные, в том числе и судебные структуры далеко не всегда могут на равных противостоять «легитимной» изощрённости дорогих адвокатов частных фирм и отдельных лиц. Несовершенство правовой базы регулирования экономических, финансовых, налоговых и других, прежде всего, хозяйственных отношений - характерная черта любого переходного общества, которая создаёт благодатную почву для злоупотреблений «в рамках законности».

Что касается роста численности высокообразованных адвокатов в стране, то и эта перспектива, при внимательном рассмотрении, не даёт оснований для оптимизма. На первый взгляд, может показаться, что адвокатов в стране в ближайшее время будет достаточно много. В последние годы возникло множество учебных заведений, которые на коммерческой основе занимаются подготовкой дипломированных юристов. Но это не радует, а настораживает общественность. Людей беспокоит качество подготовки специалистов. Так что подавляющему большинству российских граждан ещё долго придётся жить в правовом государстве, опираясь на собственную, индивидуальную правовую эрудицию. И это обстоятельство придаёт особую актуальность проблеме создания в России электронной системы правовой информатизации.

Как уже отмечалось, ещё с 1993 г. Президентом РФ была утверждена Концепция правовой информатизации страны, реализация которой возлагалась на специальные, компетентные органы, созданные на высшем государственном уровне: Федеральное агентство правительственной связи и информации при Президенте РФ, Информационное управление Администрации Президента РФ, Главное правовое управление при Президенте РФ. Были привлечены соответствующие научно-исследовательские организации и специалисты, в том числе Институт государства и права РАН.

Ведущей организацией в решении поставленной задачи было определено Федеральное агентство правительственной связи и информации (ФАПСИ), которое на тот момент обладало современными сетями передачи данных, опытом создания глобальных информационных систем и безопасных информационных технологий, вы-

сококвалифицированными сотрудниками (после 2003 г. ФАПСИ прекратило своё существование, а его функции соответствующими указами Президента РФ были переданы Службе специальной связи и информации при Федеральной службе охраны Российской Федерации и другим органам).

Одним словом, информационные технологии в современном мире утрачивают свою научно-техническую элитарность, они входят в жизнь, быт и повседневный обиход людей. И это, конечно, принципиально важно: ведь правовая информация - ключевой элемент цивилизованного управления обществом с правовой государственностью.

Понятно, что массовая правовая информатизация всего социального пространства России - дело не только чрезвычайно сложное, но и требующее огромных капиталовложений и времени. Будем надеяться, что нынешнее руководство страны отдаёт себе отчёт в стратегической важности этого дела и не станет экономить бюджетные средства на нём.

Подводя итог изложенному, отметим следующее.

Поскольку в континууме общество - государство субординирующим элементом является общество, которое на современном этапе становится гражданским, оно определяет собой государство, делает его правовым, в котором источником законов выступают граждане, народ.

Библиографический

1. Шабалин В. А. Методологические вопросы правоведения. Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 1972. 226 с.

2. Шабалин В. А. Социальный механизм законодательной власти / В. А. Шабалин, Г. В. Дыльнов. Саратов : Изд-во Саратовского ун-та, 1992. 74 с.

3. Демидов А. И. Принципы юридической доктрины России // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения. Саратов : СГАП, 2001. 320 с.

4. Моисеев Н. Н. Информационное общество как этап новейшей истории // Научно-техническая информация. Серия 1: организация и методика информационной работы. 1995. № 12. ISSN 0548-0019.

5. Российская газета. 2000. 4 авг.

6. Шеховцев А. Ю. Информационные аспекты познавательных и коммуникативных процессов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1998. 167 с.

7. Хараш А. У. Уровневая организация сообщения, его понятность и убедительность // Семиотика СМК. М. : Изд-во Моск. ун-та, 1973.

Общественное правосознание становится его мировоззрением. Так было во всех европейских странах, переживших эпоху буржуазно-демократических революций.

В этом направлении идёт и современная Россия, хотя следует отметить, что становление социально-правового государства - процесс длительный, сложный и противоречивый [11]. Поэтому активное участие российских граждан и их различных сообществ в законотворческой, правоприменительной деятельности, контроле над соблюдением правосудия, законности и, конечно же, уровня личностной правовой культуры - приобретает стратегическое значение.

В этой связи на передний план выдвигаются проблемы теоретической разработки и освоения социального механизма правового регулирования общественных отношений, широкой правовой информатизации населения с использованием современных научно-технических средств и новейших информационных технологий.

Обеспечение доступности правовой информации - обязанность государства, продиктованная необходимостью формирования статуса гражданина демократического общества, предполагающего информированность по всем важнейшим вопросам общественной жизни.

Материалы поступили в редакцию 11.05.2013 г. список (References)

1. Shabalin V. A. (1972) Methodological issues of jurisprudence. Saratov, Izd-vo Saratovskogo un-ta. 226 p.

2. Shabalin V. A., Dyl'nov G. V. (1992) Social Mechanism of the legislature. Saratov, Izd-vo Saratovskogo un-ta. 74 p.

3. Demidov A. I. (2001) PPrinciples of legal doctrine of Russia. Rossijskaja juridicheskaja doktrina v ХХI veke: problemy i puti ih reshenija. Saratov, SGAP. 320 p.

4. Moiseev N. N. (1995) Information Society as a stage of modern history. Nauchno-tehnicheskaja informacija, Serija 1, organizacija i metodika informacionnoj raboty. № 12, ISSN 0548-0019.

5. (2000) Russian newspaper. August 4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Shehovcev A. Yu. (1998) Informational aspects of cognitive and communicative processes. Saratov, Izd-vo Saratovskogo un-ta. 167 p.

7. Harash A. U. (1973) Layered organization of the message, its clarity and persuasiveness. Semiotika SMK. Moscow, Izd-vo Mosk. un-ta.

8. Ситников А. Техника эффективной работы с информацией: методические рекомендации. Новосибирск : Изд-во НГУ, 1988. 80 с.

9. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М. : Юридическое издательство НКЮ СССР, 1939. 413 с.

10. Краснов М. Сколько стоит адвокат? // Российская газета. 2001. 28 июня.

11. Плешаков А. П. Становление российского социального государства в контексте глобального кризиса // Информационная безопасность регионов : научно-практический журнал. 2010. № 1(6). ISSN 1995-5731.

8. Sitnikov A. (1998) Technique work effectively with information: guidelines. Novosibirsk, Izd-vo NGU. 80 p.

9. Bekkaria Ch. (1939) On Crimes and Punishments. Moscow, Juridicheskoe izdatel'stvo NKYu SSSR. 413 p.

10. Krasnov M. (2001) How much does a lawyer? Rossiyskaya Gazeta. June 28.

11. Pleshakov A. P. (2010) Formation of the Russian welfare state in the context of the global crisis. Informacionnaja bezopasnost' regionov, nauchno-prakticheskij zhurnal. № 1(6), ISSN 1995-5731.

ПОДПИСНОЙ ИНДЕКС ПО КАТАЛОГУ АГЕНТСТВА

S //Ml 11 Ч ll^'U Д'1'кчч I

I

36О29

«РОСПЕЧАТЬ»

36829

S

S/////////////////////^^^^