Научная статья на тему 'Правоотношения в сфере образования:опыт конструирования теоретической модели'

Правоотношения в сфере образования:опыт конструирования теоретической модели Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1499
224
Поделиться
Журнал
Юридическая наука
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ / ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ПРАВО / EDUCATIONAL LEGAL RELATION / EDUCATIONAL RIGHT

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Ходырев Павел Михайлович

Автор исследует образовательные правоотношения: правовая природа, особенности и виды. Рассматриваются точки зрения о месте образовательного права в системе российского права. Предлагаются критерии разграничения образовательных правоотношений и правоотношений в сфере образования.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Ходырев Павел Михайлович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The author investigates educational legal relations: legal nature, feature and types. Considered in terms of the place of the educational rights in the system of Russian law. Provides the criteria to distinguish between educational legal relations and legal relationships in the field of education.

Текст научной работы на тему «Правоотношения в сфере образования:опыт конструирования теоретической модели»

ПРАВООТНОШЕНИЯ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ:

ОПЫТ КОНСТРУИРОВАНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

ХОДЫРЕВ Павел Михайлович

Аннотация: автор исследует образовательные правоотношения: правовая природа, особенности и виды. Рассматриваются точки зрения о месте образовательного права в системе российского права. Предлагаются критерии разграничения образовательных правоотношений и правоотношений в сфере образования.

Annotation: the author investigates educational legal relations: legal nature, feature and types. Considered in terms of the place of the educational rights in the system of Russian law. Provides the criteria to distinguish between educational legal relations and legal relationships in the field of education.

Ключевые слова: образовательное правоотношение, образовательное право. Key words: educational legal relation, educational right.

Доктринальное исследование правоотношений в сфере образования в плане выяснения их отраслевой принадлежности имеет относительно недолгую историю.

В дореволюционной России, как и в западноевропейских странах того времени, образование в большей своей части оставалось объектом административно-правового регулирования. Именно в литературе, посвященной полицейскому праву, исследовались формы и способы осуществления образовательной деятельности, ее условия и юридическое зна-чение1.

В то же время российскому дореволюционному гражданскому праву были известны договор ремесленного найма и договор об отдаче в ремесленное обучение как особые виды личного найма (например, Свод Законов Гражданских, ст. 2203, 2224, 2230, 2237). Каких-либо сомнений в гражданско-правовой квалификации данных отношений не высказыва-лось2. Договор об отдаче в ремесленное обучение заключался между мастером и лицом, имеющим право отдавать малолетних детей в обучение (родители, опекуны, воспитательные дома), а иногда и самим учеником, если он вышел из малолетства. Он пишется при двух свидетелях и свидетельствовался у ремесленного маклера или у обыкновенного нотариуса.

1 См., например: Елистратов А.И. Административное право : лекции. М., 1911. С. 188-209 ; Ивановский В.В. Учебник административного права (Полицейское право. Право внутреннего управления). Казань, 1911. С. 250-359.

2 См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Договоры и обязательства; Указатели и приложения к Курсу гражданского права. СПб., 1896. Ч. 3. С. 403-404.

В договоре стороны приходили к соглашению о времени, содержании и обучении ученика. Ученик должен обучаться ремеслу не долее пяти и не менее трех лет. Если ученик, взятый на срок, окажется туп, неспособен или слаб силами, то через 6 месяцев мастер должен был известить о том лицо, отдавшее его в учение. Ранее срока мастер не имеет права сгонять ученика без законных причин, заявляемых цеховому управлению. По истечении 3-х лет мастер должен выдать ученику письменное свидетельство о знании его и поведении.

В советский период образовательное законодательство формировалось преимущественно как специальная часть административного законодательства, в центре его стояли проблемы государственного управления сферой образования3.

В 70-80-е годы прошлого столетия ученые обратились к исследованию специфики правовых отношений в сфере образования. В результате появилась точка зрения, что отношения, возникающие в сфере образования, не сводятся только к классическим административно-правовым отношениям как отношениям «власти-подчинения». Одновременно здесь имеют место педагогические, трудовые, гражданские, семейные и другие правоотношения4.

Наиболее полно и последовательно мысль о разнообразии правоотношений в области образования в советской юридической литерату-

3 См.: Петров Г.И. Советские административно-правовые отношения. Л., 1972. С. 96-97.

4 См., например: Фарбер И.Е. Свобода и права человека

в Советском государстве. Саратов, 1974. С. 6.

ре высказана Г.А. Дороховой. По ее мнению, в области образования важное место занимают педагогические отношения, которые предполагают правовое равенство субъектов, исключают применение административно-правового метода. В педагогических правоотношениях используемые преподавателем методы властвования носят моральный характер, принимая форму замечаний, вызова родителей, стимулирования учащихся. Г.А. Дорохова пришла к выводу о том, что административно-правовые отношения с участием гражданина являются основным, определяющим видом правоотношений по народному образованию. А метод их регулирования, хотя отчасти и отличается от традиционного административноправового метода с характерным для него признаком «власти-подчинения», оказывает существенное влияние на регулирование всех отношений по народному образованию5.

В 90-е годы XX века изучение специфики отношений в области образования позволило отказаться от административно-правовой квалификации образовательных правоотношений и поставить вопрос об образовательных отношениях «как правоотношениях, имеющих самостоятельную отраслевую значимость»6.

Как правило, под образовательными понимают отношения, возникающие между обучающимися, образовательным учреждением, педагогическими работниками, иными лицами в процессе получения обучающимися общего или профессионального образования, подтвержденного специальным документом о соответствующем образовании или квалификации. Предметом образовательных отношений являются системные, многообразные по содержанию знания, умения, навыки, приобретенные обучающимися в ходе обучения и воспитания, уровень которых соответствует требованиям государственных образовательных

7

стандартов .

В настоящее время большинство правоведов в основном согласны с этими определениями, внося в них отдельные дополнения. Так, В.В. Спасская предлагает иметь в виду, что предметом образовательных отношений могут выступать не только определенные зна-

5 См.: Дорохова Г.А. Законодательство о народном образовании. М., 1985. С. 10-16.

6 Спасская В.В. К вопросу о специфике образовательных правоотношений // Право и образование. 2005. № 2. С. 89.

7 См., например: Сырых В.М. Введение в теорию образовательного права. М., 2002. С. 65.

ния, умения и навыки, но и такие необходимые для современного человека качества, как самостоятельность, личная ответственность, инициативность, творческий подход, гибкость мышления, толерантность, способность общаться, принимать решения, делать выбор, убеждать, изменять собственную позицию, осваивать новые виды деятельности, адаптироваться к любым ситуациям, способность эффективной работы с информацией, которые в педагогической литературе принято называть «ключевыми компетенциями»8. Не всегда уровень подобных знаний и «ключевых компетенций», являющихся предметом образовательных отношений, регламентируется государственными образовательными стандартами, как, например, обстоит дело с дополнительным образованием.

Выделение специфики образовательных отношений как устойчивых, самостоятельных, исторически необходимых, массовидных, длительных по времени действия, постоянно повторяющихся, духовных в своей основе отношений между обучающимися, педагогическими работниками и образовательными учреждениями позволило отечественным правоведам прийти к выводу о существовании образовательного права как самостоятельной отрасли права9.

Наиболее последовательным сторонником признания образовательного права самостоятельной отраслью права, имеющей свой специфический предмет правового регулирования, является В.М. Сырых. При этом он выделяет четыре особенности данных отношений. В качестве первой особенности указывается на то, что содержание объекта образовательных отношений, как правило, не может определяться участниками данного отношения. Под объектом образовательного отношения В.М. Сырых понимает знания, навыки и умения, уровень которых соответствует государственному стандарту10. Второй особенностью образовательных отношений называется «наличие у субъектов образовательного отношения необычайно ранней, по сравнению с другими отраслями права, дееспособности». По мнению В.М. Сы-

8 См.: Спасская В.В. К вопросу о специфике образовательных правоотношений. С. 91, 92.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9 См.: Шкатулла В.И. Образовательное право. М., 2001 ; Сырых В.М. Введение в теорию образовательного права ; Федорова М.Ю. Образовательное право. М., 2003 ; Малышок И.А. Образовательное право: перспективы развития. М., 2000.

10 Сырых В.М. Образовательное право как отрасль россий-

ского права. М., 2000. С. 12.

рых, дети становятся субъектами образовательных отношений с момента занятий в дошкольных или начальных образовательных учреждениях11. Третья особенность образовательных отношений характеризуется В.М. Сырых тем, что управомоченная сторона, в частности обучающийся, реализует свое право двояким способом: как с помощью действий другой обязанной стороны, так и благодаря собственным активным действиям, направленным на овладение образовательной программой соответствующего уровня. Соединение в лице педагогического работника, а также органа управления образовательным учреждением обязанной и одновременно обладающей властными полномочиями стороны обязательственного правоотношения составляет, по мнению В.М. Сырых, четвертую особенность образовательных отношений.

На наш взгляд, для объяснения природы правовой общности, направленной на регулирование отношений в сфере образования, следует использовать так называемые комплексные правовые формы - вторичные правоотраслевые структуры в системе права. Идея В.К. Рейхера о многомерности системы права, высказываемая еще с 1940-х годов12, сегодня разделяется многими учеными . Речь идет о существовании, наряду с основными элементами системы права (отрасли, институты), вторичных правовых образований (форм). Это не самостоятельные отрасли (институты), а комплексные отрасли (институты), состоящие из норм различных правовых отраслей. Такое комплексирова-ние формируется прежде всего в законодательстве и отражает объективную необходимость объединить регулирование не отдельных однородных общественных отношений, а совокупность разнородных отношений в той или иной сфере общественной жизни (образование, сельское хозяйство, здравоохранение, культура и т.п.) или области деятельности (в том числе по поводу тех или иных объектов) субъектов права (например, хозяйственная деятельность, деятельность по использованию природных ресурсов). Комплексирование предполагает

11 Сырых В.М. Образовательное право как отрасль российского права. С. 13, 15.

12 См.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1947. С. 186-196.

13 См. об этом: Общая теория государства и права. Академический курс : в 2 т. / под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2 : Теория права. С. 242-244.

специализацию правоотраслевых норм, и в этом смысле не возникает никакой «двойной прописки» («удвоения» отраслевой принадлежности) норм, как полагают некоторые ученые. Специальные нормы из тех или иных первичных отраслей на вторичном уровне создают комплексные правовые формы. Формы эти не объединяет ни единый предмет, ни единый метод, они не разрушают первичные отрасли и не создают для специальных норм «второе бытие». Последние в их соотношении с общими нормами подчиняются классическому правилу: «lex specialis derogat legi general»14.

Что касается источников комплексной отрасли образовательного права, то таковые представлены образовательным законодательством, существование которого обычно не ставится под сомнение в литературе. Например, А.Н. Козырин говорит о «современном образовательном праве» как о «комплексной отрасли российского законодательства, объединяющей нормы различной правовой принадлежности -гражданского, семейного, трудового, административного и других отраслей права»15.

В связи с признанием комплексного характера образовательного права возникает вопрос о природе и видах соответствующих ему правоотношений. В настоящее время термин «образовательное правоотношение» достаточно основательно укоренился в научной литературе, посвященной изучению образовательного законодательства. Во многих изданиях (монографиях, комментариях, статьях), причем касающихся различных отраслей права, указанный термин используется как нечто вполне обыденное и само собой разумеющееся16.

Вместе с тем, в действующем образовательном законодательстве отсутствует легальное определение образовательных отношений, а в литературе предлагается разграничивать понятия «образовательные правоотношения» и «правоотношения в сфере образования». На наш взгляд, данные отношения не следует про-

14 Козлов В.Б., Фалилеев П.А. Соотношение общих и специальных правовых норм на примере гражданского и морского права // Государство и право. 1997. № 11. С. 83-84.

15 См.: Козырин А.Н. Современные контуры образовательного права // Закон. 2007. № 4.

16 См., например: Комментарий к Закону Российской Федерации от 10 июля 1992 г. № 3266-1 «Об образовании» (постатейный) / Сытинская М.В., Шкатулла В.И. ; отв. ред. В.И. Шка-тулла. М. : Юстицинформ. 2009 ; Смирнова М.В. Становление

конституционного права на образование в негосударственных общеобразовательных учреждениях России // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 11.

тивопоставлять. Правоотношения в сфере образования - более широкое понятие, охватывающее любое правоотношение, так или иначе обеспечивающее организацию и осуществление образовательной деятельности. В этом смысле образовательные правоотношения также относятся к правоотношениям в сфере образования, представляя собой их основную разновидность. Но если целью образовательных правоотношений является освоение обучающимися содержания образовательных программ, то целью иных правоотношений в сфере образования, которые можно условно именовать правоотношениями, связанными с образовательными отношениями, является создание условий для реализации права граждан на образование.

При этом вряд ли можно согласиться с тезисом о том, что «правоотношения в сфере образования носят комплексный характер»17. Как представляется, комплексными являются не правоотношения в сфере образования, а соот-

ветствующие нормативные правовые акты, закрепляющие правовые нормы различной отраслевой принадлежности. Правоотношение обычно понимается как «возникающая на основе норм права индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства»18. Структуру правоотношения чаще всего определяют как совокупность следующих элементов: «1) субъекты; 2) объект; 3) субъективное право; 4) юридическая обязанность»19. Будучи индивидуализированной, эта общественная связь всегда конкретна и в совокупности только ей присущих элементов (объект, субъекты, права и обязанности) имеет вполне определенную «отраслевую прописку». В этом смысле собственно образовательное правоотношение, хотя и взаимосвязано, к примеру, с трудовыми или административными правоотношениями, но ни в коем случае не может соединиться с ними в одно комплексное правоотношение.

Алексеев С.С. Общая теория права : в 2 т. М., 1982. Т. 2.

С. 82.

19 Теория государства и права : курс лекций / под ред.

7 См.: Трошкина Т.Н. Указ. соч. С. 60-61. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С. 478.