Научная статья на тему 'Право, политика и идеология современного Китая'

Право, политика и идеология современного Китая Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
5304
657
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВО КИТАЯ / СОЦИАЛИЗМ С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ / КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ КИТАЯ / ПРАВОВАЯ СИСТЕМА / РЕФОРМЫ / ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ / ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / КОРРУПЦИЯ / CHINESE LAW / SOCIALISM WITH CHINESE FEATURES / COMMUNIST PARTY OF CHINA / LEGAL SYSTEM / REFORMS / LEGISLATION / SOCIALIST IDEOLOGY / LEGAL REGULATIONS / CORRUPTION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Трощинский П.В.

Статья посвящена исследованию влияния политики и идеологии на современное право Китая. Анализируется роль правящей Коммунистической партии Китая в формировании «социалистической правовой системы с китайской спецификой». Констатируется, что предпринимаемые усилия в направлении правового строительства не способны кардинальным образом изменить отношение китайских граждан к праву и его институтам. Необходимы более фундаментальные шаги по признанию верховенства закона, искоренению влияния правящей партии на судебные решения и деятельность правоохранительной системы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Law, Politics and Ideology of Modern China

The article is devoted to research of the influence of politics and ideology on the modern Chinese law. Noted is role of ruling Communist Party in forming “socialist legal system with Chinese features”. It can be postulated that movement toward new legal system won’t radically change traditional legal mentality of Chinese citizens. To change that, much more fundamental measures should be taken to ensure rule of law, abolishing the Party’s power to influence court decisions and justice system.

Текст научной работы на тему «Право, политика и идеология современного Китая»

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

П.В. Трощинский* ПРАВО, ПОЛИТИКА И ИДЕОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО КИТАЯ

Статья посвящена исследованию влияния политики и идеологии на современное право Китая. Анализируется роль правящей Коммунистической партии Китая в формировании «социалистической правовой системы с китайской спецификой». Констатируется, что предпринимаемые усилия в направлении правового строительства не способны кардинальным образом изменить отношение китайских граждан к праву и его институтам. Необходимы более фундаментальные шаги по признанию верховенства закона, искоренению влияния правящей партии на судебные решения и деятельность правоохранительной системы.

8 Право Китая, социализм с китайской спецификой, Коммунистическая партия Китая, правовая система, реформы, законодательство, социалистическая идеология, правовое регулирование, коррупция.

Одной из особенностей политического курса руководства КНР в последние годы стало активное обращение к механизму правового регулирования общественных отношений, наметилась тенденция усиления роли правового фактора в деле углубления политических реформ и экономических преобразований, осуществляемых в стране. При этом вектор развития правовой системы продолжает определяться правящей Коммунистической партией Китая (далее — КПК), которая играет доминирующую роль в политическом пространстве страны.

Китай не стал отказываться от сформулированной ранее доктрины «начальной стадии социализма». В преамбуле Конституции КНР закреплено: «Китай будет в течение длительного времени находиться на начальной стадии социализма. Коренная задача государства состоит в том, чтобы на основе теории социализма с китайской спецификой сконцентрировать силы на социалистической модернизации».

* Ведущий научный сотрудник Центра политических исследований и прогнозов Института Дальнего Востока Российской академии наук, кандидат юридических наук (e-mail: troshc@mail.ru).

НаXVIII съезде КПК, проходившем в ноябре 2012 г., подчеркивалась необходимость продолжения курса на построение социалистического правового государства, активизации усилий по искоренению коррупционных явлений в партийно-государственном аппарате. Генеральный секретарь КПК Ху Цзиньтао заявил, что партия будет способствовать «всестороннему стимулированию управления государством на основе закона» и что «верховенство закона является основой управления государством и политикой». Китайский лидер отметил важность «стимулирования научного правотворчества, строгого исполнения закона, соблюдения закона всеми судебными органами и гражданами, строгого равенства всех перед законом, гарантирования деятельности в соответствии с законом, строгого исполнения закона, привлечения к ответственности за нарушение закона»1. С конца 2012 г. в докладах государственных (партийных) лидеров Китая все чаще стала использоваться юридическая терминология. Следует отметить, что высшее руководство современного Китая связано с юридической наукой. Так, избранный в марте 2013 г. в качестве Председателя КНР Си Цзиньпин в декабре 2001 г. защитил диссертацию, получив степень доктора права2. Заместитель Председателя КНР Ли Юаньчао также имеет степень доктора права, а премьер Государственного совета КНР Ли Кэцян закончил юридический факультет Пекинского университета, затем получив степень доктора экономики3. Примечательно, что ни «великий кормчий» Мао Цзэдун, ни главный архитектор китайских реформ Дэн Сяопин, ни автор концепции «трех представительств» Цзян Цзэминь, ни разработчик теории «научного развития» и «гармоничного общества» Ху Цзиньтао не имели отношения к юриспруденции.

Многие члены Политбюро ЦК КПК имеют юридическое либо экономическое образование (ранее первенство было за выпускниками технических вузов), по меньшей мере 1/3 зарегистриро-

1 XVIII съезд Коммунистической партии Китая (8—14 ноября 2012 г.) // Экспресс-информация. № 7. М., 2012. С. 236.

2

Несмотря на то что диссертация Си Цзиньпина «Маркетинговое исследование китайской деревни» носила преимущественно политологическо-экономический характер, соискателю была присуждена степень доктора юридических наук. Подробнее см.: URL: http://www.dooo.cc/2014/08/30608.shtml (дата обращения: 21.04.2016).

3

См.: Жэньминь жибао. 2012. № 12. Вкладка с биографией основных лидеров КПК (на кит. яз.).

ванных в Китае адвокатов являются членами правящей партии. Практически во всех юридических институтах, университетах и крупных юридических организациях созданы партийные ячейки, которые «направляют» их деятельность на благо партии и государства.

КПК играет главную роль в формировании правовой системы государства. На 3-м пленуме ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.) подчеркивалось, что «социалистическая модернизация нуждается в строгом соблюдении закона и дисциплины... Необходимо добиться, чтобы у нас были законы, на которые можно положиться; исполнение законов должно быть строгим, нарушение законов должно расследоваться и пресекаться»4. В октябре 1992 г. на XIV съезде партии, наряду с задачей построения системы социалистической рыночной экономики, был утвержден курс на укрепление социалистической законности. В своем выступлении Цзян Цзэминь заявил: «Необходимо уделять самое пристальное внимание совершенствованию правовой системы... Необходимо строго соблюдать Конституцию и другие законы, усиливать контроль за их исполнением, решительно бороться с такими явлениями, как «телефонное» право, несоразмерностью наказания и вины и т.п., гарантировать, на основании действующего законодательства, независимое рассмотрение дел народными судами и надзор со стороны прокуратуры»5.

К сожалению, несмотря на программные выступления руководителей Китая, одной из характерных особенностей его правовой системы является высокая степень влияния КПК на формирование принимаемого в стране законодательства. Деятельность партии в сфере правового регулирования общественных отношений носит характер прямого вмешательства в юридическую сферу. КПК влияет на принимаемые народными судами решения, практикуется замена действующего законодательства партийными директивами. К.А. Егоров свидетельствует: «Главная черта сложившейся системы — монополизация власти в руках руководства правящей партии, стоящей вне контроля общества; партия слилась с государственной машиной; утвердилось положение о

4 Жэньминь жибао. 1978. 24 дек. (на кит. яз.).

5 Цзян Цзэминь. Реформа. Развитие. Стабильность. Статьи и выступления. М., 1996. С. 209.

безусловном примате государства над правом, рассматривавшемся как простой инструмент государственной власти»6.

Экс-глава пекинского бюро лондонской Financial Times Ричард МакГрегор свидетельствует: «"Подавать в суд на партию опасно и бессмысленно, — сказал мне Хэ Вэйфан, бывший в ту пору профессором юриспруденции при Пекинском университете, одном из старейших и престижнейших вузов Китая. — Как организация, КПК находится вне и над законом. Она должна быть юридическим лицом, чтобы на нее можно было подать иск, однако она даже не зарегистрирована в качестве организации. Партия вообще существует вне правового поля". КПК настаивает, чтобы любые общественные организации регистрировались в государственных органах, и наказывает нарушителей, в то время как сама никогда не соблюдала такое требование, невозмутимо полагаясь на одну единственную строчку в преамбуле к Конституции, где говорится о ее «направляющей и руководящей роли», считая эту строчку достаточным основанием для своей власти»'.

Л.М. Гудошников подтверждает: «В КНР остается даже теоретически нерешенной проблема проверки нормативных документов КПК, общественных объединений на соответствие Конституции и законам государства. Отсутствует механизм обеспечения, например, проверки соответствующих документов духу и букве Конституции, принципам экономической, социальной и политической системы, требованиям защиты прав граждан и т.п. Изменение существующего положения, при котором конституционный надзор лишен соответствующего механизма его осуществления, потребовало бы проведения радикальной реформы политической системы, введения системы разделения властей. Однако руководство КПК, ее партаппарат решительно противятся такому разделению и, на словах допуская реформу политической системы, говорят лишь о «совершенствовании существующей системы собраний народных представителей». Де-юре такая система государственных органов претендует на всю полноту власти в стране. Де-факто она находится под жестким контролем аппа-

6 Егоров К.А. Китайская Народная Республика: политическая система и политическая динамика (80-е годы). М., 1993. С. 160.

МакГрегор Р. Партия: тайный мир коммунистических властителей Китая. Пер. с англ. М., 2011. С. 48.

рата КПК, действующего через депутатов, подчиненных партийной дисциплине»8.

В стране действует особая процедура привлечения к ответственности за коррупцию членов КПК. При получении информации о коррумпированности чиновника уголовное дело по этому факту сразу не возбуждается. Изучением полученной информации об участии члена КПК в коррупционных схемах начинают заниматься оперативные сотрудники (Центральной) комиссии по проверке дисциплины. Их деятельность подменяет собой работу следственных органов. Еще до возбуждения уголовного дела информация о возможной преступной деятельности коррупционера становится публичной. По сути, лицо еще до вступления в законную силу приговора суда признается виновным в коррупции. Такого рода процедура противоречит действующему в КНР законодательству, но имеет широкое применение в рамках КПК и признается допустимой. Вследствие этого потенциально нарушаются процессуальные права более чем 85 млн граждан КНР — членов КПК9 — согласно ст. 12 Уголовно-процессуального кодекса КНР «никто не может быть признан виновным в совершении преступления, если в отношении него нет вынесенного в соответствии с законом приговора суда».

По поводу вмешательства КПК в деятельность судебных и правоохранительных органов член Постоянного комитета Политбюро Ло Ган заявил: «Вражеские силы пытаются подорвать и поделить Китай, пользуясь правовой системой как предлогом. Вопроса о том, какую позицию должны занимать юридические органы, вообще не существует. Правильная политическая позиция та, на которой стоит партия»10.

Тем не менее критика верховенства партии над законом практически не слышна. Профессор Института марксизма Народного университета Китая Чжан Синь указывает: «Правящая партия может осуществлять свою деятельность только в рамках Конституции и закона, она должна осуществлять свои функции согласно действующему законодательству. Правящая партия должна подвергать-

8

Гудошников Л.М. Всекитайское собрание народный представителей //Духовная культура Китая: энциклопедия. В 5 т. Т. 4. / Гл. ред. М.Л. Титаренко. М., 2006. С. 235.

9 По состоянию на конец 2013 г. число членов КПК составляло 86 млн 686 тыс. человек. См.: Китай. 2014. № 8. С. 12.

10 Цит. по: МакГрегор Р. Указ. соч. С. 52—53.

ся контролю и замечаниям со стороны народа и закона, она должна сознательно исполнять закон, действовать в его рамках, охранять его, категорически запрещается каким-либо структурным органам или отдельным лицам правящей партии стремиться к каким-либо особым правам, которые выше закона либо находятся за его рамками. В то же время... необходимо дальнейшее реформирование и совершенствование форм осуществления правящих функций Коммунистической партии Китая, чтобы поставить их на рельсы законности». И далее: «История и реальная действительность в который раз свидетельствуют, что если правящая партия осуществляет свои функции не по закону, то это неизбежно оказывает серьезное влияние на становление законности в государстве, приводит к снижению, вплоть до полного умаления, авторитета Конституции и закона, дисбалансу в общественных отношениях и в общественном порядке, невозможности установления гармонии в обществе; поэтому осуществление правящей партией своих функций согласно закону является ключевым вопросом строительства социалистического правового государства и построения гармоничного общества»11.

В связи с приоритетом партийной воли над нормой закона на местах это нередко приводит к злоупотреблениям властными полномочиями и росту коррупции в среде партийной номенклатуры, хотя на уровне высшей власти декларируется беспощадная борьба с ней. Но как бороться с коррупцией, если в руках партийных чиновников сосредоточена огромная власть?

В контексте рассматриваемого вопроса особого внимания заслуживает позиция А.В. Виноградова, который считает, что на начальном этапе развития социалистической рыночной экономики в Китае коррупция способствовала экономическому росту страны. В тот период чиновник выступал в качестве «одного окна», оперативно решая возникающие у бизнеса проблемы при отсутствии каких-либо четких административно-правовых механизмов. «...У коррупции две функции, — отмечает этот ученый. — Первая, общепризнанная, негативная, затрудняющая экономическое развитие. Вторая, о которой не принято говорить — социокультурная,

11 Чжан Синь. Управление государством на основе закона как условие построения гармоничного общества // Проблемы развития государства и общества в России и Китае после 1990 года. Материалы российско-китайского симпозиума. М., 2006. С. 74.

позитивная, санкционирующая предпринимательскую активность населения и одновременно стабилизирующая отношения власти и бизнеса. На начальном этапе реформ вторая функция играет главную роль, она восполняет несовершенство правового режима, вводя специальные механизмы контроля за новой сферой жизнедеятельности. Использование служебного положения в личных целях означало появление особой формы взаимовыгодного совмещения личного и государственного интереса. Без этого совмещения предпринимательская инициатива индивида и рыночные реформы были бы невозможны. Поэтому целью борьбы с коррупцией на том этапе являлось не ее искоренение, а удержание в определенных рамках, потому что она была органической частью повышения экономической активности и создания параллельного с плановой системой свободного экономического пространства. Быстрая победа над ней означала бы уничтожение предпринимательской инициативы и возвращение к дореформенным временам»12.

Однако по мере государственного развития коррупция из фактора, стимулирующего экономический рост, превратилась в серьезную угрозу для национальной безопасности Китая. В отчетном докладе XV съезду КПК в сентябре 1997 г. Председатель КНР Цзян Цзэминь заявил: «...Борьба с коррупцией является серьезным политическим сражением, от которого зависит существование либо гибель партии и государства»13. По мнению А.В. Виноградова, до тех пор, «пока коррупция реализовывала свою созидательную функцию, общество воспринимало ее как неизбежное зло и мирилось. Но как только темпы роста снизились, в обществе усилилось ощущение социальной несправедливости. На этапе становления рыночной экономики протест вызывали предприниматели, первыми начавшие повышать свой жизненный уровень и нарушившие, таким образом, социальное равенство, и чиновники, которые им в этом помогали. Теперь протест вызывают, прежде всего, государственные чиновники, которые нарушают принципы социальной справедливости, декларированные государством. На начальном этапе государство с помощью чиновников создавало рыночную систему, теперь чиновники хотят ее эксплуатировать уже без

12

Виноградов А.В. Власть, бизнес и коррупция в Китае // Проблемы Дальнего Востока. 2014. № 1. С. 90.

13 URL: http://cpc.people.com.cn/GB/64162/64168/64568/65445/4526290.html (дата обращения: 21.04.2016).

государства. Этого же хочет бизнес. Таким образом, ...коррупция превратилась в фактор, дестабилизирующий отношения власти и общества»14.

Подчеркнем, что на первоначальном этапе экономических преобразований, несмотря на противозаконность коррупционной деятельности, она допускалась по причине ее благоприятного влияния на развитие реформируемого государства. Таким образом, в очередной раз политическая воля правящей элиты по силе превосходила действующие законы, что привело к серьезным негативным последствиям: коррупция превратилась в раковую опухоль на теле Китая.

Осознавая серьезность проблемы вмешательства партии в деятельность юридических органов, Канцелярия ЦК КПК совместно с Канцелярией Государственного совета КНР 18 марта 2015 г. приняла Положение «О фиксировании, оповещении и привлечении к ответственности руководящих кадров за вмешательство в деятельность органов юстиции и препятствовании в проведении разбирательства по делам»15. В этом документе, состоящем из 13 статей, предусматривается ответственность за противоправное вмешательство имеющих статус государственных работников партийных органов всех уровней, собраний народных представителей, судебных органов, органов прокуратуры, военных органов, компаний, предприятий, производственных единиц, общественных объединений в указанную деятельность.

Согласно ст. 8 вышеназванного Положения под противоправным вмешательством понимаются:

просьбы о снисхождении к стороне дела на различных его этапах, включая проверку, возбуждение дела, расследование, судебное разбирательство, исполнение;

требование о личной (негласной) встрече со стороной дела либо с защитником, процессуальным представителем, близкими родственниками или иными заинтересованными в исходе дела лицами;

намек, потворствование окружающих работников либо близких родственников на обращение с просьбой о снисхождении к стороне дела;

14 Виноградов А.В. Указ. соч. С. 94.

15 URL: http://news.xinhuanet.com/2015-03/30/c_1114812232.htm (дата обращения: 21.04.2016).

высказывание тенденциозного мнения либо предъявление конкретного требования в отношении разбирательства по делу при превышении полномочий в форме заслушивания докладов, организации координационных встреч и т.д.;

иная деятельность по незаконному вмешательству в работу органов юстиции, препятствующая справедливому разбирательству по делу.

В нынешних условиях исключить влияние КПК на судебную, правоохранительную, административную системы страны невозможно. Можно говорить лишь о некотором смягчении давления на принимаемые государственными органами решения. При широких властных полномочиях КПК, размытом законодательстве, отсутствии гражданского общества партия будет продолжать играть определяющую роль в жизни страны, «руководя» процессом эволюции государства и общества в заданном направлении.

28 мая 2013 г. были обнародованы Правила принятия партийного законодательства Коммунистической партии Китая16. Не стоит удивляться такому названию партийного документа, опубликованного в одном из официальных государственных изданий. Мы умышленно приводим дословный перевод китайских документов для того, чтобы показать разность в отношении фундаментальных институтов государства и права, существующих в Китае и России. Если у российских юристов сразу возникнут вопросы о правомерности принятия партией законодательства, то для китайского об-

17

щества это не вызовет недоумения1'.

Согласно ч. 1 ст. 4 данных Правил под партийным законодательством понимаются: устав, правила, положения, регламенты, постановления, инструкции. В ст. 21 предусмотрено, что до своего принятия они должны пройти проверку содержания на предмет соответствия:

уставу КПК и партийной теории, линии, курсу, политике;

Конституции и законам;

вышестоящему партийному законодательству;

равному по силе партийному законодательству, регулирующему тот же самый вопрос;

16 Цзиньцзи жибао. 2013. 28 мая (на кит. яз.).

17

См., например: Избранное законодательство Коммунистической партии Китая. 2007-2012. Пекин, 2013.

решениям, принятым в процессе проведения консультаций в отношении затрагиваемых важнейших политических мер;

полномочиям принимающих органов и процедуре утверждения.

Как видим, соответствие принимаемых КПК документов положениям Конституции и законам проверяется во вторую очередь, после установления их соответствия курсу, проводимому партией. Законность снова уступает место политической целесообразности. Не удивляет содержание ч. 2 ст. 23 Правил, гласящей: «...После утверждения партийного законодательства оно обычно должно быть обнародовано», т.е. не исключается принятие закрытых документов, о которых не будут знать не только китайское общество, зарубежные исследователи, но и члены КПК. В связи с этим нельзя не вспомнить период в китайской истории, когда до принятия в 1979 г. первого Уголовного кодекса КНР в стране некоторое время действовал уголовный закон (если так можно назвать этот документ) в виде закрытой инструкции для прокуроров и судей, которая применялась лишь во время вынесения приговоров. Подозреваемые (обвиняемые и подсудимые) могли лишь догадываться о том, какое наказание им грозит за совершенное деяние в соответствии с этой инструкцией.

Справедливости ради заметим, что в вышеупомянутых Правилах указывается на необходимость отмены действия либо исправления партийных документов в случае их «несоответствия Конституции и законам» (п. 2 ст. 18). Партийное «правотворчество» должно соответствовать правотворчеству государственному, в противном случае подмена партией законов приведет лишь к углублению внутренних противоречий, росту коррупционных явлений, недовольству общества.

В августе 2013 г. ЦК КПК было обнародовано постановление «Об отмене и провозглашении прекращения действия ряда партийного законодательства и нормативных документов», в соответствии с которым было отменено 3 тыс. принятых с момента образования в 1978 г. КНР партией документов, 467 сохранили свою силу, при этом 42 подверглись изменениям. В ноябре 2014 г. партией был принят Пятилетний план работы по принятию партийного законодательства на 2013—2017 гг., который явился первым за всю историю нового Китая документом, закладывающим основу «чистки» принятых КПК нормативных документов, вступающих в противоречие с действующим законом.

В рамках рассматриваемой проблематики следует отметить

18

правовую доктрину «управление государством на основе закона»18, которая была сформулирована на XV съезде КПК и заложила основу будущей законодательной политики Китая на многие десятилетия вперед. В марте 1999 г. формулировка «управление государством на основе закона» была включена в ч. 1 ст. 5 Конституции КНР: «Китайская Народная Республика управляется согласно закону и становится социалистическим правовым государством».

В ноябре 2002 г. указанная доктрина была положена в основу построения в Китае «общества малого благоденствия» («сяокан» — «среднезажиточное общество»).

Главным вопросом повестки состоявшегося в октябре 2014 г. 4-го Пленума ЦК КПК 18-го созыва стала указанная выше политико-правовая доктрина. Впервые в истории страны правовой проблематике было уделено столь много внимания. По результатам доклада Председателя КНР Си Цзиньпина Пленум принял постановление ЦК КПК «О некоторых важных вопросах всестороннего

19

стимулирования управления государством на основе закона»19.

Одной из главных задач, стоящих перед руководством страны, было признано построение социалистического правового государства. Для этого власти необходимо соблюдать следующие важные принципы:

1) учет руководящей роли партии в происходящих в государстве и правовой системе процессах. Подчеркивается, что решения партии играют ключевую роль в ходе осуществляющихся преобразований. КПК занимает главенствующее положение в стране и выступает, по сути, источником правотворческих процессов в Китае.

Китайский ученый Се Чуньтао в статье «Нет оснований сомневаться в решимости партии осуществлять управление государством на основе закона» утверждает, что «без руководства со стороны партии невозможно осуществлять управление государством на основе закона»20. По его мнению, именно благодаря КПК китай-

18 Подробнее см.: Трощинский П.В. Влияние доктрины «управление государством на основе закона» на правовую систему современного Китая // Актуальные проблемы развития КНР в процессе ее регионализации и глобализации. Материалы VII Международной научно-практической конференции. Чита, 2015. С. 189-203.

19 Жэньминь жибао. 2014. 29 окт. (на кит. яз.).

20

Цит. по: Правовой Китай — правовое регулирование великого государства в новых нормализованных условиях. Пекин, 2014. С. 11 (на кит. яз.).

ское государство встало на путь правового строительства, а его народ получил невиданные ранее права и свободы. Такая позиция прослеживается во всех официальных источниках информации КНР. Однако в действительно правовом государстве справедливее было бы говорить о роли гражданского общества в деле формирования его правовых основ, а не о решающей роли правящей партии;

2) главенствующая роль народа при проведении внутригосударственных реформ. Обязательный учет интересов населения в деятельности государственных органов предусмотрен Конституцией КНР, согласно ст. 2 которой вся власть в стране принадлежит народу (ч. 1), осуществляющему ее через систему собраний народных представителей (ч. 2). Всекитайским собранием народных представителей (ВСНП), его Постоянным комитетом, местными собраниями народных представителей в качестве органов законодательной (представительной) власти принимаются важные для государства законы и другие нормативные правовые акты. В последние годы все разрабатываемые в законодательных комитетах китайского парламента законы подлежат обязательному обсуждению со стороны населения. Их проекты размещаются на сайте ВСНП для учета замечаний и предложений китайских граждан, ведется подсчет, а затем обнародуется количество принявших участие в обсуждении законопроекта. То же касается и важных нормативных правовых актов, принимаемых Государственным советом КНР;

3) равенство всех граждан перед лицом закона. Этот важный для любого государства принцип закреплен в Конституции КНР (ч. 2 ст. 33). Часть 4 указанной статьи гласит: «Каждый гражданин пользуется правами, предусмотренными Конституцией и законами, и в то же время должен выполнять обязанности, предусмотренные Конституцией и законами».

Исходя из данного принципа, руководство КПК делает акцент на необходимости привлечения к ответственности за совершенные преступления всех виновных лиц, невзирая на их социальный и (или) имущественный статус. Особо показательно, что коррупционные преступления караются смертной казнью. В конце 2014 г. по обвинению в коррупции исключен из партии один из самых высокопоставленных чиновников в истории нового Китая Чжоу Юн-кан (член Политбюро ЦК КПК) (возбуждено уголовное дело). Запущена процедура расследования, возбуждено уголовное дело в отношении Лин Цзихуа (главного советника бывшего лидера КНР

Ху Цзиньтао, зам. председателя Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета), развернута широкомасштабная кампания по борьбе с «тиграми и мухами», т.е. с крупными и мелкими коррупционерами всех уровней.

Однако, хотя законность и обоснованность обвинений высокопоставленных китайских чиновников в коррупции не вызывает сомнений, все же возникает ощущение, что в процессе борьбы с коррупцией определенные силы устраняют с ключевых постов в государстве своих политических противников. Под флагом такой борьбы осуществляется «чистка» партийного аппарата от оппонентов действующей власти, что ослабляет силы существующей внутри КПК оппозиции;

4) единство доктрин «управление на основе закона» и «управление государством при помощи морали», предполагающее учет в правотворческой и правоприменительной деятельности нравственных ценностей и категорий, ядром которых выступает социалистическая мораль. КПК старается поддерживать формировавшиеся веками нравственные принципы китайского народа (уважение старших, подчинение властям, стремление к образованию, повышение культурного уровня).

Вместе с тем заявляется о ценностях социалистической морали, которые, на наш взгляд, производны от традиционных для китайского общества представлений о взаимоотношениях личности с государством и окружающим ее социумом. Единство конфуцианских и социалистических ценностей резко диссонирует с распространяющимся культом наживы, оказывающим разрушительное влияние не только на рядовых граждан, но и на высокопоставленных членов партии;

5) учет китайской специфики, запрет на бездумное привнесение зарубежных ценностей и категорий на китайскую почву. Власти настаивают на особой специфике государства, модели управления им, на невозможности безоговорочного имплементирования норм международного права в правовую систему КНР. Китаю всегда был свойствен особый «национально окрашенный» подход ко многим фундаментальным институтам государства и права, устойчивые определения и понимание которых уже сформировались в западной науке.

Некоторые китайские ученые жестко придерживаются позиции в отношении навязываемого стране института демократии по западному образцу. Научный сотрудник Центра мировых проблем

агентства «Синьхуа» Вань Чэнцай пишет: «Неоднократные попытки демократизации Китая оказались безуспешными. История Китая свидетельствует о том, что демократия приводит к внутренним смутам. Китайские руководители считают, что всеобщие демократические выборы по западному образцу могут привести к новым смутам, поэтому идет поиск типа демократии, соответствующей китайской действительности. Успехи китайской экономики свидетельствуют о том, что на ближайшие 100 лет Китай имеет оптимальную власть, хотя не все идеально. Зачем же Китаю западная демократия, которая может привести к взрыву?»21.

Современное китайское право с формальной стороны носит ярко выраженный идеологический характер. Не случайно правовая система КНР в официальных документах называется не иначе как «социалистическая правовая система с китайской спецификой». Идеологичнее других отраслей выглядит конституционное право КНР. В преамбуле к Конституции указывается на примат марксистско-ленинской идеологии. Идеологические постулаты содержатся и в Уголовном, Уголовно-процессуальном, Трудовом, Гражданском процессуальном кодексах КНР, в Общих положениях гражданского права, законах «О судьях», «О прокурорах» и др.

Несмотря на отнесение (с оговорками) современного китайского права к социалистическому типу, оно чрезвычайно специфично. М.Л. Титаренко отмечает: «...То, что строится в Китае, и путь, по которому он идет, не укладываются ни в привычные рамки традиционных представлений о социализме, ни в либеральные схемы рыночных отношений западной демократии»22. Власти КНР руководствуются исключительно национальными интересами и «китайской спецификой», а социализм является лишь «ширмой» для поддержания внутренней стабильности в государстве, некой «скрепой» общества, защищающего его от распада. Хотя в официальных партийных документах в обязательном порядке присутствует упоминание о ценностях социалистической модели управления, социалистической законности, об идеях китайских руководителей разных поколений, общество живет по иным, более меркантиль-

21

Китайские политологи об отношениях КНР с Россией и США (оценки и прогнозы). Экспресс-информация. № 3. М., 2010. С. 37.

22

Титаренко М.Л. О феномене китайского социализма (размышления по поводу дискуссий о китайском социализме и итогов XVIII съезда КПК) // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 2. С. 4.

ным законам. Воспроизведение марксистко-ленинских формулировок, идей и лозунгов в законодательстве Китая не находит поддержки у нового молодого поколения китайских граждан.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Называть китайское право только социалистическим и относить правовую систему полностью к этому типу было бы неправильным. Да, на первоначальном этапе становления новой китайской государственности Мао Цзэдун призывал учиться у советской России, заимствуя все самые прогрессивные правовые институты, базирующиеся на марксистско-ленинской теории государства и права. Но в то же время предпринимались усилия по созданию собственной уникальной правовой системы. Прискорбно слышать, что «проведение окончательного пересмотра базовых принципов советского права является последним препятствием в модернизации права КНР»23. Жаль, что в глазах авторитетных исследователей бесценный советский опыт является преградой на пути к «светлому китайскому будущему».

После разрушительной для китайской государственности «культурной революции» власти КНР пошли по пути признания всех видов собственности, сочетания социалистической системы с рыночной экономикой. Была даже разработана концепция «социалистической рыночной экономики» с обязательной приставкой: «с китайской спецификой».

«Развитие общественно-политической мысли после 1978 г. определялось взаимодействием двух тенденций: стремлением реконструировать теоретическую систему марксизма и разочарованием в существующей концепции социалистического строительства, постепенно вытеснявшейся радикальной экономической реформой, — пишет А.В. Виноградов. — Результаты последней, существенно отличаясь от прежних представлений, вновь привлекли внимание к отношениям между идейно-теоретической доктриной и политическим курсом КПК... Снятие после периода острой идеологической борьбы ограничений на пользование зарубежными источниками привело к усвоению западных моделей и методологических подходов, а вместе с ними мировоззренческих установок и ценностей, способствовавших зарождению «буржуазной либерализации». Практика экономических реформ, расходившаяся с классической марксистской теорией, а также западные экономи-

23

Ван Чжихуа. Влияние советского права на право КНР // Государство и право. 2010. № 4. С. 78-79.

ческие концепции, ее объяснявшие, бросили вызов марксизму, особенно чувствительно относившемуся к результатам экономической мысли»24. Отсюда вытекает своеобразная китайская трактовка марксистско-ленинской теории, что незамедлительно сказалось на китайском законодательстве. С одной стороны, в нем присутствовали постулаты о верности социалистическим идеалам, с другой — оно вступало в диссонанс с этими «идеалами революции».

Вышесказанное позволяет сделать следующие выводы.

Исследование права современного Китая невозможно в отрыве от основ марксистско-ленинской идеологии и понимания происходящих в стране политических процессов. Одной из главных особенностей правовой системы КНР является определяющее влияние КПК на формирование законодательства. Современный Китай представляет собой партократическое государство, власть в котором принадлежит центральным и местным органам правящей партии. Решения КПК определяют вектор развития китайского права, закладывают основу правового строительства. Руководящая роль партии в регулировании общественных отношений носит характер прямого вмешательства в юридическую сферу. Партия стоит над законом, в отдельных случаях подменяя его своими решениями. Социалистическая целесообразность в понимании китайского чиновника верховенствует над позитивным правом.

С момента образования КНР политические решения КПК облекались в форму законодательных актов, что не могло не сказаться на правосознании китайских граждан. Как указывает Л.М. Гу-дошников, «КПК... еще со времен установления ее власти в освобожденных районах издавала и продолжает издавать директивные акты, непосредственно регулирующие деятельность государственных органов, практикуется и издание совместных партийно-государственных постановлений. ...Более того, в течение многих лет не только в освобожденных районах, но и в КНР обычной практикой было вынесение судебных решений поле получения указаний пар-

25

тийных комитетов».

24 Виноградов А.В. Дискуссия о марксизме // Духовная культура Китая: энциклопедия. Т. 4 / Гл. ред. М.Л. Титаренко. С. 87-88.

25

Гудошников Л.М. Эволюция политических институтов Китая во второй половине ХХ и начале XXI вв. // Политические системы и политические культуры Востока / Под ред. А.Д. Воскресенского. 2-е изд. М., 2007. С. 580.

Проблематика соотношения политики и права, по мнению Е.В. Куманина, «особенно важна для понимания китайского права. В силу исторических и национальных особенностей в Китайской Народной Республике политические методы воздействия длительное время вытесняли правовые формы организации общественных отношений. Поэтому для исследования китайского права требуется детальное выявление каналов взаимодействия политики и права»26.

Принимая во внимание влияние идеологии и политики на правовую систему КНР, ее следует отнести к смешанному, гибридному типу. В ней наличествуют как характерные черты социалистического права, так и основные институты континентальной и англосаксонской правовых семей. Все это цементируется китайской спецификой, характеризующейся значительным влиянием высоких принципов конфуцианской морали на правосознание и правовую культуру китайских граждан. Не только зарубежным исследователям, но и самим китайским ученым трудно дать точный ответ на вопрос об отнесении правовой системы КНР только к одному из существующих в мире типов. В этом и состоит главная специфика права современного Китая, его уникальность и неповторимость, так сильно притягивающая к нему взоры современных ученых.

Получила дальнейшее развитие доктрина «управление государством на основе закона», предполагающая усиление правового фактора в деятельности государственных органов. Праву стали уделять гораздо больше внимания по сравнению с предыдущими периодами исторического развития китайской государственности.

Однако предпринимаемые усилия в сфере правового строительства не способны кардинальным образом изменить отношение китайских граждан к праву и его институтам. Необходимы более серьезные усилия, направленные на обеспечение верховенства закона, недопущение влияния правящей партии на судебные решения и деятельность правоохранительной системы. Требуется кардинальная трансформация действующих политических и правовых институтов — в противном случае закон никогда не будет пользоваться заслуженным уважением.

26 Куманин Е.В. Юридическая политика и правовая система Китайской Народной Республики. М., 1990. С. 13.

БИБЛИОГРАФИЯ

Ван Чжихуа. Влияние советского права на право КНР //Государство и право. 2010. № 4.

Виноградов А.В. Власть, бизнес и коррупция в Китае // Проблемы Дальнего Востока. 2014. № 1.

Виноградов А.В. Дискуссия о марксизме // Духовная культура Китая: энциклопедия. В 5 т. Т. 4 / Гл. ред. М.Л. Титаренко. М., 2006.

Гудошников Л.М. Всекитайское собрание народный представителей // Там

Гудошников Л.М. Эволюция политических институтов Китая во второй половине ХХ и начале XXI вв. // Политические системы и политические культуры Востока / Под ред. А.Д. Воскресенского. 2-е изд. М., 2007.

XVIII съезд Коммунистической партии Китая (8—14 ноября 2012 г.). Экспресс-информация. № 7. М., 2012.

Егоров К.А. Китайская Народная Республика: политическая система и политическая динамика (80-е годы). М., 1993.

Китайские политологи об отношениях КНР с Россией и США (оценки и прогнозы). Экспресс-информация. № 3. М., 2010.

Куманин Е.В. Юридическая политика и правовая система Китайской Народной Республики. М., 1990.

МакГрегор Р. Партия: тайный мир коммунистических властителей Китая. Пер. с англ. М., 2011.

Правовой Китай — правовое регулирование великого государства в новых нормализованных условиях. Пекин, 2014 (на кит. яз.).

Титаренко М.Л. О феномене китайского социализма (размышления по поводу дискуссий о китайском социализме и итогов XVIII съезда КПК) // Проблемы Дальнего Востока. 2013. № 2.

Трощинский П.В. Влияние доктрины «управление государством на основе закона» на правовую систему современного Китая // Актуальные проблемы развития КНР в процессе ее регионализации и глобализации. Материалы VII Международной научно-практической конференции. Чита, 2015.

Цзян Цзэминь. Реформа. Развитие. Стабильность. Статьи и выступления. М., 1996.

Чжан Синь. Управление государством на основе закона как условие построения гармоничного общества // Проблемы развития государства и общества в России и Китае после 1990 года. Материалы российско-китайского симпозиума. М., 2006.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.