Научная статья на тему 'Пожароустойчивость сосновых лесов Евразии в экстремальные пожароопасные сезоны'

Пожароустойчивость сосновых лесов Евразии в экстремальные пожароопасные сезоны Текст научной статьи по специальности «Сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыбное хозяйство»

CC BY
325
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ АТМОСФЕРНЫЕ ЗАСУХИ / КЛАССЫ ПОЖАРНОЙ ОПАСНОСТИ ПО ПОГОДНЫМ УСЛОВИЯМ / ПОСЛЕПОЖАРНЫЙ ОТПАД ДЕРЕВЬЕВ / ПОЖАРОУСТОЙЧИВОСТЬ СОСНОВЫХ ДРЕВОСТОЕВ / ATMOSPHERIC DROUGHT / FIRE DANGER CLASSES UNDER THE WEATHER CONDITIONS / POST-FIRE TREE ATTRITION / FIRERESISTANCE OF PINE STAND

Аннотация научной статьи по сельскому хозяйству, лесному хозяйству, рыбному хозяйству, автор научной работы — Фуряев В.В., Цветков П.А., Фуряев И.В.

Анализируются материалы по отпаду сосны в зоне южной тайги после сильных пожаров в экстремальные пожароопасные сезоны на территории Мурманской области, Заволжского, Алтайского, Красноярского, Забайкальского и Хабаровского краев. Определение экстремальных пожароопасных сезонов было дано в работах [6-8] и других источниках. Они характеризуются высокими классами пожарной опасности погоды, длительными засухами, сильными ветрами, низким уровнем пожарной охраны и другими факторами.Показано, что в большинстве случаев 100 % отпад сосны наблюдался при пятом классе пожарной опасности погоды (комплексный показатель равен 10000 единиц и более). При этом классе пройденные пожаром сосновые леса трансформируются в гари, т.е. не покрытые лесом площади, с началом нового цикла лесообразовательного процесса. Понятие «пожароустойчивость» рассматривается, как способность древесных видов выживать после однократного теплового воздействия в результате горения напочвенной органики при лесном пожаре и возможности сосны сохранять свою популяцию в различных условиях произрастания. Иными словами, речь идет об оценке пожароустойчивости сосновых лесов через послепожарную смену хвойных насаждений на лиственные и сохранении их позиций с учетом огнестойкости и пирофитности сосны.I

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

t analysis the materials of pine mortality in southern taiga zone after severe fires in extreme fire seasons within the territory of Murmansk, Zavolzhskiy, Altai, Krasnoyarsk, Zabaikalsky and Khabarovsk regions. The assessment of extreme fire seasons is considered in research works [6-8] and other sources. They are characterized by the high fire danger class, prolonged droughts, strong winds, low fire protection level and other factors.It has been shown that in most cases 100 % pine mortality occurs under the 5th class of fire danger, (complex indexis equal to < 10000 units). Under this class of fire danger pine forests transform to slash i.e.unstocked forest lands with the beginning of new reforestation cycle. The definition of “flammability” is examined as an abilityof tree species to survive in the result of a single heat exposurebecause of burning of ground-layer organic matterduring forest fire and pine trees ability to save its population under variousgrowth conditions. In other words, it is a matter of apine forests flammability evaluation through a post-fire change of coniferous plantations to deciduous and preservation its positions according to fire-resistanceand pyrophyte.

Текст научной работы на тему «Пожароустойчивость сосновых лесов Евразии в экстремальные пожароопасные сезоны»

УДК 630*431

Хвойные бореальной зоны. Том XXXV, № 3-4. С. 68-73

ПОЖАРОУСТОЙЧИВОСТЬ СОСНОВЫХ ЛЕСОВ ЕВРАЗИИ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ ПОЖАРООПАСНЫЕ СЕЗОНЫ

В. В. Фуряев, П. А. Цветков, И. В. Фуряев

Институт леса имени В. Н. Сукачева СО РАН - обособленное подразделение ФИЦ КНЦ СО РАН Российская Федерация, 660036, Красноярск, Академгородок, 50/28 E-mail: furya_i@mail.ru, tsvetkov@ksc.krasn.ru, furya_i@mail.ru

Анализируются материалы по отпаду сосны в зоне южной тайги после сильных пожаров в экстремальные пожароопасные сезоны на территории Мурманской области, Заволжского, Алтайского, Красноярского, Забайкальского и Хабаровского краев. Определение экстремальных пожароопасных сезонов было дано в работах [6-8] и других источниках. Они характеризуются высокими классами пожарной опасности погоды, длительными засухами, сильными ветрами, низким уровнем пожарной охраны и другими факторами.

Показано, что в большинстве случаев 100 % отпад сосны наблюдался при пятом классе пожарной опасности погоды (комплексный показатель равен 10000 единиц и более). При этом классе пройденные пожаром сосновые леса трансформируются в гари, т. е. не покрытые лесом площади, с началом нового цикла лесообразо-вательного процесса. Понятие «пожароустойчивость» рассматривается, как способность древесных видов выживать после однократного теплового воздействия в результате горения напочвенной органики при лесном пожаре и возможности сосны сохранять свою популяцию в различных условиях произрастания. Иными словами, речь идет об оценке пожароустойчивости сосновых лесов через послепожарную смену хвойных насаждений на лиственные и сохранении их позиций с учетом огнестойкости и пирофитности сосны.

Ключевые слова: экстремальные атмосферные засухи, классы пожарной опасности по погодным условиям, послепожарный отпад деревьев, пожароустойчивость сосновых древостоев.

Conifers of the boreal area. Vol. XXXV, No. 3-4, P. 68-73 FLAMMABILITY OF PINE FORESTS OF EURASIA IN EXTREME FIRE SEASONS

V. V. Fryaev, P. A. Tsvetkov, I. V. Fryaev

Sukachev Institute of Forest of the Siberian Branch of the RAS 50/28, Akademgorodok, Krasnoyarsk, 660036, Russian Federation E-mail: furya_i@mail.ru, tsvetkov@ksc.krasn.ru, furya_i@mail.ru

It analysis the materials of pine mortality in southern taiga zone after severe fires in extreme fire seasons within the territory of Murmansk, Zavolzhskiy, Altai, Krasnoyarsk, Zabaikalsky and Khabarovsk regions. The assessment of extreme fire seasons is considered in research works [6-8] and other sources. They are characterized by the high fire danger class, prolonged droughts, strong winds, low fire protection level and other factors.

It has been shown that in most cases 100 % pine mortality occurs under the 5th class of fire danger, (complex in-dexis equal to < 10000 units). Under this class of fire danger pine forests transform to slash i.e.unstocked forest lands with the beginning of new reforestation cycle. The definition of "flammability" is examined as an abilityof tree species to survive in the result of a single heat exposurebecause of burning of ground-layer organic matterduring forest fire and pine trees ability to save its population under variousgrowth conditions. In other words, it is a matter of apine forests flammability evaluation through a post-fire change of coniferous plantations to deciduous and preservation its positions according to fire-resistanceand pyrophyte.

Keywords: atmospheric drought, fire danger classes under the weather conditions, post-fire tree attrition, fire-resistance of pine stand.

ВВЕДЕНИЕ

Как было показано ранее, лесопожарные сезоны, экстремальные по уровню пожарной опасности погоды, на территории Евразии повторяются с различной частотой, отражаясь на экономике страны [24]. В литературе имеются сведения, что в исторически обозримый период времени, повторяемость сильнейших атмосферных засух вслед за которыми, как правило, сле-

дуют крупные лесные пожары и резко возрастает го-римость лесов, на территории России, включая Сибирь, с X по XXI вв. возросла в 26 раз [18]. Во многих исследованиях, особенно последних десятилетий, вскрываются условия, под влиянием которых формируются экстремальные лесопожарные сезоны [5; 8; 9].

Вопрос о пожароустойчивости лесов в современном представлении впервые был поставлен, по-види-

мому, М. З. Мусиным [11]. Анализируя материал об отпаде деревьев после пожаров разной интенсивности горения, он обратил внимание на существенно отличающуюся степень повреждения компонентов лесных экосистем в сосняках Казахского мелкосопочника в зависимости от лесоводственно-таксационных особенностей насаждений при прочих равных условиях. При этом оказалось, что степень повреждения деревьев огнем варьировалась в широких пределах: от незначительного травмирования до полного отмирания древостоев. Практически одновременно с этим, на примере сосняков Приангарья отпад деревьев исследовал В. В. Фуряев [19-21].

Необходимо отметить, что отпад деревьев после пожаров в его динамике исследовался лесоводами и геоботаниками неоднократно, причем используемая для характеристики этих процессов терминология зачастую была противоречива [1; 2], что видно даже из названий опубликованных автором работ.

Однако постепенно в терминологии укрепилась более четкая позиция, особенно в работах [14; 16; 17; 18; 30]. При этом была подчеркнута разница, вернее -принципиальное различие содержания понятий «огнестойкость деревьев» и «пожароустойчивость насаждений». Подробный анализ различных точек зрения по определению указанных понятий выполнен П. А. Цветковым [28; 29].

Тем не менее, необходимо обратить внимание на то, что определения понятий «огнестойкость деревьев», «пожароустойчивость насаждений» и «пирофит-ность формации» до сих пор встречают недопонимание. Однако мы убеждены в необходимости разделения процесса отпада деревьев после пожара и последующего восстановления леса на гарях, как минимум, на три основных понятия: «огнестойкость деревьев», «пожароустойчивость насаждений» и «пирофитность формаций», поскольку они характеризуют способность вида приспосабливаться к прямому и косвенному воздействию пожаров на различных уровнях биологической организации: организменном, ценотиче-ском и экосистемном, соответственно [21; 29]. В своих исследованиях мы придерживаемся указанного подхода [27-29].

В современных условиях отпад деревьев после пожара в сосновых насаждениях оценивается по шкалам пожароустойчивости, в основу которых положен учет лесоводственно-таксационных показателей конкретного древостоя. При этом каждый показатель, например, средний диаметр, разделен на три градации, условно соответствующие разной величине от-

пада деревьев. Совокупность или сумма баллов показателей определяет класс пожароустойчивости насаждения [23; 27].

Целью данной работы является оценка пожаро-устойчивости сосновых лесов южной тайги в экстремальные пожароопасные сезоны. Для этого необходимо определить максимальный уровень показателя пожарной опасности погоды, при котором, в случае пожара, происходит полное или почти полное отмирание насаждений.

ОБЪЕКТЫ, МАТЕРИАЛЫ

И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для достижения поставленной цели необходимо исследовать отпад деревьев в сосновых лесах разного состава, возраста и полноты в различных физико-географических условиях при всех классах пожарной опасности погоды. Очевидно, что такой подход к методике исследований потребовал бы большого времени и финансовых вложений. В связи с этим мы пошли по другому пути. Было решено систематизировать данные, накопленные разными исследователями, включая материалы авторов статьи, и проследить их связь с метеоусловиями во время пожаров.

Объектами исследований были сосновые леса Приангарья [3; 4; 20; 21], Западной Сибири [2; 14], Амурской области и Хабаровского края [9], Тюменской области [12], Казахстана [11], Нижнего Заволжья [7; 10], Алтайского края [22; 27], ленточных боров Кулундинской степи [26], юго-востока Западной Сибири [25].

Наши многолетние исследования, а также материалы, опубликованные другими авторами, дали возможность в общих чертах выявить уровень пожарной опасности погоды, при котором, в случае возникновения пожара, происходит практически полное отмирание насаждений. Следовательно, этот уровень необходимо считать максимальным, после которого сосновые леса, пройденные огнем, полностью погибают.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Что же происходит с лесными массивами после катастрофических пожаров в экстремально засушливые годы, т. е. при высоком уровне пожарной опасности по условиям погоды? Рассмотрим это на примерах некоторых регионов России.

В табл. 1 представлены данные В.Е. Романова [14] по учету отпада деревьев сосны на гарях в Иркутской, Мурманской областях и Тувинской АССР.

Таблица 1

Отпад сосны после пожаров разной силы в зависимости от класса возраста, % (по Романову, 1966, 1968)

Классы возраста Пожар

средней силы сильный

III-IV 26 40

V 19 35

VI 14 30

VII-VIII 10 19

Средние показатели 17,3 31,0

Видно, что при средней силе пожара наибольший отпад наблюдается в древостоях П-^ классов возраста, т. е. в молодых и средневозрастных насаждениях, что вполне естественно и удовлетворительно объясняется существующими в лесной пирологии представлениями об огнестойкости древесных пород, в зависимости от возраста. Указывается, что процесс отмирания деревьев растягивается на 10-15 лет. Поскольку временной диапазон отпада в этих классах возраста длительный, то имеет смысл разработать методику его прогнозирования, что во многих случаях будет весьма полезным.

По мере возрастания классов возраста при пожаре средней силы отпад сосны достаточно медленно, но неуклонно снижается и в УП^Ш классах составляет всего лишь 10 %. Средний же показатель при этом равен 17,3 %.

При сильном пожаре показатели отпада по классам возраста увеличились примерно вдвое, но в целом оказались незначительными. Средний отпад деревьев составил 31,0 %.

К сожалению, в указанной работе не приведены данные о классах пожарной опасности погоды, при которых действовали пожары в этих трех районах Евразии, поэтому судить о предельных значениях их нет оснований. При этом следует отметить, что автор и не ставил перед собой задачу увязать отпад сосны с показателем атмосферной засухи, тем более с комплексным показателем пожарной опасности погоды. Поэтому говорить о связи отпада с этим показателем невозможно. Кроме того, из текста публикации следует, что работы были выполнены по истечению многих лет после пожаров, действовавших при разной погоде.

Как показало время, сосняки Заволжья периодически являются объектом катастрофических лесных пожаров [7]. За прошедшее с XIX в. время крупные пожары происходили на этой территории семь раз. Основная причина их заключается в особенностях поч-венно-геологических условий, в которых формируются и длительно существуют сосновые леса, а также в возрастающей антропогенной нагрузке.

В 1972 году при лесных пожарах в основном погибли вторичные молодняки, сформировавшиеся на гарях 1921 года. К сожалению, каких-либо указаний на связь отпада деревьев с показателями атмосферной засухи в статье также не содержится [7]. Но в ней имеются прямые и косвенные свидетельства об очень сильных засушливых периодах, а также низкой пожароустойчиво-сти вторичных послепожарных молодняков и насаждений более старшего возраста. Пожары в разной степени повредили или полностью уничтожили более 180 тыс. га насаждений разного возраста, состава и полноты. Однако детально выявить соотношение разного после-пожарного состояния в динамике и в связи с показателями пожарной опасности погоды во время действия пожаров не представляется возможным.

Причинами возникновения и быстрого распространения пожаров, с переходом их в верховые в Хабаровском крае в 1976 году были также экстремальные погодные условия в виде сильной засухи и ураганного ветра [9]. Повторяясь, отметим, что и в анализируемых исследованиях не прослежена связь по-

слепожарного отпада сосны с величиной атмосферной засухи, с классами пожарной опасности погоды. В то же время, очевидно, что чем выше уровень пожарной опасности, тем больше отпад деревьев при пожарах, и ниже пожароустойчивость насаждений.

Таким образом, результаты различных исследований показали зависимость отпада деревьев сосны от возраста древостоев, но при этом не было обращено внимание на уровни пожарной опасности погоды, при которых действовали эти пожары. Впрочем, такая задача и не ставилась.

К сожалению, мы не располагаем материалами об отпаде деревьев, после сильнейшего пожара 1997 года в Алтайском крае, при крайне высоких комплексном показателе, температуре воздуха и ураганном ветре. Но и без этого очевидно, что отпад был близок к полному отмиранию лесных массивов, а пожароустойчи-вость их оказалась низкой [13].

В этом отношении заслуживают внимания и анализа многолетние исследования Л. В. Буряк [4], которая изучала послепожарное состояние сосновых и лиственничных лесов, подвергнувшихся в разное время воздействию крупных пожаров, разной формы и интенсивности, в лесных районах Красноярского, Забайкальского и Алтайского краев, выделенных согласно приказу МПР РФ № 367 от 18.08.2014 г. По ее данным наиболее высокая пожароустойчивость сосновых насаждений обнаружена при беглой форме низового пожара в ленточных борах Алтае-Саянского горно-лесостепного района. Здесь при низовом пожаре средней силы отпад составлял всего лишь 8 %, что, по-видимому, можно объяснить относительно низкой сомкнутостью древесного полога к возрасту спелости.

В табл. 2 приведены сведения о величине отпада сосны в лесных районах после низовых пожаров по данным [4].

Самый низкий отпад зафиксирован в СреднеСибирском подтаежно-лесостепном районе, где при беглом пожаре средней силы он составляет также около 8 % по запасу, а после сильного - 41 %.

Наибольший отпад и, следовательно, самая низкая пожароустойчивость насаждений установлена в При-ангарском лесном районе, где отпад при разных формах и силе пожара составлял от 13 до 73 % по запасу. Примерно на таком же уровне отпад выявлен и в Ал-тае-Саянском горно-таежном районе. Здесь при устойчивых сильных пожарах он достигал 90 % по запасу. Автором сделан вывод: после низовых пожаров одинаковой формы и силы в близких лесораститель-ных условиях, но в разных районах, отпад древостоев различается в 2-4 раза. При этом утверждается, что только после сильных устойчивых пожаров степень повреждения древостоев близка к 100 %, а различия сглаживаются.

В табл. 3 приведен отпад деревьев сосны после беглых и устойчивых низовых пожаров в наиболее горимом Приангарском лесном районе. Из таблицы следует, что при беглых и устойчивых пожарах величина отпада по количеству деревьев увеличивается с 33,6 при средней силе пожара до 100 % при сильном. Аналогичное увеличение отпада наблюдается и по запасу древостоев.

Таблица 2

Отпад сосны в спелых древостоях после низовых пожаров в лесных районах Красноярского, Забайкальского и Алтайского краев (по запасу, %)

Лесные районы

Форма пожара Сила пожара Приангарский СреднеСибирский подтаежно-лесостепной Алтае-Саянский горно-таежный и горнолесостепной Байкальский и Забайкальский горные Алтае-Саянский горнолесостепной (ленточные боры)

Беглая Слабая 13±0,7 6±0,3 10,1±1,1 7±0,7 7±0,4

Средняя 30±3,1 8±0,3 34±3.9 19±1.5 8±0,5

Сильная 72±3,5 41 ±3,2 68±6,5 36±1,1 55±4.5

Устойчивая Слабая 30±2,0 29±1.3 38±1.8 12±2.7 21±1,9

Средняя 71±4.6 - 63±3,9 53±3,4 48±3.8

Сильная 73±1,9 - 90±3,4 67±4,5 74±6,0

Таблица 3

Отпад деревьев сосны в Приангарском лесном районе (Буряк, 2015)

Форма низового пожара Сила пожара Отпад в %, x±mx / V

по количеству по запасу

до средней 33,6±3,78/87 11,2± 1,41/79,7

беглая до сильной 67,7±3,28/27 51,7±3,39/39,3

сильная 100±0/0 100±0/0

до средней 45±4,34/43 36±2,03/32

устойчивая до сильной 82,0±4,41/18 83,3±4,05/21

сильная 100±0/0 100±0/0

После устойчивых пожаров во всех случаях, т. е. на разных пробных площадях, происходит увеличение отпада по количеству деревьев и по запасу по мере увеличения силы пожара. В обоих случаях стопроцентный отпад зафиксирован при сильных пожарах.

Таким образом, отпад деревьев по количеству и запасу по мере увеличения силы пожара закономерно возрастает и при сильной интенсивности во всех случаях достигает 100 % или очень близок к этой величине.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Лесопожарные сезоны, экстремальные по уровню пожарной опасности погоды, на территории Евразии повторяются систематически, причем периодичность увеличилась в разы по сравнению с прошедшими веками. Являясь основной природной причиной возникновения и распространения катастрофических лесных пожаров, такие сезоны оказывают сильнейшее влияние на экологическое состояние природной среды.

Катастрофические природные пожары обусловили необходимость поиска путей и способов решения этой проблемы и, в частности, появлению интереса к термину «пожароустойчивость лесов».

История формирования основных понятий, методов и способов повышения пожароустойчивости лесов имеет сложный и противоречивый путь развития, а в некоторых случаях и отрицание этого явления. Тем не менее, к настоящему времени устоялся подход, при котором различают «огнестойкость деревьев», «пожароустойчивость насаждений» и «пирофит-ность формаций» [29].

На современном этапе развития пирологической мысли в понятие «пожароустойчивость насаждений» включается возможность выживания после воздействия пожара части древостоя той или иной формации. С этой целью используются шкалы пожароустойчиво-сти, по которым она оценивается по отпаду деревьев.

Сравнительная оценка отпада деревьев сосны в разных регионах Евразии говорит о том, что он увеличивается по мере роста атмосферной засухи и возрастания силы пожаров. Эти процессы характерны для всей Евразии, что показано на примерах лесных районов Мурманской области, Заволжья, Алтайского, Красноярского, Забайкальского и Хабаровского краев. Многие материалы свидетельствуют, что по мере увеличения атмосферной засухи и, соответственно, показателя пожарной опасности погоды, в абсолютном большинстве типов лесных экосистем отпад сосны возрастает, приближаясь к стопроцентному.

На месте бывших сообществ образуются гари в первоначальном понимании этого термина, т. е., непокрытые лесом площади, на которых начинается новый цикл лесообразовательного процесса, продолжающийся десятки и сотни лет. Прогноз этого процесса с нулевого цикла до формирования коренных сосновых насаждений должен охватывать все стадии лесообразования. Актуальными задачами познания этого процесса, наряду с наземными лесоводственно-пирологическими исследованиями, должно стать использование аэрокосмических методов, с помощью которых можно определять соотношение стадий по-слепожарного формирования лесов после крупных и катастрофических пожаров.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Балбышев И. Н. Устойчивость к пожарам разных типов леса южной тайги и лесостепи Западной Сибири // Лесное хоз-во, 1958. № 10. С. 45-47.

2. Балбышев И. Н. Сравнительная пожароустойчи-вость древесных пород таежной зоны // Лесные пожары и борьба с ними. М. : Изд-во АН СССР, 1963. С. 144-176.

3. Бузыкин А. И. Влияние низовых пожаров на сосновые леса Среднего Приангарья // Охрана лесных ресурсов Сибири : сб. статей. Красноярск : Изд-во ИЛиД СО РАН, 1975. С. 141-153.

4. Буряк Л. В. Лесообразовательный процесс в нарушенных пожарами светлохвойных насаждениях юга Сибири : автореф. дис. ... д-ра с.-х. наук. Красноярск, 2015. 37 с.

5. Валендик Э. Н. Борьба с крупными лесными пожарами. Новосибирск : Наука, 1990. 192 с.

6. Валендик Э. Н., Иванова Г. А. Экстремальные пожароопасные сезоны в лесах Сибири // Лесное хоз-во, 1989. № 5. С. 37-40.

7. Денисов А. К. Состояние горельников и их классификация в Марийской АССР // Проблемы ликвидации последствий лесных пожаров 1972 года в Марийской АССР. Йошкар-Ола, 1976. Маркнигоиз-дат. С. 34-42.

8. Иванова Г. А., Иванов А. В. Пожары в сосновых лесах Средней Сибири. Новосибирск : Наука, 2016. 240 с.

9. Курбатский Н. П., Шешуков М. А. О лесных пожарах в Хабаровском крае // Лесное хоз-во. 1978. № 4. С. 79-83.

10. Константинов А. В., Фуряев В. В. Пожаро-устойчивость сосняков Нижнего Заволжья // Лесное хоз-во, 2004. № 6 С. 29-31.

11. Мусин М. З. Определение отпада деревьев и методы повышения пожароустойчивости древостоев в борах Казахского мелкосопочника // Горение и пожары в лесу. Красноярск : Изд-во ИЛиД СО АН СССР, 1973. С. 278-300.

12. Монокин В. Н. Методика лесопожарного районирования на основе комплексного показателя гори-мости : автореф. дис. ... канд. с.-х. наук. Красноярск, 1968. 35 с.

13. Парамонов Е. Г., Ишутин Я. Н. Крупные лесные пожары в Алтайском крае. Барнаул, 2005. 133 с.

14. Романов В. Е. Влияние низовых пожаров на отпад насаждений // Лесное хоз-во, 1966. № 5. С. 9-13.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Романов В. Е. Определение ущерба от низовых лесных пожаров // Лесное хоз-во, 1968. № 2. С. 72-80.

16. Санников С. Н. Лесные пожары как эволюци-онно-экологический фактор возобновления сосны Зауралья // Горение и пожары в лесу. Красноярск, 1978. С. 36-77.

17. Савченко А. Г. Изучение огнестойкости сосны крымской в период создания и формирования пожа-роустойчивых насаждений в Крыму : автореф. дис. ... канд. с.-х. наук. Москва, 1982. 18 с.

18. Софронов М. А., Вакуров А. Д. Огонь в лесу. Новосибирск: Наука, 1981. 128 с.

19. Фуряев В. В. Охрана сосновых молодняков от пожаров в Сибири // Лесное хоз-во, 1971. № 2. С. 66-69.

20. Фуряев В. В. Профилактические палы при формировании пожароустойчивых насаждений // Вопросы лесной пирологии. Красноярск, 1974. С. 247-262.

21. Фуряев В. В. Принципы и методы повышения пожароустойчивости сосновых молодняков // Лесное хоз-во, 1979. № 9. С. S3-S5.

22. Фуряев В. В., Злобина Л. П. Повышение пожа-роустойчивости лесов - приоритет в охране от пожаров ленточных боров Алтая // Проблемы лесоводства и лесовосстановления на Алтае. Барнаул, 2001. С. 5-6.

23. Фуряев В. В., Злобина Л. П. Повышение пожа-роустойчивости ленточных боров Алтая // Антропогенное воздействие на лесные экосистемы. Барнаул, 2002. С. 26-2S.

24. Фуряев В. В., Ишутин Я. Н., Ключников М. В., Черных В. А. Лесные пожары в экстремальные пожароопасные сезоны в ленточных борах Алтая // Лесное хоз-во, 2011. № 4. С. 41-46.

25. Фуряев В. В., Самсоненко С. Д., Фуряев И. В., Шубин Д. А. Пожароустойчивость лесов юго-востока Западной Сибири. Новосибирск : Наука, 2014. 156 с.

26. Фуряев В. В., Заблоцкий В. И. Черных В. А. Пожароустойчивость сосновых лесов. Новосибирск : Наука, 2005. 1S0 с.

27. Черных В. А., Фуряев В. В. Лесные пожары в ленточных борах в Кулундинской лесостепи // Новосибирск : Наука, 2011. 176 с.

2S. Цветков П. А. Адаптация к пожарам лиственницы Гмелина в северной тайге // Сибирский экологический журнал, 2005. № 1. С. 117-119.

29. Цветков П. А. Устойчивость к пожарам лиственницы Гмелина в северной тайге Средней Сибири. Красноярск, 2007. 252 с.

30. Шешуков М. А., Пешков В. В. О соотношении понятий «огнестойкость», «пожароустойчивость» и «пирофитность» // Лесоведение, 19S4. № 5. С. 60-63.

REFERENCES

1. Balbyshev I. N. Ustoychivost k pozharam raznykh tipov lesa yuzhnoy taygi i lesostepi Zapadnoy Sibiri // Lesnoe khoz-vo, 195S. № 10. S. 45-4 7.

2. Balbyshev I. N. Sravnitelnaya pozharoustoychivost drevesnykh po-rod taezhnoy zony // Lesnye pozhary i borba s nimi. M. : Izd-vo AN SSSR, 1963. S. 144-176.

3. Buzykin A. I. Vliyanie nizovykh pozharov na sos-novye lesa Srednego Priangarya // Okhrana lesnykh resursov Sibiri. Sb. statey. Krasnoyarsk : Izd-vo ILiD SO RAN, 1975. S. 141-153.

4. Buryak L. V. Lesoobrazovatelnyy process v naru-shennykh pozharami svetlokhvoynykh nasazhdeniyakh yuga Sibiri : avtoref. dis. ... dokt. s.-kh. nauk. Krasnoyarsk, 2015. 37 s.

5. Valendik E. N. Borba s krupnymi lesnymi pozha-rami, Novosibirsk : Nauka, 1990. 192 s.

6. Valendik E. N., Ivanova G. A. Ekstremalnye poz-haroopasnye sezony v lesakh Sibiri // Lesnoe khoz-vo, 19S9. № 5. S. 37-40.

7. Denisov A. K. Sostoyanie gorelnikov i ikh klassifikaciya v Mariyskoy ASSR // Problemy likvidacii posledstviy lesnykh pozharov 1972 goda v Mariyskoy ASSR. Yoshkar-Ola, 1976. Marknigoizdat. S. 34-42.

8. Ivanova G. A., Ivanov A. V. Pozhary v sosnovykh lesakh Sredney Sibiri. Novosibirsk. Nauka, 2016. 240 s.

9. Kurbatskiy N. P., Sheshukov M. A. O lesnykh pozharakh v Khabarovskom krae // Lesnoe khoz-vo, 1978. № 4. S. 79-83.

10. Konstantinov A. V., Furyaev V. V. Pozharoustoy-chivost sosnyakov Nizhnego Zavolzhya // Lesnoe khoz-vo, 2004. № 6. S. 29-31.

11. Musin M. Z. Opredelenie otpada derevev i metody povysheniya pozharoustoychivosti drevostoev v borakh Kazakhskogo melkosopochnika // Gorenie i pozhary v lesu. Krasnoyarsk : Izd-vo ILiD SO AN SSSR, 1973. S. 278-300.

12. Monokin V. N. Metodika lesopozharnogo rayoni-rovaniya na osnove kompleksnogo pokazatelya gorimosti: avtoref. dis. ... kand. s.-kh. nauk. Krasnoyarsk, 1968. 35 s.

13. Paramonov E. G., Ishutin Ya. N. Krupnye lesnye pozhary v Altayskom krae. Barnaul, 2005. 133 s.

14. Romanov V. E. Vliyanie nizovykh pozharov na otpad nasazhdeniy // Lesnoe khoz-vo, 1966. № 5. S. 9-13.

15. Romanov V. E. Opredelenie uscherba ot nizovykh lesnykh pozharov // Lesnoe khoz-vo, 1968. № 2. S. 72-80.

16. Sannikov S. N. Lesnye pozhary kak evolyucionno-ekologicheskiy faktor vozobnovleniya sosny Zauralya // Gorenie i pozhary v lesu. Krasnoyarsk, 1978. S. 36-77.

17. Savchenko A. G. Izuchenie ognestoykosti sosny krymskoy v period sozdaniya i formirovaniya pozharo-ustoychivykh nasazhdeniy v Krymu: avto-ref. dis. . kand. s.-kh. nauk. Moskva, 1982. 18 s.

18. Sofronov M. A., Vakurov A. D. Ogon v lesu. Novosibirsk : Nauka, 1981. 128 s.

19. Furyaev V. V. Okhrana sosnovykh molodnyakov ot pozharov v Sibiri // Lesnoe khoz-vo, 1971. № 2. S. 66-69.

20. Furyaev V. V. Profilakticheskie paly pri formi-rovanii pozha-roustoychivykh nasazhdeniy // Voprosy lesnoy pirologii. Krasnoyarsk, 1974. S. 247-262.

21. Furyaev V. V. Principy i metody povysheniya pozharoustoychivo-sti sosnovykh molodnyakov // Lesnoe khoz-vo, 1979. № 9. S. 83-85.

22. Furyaev V. V., Zlobina L. P. Povyshenie pozha-roustoychivosti lesov - prioritet v okhrane ot pozharov lentochnykh borov Altaya // Problemy lesovodstva i lesovosstanovleniya na Altae. Barnaul, 2001. S. 5-6.

23. Furyaev V. V., Zlobina L. P. Povyshenie pozharoustoychivosti lentochnykh borov Altaya // Antropogennoe vozdeystvie na lesnye ekosistemy. Barnaul, 2002. S. 26-28.

24. Furyaev V. V., Ishutin Ya. N., Klyuchnikov M. V., Chernykh V. A. Lesnye pozhary v ekstremalnye pozharo-opasnye sezony v lentochnykh borakh Altaya // Lesnoe khoz-vo, 20011. № 4. S. 41-46.

25. Furyaev V. V., Samsonenko S. D., Furyaev I. V., Shubin D. A. Pozha-roustoychivost lesov yugo-vostoka Zapadnoy Sibiri. Novosibirsk: Nauka, 2014. 156 s.

26. Furyaev V. V., Zabloczkiy V. I. Chernykh V. A. Pozharoustoychivost sosnovykh lesov. Novosibirsk. Nauka, 2005. 180 s.

27. Chernykh V. A., Furyaev V. V. Lesnye pozhary v lentochnykh borakh v Kulundinskoy lesostepi // Novosibirsk: Nauka, 2011. 176 s.

28. Tsvetkov P. A. Adaptaciya k pozharam listvennicy Gmelina v severnoy tayge // Sibirskiy ekologicheskiy zhurnal, 2005, № 1. S. 117-119.

29. Tsvetkov P. A. Ustoychivost k pozharam listvennicy Gmelina v severnoy tayge Sredney Sibiri. Krasnoyarsk, 2007. 252 s.

30. Sheshukov M. A., Peshkov V. V. O sootnoshenii ponyatiy "ognestoykost", "pozharoustoychivost" i "pirofi-tnost" // Lesovedenie, 1984. № 5. S. 60-63.

© Фуряев В. В., Цветков П. А., Фуряев И. В., 2017

Поступила в редакцию 22.08.2017 Принята к печати 20.11.2017

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.