Научная статья на тему 'Поздняя советская историография о вооруженных силах Ижевско-Воткинского восстания'

Поздняя советская историография о вооруженных силах Ижевско-Воткинского восстания Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
193
80
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Поздняя советская историография о вооруженных силах Ижевско-Воткинского восстания»

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

УДК 947 (470. 51)

Ренёв Евгений Г еннадьевич Ижевский Государственный Технический университет

ПОЗДНЯЯ СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ о ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ ИЖЕВСКО-ВОТКИНСКОГО ВОССТАНИЯ

В этом году в своей статье в журнале «Иднакар» автор этих строк рассматривал тему становления и развития ранней советской историографии Ижевско-Воткинского восстания, одного из самых массовых вооруженных выступлений против советской власти за все время Гражданской войны в России [52]. Главное внимание в той работе было уделено происхождению и обоснованиям одного из главных историографических мифов Гражданской войны - о победе красноармейцев над «многократно превосходившими» (и в живой силе, и в военно-техническом оснащении) их силами повстанцев. В упомянутой работе был сделан вывод о том, что с самого начала изучения вооруженных сил восстания советские историки выбрали путь сознательного преувеличения их численности и технической мощи, пренебрегая содержанием имеющихся свидетельств и документов. И хотя в середине 20-х гг. наметилась противоположная тенденция - реальной оценки сил восстания и противостоящей ему Красной армии (Н.Е. Какурин, в меньшей степени В.И. Шорин), но она не получила дальнейшего развития. Более того, с начала 30-х гг. полностью стала доминировать первая тенденция, кульминацией развития которой стало доведение почти до абсурда оценки вооруженных сил восставших и значительное преуменьшение сил Красной армии. Исследованию того, какое развитие получило изучение этой темы в работах советских историков 60 - начала 90-х гг. и посвящена данная статья.

Начнем с того, что отметим - ранняя советская историография

221

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Ижевско-Воткинского восстания за почти два десятилетия своего развития пришла к выводу о том, что вооруженные силы повстанцев достигли 125 тыс. штыков живой силы при почти 100 артиллерийских орудиях. Но были, тем не менее, побеждены частями Красной армии, которые уступали им по численности в 25 раз.

Основной тенденцией нового этапа в развитии советской историографии, пришедшегося на конец 50-х - 60-е гг., стало постепенное, часто противоречивое и непоследовательное избавление от прежних оценок вооруженных сил восстания. Причинами того было, думается, и вступление страны на новый этап своего развития, и, что не менее важно, сама абсурдность приведенных выше цифр. Для того чтобы создать армию такой численности, повстанцам пришлось бы поставить под ружье все население обоего пола от младенцев до стариков в главных городах восстания - Ижевске, Воткинске и Сарапуле.

Начало новому этапу в развитии историографии положила публикация книги «Владимир Азин». У нее был коллектив авторов - историки из Удмуртского научно-исследовательского института истории, экономики, литературы и языка (сегодня - УИИЯиЛ УРО РАН). Но у них был и соавтор - А.П. Гундорин, на время рассматриваемых нами событий командир артиллерийской бригады в дивизии В.М. Азина, на которую легла основная тяжесть боев против повстанцев. Именно он рецензировал рукопись книги и внес за годы долгой переписки массу существенных замечаний, в том числе и о соотношении сил противоборствующих сторон.

Так, еще за одиннадцать лет до публикации этой книги (а именно в 1947 г.), бывший азинец, к тому времени генерал-майор артиллерии, в частности, указал на заниженное авторами количество артиллерии у красных войск под Ижевском: «На странице 116 (рукописи. - Е.Р.) было не две батареи, а четыре, из них 48 линейная батарея Бурцева. Трехдюймовые батареи Гребнева, Опольского. Латышская батарея /фамилии командира батареи не помню, факт тот, что он был снят за безграмотность/ <...>.

222

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

<...> На странице 130 опять две батареи, когда на самом деле их было четыре.

<.> На странице 162 было четыре гаубицы, а не одна.

<...> На странице 168 записано 12 орудий. На самом деле было что-то около 20-24 (может я ошибаюсь, но мне помнится так).

<...> На 173 и 174 странице надо указать, что тяжелая артиллерия играла большую роль» [31: л. 241-243].

«В общем итоге к началу штурма Ижевска в дивизии было 6000 штыков пехоты, 680 сабель конницы, 212 пулеметов и 22 орудия <...>. В направлении главного удара было сосредоточено 16 орудий, из них 4 гаубицы»[31: л. 181-182; 9: л. 180].

В своих собственных воспоминаниях, рукопись которых была отослана в институт за год до выхода работы, Гундорин особо добавит, помимо прочего, следующее: «К моменту штурма соотношение сил было 2:1 в пользу противника. Белоижевцы ставили задачу к 1-му декабря довести свою «армию» до 30 тысяч штыков. У повстанцев было 8 трехдюймовых пушек. Кроме того, они имели 2 шестидюймовых гау-бицы»[9: л. 181]. Этим впервые он обозначит значительный перевес в артиллерии у красноармейцев по сравнению с восставшими.

Коллектив ижевских историков весьма своеобразно учтет воспоминания ветерана. Так, что касается соотношения в живой силе на момент решающих боев (конец октября-начало ноября 1918 г.), то оно будет представлено так: «<... > Под Ижевском и Воткинском было до 50 тысяч солдат противника. С тыла их подпирали ударные офицерские батальоны»[1: с. 42]. Внизу же страницы в особой сноске мелким шрифтом уточнялось, что «в это число входят и мобилизованные, согнанные на строительство оборонительных линий <...>» [там же]. Замечание Гундорина о наличии у восставших «8 трехдюймовых пушек» и «2 шестидюймовых гаубиц» останется без внимания, так же, как и его свидетельство о том, что снаряды к последним, которые повстанцы изготовляли на своих заводах, были очень плохого качества . Вот что он об этом, в частности, сообщал ижевским историкам: «Кроме того, они

223

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

имели 2 шестидюймовые гаубицы, но для них не было снарядов. У них (у повстанцев. - Е.Р.) нашлись такие мастера, которые приспособили имеющиеся 48 линейные снаряды к шестидюймовым орудиям. Сделали они так: на центрующее утолщение снаряда наложили широкий стальной поясок и увеличили до шести дюймов медноведущий поясок. Таким образом у повстанцев появилась «тяжелая» артиллерия. Правда, эти примитивные снаряды летали очень недалеко: самая большая их дальность была 4 версты. <.. .> Эти примитивные снаряды летели с каким-то особым шумом, похожим на авиабомбу тяжелого калибра. Но меткость их была плохая <...>. Азин отнесся с уважением к изобретательности; он говорил: «Нельзя считать противника дураком. Видите, как он схит-рил»[4: 105-112].

О том же свидетельствует боец 3-го полка красноармеец Мекеш-кин, воспоминания которого были записаны при непосредственном участии руководителя авторского коллектива этой книги М. Садакова:

«У восставших здесь были патроны-самоделки, снаряды 6 дюймовые, которые падали и не взрывались. Вот такое было оружие. У нас было много патронов и с собой, которые брали в окопы и стреляли» [55: л. 39].

Эти и другие многочисленные свидетельства о наличии серьезных проблем у восставших с патронами и снарядами, собранные к тому времени в убедительном количестве в ижевских архивах (в том числе и в архиве Удмуртского научно-исследовательского института истории, экономики, литературы и языка) останутся вне внимания не только авторского коллектива «Владимира Азина», но и всех советских историков восстания более позднего времени. Напротив, будет настойчиво утверждаться прежний тезис о военно-техническом превосходстве повстанцев над частями Красной армии. Так, объясняя неудачи одного из красных отрядов во взятии Ижевска в августе-сентябре 1918 г., авторы «Владимира Азина» напишут следующее: «Несколько раз пытался Че-верев освободить Ижевск. Но слишком неравные были силы. Мятежники в несколько раз превосходили численно отряд Чеверева, были лучше вооружены. Однако и они ничего не могли сделать с чеверевским

224

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

отрядом. Окруженные в районе Агрыз, оторванные от других частей Красной Армии, от штаба, снабжавшиеся тем обмундированием, орудием и боеприпасами, которые брали в боях с белогвардейцами, крас-ноармейцы-чеверевцы отбивали все атаки врага, сами наносили ему тяжелые поражения» [1: с. 30].

Неизвестно, были ли известны означенным историкам документы Ижевской Народной армии, находящиеся сегодня в ЦГА УР и РГВА, по которым можно судить о скудости военного имущества у повстанцев. Однако в архиве собственно указанного института к тому времени уже давно были собраны воспоминания непосредственных участников событий, которые свидетельствовали о прямо противоположном. Так, Ф.И. Бутин, ижевский коммунист, воевавший в отрядах, пытавшихся взять Ижевск со стороны Агрыза, о боях середины августа - начала сентября (здесь и далее, насколько это возможно, сохраняется орфография оригинала), пишет:

«<...> завтра мы вот с етим полком наступаем на Ижевск у нас есть достаточно пулеметов 16 и 2 48 млл. орудия (два 48 миллиметровых орудия. - Е.Р.) а у фронтовиков етого нет и мы разобем Ижевск или они нам здадут его

<...> оказывается фронтовики успели за ето время отремонтировать скорострелку и они стали обстреливать нас

<.> у фрон.[товиков] на наших флангах тоже появилис пулеметы: они отнели от продотряда в с. Нылге

<.> мы стояли здес (Юськи) 2 недели до конца Августа ... .

Числа 28 августа мы повели наступление [на] фрон. [товиков] Имели (фронтовики, - Е.Р.) уже откудато тоже орудия и пулеметы <.>

В последних числах Сентября белые так нас начали жать со всех сторон <.> мы отбивали их атаки пулеметами и орудиями чего у белых было не достаточно они не жалели людей но у них небыло такого вооружения и той сознательности как у наших боевиков <.>»[6: л. 8-9 об.].

225

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

По воспоминаниям начальника разведки этого же отряда В. Храмова, из Сарапула под Агрыз вместе с Чеверевым ушла весьма значительная сила - 1300 человек бойцов (до прихода Латышского батальона): «<...> у нас было 6 полевых орудий - командир батареи тов. Корчагин. Было всего пулеметов собрано и взято со склада минимум 36 штук, кольт 12 штук, гранат ручных один вагон, разных боеприпасов патрон-снарядов нагружено 8 вагонов и один вагон винтовок, что конечно было недостаточно» [5: л. 365]. Как видим, для этого участника событий и 8 вагонов «патрон-снарядов <.> недостаточно». Он же тоже об сообщает об единственной у ижевцев на август месяц скорострельной пушке, как самоделке: «<...> когда самолет над Ижевском стал[и] в нас стрелять из винтовок и пушки я стал говорить пилоту поднять выше, чтобы нас не сбили. Он мне ответил, что стреляют из самоделки -пушки, а из винтовок нас не достанут». О результатах своих наблюдений Храмов по возвращению сообщил командованию: «<...> стреляли в нас из самодельной пушки, которые нам большого опасения не дали» [5: л. 363-364].

При этом, стоит особо отметить, что воспоминания Ф. Бутина были приняты на хранение местным партархивом в 1928 г., мемуары В. Храмова датируются «15 февраля 1957 года» [5: л. 369] и вообще находятся в одной папке с перепиской института с А.П. Гундориным. То есть, они не могли остаться неизвестными для авторов «Владимира Азина».

Что касается оценки сил Красной армии в районе Ижев-ско-Воткинского восстания, то здесь ижевские историки всецело остаются в рамках прежней парадигмы, а именно - утверждения о победе красноармейцев над много превосходящими силами восстания. Так, утверждается, что в решающих боях под Ижевском «в состав азинской дивизии входили: Полтавский, 3 и 4 сводные, 2-ой Мусульманский,

3

-ий Пензенский, 1-ый кавалерийский полки, артиллерийская бригада, бронированный поезд № 1 «Свободная Россия», железнодорожный батальон и дивизионный лазарет. В них насчитывалось 6890 штыков,

226

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

около 700 сабель, 212 пулемётов и 16 орудий» [1: с. 42]. При этом дается ссылка на фонд ЦГАСА (ф. 13-253, л. 6131). Однако, если просто проследить по этой ссылке, то окажется, что данный документ датируется 25 ноября 1918 г., то есть, составлен он через 17 дней после падения Ижевска и 12 дней после падения Воткинска, т.е., после решения 2-й Красной армией своей боевой задачи, когда значительные части, переданные ей, были отозваны [см. об этом подробно: 50]. И если внимательно просмотреть документы только указанного дела, то выявится совершенно другая картина:

О силах повстанцев: «<...> Разведывательная сводка к 9 часам 12 Октября <...>. ... сил лапотников на Ижевском фронте до 100 рот точка

<.>»;

«15 Окт.[ября] <...>. Белые чувствуют себя нервозно взятые в плен передают картинки смешныя силы их житки точка <...>»[42: л. 172, 236].

О собственных силах: «24 Окт.[ября] <...>. .от Ижевска тряпки останутся при такой мощной артиллерии <...>»;

«26 Окт.[ября] <...>. .после завтра ставлю последний час Ижевску точка Пока ничего особеннаго не случилось точка Артиллерии у нас слишком много не куда девать точка В одной Пурге 10 орудий точка

<•••>»;

«26 Окт.[ября] <.>. Артиллерии очень много 8 орудий в резерве точка <.>»[42: л. 352, 366, 377].

О прибытии подкреплений Красной армии под Ижевск:

«29 Окт.[ября] <.>. Прибывают два полка на подкрепление прикажите Полтавцам Смоленцам строго закрепившись держаться на занимаемых позициях ведя разведку <.>»[42: л. 385];

«29 Окт.[ября] <.>. Войска начинают пребывать прибыли уже 2 эшелона выгружаются на Кичево точка <.>»[42: л. 417 ];

1 В то время Центральный государственный архив Советской армии - сегодня РГВА. - Ф. 1328. - Оп. 1. - Д. 83.

227

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

«1 Нояб.[ря] <...>. Второй полк Петроградской бригады направлять не в Уром а на Пычас запятая где и разгружаться точка О начале движения этого полка сообщить точка <. >»[42: л. 436];

«2 Нояб.[ря] <...>. Полк начинают сегодня прибывать завтра к вечеру весь соберется точка Полк количество штыков 3000 точка < ,.>»[42: л. 443];

«6 Нояб.[ря] <...>. Эшалон № 116 6 Своднаго полка на станцию Агрыз прибыл точка<.>»;

«7 Нояб.[ря] <...>. Авиационный отряд в составе 8 аэропланов на станцию Агрыз прибыл срочно производится разгрузка точка <...>» [42: л. 472, 476.].

За несколько десятков страниц в этом деле находятся и данные о том, какого количества штыков для полного списочного состава не хватало в частях Азина после поражения восстания:

«22 Нояб.[ря]

Т е л е г р а м м а

Вятския Поляны Командарму 2 тов. Шорину

Доношу что по дивизии не достает людей до штата в следующем количестве:

При штабе дивизии 3.

Отделе снабжения 4.

Дивизионном лазарете 208.

1- Полтавском полку 1593

3 сводном 1293

4 сводном 1137

2 Мусульманском 1882

2-й Артиллерийской бригаде 38

На Бронированном поезде № 1 - 15 чел

228

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Приписано от руки: 1-м Советском полку 825 бойцов

Всего 6998 человек точка Недостающее число людей в Кавалерийском полку не представляется возможным за неимением штата точка 1114

Под. Азин

Верно: Делопроизвод. Ладонин» [42: л. 580].

В данном деле упоминается численность указанного в вышеприведенном документе Мусульманского полка на начало ноября 1918 г. (на момент решающих боев за Ижевск) - 3 тыс. бойцов [42: л. 443], т.е. куда-то на 22 ноября «делась» почти треть из них. Тоже касается и других полков дивизии, общая численность которой по документам других дел этого фонда обозначена как 17567 человек [41: л. 56-57] (речь идет только о 2-й дивизии Азина, без учета 1-й дивизии Максимова и прибывших по решению Реввосенсовета частей с других участков фронта). Так же оставлены без внимания сообщения документов этого дела о прибытии на поддержку -й армии частей 2-й Петроградской бригады из состава 5-й Красной армии и свидетельства собственно Азина о том, что под Ижевском у него, вместе с приданными частями, было не менее 16 полков: «8 ноября 1918 г. <...>. Сил у нас много 12 полков. <...>. Город окружен тесным плотным кольцом в резерве 4 полка <.>»[40: л. 32].

Авторы же книги, как было сказано выше, оценивают силы Красной армии под Ижевском куда скромнее, чем один из ее командиров, непосредственно руководивший операцией по взятию последнего. ^ по их «эти части общей численностью до 17 тысяч штыков и сабель, были разбросаны на фронте в 600 километров по обоим берегам Камы». В эту численность ими включены и «Особая Вятская дивизия, имевшая 5500 бойцов при 8 орудиях, «особые отряды, насчитывавшие более 4 тысяч штыков и сабель при 15 орудиях», действовавшие на севере и северо-востоке от Ижевска. Вместе с ними упомянута и Волжская военная флотилия [1: с. 42-43].

В этом же деле можно найти и сведения о численности повстанцев

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

229

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

под Ижевском, которые также были проигнорированы авторами книги. Так, красные командиры, среди прочего, сообщают друг другу следующее: «16 Окт.[ября] <...> Установлено, что противник в Русском Пычасе и Вотском Пычасе силою 600 человек Кулай-Норья Большая-Норья силой до 3000 человек и Курчуме 800 человек Прокашево 500 человек Юски 1000 человек Буранове с бежавшими из Яган-Докьи и Козлове до 600 человек Меры противодействия приняты точка <. >»[42: л.249];

«<...> Разведывательная сводка к 9 часам 12 Октября карта 10 верст в дюйме

На Ижевском направлении в районе Пычас - Агрыз противник укрепляется районе Якшур Норья Штаб Севернаго фронта связан с Ижевским телеграфом телефоном узкой колеей дровянкой имеет резервныя части количество не определено Большия силы расположены Б. Норья Кулай Норья Курчум Норья в Курчуме человек 700 командует Северным фронтом капитан Зуев весь фронт Ижевский разделяется на Северный и Юго-Западный сил лапотников на Ижевском фронте до 100 рот точка <...>»[42: л. 172].

В роте Ижевской Народной армии по списочному составу должно было состоять 156 человек, но, реально, численность ее колебалась от 50 до

л

100 бойцов. Следовательно, 100 рот ижевцев и еще 50 рот воткинцев никак не могли составить 25 тысячную и уж тем более 50 тысячную армию.

Примечательным представляется и утверждение авторов «Владимира Азина» о том, что, среди прочего, «в освобожденном Ижевске белогвардейцы оставили 6 самолетов <...>» [1: с. 48]. Ни одного самолета, будто бы бывших у ижевцев, не упоминает ни один «белый» или «красный» документ. Данные этой небольшой книги (даже придумка о «психической» атаке ижевцев), тем не менее, надолго определили дальнейшее изучение вооруженных сил повстанцев и стали основой для множества работ, увидевших свет в 60-70-е гг. (хотя и здесь были некоторые отступления к прежним, довоенным расчетам). Хотя в новых работах стали 2

2 Самый большой порядковый номер роты Ижевской армии, который встречался автору этих строк в документах - № 52

230

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

появляться и новые данные. Так В. Ладухин (его книга вышла в 1960 г.), повторив в целом концепцию «Владимира Азина», укажет вслед за В.И. Шориным не только на укрепление 2-й армии новыми полками (5-м и 6-м Сводными), но и впервые упомянет переброску под Ижевск частей 5-й Красной армии (4-й Петроградской дивизии), не уточнив, правда, их боевого состава [28: с. 17-18, 37, 39]. Общие силы 2-й красной армии этот историк, тем не менее, оценит весьма скромно: «<...> в начале ноября, ко времени боев за Ижевск, было не более 17 тысяч [человек] <...>» [там же: с. 36].

Н. Кондратьев, чья книга про Азина вышла почти одновременно с работой Ладухина, так же повторит основные составляющие данной парадигмы: отметит военно-техническое превосходство повстанцев над Красной армией, необычайный героизм последней и т.д., но в оценке численности восставших вернется к прежнему утверждению об их десятикратном превосходстве над красноармейцами [23: с. 85, 105, 107]. В другой своей работе «Азин» тот же В. Ладухин через семь лет все-таки вернется к прежним расчетам численности армии восставших - в 25 тыс., отметив, что «они создали большую, хорошо вооруженную армию» [27: с. 43, 47]. Новым в этой работе будет особо красочное описание мифологической «психической» атаки ижевцев, которые атаковали парадным шагом, несмотря на артиллерий огонь по ним [там же: с. 51 -52]3, и совершенно «новым» - сообщение, что «вдоль дороги на Воткинск на столбах и деревьях висели изуродованные тела (сторонников Советской власти, казненных повстанцами. - Е.Р.)»[там же: с. 56], о чем ни до, ни после выхода этой работы никаких сообщений не было.

Промежуточную черту этого этапа историографии восстания подвела статья в «Советской военной энциклопедии», в которой, в частности, говорилось: «ИЖЕВСКО-ВОТКИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ 1918,

наступательная операция 2-й армии Восточного фронта во время Гражданской войны, проведённая 15 сент. — 16 нояб. с целью разгрома ижевско-воткинской группировки белых. <...> Образовавшаяся на стыке

о

3 См. об этом и других мифах подробнее [48; 51].

231

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

2-й и 3-й армий Вост.[очного] фронта группировка белых (св.[ыше] 25 тыс. штыков и сабель, св.[ыше] 100 пулемётов, 25 ор.[удий], неск.[олько] бронеплощадок) создала угрозу тылам обеих сов.[етских] армий <...>. Операция осуществлялась в 2 этапа. На первом (15 сент.— 5 окт.) войска

2- й армии (7—9 тыс. штыков и сабель, 27 ор.[удий]) заняли Сарапул и Агрыз, вышли правым флангом к р. Кама и во взаимодействии с частями

3- й армии осуществили глубокий охват группировки белых, создав угрозу её полного окружения, но из-за недостатка сил наступление было приостановлено. Воспользовавшись операт.[ивной] паузой (5—14 окт.), белые прикрыли подступы к Ижевску тремя линиями укрепл.[енных] позиций. Второй, решающий этап операция (15 окт. — 16 нояб.) начался после того, как 2-я армия пополнилась свежими силами (стало св. 17 тыс. штыков и сабель, 230 пулемётов, 55 ор.[удий], 2 бронепоезда) и получила в операт.[ивное] подчинение особые отряды 3-й армии и Волжскую воен.[ную] флотилию (17 боевых кораблей и вооруж. судов). Отразив предпринятую ими так наз.[ываемую] «психическую» атаку, ее войска при поддержке арт-[иллери]и и бронепоезда «Советская Россия» ворвались в Ижевск и к исходу 7 нояб. освободили город. <...> В ночь на 13 нояб. ударом с юга и севера сов.[етские] войска освободили Воткинский. 16 нояб. группировка мятежников была разгромлена. Только 5—6 тыс. удалось прорваться за р. Кама.

<...> И.[жевско] -В.[откинская] о.[перация] вошла в историю сов.[етского] воен.[нного] иск-[усст]ва как первая операция Сов. Армии на окружение крупной группировки пр-[отивни]ка меньшими силами в условиях лесисто-болотистой местности <...>» [53: с. 497-498]. Стоит особо отметить, что все упомянутые выше работы представлены как источники этой статьи, наряду со сборником документов «Директивы командования фронтов Красной армии» [12]. Однако, на основании чего сделаны подсчеты о наличии у повстанцев «25 тыс. штыков и сабель, св.[ыше] 100 пулемётов, 25 ор.[удий]» против «св. 17 тыс. штыков и сабель, 230 пулемётов, 55 ор.[удий]» у всей 2-й Красной армии судить невозможно. Так как этих данных нет ни в упомянутых выше работах

232

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

(кроме 17 тыс. штыков), ни в сборнике документов. Хотя «55 ор.[удий]» (и даже больше) у Красной армии под Ижевском к ноябрю 1918 г. вполне можно насчитать по конкретным документам [46; 47; 50: с. 124-129].

Дословно этот текст будет воспроизведен несколькими годами позже в энциклопедическом же издании «Гражданская война и военная интервенция в СССР» [8: с. 223-224]. В подобном ключе события Ижевско-Воткинского восстания воспроизводятся и современными электронными и печатными энциклопедиями [2; 3: с. 615].

Новый этап в изучении темы пришелся на начало 80-х гг. Связан он с именами ижевских историков К.И. Куликова и П.Н. Дмитриева, в работах которых продолжился процесс дальнейшей демифологизации восстания. В первую очередь, он коснулся вооруженных сил последнего и объективировался в их более реальном описании. Так, первый из них, уже в своей монографии «В боях за Советскую Удмуртию» (1982 г.), фактически поставит под сомнение выводы книги и диссертации своего «друга и единомышленника» С.П. Зубарева4, который, среди прочего, повторяет приведенные нами в предыдущей статье сведения Н. Сапожникова и др. о «50-тысячной «народной армии» Прикамья», присовокупив к ним собственную придумку о том, что после падения Ижевска «<...> противник оставил 60 орудий, столько же бомбометов,

23 пулемета <...>»[18: с. 129, 134].

В противовес им К.И. Куликов приведет следующие цифры по Ижевской армии на конец октября 1918 г.: «Те (разведчики. - Е.Р.) докладывали, что город является крепким орешком, что здесь сосредоточено 18 тысяч отборных войск, много офицерского состава, что здесь даже есть одно подразделение, где большинство офицеров. Они все одеты в черную форму с красными шевронами на рукавах. Разведчики высказывали предположение, что это ударная группировка. А в Вот-кинске сосредоточены две крупные бригады, насчитывающие более 5 тысяч штыков. <.> Всеми полками, бригадами и дивизиями в Ижевске

4

Из авторской дарственной надписи К.И. Куликову на указанную в след. сноске работу.

233

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

и Воткинске руководили опытные офицеры, дисциплина в армии была построена на устрашении и терроре» [24: с. 152].

Как видим, численность «отборных войск» в Ижевске (хотя никаких дивизий здесь не было) уже поменьше - 18 тысяч, но ударная офицерская группировка имеется, более того, про нее сказано следующее: «Ижевские мятежники долго и скрыто готовились к отпору частей Второй армии. У них против красных было и особое оружие - офицерские «батальоны смерти» [там же: с. 151]. При этом ссылки на источник, откуда получены эти сведения, именно в этом случае у автора отсутствуют, хотя работа, в сравнении с упомянутыми выше, достаточно фундированная.

Численность красных частей в указанной работе тоже представлена более реально, но пока еще по косвенным источникам. Сначала по журналу «История СССР»: «В армии Шорина на 9 октября насчитывалось 11873 человека, 8685 штыков, 932 сабли, 184 пулемета, 32 пушки» [там же: с. 152; 625 ]. Потом, по упомянутой выше книге «Владимир Азин»: <.. .> в дивизию Азина влилось 470 добровольцев из Можги, 323 из Сарапула, 175 из Агрыза» [24: с. 155; 1: с. 40]. Или вовсе без ссылки на источник: «<...> Вторая армия получила подкрепление: из Казани (к концу октября. - Е.Р.) прибыл бронепоезд «Свободная Россия» <...>. Кроме того, были направлены маршевые роты и целых три полка, Тамбовский авиационный отряд» [24: с. 154]. Таким образом, существенное наращивание Красной армией своих сил накануне штурма Ижевска, было, пожалуй, впервые отмечено с привлечением определенных источников

Как мы уже подробно рассматривали в «Иднакаре», рядом коллег К.И. Куликова эта работа была встречена резко отрицательно [51]. Предлагалось ее даже изъять из обращения и уничтожить, т.к.: «Издание имеет плагиативно-компилятивный характер. Оно рассчитано на читателей, имеющих недостаточно глубокое представление об истории

5 Страницы в данном источнике другие, чем у автора в сноске на странице 256, где указываются стр. 85-87 журнала.

234

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

гражданской войны в нашем крае»[30: с. 251]. Однако, стоит в связи с этим отметить, что сама историческая фактура, найденная и обработанная К.И. Куликовым, объективно приводит его (возможно, что зачастую против воли автора) не только к очищению описания событий Ижевско-Воткинского восстания от ряда прежних устоявшихся фантазий, но и обозначает дальнейший путь его дальнейшего изучения. Особенно важными представляются документы о первых боях восстания, создании и боевом пути Вятской Особой дивизии, действиях 3-й армии и др. Хотя сам К.И. Куликов не только старается придерживаться прежних идеологем, но и создает новые.

Так, как отмечалось выше, введение К.И. Куликовым в оборот новых многочисленных данных подвергло серьезному сомнению как прежние утверждения советских историков, так и его собственные о том, что причины первых поражений Красной армии от повстанцев состояли в исключительной ее слабости. К примеру, ситуация на юге середины августа 1918 г. представляется этим автором так:

«Несколько слов о положении в Сарапуле. Войска были разделены на две группы: Агрызскую — две тысячи штыков при 4 орудиях и Гольянскую — такой же численностью при 5 орудиях и при соответствующем числе пулеметов» [24: с. 48]. Похоже описывается ситуация того же времени на севере от центра восстания: «С.И. Малыгину было поручено сформировать Особую Вятскую дивизию. С небольшим отрядом красноармейцев он прибыл в г. Глазов и начал работу по созданию дивизии. Вскоре она насчитывает 3500 штыков и сабель, 8 пушек и 45 пулеметов и была направлена на Дебесы» [там же: с. 43]. Если наложить эти данные на свидельства о том, что на этот период у повстанцев было только одно орудие (см. выше воспоминания участников событий) против 12 (минимум) у их противника, то устоявшаяся картина приобретает совершенно другое содержание.

Куликовым же было отмечено, что «на подавление Ижевского мятежа по замыслу Главкома (Вацетиса. - Е.Р.) должны были вклю-

235

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

читься силы четырех армий Восточного фронта: Второй, Третьей, Пятой и Шестой <...>»[там же: с. 112-113]. Этот вывод об участии четырех армий в подавлении восстания тоже в советской историографии прозвучал впервые, хотя конкретно дальше разработан не был.

Тем не менее, общий вывод остался прежним - вслед за членом РВС 2-й армии С.И. Гусевым и мн. др. К.И. Куликов повторит, что Азину удалось «<...> в 3 дня с малыми силами взять оружейный город Ижевск» [там же: с. 81; 61: с. 12].

Через шесть лет К.И. Куликов двумя статьями в сборнике «Гражданская война в Удмуртии» продолжил свои исследования. К этому времени им был получен из США ценнейший источник - воспоминания командующего Ижевской (а потом и Прикамской) Народной армии Д.И. Федичкина. Непонятно, в каком виде этот и др. документы попали в Ижевск (в архиве УИИЯиЛ УРО РАН, где они числятся по описи, обнаружить их не удалось), но сам К.И. Куликов описал их так: «Рукописи, написанные на русском и английском языках (здесь и далее, если особо не оговорено, выделено мною. - Е.Р.) под названием «Ижевское восстание», а также ряд документов, приказов, подписанных «Главнокомандующий войсками Федичкин», были переданы в архив Института Гувера 5 октября 1931 года. Часть из них в копиях теперь хранится в рукописном фонде Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения Академии наук СССР» [26: с. 130]. Дело в том, что во всем этом фонде «на английском языке» существует только одна надпись: это подпись Федичкина, поставленная им латиницей под рукописью собственных воспоминаний [56: с. 30].

Собственно научным можно считать только первую из указанных статей - «Некоторые особенности гражданской войны в Удмуртии и тактика большевиков в борьбе за массы» [25], вторая же, скорее, является памфлетом с резко отрицательными портретами руководителей Ижевско-Воткинского восстания, причем часть ее героев, а именно: В.М. Молчанов (в значительной степени) и А.Г. Ефимов (совершенно) -к восстанию отношения не имели.

236

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Говоря о первой статье, прежде всего, стоит отметить оценку восстания и его вооруженных сил, данных в ней:

«По своей продолжительности — полных три месяца (с 8 августа— 7 ноября 1918 г.) это восстание было самым длительным в молодой Советской России, а по силе и упорству — самым крепким контрреволюционным гнездом, собравшим и вооружившим около 30 тысяч солдат и офицеров, отразившим около десятка наступательных операций разных отрядов Красной Армии.

В стратегическом отношении это восстание принесло Восточному фронту огромный урон. Оно произошло в тылу только что сформированных 2-й и 3-й армий Восточного фронта, ведущих кровопролитные сражения с чехословаками и белогвардейцами на Урале. Между частями этих армий был вбит глубокий клин и образовался разрыв в сотню километров, нависла опасность перехвата магистрали Вятка — Пермь, что привело бы к краху всю 3-ю армию. Положение усугублялось и тем, что за 3 месяца мятежа белогвардейцы и белочехи из Ижевска получили около 60 тысяч винтовок Восстание лишило Восточный фронт поступления из Среднего Прикамья людских и материальных ресурсов. Более того, оно оттянуло на себя несколько тысяч штыков и сыграло основную роль в поражениях и развале 2-й армии в начале осени 1918 года» [25: с. 57-58].

При этом, если оценка восстания совпадает, к примеру, с оценкой Н.Е. Какурина и с ней нельзя не согласиться, то вызывает серьезное сомнение привлечение очередного косвенного, если не второстепенного, источника в определении в 60 тыс. штук количества винтовок, переданных из Ижевска другим антибольшевистским силам - это полухудожественное издание «От Зимнего до Перекопа» [29: с. 133].

Помимо того, автор противоречит сам себе, давая оценку вооруженным силам восстания. Так, если на стр. 57 он оценивает их численность (без ссылки на какой-либо источник) до 30 тыс. чел., то в другом месте он приводит и другую численность: «Немалую роль играло, очевидно, и то обстоятельство, что ижевские белогвардейцы за короткое

237

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

время сумели собрать и поставить под ружье большую армию. К началу сентября белогвардейцам удалось вооружить и обучить формирования общей численностью до 12 тыс. человек, а к 20 октября — до 20 тыс. Притом 6 тыс. из них были в Воткинске. У ижевцев, по данным разведки, было 12 орудий, у воткинцев — 3» [25: с. 75-76].

В связи с последним, стоит заметить, что автор опять же достаточно вольно цитирует документ, напечатанный в изданном под его же редакцией сборнике документов «2 армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918-1919», в котором, в частности, утверждается: «Силы противника в районе Ижевского и Воткинского заводов достигают 100 рот, колеблясь от 10 до 20 тысяч штыков. Прочное ядро составляют рабочие упомянутых заводов в количестве около 5000 чел., затем роты учредительного собрания - до 500 чел., остальное -местные крестьяне, плохо организованные и плохо обученные. Белогвардейцы страдают в сильной степени недостатком патронов и снарядов. Последнее обстоятельство мешает им использовать полностью те 12 орудий, наличность которых у них замечена на фронте < ,.>»[17; 7: 86].

Если обратить внимание на данные, «убранные» К.И. Куликовым при цитировании, то выводы напрашиваются совершенно другие. Автор доклада, а это В.А. Антонов-Овсеенко, имевший к тому времени большой опыт боев с ижевско-воткинскими повстанцами, достаточно скромно и трезво оценивает их силы на конец октября 1918 г., выделив из 100 рот от «10 до 20 тысяч штыков» «прочное ядро» до 5 тысяч человек из рабочих Ижевского и Воткинского заводов и около 500 бойцов рот Учредительного собрания. Он же отмечает и проблемы, в частности: «Белогвардейцы страдают в сильной степени недостатком патронов и снарядов» и т.д. [17: л. 144-145].

Наряду с этим, приводятся и те данные (уже со ссылкой на самого себя), за которые Н.П. Павлов резко критиковал первую монографию этого автора как «паллиативно-плагиаторскую». Так, к примеру, снова появляется следующий текст, признанный рецензентом в значительной

238

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

степени отсебятиной, вписанной в конкретную структуру чужого текста с добавлением удмуртской компоненты: «В итоге ряды полков Вятской дивизии росли с каждым днем. Так в Володарский полк прибыла Як-шур-Бодьинская удмуртская добровольческая дружина, насчитывающая 75 штыков. Ранее в полк им. Володарского прибыло пополнение численностью в 250 человек под командой коммуниста Даровских и из нее была создана 3-я рота. Она состояла наполовину из местной удмуртской молодежи» [25: с. 79]. Таким образом, это эпизод (как и многие другие), что называется становится «заигранным» и приобретает свойства реального факта.

Численность азинской дивизии накануне последних боев определялась К.И. Куликовым в 17,5 тыс. человек, помимо того, впервые, давалась, пусть и приблизительная, оценка численности партизанских отрядов, действовавших вместе с ней:

«Численность только этих (партизанских. - Е.Р.) отрядов (без Особой Вятской дивизии) достигла 5 тысяч человек <...>.

Регулярные части Красной Армии так же пополнялись за счет местного населения и не только по мобилизации, но и добровольно. Так, 2-я сводная дивизия В. М. Азина в середине сентября 1918 г. насчитывала в своих рядах всего 3,5 тыс. человек, а в конце октября—17,5 тыс. чел. Только 13 октября 1918 г. дивизия приняла из окружающих деревень до 1000 чел.» [там же: с. 80].

Таким образом, в очередной раз объективно ставилась под сомнение господствовавшая до сего времени в историографии точка зрения на соотношение численности противоборствующих сторон.

В одном ключе с К.И. Куликовым начал свою статью «Временный Прикамский комитет членов Учредительного собрания — орган власти мелкобуржуазной контрреволюции в Удмуртии в 1918 году», опубликованную в указанном сборнике, ижевский исследователь П.Н. Дмитриев [13] (в 1983 г. он защитил диссертацию по теме восстания) [14]. Для него не вызывало никаких сомнений, что «настойчивыми усилиями нескольких поколений советских исследователей удалось установить, что

239

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

мятеж в Ижевско-Воткинском районе возник как результат целенаправленной, организующей мелкобуржуазную стихию деятельности правых эсеров, меньшевиков, белогвардейских военных организаций и их зарубежных покровителей» [13: с. 90]. Он пошел даже несколько дальше, особо отметив, что «таким образом, замысел мятежа в Ижевско-Воткинском районе был одним из звеньев заговора международной и российской реакции против Советской власти, который возглавили правые эсеры, действовавшие по заданию стран Антанты» [там же: с. 91]. Им же было отмечено, что «проблема создания эсерами армии, хотя и освещалась, но очень слабо» [там же: с. 90]. И стоит признать, что этим автором были предприняты серьезные шаги в определении вооруженных сил восстания на его первом этапе. Так, независимо от Куликова и основываясь на других источниках, П.Н. Дмитриев представил следующую динамику создания вооруженных сил восстания: «<...> по данным разведсводки штаба 3-й советской армии, в белоповстанческих отрядах насчитывалось 8 августа 1918 г. примерно 6,3 тыс. чел., в т. ч. до 300 офицеров, 3 тыс. фронтовиков и около 3 тыс. рабо-чих-добровольцев» [там же: с. 95]. В это сообщение ижевский историк внес существенное уточнение: «Очевидно, в данные о численности рабочих вкралась вполне объяснимая трудностями сбора разведданных неточность. Известно, что кроме рабочих-добровольцев на стороне мятежников в Ижевске выступили дбровольцы — выходцы из среды городской и сельской буржуазии, учащейся молодежи. Сами же мятежники считали, что численность рабочих, выступивших с оружием в руках против Советской власти, была около 2 тыс. чел. Эта цифра представляется нам более точной, т. к. учредиловцам невыгодно было преуменьшать численность вооруженных рабочих. <...>.

17 августа уральский окрвоенком большевик С. Анучин сообщил по телеграфу из Вятки в Пермь, что «восставших<...> в Ижевске 6—7 тыс. чел.» [там же: с. 104-105].

Однако здесь же и немного ниже, продолжая анализ создания армии восстания, П.Н. Дмитриев вступает в некоторое противоречие с

240

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

изложенными выше цифрами: «Армия, названная «народной», должна была создаваться на добровольческих началах. Задачу эсеров существенно облегчило то, что отряды, на основе которых она создавалась, примерно на 50% состояли из опытных, обученных солдат и офицеров старой армии. Если 8 августа в ряды мятежников влилось до 3 тыс. добровольцев, в т. ч. около 2 тыс. рабочих, то в последующие дни приток добровольцев неуклонно сокращался. По сообщению советской разведки, в армию мятежников в Ижевске вступило с 9 по 11 августа от 700 до 1700 чел. Изменился и их социальный состав: уменьшилось число рабочих, превалировали гимназисты и ученики оружейной школы, выходцы из буржуазных семей и интеллигенции. К 11 августа бе-ло-учредиловцы поставили под ружье 7—8 тыс. чел. Это был предел. Уже во второй половине августа из-за недостатка добровольцев, а также больших потерь раненными и убитыми в боях, перехода части солдат на сторону советских войск численность армии начала сокращаться» [там же].

Существенное несоответствие с реальным положением дел в этом отрывке состоит в утверждении, «что отряды, на основе которых она (очевидно Ижевская Народная армия. - Е.Р.) создавалась, примерно на 50% состояли из опытных, обученных солдат и офицеров старой армии» или его же утверждение о том, что вооруженные силы восстания не испытывали недостатка в опытных офицерах: «Командный состав уч-редиловской армии рекрутировался прежде всего из бывших царских офицеров. На 20 солдат в Ижевско-Воткинском районе приходилось в октябре 1918 г. по одному офицеру. Высокая степень насыщенности «народной» армии квалифицированными, опытными военными специалистами была одной из причин, позволивших ей на первых порах одерживать победы над частями Красной Армии» [там же: с. 106]. Анализ сохранившихся списков частей ижевцев и воткинцев показывает, что боевой опыт в подобной пропорции имели бойцы только тех отрядов, служба в которых требовала воинской квалификации - кавалеристы и пулеметчики (и то не в таком объеме).

241

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Так, к примеру, в Мусульманском отряде Ижевской Народной армии к 1 сентября на 262 человек офицеров нет вообще, среди младшего командного (сержантского) состава значатся два старших унтер-офицера и пять младших унтер-офицеров. Военную службу из всего состава проходило 96 человек, фронтовиков из них было 46 человек [59: л. 40-58]. По «Списку пулеметчиков пулеметной команды 1-го добровольческого народного полка» на 3 сентября на 92 человека приходилось один «быв.[ший] офицер артиллерии», два «бывших офицера» и один «бывш. прапор.[щик]», младшего командного состава насчитывалось 16 человек. Из этих 92 человек 35 значатся, как воинскую службу «не проходил» [60: л. 28-36]. Другой документ «Пулеметная команда Чепцовского фронта железно-дорожного отряда» показывает, что на 25 человек здесь приходился один офицер - подпоручик, и два младших командира - младший унтер-офицер и подпрапорщик. Все бойцы этой команды, кроме 5 человек, воинскую службу прошли, фронтовиков среди последних числилось 13[60: л. 37-38]. Согласно «Списка солдат 1-го эскадрона Ижевской Народной армии, состоящих в мастерских: Оружейнаго и Сталеделательнаго заводов 14 сентября 1918 г.» на 116 сабель нет ни одного офицера, но зато в наличии 37 младших командиров. Здесь только 5 человек воинской службы не проходили [60: л. 80-90].

Еще более очевидно это прослеживается по сохранившимся документам Воткинской Народной армии. Так, по списку ее 15 роты всего числилось на 14 октября (месяц почти затерт, можно прочитать его и как сентябрь (IX), и как октябрь (X)) 164 человека, из которых офицеров было только двое - командир роты в звании подпоручика и, очевидно его заместитель, в звании прапорщика. Кроме них в составе роты служили 23 младших командира в звании от ефрейтора до старшего унтер-офицера. Все бойцы поступили на службу из сел, кроме командира роты и его заместителя, которые были воткинцами [43: л. 2-3 об.].

Что касается отмеченного выше утверждения этого историка о том, что «на 20 солдат в Ижевско-Воткинском районе приходилось в

242

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

октябре 1918 г. по одному офицеру». Здесь, вероятно доверившись сомнительному источнику [57: с. 94], П.Н. Дмитриев снова противоречит сам себе. Так как, если провести на основании этих данных простой арифметический подсчет, исходя из постоянно повторяющегося утверждения о том, что в Ижевске находилось около 300 офицеров старой армии, то получится, что численность всех вооруженных сил «в Ижев-ско-Воткинском районе» в октябре 1918 г. никак не должна была превышать 6 тыс. человек, а не достигать 30-35 тыс. Так оценивалась П.Н. Дмитриевым общая численность вооруженных сил к его исходу: «<...> переход к мобилизационной системе и насильственным методам набора солдат позволили Прикомучу быстро увеличить численность регулярной армии, доведя ее в октябре — начале ноября 1918 г. до 30—35 тыс. чел. Из этого числа постоянно на фронте находилось 8—10 тыс. бойцов. Основную массу солдат составляли рабочие и крестьяне. По сведениям штаба 2-й армии, во второй декаде сентября из 18 тыс. солдат в Ижевске, например, около 2/3 были мобилизованными рабочими» [13: с. 105].

Рост численности армии повстанцев, как видно из этого, весьма существенный. Но для обоснования этих цифр привлечены только вторичные источники. Так, дается ссылка на учебное пособие «История Урала», где без всяких отсылок к документам, в частности, утверждается: «В районе Ижевска и Воткинска противник имел крупные силы: около 25 тыс. человек, из них только в Ижевске - 18 тыс. Части же 2-й армии насчитывали только 17 тыс. бойцов» [20: с. 84]. Кроме того, дается ссылка на работу Спирина Л.М. «Классы и партии в гражданской войне в России 1917-1920» [54: с. 263]. Но и этот автор никаким специалистом по истории Ижевско-Воткинского восстания не является. Дана ссылка и на разобранную выше работу К.И. Куликова «В боях за Советскую Удмуртию», но и на указанной странице пишется не о 30-35 тыс. бойцов восстания, а приводится сообщение «командарма-3 Берзина» Главкому Восточного фронта от середины сентября 1918 г.: «Ижевский мятеж принимает затяжной характер. Белогвардейцы

243

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

вооружили до 12 тыс. рабочих. Мы смогли выставить со стороны Третьей армии 2,5 тыс. штыков при 6 орудиях. В течение последних 4 дней мы в ожесточенных боях потеряли 1200 человек. Подкрепления послать не можем. Прошу срочных Ваших распоряжений выслать петроградские и московские части для расправы с ижевскими белыми, а также прошу сделать указания Военсовету-2 для содействия с юга со стороны Агрыза» [24: с. 80-81; 38: л. 27]. Стоит отметить, что речь здесь идет, вероятнее всего, о совместных вооруженных силах повстанцев -ижевских и воткинских, т.к., именно воткинцы преимущественно действовали на этом направлении против частей 3-й Красной армии.

И завершая разбор этой статьи - из работы в работу П.Н. Дмитриевым проводилась мысль, что «мятежники» «<...> смогли увлечь за собой на первых порах наиболее забитую, невежественную часть коренных ижевских рабочих и недавних крестьян» [13: с. 95]. Автору этих строк, занимавшемуся и занимающемуся достаточно плотно нравами Ижевска первой четверти прошлого века, очень сложно представить себе забитых «коренных ижевских рабочих и недавних крестьян» того времени. Видимо, в силу своего невежества, темноты и забитости смогли они продержаться три месяца, фактически без патронов, снарядов и тяжелого вооружения. И даже после того, как пали богатые на оружике и боеприпасы Казань и Самара, в абсолютно безнадежной ситуации продолжали упорно сражаться [см. подробно: 50: 98-134].

И еще в этой связи об еще одном постоянно повторяющемся утверждении: «В армии восстанавливаются разбитые революцией порядки. 29 сентября 1918 г. Прикомуч принял постановление № 12, которое санкционировало введение в «народной» армии дисциплинарного устава, действовавшего в армии Самарского Комуча. Это был устав царской армии, основанный на жестокой муштре солдат, разрешавший побои и зуботычины. Некоторое время спустя стали восстанавливаться чины, звания и ношение погонов» [там же: с. 107].

Позволим себе небольшое, можно сказать, лирическое отступление. Со второй половины 20-х гг. в советской историографии появля-

244

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

ются рассказы о чуть ли не массовых изнасилованиях повстанцами «десятилетних девочек и шестидесятилетних старух», о том, как они массово пороли нагайками, а потом зверски пытали в своих застенках всех, кто не хотел служить в их армии и т.п. Пересказываются эти «сведения» продолжателями советской традиции и сегодня - как совсем юными, так и уже не очень. Представляется, что стоит за этим что-то очень глубоко личное, нежное и трепетное, собственно к историографии отношения не имеющее.

Однако, что касается уставов. Первое - по уставам императорской армии строилась и воевала и Красная армия: «В своей боевой деятельности войска руководствовались уставами и положениями старой армии, переизданными с ничтожными изменениями и дополнениями» [21: с. 139]. Что касается дисциплинарной составляющей этих уставов - из Российской императорской армии телесные наказания постепенно, но настойчиво изымались, начиная еще с 1863 г., с приказа по военному ведомству № 120 [64] (задолго, кстати, до ряда западноевропейских армий). По манифесту от 1904 г. они полностью изымались из общегражданской и военной практики [63], частично были возвращены в действующую армию в 1914 г. (о чем с горечью вспоминал А.И. Деникин) [11] и полностью отменены Временным правительством приказом № 215 от 11 мая 1917 г. за подписью военного и морского министра А.Ф. Керенского [64].

И о погонах. Ижевцы их получили уже после поражения восстания:

«ПРИКАЗ

по

1-му Ижевскому стрелковому полку № 33

19-го декабря 1918 г. д. Чукалино, Бирскаго уез.[да]

<...>

§ 26.

Всем чинам ввереннаго мне полка одеть погоны защитнаго цвета

245

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

без трафарета, а начальнику Хозяйственной части приступить к изготовлению погон.

ОСНОВАНИЕ: Приказ по Отдельн. Ижевской Стрелк. Бригаде за № 23 § 1 с/г.

(Подпись неразборчива)» [44: л. 9-9 об.].

В следующей свой статье по теме восстания «Разгром эсеро-меньшевистского мятежа в Ижевско-Воткинском районе в 1918 году» этот ижевский историк, в целом, повторил свои выводы касательно вооруженных сил восстания из рассмотренной выше работы. Хотя, расчеты и в этой статье иногда представляются довольно странными. Так, к примеру, утверждается, что ижевцы побеждали в первых боях потому, что они «<...> сумели создать более чем шестикратный перевес сил» [15: с. 98], что опровергает собственные расчеты автора. Так, если принять во внимание приводимые здесь же данные только о двух действовавших против ижевцев отрядов, «каждый численностью по 2 тыс. штыков» [там же], под командованием В.А. Антонова и А.М. Чеверева, то Ижевская народная армия должна была насчитывать не менее 24 тыс. бойцов.

Версия объяснения победы Красной армии над повстанцами остается традиционной - это прозрение трудящихся в районе восстания.

Но автором обращено внимание на то, что после падения Казани (10 сентября): «В район мятежа было переброшено из-под Казани около 3 тыс. красноармейцев, на Каму пришли главные силы Волжской военной флотилии» [там же: с. 99]. Хотя, в чем конкретно состояла, образно выражаясь, сила этих сил, автор не уточняет, как и то, что представляли из себя «большие подкрепления», которые «Главное командование Красной армии направило в Ижевско-Воткинской район» после известной телеграммы Ленина и Свердлова от 20 октября 1918 г [там же: с. 100].

В опубликованной десятью годами позже совместной работе П.Н. Дмитриева и К.И. Куликова «Мятеж в Ижевско-Воткинском районе»

246

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

эта тема получила дальнейшее развитие, с привлечением значительно большего количества источников (особенно для первых этапах формирования армии повстанцев). Однако описание динамики и масштабов армейского строительства у восставших осталось прежним - авторами, в целом почти без изменений, приводятся все те выкладки из их более ранних работ, которые мы разобрали выше. При этом, также, как и прежде, начальные этапы этого процесса описываются на основании первичных источников: «<...> 8 августа в ряды мятежников влилось до 3 тыс. добровольцев, в т.ч. около 2 тыс. рабочих, то в последующие дни приток добровольцев неуклонно сокращался. По сообщению советской разведки, в армию мятежников в Ижевске с 9 по 11 августа вступило от 700 до 1700 человек <...> [16: с. 97].

К 11 августа белоучредиловцы поставили под ружье 7-8 тыс. чел. Это был предел. <.>17 августа уральский окрвоенком (окружной военный комиссар. - Е.Р.) большевик С. Анучин сообщил по телеграфу из Вятки в Пермь, что «<...> восставших в Ижевске 6-7 тыс. чел.» [там же: с. 97; 39: л. 382]. К середине сентября в Прикамской Народной армии (сведения командарма-3 Берзина) насчитывалось до 12 тыс. рабочих (см. выше) и т.д.

Что же касается описания состояния Ижевской Народной армии накануне решающих боев конца октября-начала ноября 1918 г., то здесь вновь привлекаются только те же самые вторичные источники. В том числе и такие, как упомянутое выше учебное пособие «История Урала», с помощью которого, среди немногих прочих, обосновывается рост армии Прикомуча, которому, будто бы «<...> удалось быстро увеличить численность регулярной армии, доведя ее в октябре-начале ноября 1918 г. до 30-35 тыс. чел.» [16: с. 97, 100].

Так же сохраняется и прежняя, свойственная работе К.И. Куликова «В боях за Советскую Удмуртию», аргументация, когда, с помощью специфического воспроизведения документов, обосновываются нужные выводы. Так, к примеру, в другом месте своей работы авторы «Мятежа в Ижевско-Воткинском районе» дают существенно иную численность

247

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

вооруженных сил повстанцев. В частности, они пишут: «<...> ижевские белогвардейцы за короткое время сумели собрать и поставить под ружье большую армию. К началу сентября белогвардейцам удалось вооружить и обучить формирования общей численностью до 12 тыс. чел., а к 20 октября - до 20 тыс. Притом 6 тыс. из них были в Воткинске. У ижевцев, по данным разведки, было 12 орудий, у воткинцев - 3» [там же: с. 140]. Источник, откуда почерпнуты эти сведения, гораздо более надежный, чем сообщения учебников. Это - уже упомянутый выше «Доклад В.А. Антонова в штаб фронта о положении войск 2 армии и плане предстоящей операции по очищению Ижевско-Воткинского района от противника» от 20 октября 1918 г., который цитируется во все том же обрезанном и, таким образом, искаженном виде. Но если раньше за подобные вольности можно было упрекнуть только К.И. Куликова, то с этой совместной работой упреки можно обратить уже к обоим авторам. Тем более, что подобный метод применен в монографии и дальше. Так, если с численностью вооруженных сил повстанцев в ней была предпринята попытка серьезно разобраться, то, что касается их боевой оснащенности - армия восставших предстает в ней как мощная, достаточно хорошо организованная и оснащенная структура. Вот что, в частности, утверждается:

«Необходимо отдать должное руководителям Ижевского восстания в том, что они с первых же дней после победы над большевиками приступили к созданию армии по всем правилам военного дела. <...> Особое внимание уделили офицеры формированию артиллерии армии. Благодаря их старанию за короткий срок, т.е. за 25 дней, удалось создать полнокровный артдивизион. <...> Дивизион состоял из 5 рот, в каждой из которых было по 3 взвода. Три роты были вооружены легкими орудиями, одна - горными и одна - тяжелыми 6-дюймовыми орудиями. Примечательно то, что каждым взводом-батареей командовал офицер, а личный состав был собран из опытных фронтовиков-артиллеристов. <...> Только в артиллерийском дивизионе повстанческой армии ижевцев офицеров и солдат было всего 320 человек. <...> Командовал ди-

248

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

визионом кадровый офицер А.В. Волков, начальником технической части был С.И. Савкевич.

Несмотря на то, что армия Прикомуча находилась в окружении, руководителям восстания довольно спешно удалось вооружить артдивизион и снабдить его всем необходимым. Были выданы полевые телефоны на батареи. <.. .> Снаряды для орудий восставшие получали из гольянского склада. Об этом свидетельствует расписка, выданная зав. артиллерийским парком Шемякиным: «Получено Ижевским артиллерийским парком с Гольянского вокзала двадцать один ящик полевых 3-дюймовых снарядов и шесть ящиков патронов винтовочных». Инспектор артиллерии обороны Ижевска 19 августа 1918 г. направил командиру артиллерийского полка следующее распоряжение: «Предлагаю вам озаботиться доставкой снарядов для полевых) орудий на фронте с таким расчетом, чтобы число снарядов в каждом полевом артвзводе было постоянно не менее 24 шт.». Часть снарядов ижевские оружейники начали готовить сами. Запасы пороха китайского артиллерийского в армии было 212 пудов 28 фунтов и артиллерийского ленточного пороха - 6 пудов 35 фунтов.

<...> Завод должен был изготовлять все необходимое для армии: бронированные поезда, ружейные патроны, артиллерийские снаряды. При этом инженер Боковнев заявил, что к опытам по изготовлению пуль завод уже приступил, что ежедневно он может выпускать до 20 тыс. пуль. Гильз на заводе имеется около 350 пудов. Было решено создать на заводе и снарядную мастерскую.

<...> Завод помогал артдивизиону в изготовлении передков орудий, пружин накатников, ключей к дистанционным трубкам и других изделий. Все это помогло создать мощный маневренный и высокоэффективный артдивизион. И если красноармейцам в течение двух месяцев, несмотря на многочисленные атаки на Ижевск и Воткинск, не удалось получить ни одной победы, а наоборот, они терпели одно поражение за другим, то особое значение в этих сражениях сыграл именно артдивизион Прикомуча» [там же: с. 103-105].

249

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Авторы рассматриваемой работы, в обоснование этих своих выводов, ссылаются, среди прочего, на «Протокол совещания Прикамского Комитета Членов Учредительного собрания и Штаба Прикамской Народной армии», которое состоялось в первых числах сентября 1918 г., и в котором приняло участие все техническое руководство ижевских заводов. В тексте «Мятежа <...>» часть этого протокола, где идет речь о производстве патронов, интерпретируется так: «При этом инженер Бо-ковнев заявил, что к опытам по изготовлению пуль завод уже приступил, что ежедневно он может выпускать до 20 тыс. пуль. Гильз на заводе имеется около 350 пудов» [там же].

Однако текст оригинала говорит, как представляется, существенно другое: «Что касается пуль, то инженером Боковневым приступлено к опытам и он предполагает недели через две выпускать ежедневно около 20000 штук пуль. Изготовление капсюлей может быть вполне организовано. Относительно же гильз то выделка их будет представлять затруднение. По некоторым сведениям в заводе имеется около 350-ти пудов стреляных гильз. Совещание признает необходимым выяснить место нахождения гильз и организацию собирания стрелянных гильз на позициях /эта мера уже принята и в случае благоприятных результатов вполне обеспечит завод гильзами» [58: л. 42-42 об.]. То есть, при ссылке на оригинал упущены весьма важные моменты -гильзы стреляные и их еще предстоит найти! Никаких документов о том, что эти поиски увенчались успехом, пока не найдено (скорее всего, их никогда и не существовало).

И, наверное, не менее важное - в этом же документе говорится о нехватке у восставших не только огромного перечня важного военного имущества, но даже винтовок:

«Приблизительный перечень предметов необходимых для армии:

Винтовки

Патроны

Гремучая ртуть

Пироксилин

250

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Бездымный порох /зав. Ижевск. изготовлять не может/ Взырывч. Вещ.[ества]

Ленточный порох Шашки пироксилиновыя Ручныя гранаты

Орудийныя замки /Изготавл. Воткинский зав./

Лафеты

Передки и зарядн. ящики Ударн. Трубки Гильзы артилл.

Телефоны /полевые/

Револьверы, патроны к ним Бомбометы и минометы Щиты разные

Бронированные поезда» [58: л. 43].

При этом, вне внимания авторов остаются как уже вышеприведенные документы об отсутствии у восставших артиллерии на первых этапах восстания, так и документы из дел, на которые они сами часто ссылаются. Речь, в первую очередь, идет о фонде Ижевской Народной армии, хранящемся в ЦГА УР. Так, в монографии, в частности, остались проигнорированными конкретные документы о том, что у повстанцев на 1 ноября 1918 г. в наличии имеется всего пять легких орудий, для которых есть какое-то минимальное количество снарядов [59: л. 151-151

об.].

Не менее удивительным является и то, что в этой работе, как и в прежних, остались абсолютно неиспользованными фонды Ижевской [44], Воткинской [43] и Сарапульской [45] Народных армий из РГВА (между тем, как дела из других «белых» фондов этого архива в монографии присутствуют). Так вот, данные по вооруженным силам Ижевского восстания из этих фондов категорически опровергают все утверждения об огромной и хорошо вооруженной армии у повстанцев. Дос-

251

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной

реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

таточно просмотреть, к примеру, дело N° 5 из фонда Ижевской Народной армии, чтобы сделать вывод об исключительной слабости по тяжелому вооружению у восставших в сравнении с Красной армией [см. об этом:

46; 47; 50].

После П.Н. Дмитриева и К.И. Куликова, можно сказать со всей определенностью, мало кто серьезно данным вопросом занимался. Ни из последователей, ни из их идейных оппонентов. В лучшем случае, их выводы просто использовались, или же вместо них выдвигались разные выдумки. Исключение составили, пожалуй, только два автора, так называемого «белого» направления - А.А. Петров [32; 33] (в большей степени) и А.А. Каревский [22] (в значительно меньшей). Их работы, как и труды «белого» направления, мы намерены разобрать в следующей статье для «Иднакара». Пока же только отметим, что оба они как были, так и остаются незнакомы с данными ижевских архивов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. В поздней советской историографии вооруженных сил Ижевско-Воткинского восстания наметилась серьезная тенденция реального представления последних. В первую очередь, это касается численности сил восставших на первых этапах восстания и их соотношения с Красной армией. Однако, анализируя ситуацию последних недель восстания, она не смогла преодолеть сложившиеся ранее стереотипы о победе Красной армии над значительно и во всех отношениях превосходящими ее силами восстания. И более того, доказывая это, советские историки вновь и вновь прибегают к игнорированию или произвольному использованию документов, прямо противоречащих этой парадигме. Все это несколько напоминает решение задачи, ответ на которую был когда-то очень давно дан в конце строгого учебника - упрямые факты и собственный здравый смысл говорят исследователю, что он, по меньшей мере, сомнителен. Но прежние авторитеты оказываются сильнее.

252

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

Источники и библиография:

1. Владимир Азин. - Ижевск: Удмуртское книжное издательство, 1958. - 96 с.

2. Военная энциклопедия. - E-book. - Издательство «Равновесие». - Год и место издания не указаны.

3. Военный энциклопедический словарь. В двух томах. - М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. - Т. 1. - С. 615.

4. Воспоминания начальника артиллерии 2-й сводной дивизии А.П. Гундорина о взятии г. Ижевска// Центр документации новейшей истории Удмуртской республики (далее: ЦДНИ УР) УР. Ф. 103. Оп. 1. Д. 510.

5. Воспоминания об Азине В.М. и боевых действиях 28-ой стрелковой Азинской дивизии// УИИЯЛ УрО РАН. Ф. РФ. Оп. 2-Н. Д. 13.

6. Воспоминания Ф.И. Бутина о событиях в Ижевском заводе летом 1918 г. и об освобождении его в ноябре 1918 г. (14 янв. 1928 г.)// ЦДНИ УР. Ф. 352. Оп. 2. Д. 24.

7. 2 Армия в боях за освобождение Прикамья и Приуралья. 1918-1919. Документы. - Устинов, 1987.

8. Гражданская война и военная интервенция в СССР. - М.: Советская Энциклопедия, 1983. - 702 с.

9. Гундорин А.П. Сорок лет назад// Воспоминания об Азине В.М. и боевых действиях 28-ой стрелковой азинской дивизии. - Удмуртский институт истории, языка и литературы (УИИЯЛ УрО) РАН. - Ф. РФ. - Оп. 2-Н. - Д. 13.

10. Дело бывшей 2 сводной ныне 28 стрелковой дивизии. С копиями исходящих телеграмм// РГВА. Ф. 1328. Оп. 1. Д. 83.

11. ДеникинА.И. Очерки русской смуты. - М.: "Наука". - 1991. - Т. 1. Глава 2. Старая армия перед революцией. - М.: "Наука". - 1991. Режим доступа: http://militera.lib.ru/memo/russian/denikin_ai2/1_02.html

12. Директивы командования фронтов Красной армии (1917-1922). -Т. 1. - М: Военное издательство министерства обороны, 1972. - 787 с.

253

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

13. Дмитриев П.Н. Временный Прикамский комитет членов Учредительного собрания — орган власти мелкобуржуазной контрреволюции в Удмуртии в 1918 году// Гражданская война в Удмуртии 1918-1919 гг. Сб. статей. - УИИЯЛ УрО РАН: Ижевск: 1988. - С. 90-126.

14. Дмитриев П.Н. Разгром эсеро-меньшевистского мятежа в

Ижевско-Воткинском районе. - Дисс. на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - М. 1983.

15. Дмитриев П.Н. Разгром эсеро-меньшевистского мятежа в

Ижевско-Воткинском районе// Удмуртия: новые исследования. Сборник статей. - Ижевск: Удмуртия, 1991. - С. 86-104.

16. Дмитриев П.Н., Куликов К.И. Мятеж в Ижевско-Воткинском районе. -Ижевск: Удмуртия, 1992. - 389 с.

17. Доклад В.А. Антонова в штаб фронта о положении войск 2 армии и плане предстоящей операции по очищению Ижевско-Воткинского района от противника от 20 октября 1918 г// РГВА. Ф. 106. Оп. 2. Д. 4.

18. Зубарев С.П. За республику Советов. Коммунисты Прикамья в борьбе против буржуазной парламентской республики (март 1917 - ноябрь 1918 г.). - Ижевск: Удмуртия, 1970. - 144 с.

19. Инструкции дежурного штаба артиллерии, схема организации артиллерийской части Народной армии и списки личного состава со сведениями из послужных списков штаба формирования Ижевской Народной армии// ЦГА УР. Ф. Р-460. Д. 2.

20. История Урала в двух томах. Пособие для студентов, учителей и самообразования. - том II. - Пермь: Пермское книжное издательство, 1977. - 544 с.

21. Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Том первый 1917-1918 гг. -Издание 2-е, уточн. — М.: Политиздат, 1990 г. - 272 с.

22. Каревский А.А. К истории антибольшевицкого восстания в Ижевске и Воткинске: вооруженные формирования Прикамья летом - весной 1918 г.// Ижевско-Воткинское восстание./ Под. ред. В. Ж. Цветкова. - М.: Посев, 2000.- с. 5-15.

254

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

23. Кондратьев Н. Начдив железной Азин. - М.: Военное издательство министерства обороны, 1960. - 212 с.

24. Куликов К.И. В боях за Советскую Удмуртию. - Ижевск: Удмуртия, 1982. - 260 с.

25. Куликов К.И. Некоторые особенности гражданской войны в Удмуртии и тактика большевиков в борьбе за массы._// Гражданская война в Удмуртии... . - С. 57-89.

26. Куликов К.И. Руководители Ижевского восстания// Гражданская война в Удмуртии 1918-1919 гг. ... С. 127-164.

27. Ладухин В. Азин. - М.: издательство Политической литературы, 1967. -128 с.

28. Ладухин В. В.И. Шорин. - Калининское книжное издательство, 1960. -103 с.

29. От Зимнего до Перекопа. - М.: Воениздат, 1978.— С. 133.

30. Павлов Н.П. Из рецензии на книгу К.И. Куликова «В боях за Советскую Удмуртию». -Ижевск: изд. «Удмуртия», 1982. 260 с. 19 июня 1986 г.// «Быть откровенным, прямым и справедливым.»/ Сост. М.В. Гришкина. Ижевск: Удмуртия, 2010. - с. 251-284.

31. Переписка сотрудников института с участниками 28-ой Азинской дивизии. Родственниками Азина В.М. Редакциями газет, журналистами// УИИЯЛ УрО РАН. Ф. РФ. Оп. 2-Н. Д. 36.

32. Петров А.А. История рабочее-крестьянской белой армии// А.Г. Ефимов. Ижевцы и воткинцы и борьба с большевиками 1918-1920. - М.: «Айрис-пресс», 2008. - С. 18-19. - 416 с. - с. 6-38.

33. Петров А.А. Повстанцы, ставшие войсками. Белоповстанцы Прикамья: структура и командный состав их Народных армий. Август-ноябрь 1918 года// Доклады Академии Военных наук (военная история). Партизанская и повстанческая борьба: опыт и уроки ХХ столетия. - Саратов, 2009. - № 3 (38). - С. 67- 76.

35. Полевая книжка Начальника дивизии тов. Азина. Начата 5-го ноября 1918 года кончена 8 ноября 1918 года// РГВА. Ф. 1328. Оп. 1. Д. 54.

36. Приказы, инструкции и циркуляры штаба формирования народной

255

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

армии и артиллерийского дивизиона Ижевской народной армии. Штаб формирования Ижевской народной армии// ЦТ А УР. Ф. Р-460. Оп. 1. Д.

1.

37. РТВА. - Ф. 169. - Оп. 1. - Д. 830.

38. РТВА. - Ф. 176. - Оп. 1. - Д. 11.

39. РТВА. - Ф. 176. - Оп. 3. - Д. 53.

40. РТВА. - Ф. 1328. - Оп. 1. - Д. 54.

41. РТВА. - Ф. 1328. Оп. 1. Д. 74.

42. РТВА. - Ф. 1328. - Оп. 1. - Д. 83.

43. РТВА. - Ф. 39552. - Оп. 1. - Д. 5.

44. РТВА. - Ф. 39562. - Оп. 1. - Д. 4.

45. РТВА. - Ф. 40048. - Оп. 1.

46. Ренёв Е.Г. Артиллерия Ижевской Народной армии накануне решающих сражений// Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. -2011. - № 7 (13). Часть 3. - с. 169-172.

47. Ренёв Е.Г. Артиллерийское вооружение и боеприпасы Ижевской Народной армии накануне решающих сражений// Иднакар: методы историко-культурной реконструкции. - 2012, № 1 (14). - с. 81-110.

48. Ренёв Е.Г. В.И. Ленину: «... г. Ижевск взят штурмом. К истории одной телеграммы// Вестник Московского государственного областного университета. - Серия «История и политические науки». - 2011. - № 3. - с. 135-140.

49. Ренёв Е.Г. Вооруженные силы Ижевско-Воткинского восстания в ранней советской историографии// Электронный журнал «Вестник Московского государственного областного университета» [Сайт]. - 2014. -№ 1. - URL: http://evestnik-mgou.ru/Articles/View/518.

50. Ренёв Е.Г. Красная армия против Ижевского восстания. Осень 1918 года. - Издательство ИжТТУ, 2013. - 282 с.

51. Ренёв Е.Г. Новые «открытия» в историографии Ижевско-Воткинского восстания // Иднакар: методы историко-культурной реконструкции. -2013. - № 1 (16). - с. 117-145.

256

Ренёв Е.Г.Поздняя советская историография о вооружённых силах ИВВ.

Первая Мировая. Восстание. Гражданская война. / Иднакар: методы историко-культурной реконструкции [Текст]: научно-практический журнал. № 7 (24). 2014, С. 221-257 Режим доступа: http://elibrary.ru/title about.asp?id=33940

52. Ренёв Е.Г. Советская историография 20-30-х годов о вооруженных

силах Ижевско-Воткинского восстания// Иднакар: методы

историко-культурной реконструкции. - 2014. - № 3 (20). - с. 63-94.

53. Советская военная энциклопедия.- М.: Военное издательство

Министерства Министерства обороны СССР, 1979. - Т. 3. - 671 с.

54. Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России 1917-1920. - М., 1968. - 437 с.

55. Стенограмма совещания старых коммунистов Удмуртской областной партийной организации, участников революции, посвященного 40-летию Октябрьской революции// ЦДНИ УР. Ф. 285. Оп. 1. Д. 69.

56. Федичкин Д.И. Ижевское возстание в период с 8 августа по 15 октября 1918 года. Написано для Hoover War Library Stanford University California командовавшим Ижевским восстанием Д. Федичкиным, бывшим полковником 13-го Туркестанского Стрелкового полка Российской Армии. 5 October 1931. San Francisco, California/ Hoover institution archives. Dmitri I. Fedichkin collection. Box № 1, folder ID: ХХ 37-8.31.

57. Хрулев В.В. Чехословацкий мятеж и его ликвидация. - М.: Воениздат, 1940. - 100 с. - С. 94.

58. ЦГА УР. - Ф. Р-460. - Оп. 1. - Д. 1.

59. ЦГА УР. - Ф. Р-460. - Оп. 1. - Д. 2.

60. ЦГА УР. - Ф. Р-460. - Оп. 1. - Д. 3.

61. Чикуров Н.В. Комбриг П. Деткин. Пермь, 1971. - 48 с.

62. Шабалин В.И. История двух телеграмм [Об освобождении Ижевска от белогвардейских войск. 1918 г.]// «История СССР». - С. 215-219 (страницы в журнале другие, чем у автора в сноске на странице 256, где указываются стр. 85-87 журнала. - Е.Р.).

63. http://www.kliper2.ru/archiv/archiv-/telesnye nakazanija flot.html

64.

http://www.rvvdku-vi.ru/pamvatnvie-datyi-v-istorii/aprel/29.04/otmena-v-armii

-telesnyix-nakazanij

257

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.