Научная статья на тему 'Понятие и признаки аудиовизуального произведения в законодательстве государств СНГ и Балтии'

Понятие и признаки аудиовизуального произведения в законодательстве государств СНГ и Балтии Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
307
21
Поделиться
Ключевые слова
АВТОРСКОЕ ПРАВО / АУДИОВИЗУАЛЬНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ / AUDIOVISUAL PRODUCT / ДВИЖЕНИЕ / КАДР / КИНЕМАТОГРАФ / CINEMA / МУЗЫКА / MUSIC / ФИЛЬМ / FILM / AUTHORS' LAW / MOTION PICTURE / SINGLE PICTURE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Мышко Федор Георгиевич, Васильева Ксения Валерьевна

Дается определение аудиовизуального произведения в международных соглашениях с участием стран СНГ и Балтии. Рассматриваются положения об аудиовизуальных произведениях в национальном праве обозначенных стран, включая Россию. Обозначены проблемы правового регулирования режима аудиовизуальных произведений.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Мышко Федор Георгиевич, Васильева Ксения Валерьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Definition and characterictics of the audiovisual product in the legislation of the states of the CIS and Baltic Republics

The present article is a brief analysis of definitions of audiovisual products in the acts of international private law connected with the authors’ rights. As well as international acts, internal authors’ law acts of the CIS and Baltic countries are analyzed with the main aim to define the audiovisual product correctly. The author of the article makes conclusions about existing problems in giving the definition of the audiovisual product in the post-Soviet countries.

Текст научной работы на тему «Понятие и признаки аудиовизуального произведения в законодательстве государств СНГ и Балтии»

УДК 347.786 ББК 67.404.3я73-1

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ГОСУДАРСТВ СНГ И БАЛТИИ

ФЕДОР ГЕОРГИЕВИЧ МЫШКО,

доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой предпринимательского и трудового права

Государственного университета управления КСЕНИЯ ВАЛЕРЬЕВНА ВАСИЛЬЕВА, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского и трудового права

Государственного университета управления E-mail: ksenia.vassilieva@gmail.com

Научная специальность 12.00.03 — гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

Рецензент: Стригунова Д.П., кандидат юридических наук, доцент

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Дается определение аудиовизуального произведения в международных соглашениях с участием стран СНГ и Балтии. Рассматриваются положения об аудиовизуальных произведениях в национальном праве обозначенных стран, включая Россию. Обозначены проблемы правового регулирования режима аудиовизуальных произведений.

Ключевые слова: авторское право, аудиовизуальное произведение, движение, кадр, кинематограф, музыка, фильм.

Annotation. The present article is a brief analysis of definitions of audiovisual products in the acts of international private law connected with the authors' rights. As well as international acts, internal authors' law acts of the CIS and Baltic countries are analyzed with the main aim to define the audiovisual product correctly. The author of the article makes conclusions about existing problems in giving the definition of the audiovisual product in the post-Soviet countries.

Keywords: authors' law, audiovisual product, cinema, film, motion picture, music, single picture.

Авторское право в большинстве стран мира зарождалось как подотрасль частного права, регулирующая комплекс прав авторов (людей, чьим творческим трудом создавался объект) на произведения литературы, науки и искусства. Однако, с развитием современных технологий, применяемых авторами для реализации своих творческих способностей, список объектов авторского права регулярно расширяется. В современном мире к объектам авторского права большинством государств отнесены аудиовизуальные произведения.

Право Российской Федерации под аудиовизуальным произведением понимает, в соответствии со ст. 1263 ГК РФ, произведение, состоящее из зафиксированной серии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения звуком) и предназначенное для зрительного

и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. Аудиовизуальные произведения включают в себя кинематографические произведения, а также все произведения, выраженные средствами, аналогичными кинематографическим (теле- и видеофильмы и другие подобные произведения), независимо от способа их первоначальной или последующей фиксации.

Аудиовизуальное произведение также признается сложным объектом авторского права, включающим несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (п. 1 ст. 1240 ГК РФ). Такими результатами могут быть как объекты авторского права (например, музыкальные произведения, сопровождающие кинофильм), так и объекты промышленной собственности (известно, например,

что объемные и изобразительные образы героев мультипликационных фильмов нередко регистрируются в качестве товарных знаков).

Аудиовизуальное произведение, особенно при наличии в нем информации на русском языке, может быть предназначено к обнародованию не только в России. Большое количество русскоязычных и русскоговорящих зрителей проживает, в частности, в государствах бывшего СССР. Поскольку произведение, являющееся объектом авторского права, получает правовую охрану в государстве, где оно было впервые обнародовано (вне зависимости, например, от гражданства авторов произведения или языка, на котором в составе произведения подается информация), интерес к законодательству стран СНГ и Балтии о правовом режиме аудиовизуальных произведений представляется оправданным и достаточно значительным.

Характеризуя систему источников правового регулирования режима аудиовизуальных произведений, следует начать с международных соглашений, в которых участвуют отдельные страны СНГ и Балтии.

Основными международными соглашениями, призванными унифицировать нормы международно-правовой охраны авторских и смежных прав, в том числе прав на аудиовизуальные произведения, для государств бывшего СССР являются: ф Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. (действует в ред. от 28 сентября 1979 г.). На сегодняшний день из стран бывшего СССР в ней не участвует только Туркмения; ф Всемирная (Женевская) Конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 г. (действует в ред. от 24 июля 1971 г.). Россия участвует в ней как государство — правопреемник СССР (Конвенция вступила в силу для СССР 27 мая 1973 г.); из других государств бывшего СССР в Конвенции с присоединением к разному ее объему участвуют Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Молдова, Таджикистан и Украина; ф Соглашение стран СНГ от 24 сентября 1993 г. «О сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав». Не распространяется на государства Балтии как не входящие в СНГ; государствами — участниками Соглашения явля-

ются все страны — члены СНГ, кроме Туркмении. Несмотря на выход из СНГ, по состоянию на 3 октября 2013 г. Грузия продолжает участвовать в Соглашении на основании Решения Совета глав государств СНГ от 9 октября 2009 г. Все эти соглашения содержат термин «аудиовизуальное произведение», относя такие произведения к объектам авторского права, однако не дают ему определения. Соглашение стран СНГ и вовсе имеет в своем составе отсылочные нормы к Бернской конвенции.

Отметим также, что существуют специальные международные соглашения, посвященные правовой охране субъектов, принимающих участие в создании и обнародовании аудиовизуальных произведений.

Ряд государств СНГ и Балтии, включая Российскую Федерацию, является участником Международной (Римской) конвенции 1961 г. по охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм, вещательных организаций (здесь и далее Римская конвенция).

Ст. 19 Римской конвенции содержит упоминание об «аудиовизуальной записи» и устанавливает, таким образом, один из основных признаков аудиовизуального произведения — использование технических устройств для его записи и последующего просмотра. Кроме того, указанная статья подчеркивает сложность аудиовизуального произведения, которое состоит из нескольких результатов интеллектуальной деятельности (в том числе фонограмм). Однако, полного определения аудиовизуальной записи (аудиовизуального произведения) в Римской конвенции не дано1.

В 1989 г. в рамках Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) был заключен Договор о международной регистрации аудиовизуальных произведений (о международной регистрации фильмов, английская аббревиатура FRT). Однако, ни Россия, ни иные страны бывшего СССР к указанному Договору не присоединились. Соответственно, отсутствует официальный текст Договора на русском языке. Тем не менее, Договор представляет собой научную и практическую ценность, поскольку является фактически единственным международным соглашением, в котором дано определение аудиовизуального произведения.

Как отмечает, В.А. Жданов, ст. 2 Договора может быть переведена на русский язык следующим образом:

«Аудиовизуальным признается произведение, состоящее из ряда зафиксированных и связанных изображений, с сопровождением или без сопровождения звуком, поддающееся зрительному восприятию и, в случае сопровождения звуком, — поддающееся слуховому восприятию»2.

В 1996 г. был подписан Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (ДИФ, английская аббревиатура PPT), который вступил в силу в 2002 г. Из стран — участниц СНГ и стран Балтии в этом договоре участвуют Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия (несмотря на выход из СНГ), Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдавия, Россия, Украина, Эстония, т.е. 12 государств из бывших 15 союзных республик СССР. Договор ДИФ расширяет и уточняет права исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций, однако определения аудиовизуального произведения снова не дает, ограничиваясь лишь упоминанием аудиовизуальных произведений и выделяя кинематографические произведения (фильмы) как их вид.

В 2012 г. в Пекине был подписан Договор об охране аудиовизуальных исполнений (далее Пекинский договор), переговоры по которому велись под эгидой ВОИС более 12 лет. Однако, вступление в силу Пекинского договора произойдет в момент, когда его ратифицируют 30 правомочных сторон, включая государства и определенные управомочен-ные межправительственные организации. Тем не менее, оценку положениям Пекинского договора можно дать уже в настоящее время.

Пекинский договор стал вторым соглашением, в котором после его вступления в силу будет легально закреплено определение аудиовизуального произведения, или аудиовизуальной записи. Согласно п. 2 Пекинского договора, «аудиовизуальная запись» означает воплощение движущихся изображений, независимо от того, сопровождаются они или не сопровождаются звуками либо их отображениями, позволяющее осуществлять их восприятие, воспроизведение или сообщение с помощью соответствующего устройства3.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для стран Балтии — Литвы, Латвии и Эстонии — отдельную силу имеют нормативно-право-

вые акты Европейского Союза. Так, Директива Европейского Советаот 29 октября 1993 г. О согласовании сроков защиты авторских и смежных прав (93/98/ЕС) содержит упоминание об аудиовизуальных произведениях (ст. 2 Директивы называется «Кинематографические и аудиовизуальные произведения»), однако в части общих определений аудиовизуального произведения как объекта авторского права отсылает к уже названной Бернской конвенции4.

Таким образом, в отношении установления правового режима аудиовизуальных произведений в международных договорах с участием стран СНГ и Балтии можно отметить, что до вступления в силу Пекинского договора определение аудиовизуального произведения, в соответствии с Бернской и Женевской конвенциями, фактически отдано в компетенцию национального права каждого из государств.

1 января 2008 г. в России вступила в силу ч. IV Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), посвященная вопросам правового регулирования прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Среди объектов, представляющих собой результаты интеллектуальной деятельности, ч. IV ГК РФ (ст. 1263) аудиовизуальные произведения поименованы отдельно, определение приведено выше.

Из подобного определения можно сделать ряд выводов в части особенностей аудиовизуального произведения как объекта авторских прав. Так, изображения, составляющие аудиовизуальное произведение, должны быть связаны (например, посредством их расположения на единой кино- или видеопленке, либо путем применения иных технических средств передачи информации) и зафиксированы на определенном носителе. Преимущественным способом восприятия аудиовизуального произведения является зрительный. Доступность произведения для адекватного слухового восприятия оценивается только тогда, когда оно сопровождается звуком (что не обязательно и применяется не всегда). Наконец, конечный пользователь (зритель) может видеть (и при необходимости слышать) аудиовизуальное произведение, если оно демонстрируется с помощью особых технических устройств.

Из формулировки ст. 1263 ГК РФ также предполагается, что перечень аудиовизуальных произведений, охраняемых в качестве объектов авторского права в России, не является исчерпывающим. Подобная формулировка представляется оправданной — уровень развития технологий передачи информации в современном мире высок и продолжает повышаться, открывая все новые и новые способы обмена данными, в том числе способы восприятия, воспроизведения и записи аудиовизуальных произведений. Однако, на практике нередко возникает вопрос: правомерно ли отнести то или иное произведение к аудиовизуальным, хотя бы оно и обладает всеми перечисленными основными чертами5.

Изменения в законодательстве об авторском праве Республики Беларусь произошли в 2011 г., т.е. после вступления в силу ч. IV ГК РФ и наработки определенной правоприменительной практики по ее положениям. Вероятно, вследствие этого белорусскими законодателями были практически тождественно восприняты положения ГК РФ в части определения аудиовизуального произведения. Так, Закон Республики Беларусь определяет аудиовизуальное произведение как «произведение, состоящее из зафиксированной серии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения их звуком), создающих впечатление движения, и предназначенное для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. К аудиовизуальным произведениям относятся кинематографические и иные произведения (телефильмы, видеофильмы и подобные произведения), выраженные средствами, аналогичными кинематографии, независимо от способа их первоначальной или последующей фиксации» (ст. 4 Закона Республики Беларусь от 17 мая 2011 г. № 262-З «Об авторском праве и смежных правах»)6.

Однако, можно сразу отметить разницу в подходе к определению аудиовизуального произведения в российском и белорусском праве. По белорусскому законодательству связанные изображения, в совокупности представляющие собой аудиовизуальное произведение, должны создавать впечатление движения (что происходит при демонстрации кино-или видеофильма, но, например, не анимированной презентации, созданной в MS PowerPoint, или диа-

фильма). В отечественном законодательстве подобного ограничения не предусматривается.

По оценкам экспертов, одним из самых динамично развивающихся государств бывшего СССР в отношении использования и совершенствования компьютерных и иных электронных средств передачи данных, на сегодняшний день является Казахстан. Вопросы правового регулирования авторского права в Казахстане отнесены к компетенции как общегражданского законодательства (гл. 50 Гражданского кодекса Республики Казахстан), так и специального Закона Республики Казахстан от 10 июня 1996 г. № 6-1 «Об авторском праве и смежных правах» (с посл.изм. и доп).

Указанный Закон так же, как нормативно-правовые акты России и Белоруссии, дает специальное определение аудиовизуального произведения: аудиовизуальным признается произведение, «состоящее из зафиксированной серии связанных между собой кадров или изображений (с сопровождением или без сопровождения их звуком), предназначенное для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. Аудиовизуальные произведения включают кинематографические произведения и все произведения, выраженные средствами, аналогичными кинематографическим (теле- и видеофильмы, диафильмы и слайдофильмы и тому подобные произведения), независимо от способа их первоначальной или последующей фиксации» (п. 10 ст. 2)7.

Закон Киргизии об авторском праве и смежных правах (1998 г.) содержит определение аудиовизуального произведения, тождественное определению, приведенному в законодательстве Казахстана, т.е. устанавливающее в качестве признака аудиовизуального произведения связанность кадров, а также относящее к аудиовизуальным произведениям диафильмы и слайдофильмы.

В Законе Грузии «Об авторских и смежных правах» (1999 г.), принятом в годы членства Грузии в СНГ, в качестве основополагающего признака аудиовизуального произведения обозначено то, что такое произведение «порождает впечатление движения». Тем не менее, грузинское законодательство так же, как казахское и киргизское, относит к аудиовизуальным произведениям диафильмы, в которых изо-

бражение остается статичным, несмотря на смену кадров.

Рассмотрим положения законодательства об авторском праве стран Балтии. Законодательство Латвии обобщает понятия аудиовизуального произведения, кинематографического произведения и «движущегося изображения со звуковым сопровождением или без него» под единым понятием фильма (Закон Латвии об авторском праве 2000 г.). Законом Эстонии об авторском праве (1992 г.) и Законом Литвы об авторских правах и смежных правах (1999 г.) применен подход к определению аудиовизуального произведения, тождественный российскому, т.е. обозначающий признак «связанности кадров» в качестве отличительной характеристики аудиовизуального произведения8.

Подводя итог сказанному выше, можно сделать следующие основные выводы.

Вступление в силу Пекинского договора позволяет начать работу по отграничению аудиовизуальных произведений от иных схожих сложных объектов интеллектуальной собственности, в частности, от более широкого в современном мире понятия мультимедийного произведения (мультимедийного продукта). Под аудиовизуальным произведением по Пекинскому договору понимается «воплощение движущихся изображений». Тем не менее, вопросы о способах, скорости и порядке передвижения изображений остаются без ответа. Дискуссионным вопросом остается отнесение к аудиовизуальным произведением диафильмов и слайдфильмов, что в полной мере отражено в разнице определений аудиовизуального произведения в законодательстве стран СНГ и Балтии.

Литература

1. Римская конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций: http://www.wipo.int/treaties/ru/ip/rome/ [Электронный ресурс] (дата обращения 14 мая 2015 г.).

2. Заключение Пекинского договора ВОИС по аудиовизуальным исполнениям: http://www.wipo.int/ pressroom/ru/articles/2012/article_0013.html [Электронный ресурс] (дата обращения 14 мая 2015 г.).

3. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть четвертая (с посл. изм. и доп.) // СПС Консультант Плюс.

4. Сайт кафедры права Европейского Союза Московской Государственной Юридической Академии: http://eulaw.edu.ru/documents/legislation/int_ sobst/int3.htm [Электронный ресурс] (дата обращения 14 мая 2015 г.).

5. Жданов В.А. Регулирование использования аудиовизуальных произведений по праву ВТО // Международное публичное и частное право. 2013. № 2. С. 6—8.

6. Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь: http://www.pravo.by/main. aspx?guid=3871&p2=2/1813 [Электронный ресурс] (дата обращения 13 мая 2015 г.).

7. Юрист — комплект правовой информации (законодательство) Республики Казахстан / ПАРАГРАФ-WWW: http://online.zakon.kz/ Document/?doc_id=1005798#sub_id=50000 [Электронный ресурс] (дата обращения 13 мая 2015 г.).

8. Advertology: наука о рекламе (Интернет-журнал): http://www.advertology.ru/index. php?name=Subjects&catid=3 [Электронный ресурс] (дата обращения 11 мая 2015 г.).

References

1. Rome Convention for the Protection of Performers, Producers of Phonograms and Broadcasting Organizations: http://www.wipo.int/treaties/ru/ip/rome/ [Internet source] (date of use May 14, 2015).

2. WIPO Beijing Treaty on Audiovisual Performances is Concluded: http://www.wipo.int/ pressroom/ru/articles/2012/article_0013.html [Internet source] (date of use May 14, 2015).

3. Civil Code of the Russian Federation, Part Four (current redaction) // Legal Database Consultant Plus.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. The official website of the Department Of the European Law of the Moscow State Legal Academy: http://eulaw.edu.ru/documents/legislation/int_sobst/ int3.htm [Internet source] (date of use May 14, 2015).

5. Zhdanov V.A. Legal regulation of the use of audiovisual products in the WTO // International Public and Private Law. 2013, No. 2. Pages 6—8.

6. National Legal Internet Database of the Republic of Belarus: http://www.pravo.by/main. aspx?guid=3871&p2=2/1813 [Internet source] (date of use May 13, 2015).

7. LAWYER: database of legal information for the Republic of Kazakhstan: http://online.zakon.kz/

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Document/?doc_id=1005798#sub_id=50000 [Internet source] (date of use May 13, 2015).

8. Advertology: The science of advertizing: Internet Journal: http://www.advertology.ru/index. php?name=Subjects&catid=3 [Internet source] (date of use May 11, 2015).

1 См.: Римская конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций: http://www. wipo.int/treaties/ru/ip/rome/ [Электронный ресурс] (дата обращения 14 мая 2015 г.).

2 См.: Жданов В.А. Регулирование использования аудиовизуальных произведений по праву ВТО // Международное публичное и частное право. 2013. № 2. С. 6—8.

3 См.: Заключение Пекинского договора ВОИС по аудио-

визуальным исполнениям: http://www.wipo.int/pressroom/ru/ articles/2012/artide_0013.html [Электронный ресурс] (дата обращения 14 мая 2015 г.).

4 См.: Сайт кафедры права Европейского Союза Московской Государственной Юридической Академии: http://eulaw.edu.ru/ documents/legislation/int_sobst/mt3.htm [Электронный ресурс] (дата обращения 14 мая 2015 г.).

5 См.: Гражданский кодекс Российской Федерации, часть четвертая (с посл. изм. и доп.) // СПС Консультант Плюс.

6 См.: Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p2=2/1813 [Электронный ресурс] (дата обращения 13 мая 2015 г.).

7 См.: Юрист — комплект правовой информации (законодательство) Республики Казахстан / ПАРАГРАФ-WWW: http:// online.zakon.kz/Document/?doc_id=1005798#sub_id=50000 [Электронный ресурс] (дата обращения 13 мая 2015 г.).

8 См.: Advertology: наука о рекламе (Интернет-журнал): http:// www.advertology.ru/index.php?name=Subjects&catid=3 [Электронный ресурс] (дата обращения 11 мая 2015 г.).

УДК 34.347 ББК 67.304

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЙСТВИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ, НЕЗАКОННО ПРЕБЫВАЮЩИМИ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ

ЮЛИЯ ВАЛЕРЬЕВНА РЕПНИКОВА,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Волгоградской академии МВД России

E-mail: repnikova.iulia@yandex.ru

Научная специальность 12.00.03 — гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право

Рецензент: Алябьев Д.Н., кандидат юридических наук, доцент

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассматриваются проблемы определения пределов правоспособности иностранных граждан, незаконно пребывающих на территории России и возможности правоосуществления собственными действиями и в своих интересах.

Ключевые слова: иностранные граждане, правоспособность, дееспособность, субъективные права, незаконно пребывающие на территории Российской Федерации, правоосуществление.

Annotation. The article is devoted to the problems of defining the limits of legal capacity of foreign citizens illegally staying on the territory of Russia and the possibility of previousentry own actions and in their interests.

Keyword: foreign citizens, legal capacity, civil capacity, subjective rights, illegally staying on the territory of the Russian Federation, previousaction.

Незаконность пребывания иностранных граждан на территории России устанавливается по формальным основаниям. Материальным воплощением этого права выступает присутствие у персонифицированной личности сертификата предписанной юридической формы в течение срока его действительности. Жесткая ассектаторная достоверность

и аутентичность интенции которого определяет формальную обоснованность такового местопребывания [1], а, следовательно, и присутствие необходимых объективных оснований. Формальность нормативного подхода предполагает, что незаконность пребывания на территории РФ возникает не только в тех случаях, когда лицо безосновательно

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.