Научная статья на тему 'Положение женщины в Японии эпохи Токугава (на примере сугороку)'

Положение женщины в Японии эпохи Токугава (на примере сугороку) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
1667
213
Поделиться
Ключевые слова
СЁГУНАТ ТОКУГАВА / СУГОРОКУ / ЯПОНСКАЯ ГРАВЮРА / УКИЁ-Э / КОНФУЦИАНСКАЯ МОРАЛЬ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Безпрозванная Яна Михайловна

В статье исследовано положение женщины в эпоху сёгуната Токугава, военного правления, длившегося с 1603 по 1867 г. В качестве источника взята популярная в это время игра сугороку для женщин, призванная привить им нормы конфуцианской морали. Проведена связь между популярной игрой и искусством укиё-э, гравюры на де-реве. Рассмотрена разница в положении горожанки и крестьянки, указаны все социальные роли, возможные для городской женщины. На основе приведенных фактов сделаны выводы о положении и роли женщины в Японии эпохи Токугава.

THE STATUS OF WOMEN IN JAPAN UNDER THE TOKUGAWA SHOGUNATE (BY THE EXAMPLE OF SUGOROKU)

In the article we investigate the status of women under the Tokugawa Shogunate, the military government that lasted from 1603 to 1867. The popular game of sugoroku for women, designed to instill in them the norms of Confucian morality, is taken as the source at that time. The connection between the popular game and the art of ukiyo-e woodblock prints has been carried out. We consider the difference between the position of a city and a peasant woman. Based on the produced facts, the conclusions concerning the status and the role of women in Japan under the Tokugawa Shogunate have been drawn.

Текст научной работы на тему «Положение женщины в Японии эпохи Токугава (на примере сугороку)»

УДК 94(520)

Безпрозванная Яна Михайловна

соискатель кафедры Новой и новейшей истории и международных отношений Кубанского государственного университета editor@hist-edy.ru

ПОЛОЖЕНИЕ ЖЕНЩИНЫ В ЯПОНИИ ЭПОХИ ТОКУГАВА (НА ПРИМЕРЕ СУГОРОКУ)

В статье исследовано положение женщины в эпоху сёгу-ната Токугава, военного правления, длившегося с 1603 по 1867 г. В качестве источника взята популярная в это время игра сугороку для женщин, призванная привить им нормы конфуцианской морали. Проведена связь между популярной игрой и искусством укиё-э, гравюры на дереве. Рассмотрена разница в положении горожанки и крестьянки, указаны все социальные роли, возможные для городской женщины. На основе приведенных фактов сделаны выводы о положении и роли женщины в Японии эпохи Токугава.

Ключевые слова: сёгунат Токугава, сугороку, японская гравюра, укиё-э, конфуцианская мораль.

Bezprozvannaya Yana Mikhailovna

Postgraduate Student of the Department of Modern and Contemporary History and International Relations, Kuban State University editor@hist-edy.ru

THE STATUS OF WOMEN IN JAPAN UNDER THE TOKUGAWA SHOGUNATE (BY THE EXAMPLE OF SUGOROKU)

In the article we investigate the status of women under the Tokugawa Shogunate, the military government that lasted from 1603 to 1867. The popular game of sugoroku for women, designed to instill in them the norms of Con-fucian morality, is taken as the source at that time. The connection between the popular game and the art of uki-yo-e woodblock prints has been carried out. We consider the difference between the position of a city and a peasant woman. Based on the produced facts, the conclusions concerning the status and the role of women in Japan under the Tokugawa Shogunate have been drawn.

Key words: Tokugawa Shogunate, sugoroku, Japanese woodcutting, ukiyo-e, Confucian morality.

Изучая историю сёгуната Токугава, можно лучше понять ситуацию в современной Японии, унаследовавшей многое из этой эпохи. Практически неизменными остались взаимоотношения между людьми в японском обществе, основанные на конфуцианских принципах. Определенную роль в этой социальной системе играла и играет до сих пор женщина. Целью данной статьи является определить положение японской женщины в эпоху Токугава, выяснить какими видами деятельности она могла заниматься, показать разницу в положении горожанки и крестьянки. Главным источником является популярная в эпоху Токугава игра сугороку, с помощью которой женщинам прививались конфуцианские принципы воспитания. В работе использованы материалы современных иностранных исследователей, таких как С. Форманек, Г. Леапп, А. Моррис, а также российских и японских авторов.

Эпоха Токугава в истории Японии (1603-1867 гг.) - это период жесткой социальной стратификации. Общество было законодательно распределено на четыре сословия: самураев, крестьян, ремесленников и купцов [1, с. 134]. Вне этой сословной лестницы находились придворные вельможи; священнослужители и парии [1, с. 138]. Согласно этому делению, основные права получали воины, самураи, так как они являлись сословием, находящимся у власти. Также определенным уважением, но не реальными привилегиями, пользовались крестьяне. По официальной идеологии эпохи Токугава, два первых сословия не могли существовать друг без друга [2, с. 14], так как крестьяне были единственными производителями необходимых для самураев благ и, в первую очередь, риса, который был не только основной пищей японцев, но им еще и измерялись доходы воинов [3, с. 15]. Несмотря на формально высокое положение в обществе, крестьянам приходилось влачить бедственное существование. Гораздо богаче жили два низших сословия, ремесленники и купцы, объединенные в группу горожан или тёнин. Но, несмотря на ощутимый материальный достаток, они практически не имели прав.

Внутри каждого из этих привилегированных или ограниченных в правах сословий была всегда бесправная группа - женщины. Ни жены самураев, ни крестьян, ни горожан не имели практически никаких прав. Их жизни протекали в русле конфуцианской морали, предписывающей им всегда и всюду подчиняться мужчинам, будь то отец, муж или сын. Конечно, и среди женщин было сословное и материальное неравенство. Жены даймё, самураев-феодалов, и зажиточных купцов могли позволить себе не заниматься домашним хозяйством, в то время как крестьянские жены проводили за различного рода работами практически всю свою жизнь [4, с. 106].

Женщину любого сословия воспитывали в духе покорности. Неслучайно, что самым массовым обучающим изданием для женщин в эпоху Токугава были именно моральные наставления [5, с. 40]. Самым верным путем состояться в жизни для женщины - было удачно выйти замуж.

Существовал ряд профессий, доступных для женского населения.

Это социальное и гендерное неравенство среди прочих особенностей эпохи Токугава прекрасно отражено в популярном виде искусства этого периода - японской гравюре или укиё-э [6, с. 125]. Данный вид изобразительного искусства представлял из себя оттиски с деревянной основы, ксилографию, посвященные преимущественно жизни города. Само выражение «укиё-э», означающее «картины бренного, ускользающего мира», выражало отношение горожан к жизни как к чему-то преходящему, что просто необходимо тратить на развлечения. Гравюры украшали дома горожан, но также находили применение во многих других случаях. Очень популярна была книжная иллюстрация - книги в эпоху Токугава наполовину состояли из рисунков. Часто гравюру из-за ее особенности, возможности массового тиражирования, использовали для создания плакатов, реклам и афиш. Но еще одно ее применение - в создании популярной в эпоху Токугава игры сугороку.

Сугороку - это настольная игра, представляющая из себя поле, деленное на множество прямоугольных частей. Каждая часть поля является своеобразным шагом на пути к конечной цели. По этому полю можно двигаться в определенном порядке в соответствии с теми числами, которые выпали на костях. С момента появления этой игры в начале XVII в., в ней наметилось несколько жанров: путешествие, когда игроку предлагалось посетить, пусть только и на игральной доске, знаменитые места Японии, театральный, исторический и другие [7, с. 74]. Но также существовал и своеобразный жанр, посвященный жизни японской женщины в эпоху Токугава.

Одной из таких «женских» игр является «Цвет целомудрия нашей страны: мудрые и верные жены», созданная Кейсан Эйсеном (1790-1848 гг.) [7, с. 74], и показывающая выдающихся женщин Японии, в том числе и знаменитую писательницу и придворную даму Мурасаки Сикибу. Изображение популярных женщин - исторических персонажей было весьма распространено и являлось одной из тем жанра бидзин-га, изображающего красавиц. Известные женщины должны были, по замыслу создателей игры, привить играющим в сугороку дамам благочестие.

Но еще более интересной для изучения положения женщины в эпоху Токугава является игра «Сокровищница образования женщины» Кайбара Экикена (1630-1714 гг.) [7, с. 74]. Необходимо отметить, что обучением женщин мало занимались в то время. Главное, что надо было ей усвоить, это так называемые «три покорности женщины», что означало обязанности повиноваться своему отцу, будучи девочкой, мужу, выйдя замуж, и сыну, овдовев [7, с. 74]. Игра «Сокровищница образования женщины» по сути призвана закрепить в умах и сердцах молодых девушек эти три обязательства.

В сугороку есть еще один интересный жанр, называемый рисин или «карьера», а также «история успеха», наглядно показывающий социальную мобильность женщины в эпоху Токугава. В игре «Для назидания женщин: как сделать себе дорогу в жизни» Тоёкуни III (1786-1865 гг.) [7, с. 78] доска делится на 28 частей, 27 из которых представляют из себя погрудные женские портреты. Это изображения наиболее частых социальных ролей женщины эпохи Токугава, и среди них можно увидеть маленькую девочку в самой первой, стартовой, части, молодую кокетку, невесту, старшую и младшую жену (или наложницу) мужчины из высшего сословия, ворчливую жену, свекровь, а также престарелую женщину в финальной части игры. Но есть и другой вариант развития судьбы женщины, он заключается в карьере прислужницы. Градация женщин-слуг представлена следующим образом: няня, служанка, экономка, служанка благородных кровей, прислуживающая даймё или сёгуну. В этой игре не были обделены вниманием и жительницы веселых кварталов. У них также имелась определенная иерархия: любовница, куртизанка высшего ранга, хозяйка борделя, прислужница куртизанки и уличная проститутка. По этой иерархии видно, сколь ветвист был путь куртизанки. Постарев, из преуспевающей «жрицы любви» она могла легко превратиться в дешевую уличную проститутку, влачащую жалкое существование. Последняя группа женских социальных ролей касается работы, здесь различают учительниц частных начальных школ, иглотерапевтов, повивальных бабок, продавщиц крахмала, официанток в чайной лавке, швей, артисток и слепых уличных певиц. В соответствии с выпадающими на костях числами карьерный рост каждой из представленного выше списка мог выглядеть следующим образом: наложница могла остаться в своем положении, перейти в разряд куртизанки высшего ранга, стать женой человека из высшего сословия, актрисой и престарелой женщиной. Молодая девушка могла стать невестой, наложницей, остаться одинокой, либо выйти замуж за человека высшего сословия. Служанка переходила в разряд няни, прислуги в доме знатных людей, экономкой, уличной проститутки и даже женой человека из высшего сословия. Швея имела перспективу стать уличной проституткой, продавщицей крахмала, хозяйкой борделя, свекровью и ворчливой женой. Учительница легко становилась терапевтом, служанкой в доме знатных людей, хозяйкой

борделя, одинокой незамужней женщиной и даже невестой. Менее перспективной была судьба прислужницы куртизанки, она могла стать слепой уличной певицей, проституткой низшего ранга, служанкой, ворчливой женой и экономкой. Еще менее завидной была судьба уличной проститутки, ей было уготовано стать слепой уличной певицей, повивальной бабкой, няней, продавщицей крахмала или ворчливой женой. Что касается куртизанки высшего ранга, то и ее могли ожидать разочарования - она легко переходила в состояние уличной проститутки, наложницы, но и могла стать женой человека из высшего сословия. Превратности судьбы касались и жен привилегированных мужчин, они могли стать уличными проститутками, начать продавать крахмал, быть свекровями, учительницами, незамужними женщинами и престарелыми дамами. Необходимо отметить, что престарелой дамой необходимо было стать, чтобы выиграть игру. Положение «дамы на покое», действительно, было высшим для женщины любого сословия. Достигнув определенного возраста, женщина лишалась своих обязанностей, став авторитетным членом семьи, и находилась на обеспечении у главы семьи - своего сына или зятя. В конце своей жизни женщина действительно была свободна, имела собственные денежные средства и могла распоряжаться своей судьбой [7, с. 84]. Из всех социальных ролей женщин была лишь одна, из которой не было выхода, это слепая уличная певица. Попав на клетку с портретом этой женщины, игроку приходилось начинать игру сначала, заплатив за лечение [7, с. 81].

Таким образом, круг социальных ролей женщины был ограничен, ее судьба была непредсказуемой. Начав жизнь молодой девушкой, она легко могла попасть в веселый квартал, куда ее могли продать родители за долги, сделать там блестящую карьеру куртизанки, достигнув высшего ранга. Куртизанка, имея выдающиеся данные, могла стать женой человека высшего сословия, богатого и искренне влюбленного, или, благодаря своей сноровке и уму, стать хозяйкой борделя. Но также легко, став старой и никому не нужной, не испытавшей удачи найти богатого мужа, способного заплатить за нее выкуп, становилась уличной проституткой, поменяв шикарные наряды на лохмотья. На подобного рода «жриц любви» сёгунат устраивал облавы, потому как эти дамы занимались нелегальной деятельностью в отличие от зарегистрированных куртизанок [3, с. 137]. Наказанием за уличную проституцию было битье палками или плетьми, нередко заканчивавшееся смертью [3, с. 138].

Что касается женщин, занятых в сфере обслуживания, то их положение было более-менее стабильным. Часто служанками становились уже в детстве. Известен случай четырехлетней служанки, дочери одной прислуги, работавшей в том же доме [8, с. 25]. Очень часто девочек отдавали служить в семью в надежде, что хозяину она понравится и он возьмет ее в жены. Таким образом пытались обеспечить ее будущее. Но, если до женитьбы не доходило, женщина продолжала работать и имела возможность карьерного роста. В эпоху Токугава работа прислуги оплачивалась и осуществлялась по контракту, кратко- или долгосрочному. Две трети женщин-прислуг имели долгосрочные контракты [8, с. 27], что говорит об их весьма стабильном положении.

Необходимо отметить, что все эти социальные роли отражают занятия женщин, проживающих в городе, имеющих возможность получать самостоятельный заработок, работая продавщицами, официантками, учительницами или повивальными бабками. Жизнь женщин в сельской местности была более рутинной и унылой. Деревенской женщине было суждено выйти замуж, помогать во всем мужу и слушаться свекровь, которая перекладывала все свои обязанности на невестку. Ей оставалось только ждать, когда ее старший сын женится, и она сможет насладиться «легкой» жизнью свекрови. Закон против излишеств, очень жесткий по отношению к крестьянам, предписывал немедленно разводиться с женщинами, пьющими чай [1, с. 152]. Феодалы некоторых провинций Японии, например, Симабара, использовали жен и дочерей крестьян, не плативших налоги, в качестве заложников. За них либо платили выкуп, либо, если необходимых средств не было, женщин замучивали до смерти [9, с. 131]. Таким образом, деревенским женщинам приходилось жить в куда более суровых условиях, чем горожанкам.

Таким образом, женщина в эпоху Токугава занимала подчиненное положение. Хотя были случаи, когда женщины влияли на политику всего сёгуната, как, например, гарем сёгуна Иэёси, это все же было исключением, а не правилом [3, с. 72]. Главной обязанностью женщины было соблюдать конфуцианские благодетели. Основной ее ролью было стать хорошей женой или любовницей. Не случайно основным, чему учили японских девочек, были хорошие манеры, умение танцевать и играть на музыкальных инструментах, женщина должна была служить мужчине. Те, у кого не получалось добиться успеха удачно выйдя замуж, вынуждены были становиться наемными труженицами, чтобы обеспечить свое существование. Главной целью женщин Японии эпохи Токугава было стать «матерью семейства» и обрести долгожданный покой и достаток в конце

жизни.

То, что сугороку показывает жизнь именно горожанок, неслучайно. Гравюра укиё-э была выражением жизни именно горожан, неразрывно связанной с крупнейшими городами Японии эпохи Токугава. Женщины имели гораздо меньше прав, чем мужчины, им в основном была уготована роль жен, любовниц и прислужниц. Женская независимость ограничивалась правительством Токугава. Им навязывали послушание мужчинам, от которых они зависели. Это послушание воспитывалось в них, в том числе, и с помощью популярной игры сугороку, через которую можно проследить социальную градацию японских женщин эпохи Токугава.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. ЭйдзироХ. Социальная история Японии. М., 1935.

2. Филиппов А.В. Стостатейные установления Токугава 1616 г. и Кодекс из ста статей 1742 г. // Право, общество и идеология Японии первой половины эпохи Эдо. СПб., 1998.

3. Толстогузов С.А. Сёгунат Токугава в первой половине XIX века и реформы годов Тэмпо. М., 1999.

4. Данн Ч. Традиционная Япония. Быт, религия. Культура / пер. с англ. О.Д. Сидоровой. М., 2006.

5. Прасол А.Ф. Генезис и развитие японского образования (VIII - начало XX вв.): автореф. дис. ... д-ра истор. наук. Владивосток, 2005.

6. Успенский М. Гравюра укиёэ как источник изучения городской культуры периода Токугава (1603-1868) // Япония: идеология, культура, литература. М., 1989.

7. Formanek S. The ‘Spectacle' of Womanhood: New Types in Texts and Pictures on Pictorial Sugoroku Games of the Late Edo Period // Written Texts - Visual Texts: Woodblock-Print Media in Early Modern Japan. 2005.

8. Leupp G.P. Servants, Shophands and Laborers in Cities of Tokugawa Japan. 1992.

9. Моррис А. Благородство поражения: Трагический герой в японской истории / пер. с англ. А.Г. Фесюн. М., 2001.