Научная статья на тему 'Полномочия главы российского государства в сфере противодействия терроризму'

Полномочия главы российского государства в сфере противодействия терроризму Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
479
76
Поделиться
Ключевые слова
ПРЕЗИДЕНТ РФ / ПОЛНОМОЧИЯ / ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТЕРРОРИЗМУ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Полунина И. Е.

Статья посвящена правовым аспектам деятельности органов исполнительной власти в сфере противодействия терроризму. В рамках данной проблематики изучена деятельность национального антитеррористического комитета как органа обеспечивающего координацию деятельности органов исполнительной власти по противодействию терроризму.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Полунина И.Е.,

Текст научной работы на тему «Полномочия главы российского государства в сфере противодействия терроризму»

ПОЛНОМОЧИЯ ГЛАВЫ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ

Полунина И.Е., аспирантка кафедры конституционного права

Ростовский государственный экономический университет («РИНХ»)

Аннотация: Статья посвящена правовым аспектам деятельности органов исполнительной власти в сфере противодействия терроризму. В рамках данной проблематики изучена деятельность национального антитеррористического комитета как органа обеспечивающего координацию деятельности органов исполнительной власти по противодействию терроризму.

Ключевые слова: Президент РФ, полномочия,

противодействие терроризму.

Как глава государства Президент Российской Федерации наделен целым комплексом приоритетных правомочий в конституционно-политической и административно-политической сферах управления (обеспечение безопасности, обороны страны, международных отношениях, а также правопорядка etc.). В области обороны и обеспечения безопасности Президент России выступает в качестве Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации и Председателя Совета Безопасности. Эти полномочия глава государства осуществляет весьма активно.

К этой же сфере относятся и чрезвычайные полномочия Президента Российской Федерации: его право на объявление военного и чрезвычайного положений и их прекращение, а также и осуществление политического руководства в области противодействия экстремистской деятельности и терроризму.

По отношению борьбы с последней из перечисленных опасностей необходимо более внимательно проанализировать не так давно принятый Федеральный закон «О противодействии терроризму»1 и предшествующие ему (в порядке de lege ferenda) президентские указы, которые, по моему мнению, существенно изменяют ранее сложившийся баланс во взаимоотношениях президентской и исполнительной ветвей власти в области полномочий силовых органов (спецслужб). Остановимся на этом подробнее.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-Ф8 «О противодействии терроризму» правовую основу противодействия терроризму составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры, указанный федеральный закон и другие федеральные законы, нормативные правовые акты Пре-

1 Российская газета. 2006. 10 марта. №48 (4014). С. 12.

зидента и Правительства Российской Федерации, а также принимаемые в соответствии с ними нормативные правовые акты других федеральных органов государственной власти. При этом Президент Российской Федерации определяет:

1) основные направления государственной политики в области противодействия терроризму;

2) компетенцию федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых он осуществляет, по борьбе с терроризмом (статья 5 указанного Закона).

Вместе с тем, согласно Указа Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 г. № 116 «О мерах по противодействию терроризму»2 (вступившему в силу со дня вступления в силу Федерального закона «О противодействии терроризму», т.е. с 10 марта 2006 года) был образован и начал действовать т.н. Национальный (именно с большой буквы - И.П.) антитеррористический комитет, председателем которого по должности в соответствии с президентским указом является директор Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Из текста Положения о Национальном анти-террористическом комитете (далее - НАК), утвержденного тем же президентским указом, следует, что НАК является органом, обеспечивающим координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по противодействию терроризму, а также осуществляющим подготовку соответствующих предложений Президенту Российской Федерации3. В свой деятельности НАК руководствуется Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации и утвержденным Положением о нем. Казалось бы, все нормально. Однако, если обратить внимание на утвержденный тем же президентским указом состав НАК, то можно увидеть, что в подчинении директора ФСБ России (как председателя Комитета) находятся и заместитель Руководителя Администрации Президента Российской Федерации (помощник Президента РФ по должности), и Министр внутренних дел Российской Федерации вкупе с Министром МЧС России, Министром иностранных дел, Министром юстиции, Министром транспорта, директором Службы внешней разведки, Руководителем Аппарата Правительства Российской Федерации) и другими федеральными министрами, Начальником Генерального Штаба и иными высокопоставленными должностными лицами. Добавим к этому и заместителей Председателя Совета Фе-

2 Российская газета. 2006. 17 февраля № 34 (4000). С. 11.

3 Там же.

Полунина И.Е.

ПОЛНОМОЧИЯ ГЛАВЫ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

дерации и Государственной Думы Федерального Собрания, включенных в состав НАК по согласованию. В общей сложности в составе НАК насчитывается 9 федеральных министров (не считая председателя), т.е. практически половина от общего количества федеральных министров. Всего же в НАК - 19 членов, в том числе заместитель директора ФСБ России в статусе заместителя председателя НАК - руководителя аппарата Комитета.

В этой ситуации НАК приобретает черты надпра-вительственного органа, который к тому же ставит под сомнение существенную часть полномочий Совета Безопасности (заметим, конституционного формирования, легитимированного статьей 83 («ж») Конституции Российской Федерации и Законом о безопасности), элиминируя из его правомочий меры противодействия терроризму. Налицо т.н. сверхаппаратный метод управления в указанной области правоотношений. Заметим, что Федеральный закон «О противодействии терроризму» вообще не содержит никакого упоминания о Национальном антитеррористическом комитете, хотя это следовало, несомненно, сделать. Очевиден в данном случае и примат указного права над парламентским правом и даже над законодательным оформлением.

Невозможно пройти мимо и той нормы Указа Президента РФ от 15.02.2006 г. № 116, на основании которой в составе НАК образован т.н. Федеральный оперативный штаб, как сказано в президентском акте, для организации планирования применения сил и средств федеральных органов исполнительной власти и их территориальных органов по борьбе с терроризмом, а также для управления контртеррористическими операциями4.

Причем по Указу решения Федерального (именно с большой буквы -И.П.) оперативного штаба, принятые в соответствии с его компетенцией, обязательны для всех государственных органов, представители которых входят в его состав и в состав оперативных штабов в субъектах Российской Федерации.

Руководителя Федерального оперативного штаба (далее ФОШ) назначает председатель Национального антитеррористического комитета.

В состав Федерального оперативного штаба, утвержденный тем же президентским актом, включены: Руководитель штаба (назначается председателем НАК, т.е. директором ФСБ России, по его усмотрению, т.к. нигде ничего не сказано о необходимости согласования с главой государства либо с кем-то еще кандидатуры руководителя штаба), Министр внутренних дел Российской Федерации (заместитель руководителя штаба); заместитель директора ФСБ России, заместитель председателя НАК - руководитель аппарата Комитета (замести-

4 Российская газета. 2006. 17 февраля № 34 (4000). С. 11.

тель руководителя штаба), Министр обороны Российской Федерации; Министр Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министр иностранных дел Российской Федерации, директор СВР России, директор ФСО России, Руководитель Росфинмониторинга, заместитель Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации.

Таким образом, в составе ФОШ присутствуют 4 федеральных министра, ведающие вопросами внутренних дел, обороны, МЧС и иностранными делами и находящиеся в прямом подчинении Руководителя Федерального оперативного штаба, которым по определению не может быть Президент Российской Федерации (иначе получается, что директор ФСБ в качестве председателя НАК вправе назначать главу государства руководителем ФОШ). А если это так, то в области юрисдикционных полномочий противодействия терроризму федеральные министры, поименованные выше, находятся в непосредственном подчинении иного (помимо Президента Российской Федерации) государственного должностного лица, занимающего пост руководителя Федерального оперативного штаба.

А это прямо противоречит Статье 32 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации» даже в ее последней ре-дакции5, согласно которой Президент Российской Федерации руководит непосредственно и через федеральных министров деятельностью федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами обороны, безо-пасности, внутренних дел, юстиции, иностранных дел, предотвращения чрезвычайных ситуаций и ликвидации последствий стихийных бедствий. Кроме того, Президент Российской Федерации вправе до принятия федеральных законов о внесении соответствующих изменений в федеральные законы только перераспределять установленные федеральными законами функции федеральных органов исполнительной власти, деятельностью которых он руководит, но никак не переподчинять эти органы и их руководителей иным должностным лицам, даже в целях противодействия терроризму. В противном случае такую возможность переподчинения (пусть временного и оперативного) следовало бы предусмотреть в названном Федеральном конституционном законе. На сегодня какое-либо делегирование такого рода президентских полномочий в сфере руководства силовыми федеральными органами исполнительной власти не может быть признано легитимным и основанным на Законе. Это кстати под-

5 См.: Федеральный конституционный закон от 19 июня 2004 г. «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» // Парламентская газета. 2004. 22 июня. № 111 (1483). С. 3.

тверждается и статьей 11 Закона Российской Федерации «О безопасности», в соответствии с которой, осуществляя общее руководство по использованию Вооруженных Сил в качестве сил обеспечения безопасности, Президент Российской Федерации также принимает оперативные решения по обеспечению безопасности в пределах определенной законом компетенции, что в трактовке Конституционного Суда Российской Федерации6 не связано только с введением чрезвычайного или военного положения, а следовательно применимо и в условиях противодействия терроризму.

Список литературы:

1. Федеральный конституционный закон от 19 июня 2004 г. «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» // Парламентская газета. 2004. 22 июня. № 111 (1483). С. 3.

2. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 июля 1995 года № 10-П // Конституционный Суд Российской Федерации: Постановление. Определения. 19921996 / Составитель и отв. ред. д.ю.н., проф. Т.Г. Морщакова. - М.: Новый Юрист, 1997. С. 618.

6 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 июля 1995 года № 10-П // Конституционный Суд Российской Федерации: Постановление. Определения. 19921996 / Составитель и отв. ред. д.ю.н., проф. Т.Г. Морщакова. -М.: Новый Юрист, 1997. С. 618.