Научная статья на тему 'Полномочия адвоката как особого участника гражданского судопроизводства на сбор доказательств посредством адвокатского запроса'

Полномочия адвоката как особого участника гражданского судопроизводства на сбор доказательств посредством адвокатского запроса Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
447
73
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
АДВОКАТ / ПОЛНОМОЧИЯ / ГРАЖДАНСКОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО / АДВОКАТСКИЙ ЗАПРОС / СБОР ДОКАЗАТЕЛЬСТВ / ПРАВОСУДИЕ / ATTORNEY / POWERS / CIVIL LITIGATION / ATTORNEY INQUIRY / EVIDENCE COLLECTION / JUSTICE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Смирнова М.Г.

В статье исследуются права и обязанности адвоката как особого участника гражданского судопроизводства. Делается вывод, что несмотря на особый правовой статус адвокатов в гражданском судопроизводстве, их полномочия на получение информации приравнено к праву обычных граждан. Анализ законодательства и практики наглядно показывает, что право на сбор сведений необходимых адвокатам для оказания юридической помощи, является в большей степени декларативным и на законодательном уровне не снабжено соответствующим механизмом его реализации. Законодательное усиление действенности адвокатского запроса будет способствовать повышению эффективности правосудияThe article examines the powers of a lawyer as a special participant in civil proceedings. It is concluded that despite the special legal status of lawyers in civil proceedings, their authority to obtain information is equated to the right of ordinary citizens. The analysis of the legislation and practice clearly shows that the right to collect information of lawyers necessary for rendering legal aid is more declarative and at the legislative level is not provided with the corresponding mechanism of its implementation. Legislative strengthening of the effectiveness of the lawyer's request will contribute to the efficiency of justice.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Смирнова М.Г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Полномочия адвоката как особого участника гражданского судопроизводства на сбор доказательств посредством адвокатского запроса»

УДК 340.142

М. Г. Смирнова

Полномочия адвоката как особого участника гражданского судопроизводства на сбор доказательств посредством адвокатского запроса

В статье исследуются права и обязанности адвоката как особого участника гражданского судопроизводства. Делается вывод, что несмотря на особый правовой статус адвокатов в гражданском судопроизводстве, их полномочия на получение информации приравнено к праву обычных граждан. Анализ законодательства и практики наглядно показывает, что право на сбор сведений необходимых адвокатам для оказания юридической помощи, является в большей степени декларативным и на законодательном уровне не снабжено соответствующим механизмом его реализации. Законодательное усиление действенности адвокатского запроса будет способствовать повышению эффективности правосудия.

The article examines the powers of a lawyer as a special participant in civil proceedings. It is concluded that despite the special legal status of lawyers in civil proceedings, their authority to obtain information is equated to the right of ordinary citizens. The analysis of the legislation and practice clearly shows that the right to collect information of lawyers necessary for rendering legal aid is more declarative and at the legislative level is not provided with the corresponding mechanism of its implementation. Legislative strengthening of the effectiveness of the lawyer's request will contribute to the efficiency of justice.

Ключевые слова: адвокат, полномочия, гражданское судопроизводство, адвокатский запрос, сбор доказательств, правосудие.

Key words: attorney, powers, civil litigation, attorney inquiry, evidence collection,

justice.

Конституцией Российской Федерации предусмотрено право всех граждан на судебную защиту их интересов [6]. Реализация данного права происходит в том числе посредством гражданского судопроизводства. «Гражданское судопроизводство - это законная процедура защиты, восстановления или реализации нарушенных гражданских прав. Происходит оно

© Смирнова М. Г., 2019

путём обращения в суд с соответствующим документом (исковым заявлением, жалобой, заявлением особого производства, ходатайством и т.д.), последующим рассмотрением дела по существу по которому выносится судебное решение» [26].

В ч. 1 ст. 48 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее - ГПК РФ) закреплено, что: «Граждане вправе вести свои дела в суде лично или через представителей. Личное участие в деле гражданина не лишает его права иметь по этому делу представителя» [2]. Дела недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан ведут их законные представители, дела организаций - их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители. На основании ч. 4 ст. 48 ГПК РФ законные представители вправе поручить ведения дела в суде другому лицу, избранному ими в качестве представителя, в том числе и адвокату.

Несмотря на то что адвокатская деятельность осуществляется преимущественно в частных интересах, в целом она носит публичный характер, так как обеспечивает действенность правового регулирования и служит для сохранения особого баланса между правовыми реалиями в обществе и предписаниями законов. Как справедливо отмечал В.П. Грибанов, «субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь декларативным правом» [3]. И несмотря на то что соглашение об оказании правовой помощи регламентируется нормами гражданского права, деятельность адвоката и статус адвокатуры установлены правом публичным. К примеру, сама адвокатская деятельность призвана обеспечить гарантируемое ст. 48 Конституции Российской Федерации право каждого на получение квалифицированной юридической помощи.

В гражданском судопроизводстве адвокатское представительство возможно наравне с общегражданским. Вместе с тем, в отличие от последнего, «полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием» [5].

Адвокатура защищает права, свободы и законные интересы физических и юридических лиц не только в публично-правовой сфере, например в уголовном и конституционном процессе, но и в частноправовой. Адвокат является представителем граждан в гражданском судопроизводстве; по жилищным, семейным, наследственным, трудовым и иным делам. Он может

осуществлять договорное обслуживание юридических лиц, давать консультации и справки по правовым вопросам предпринимательской деятельности; составлять документы правового характера; участвовать в качестве представителя юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в гражданском и административном судопроизводстве, в разбирательстве дел в третейском суде, в международном коммерческом арбитраже (суде); представлять интересы субъектов предпринимательской деятельности в органах государственной власти, местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях, в том числе выступать в качестве представителя в налоговых правоотношениях.

«Среди основных сфер деятельности адвокатуры как института гражданского общества следует выделить также экспертную оценку проектов законов и других нормативных правовых актов, имеющих важное общественное значение, внесение предложений по совершенствованию действующего законодательства, участие в работе общественных советов при различных государственных органах» [24].

Таким образом, адвокатура представляет собой тот механизм, без которого затруднены, а иногда и невозможны нормальный гражданско-правовой оборот, должное правовое обеспечение рыночных отношений, защита прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности. Адвокатура действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов.

В соответствии со ст. 6 Закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством РФ [15].

Оформление его полномочий как представителя осуществляется различными способами: 1) выдачей ордера соответствующим адвокатским образованием; 2) выдачей доверенности; 3) протокольным оформлением полномочий в судебном заседании.

Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Адвокат выступает в качестве представителя доверителя - физического или юридического лица в гражданском судопроизводстве на основании гражданско-правового договора на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Адвокат, выступая в качестве представителя, вправе представлять интересы своего клиента в судах, во всех государственных и общественных

45

организациях, как правило, в различных правоохранительных органах. Адвокат в гражданском судопроизводстве осуществляет свою деятельность в пределах предоставленных ему полномочий, в связи с чем вопросы о понятии полномочий, их оформлении и объеме имеют важное практическое значение и требуют тщательного изучения.

«Отметим, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, который выдаётся соответствующим адвокатским образованием» [4]. Добавим, что форма ордера утверждена Приказом Минюста России «Об утверждении формы ордера» от 10.04.2013 № 47 и не менялась с момента её утверждения [22]. Ордер должен быть подписан руководителем адвокатского образования (его филиала), в том числе управляющим партнером адвокатского бюро. Решением Верховного суда Российской Федерации от 29 апреля 2013 г. № АКПИ13-43 «Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим приказа Минюста России от 10 апреля 2013 г. № 47 "Об утверждении формы ордера"», вышеуказанный приказ был оставлен в силе [20].

С момента предъявления ордера судье, в производстве которого находится гражданское дело (точнее, с момента его допуска данным лицом к участию в процессе), адвокат приобретает процессуальный статус представляемого, и с этого момента у него возникают особые правовые возможности - полномочия. Действительное же значение ордера состоит в том, что он подтверждает право адвоката на участие в качестве представителя в процессе по конкретному делу, о чем и говорится в ч. 5 ст. 53 ГПК РФ.

Для совершения так называемых распорядительных действий (действий по распоряжению предусмотренными законом процессуальными средствами защиты, в частности иском) адвокат-представитель должен иметь доверенность с указанием в ней на соответствующие специальные полномочия. Доверенности, выдаваемые адвокату гражданами, могут быть удостоверены в нотариальном порядке (что чаще всего и имеет место) либо организациями, администрацией некоторых учреждений и должностными лицами, названными в ч. 2 ст. 53 ГПК РФ (применительно к представительству, осуществляемому адвокатами, например, общества с ограниченной ответственностью, администрацией места лишения свободы, если лицо находится в таком учреждении).

Доверенность - это письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими (ст.185 ГК РФ) [1]. Она может быть выдана несколькими лицами совместно. Доверенности от имени малолетних и от имени недееспособных граждан

46

выдают их законные представители. Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленная печатью этой организации (ч. 3 ст. 53 ГПК РФ).

В широком смысле слова полномочия - это официально предоставленное кому-либо право на ведение определенной деятельности. Сужая сферу применения определения, полномочия в гражданском процессе адвоката, действующего в качестве представителя, - это правовые возможности совершения процессуальных действий, как правило, не от своего собственного имени, а от имени другого лица; полномочия производны от субъективных прав; возникновение и дальнейшее существование полномочий у адвоката, как представителя, по общему правилу зависят от воли представляемого лица и его процессуального положения.

«Полномочия назначенного судом адвоката отсутствующего ответчика подтверждаются только ордером адвокатского образования, так как соглашение об оказании юридической помощи заключить не представляется возможным. Суд назначает адвоката в качестве представителя ответчика, место которого неизвестно, определением, то есть не ответчик вводит представителя в процесс, а сам суд. Поэтому полагаем, что назначая адвоката ответчика, место жительства которого неизвестно, суд вводит самостоятельного участника процесса, обладающего самостоятельными процессуальными правами. Именно в силу того, что адвокат ответчика, место жительства которого неизвестно, является самостоятельным участником процесса, ордер адвокатского образования даёт адвокату право осуществлять все процессуальные полномочия за исключением специальных полномочий» [7].

Однако при этом Верховный суд РФ п. 10 Постановления Пленума от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении» дал разъяснение, что назначенный судом адвокат ответчика, место жительства которого неизвестно, вправе обжаловать решение суда в кассационном (апелляционном) порядке и в порядке надзора, поскольку он имеет полномочия не по соглашению с ответчиком, а в силу закона указанное право объективно необходимо для защиты прав ответчика, место жительства которого неизвестно [14].

В юридической доктрине принято выделять общие и специальные полномочия. К общим полномочиям следует отнести предусмотренные ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее - Закон об адвокатской деятельности). В соответствии с данной статьей адвокат, участвуя в гражданском процессе, вправе:

1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном ст. 6.1 настоящего Федерального закона. Указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии;

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации;

4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи;

5) беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности;

6) фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну;

7) совершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации [15].

Полномочия адвоката, как представителя в гражданском процессе содержатся в ст. 35 ГПК РФ. При этом следует отметить, что это общий круг полномочий для участвующих в деле лиц, к числу которых представители, в том числе адвокаты, не относятся.

Тем не менее, адвокат, как представитель, вправе: знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные

48

законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права.

«Адвокат, участвуя в гражданском процессе в качестве представителя, является самостоятельным носителем права на сбор доказательств. При этом его доказательственная деятельность регламентируется не только ГПК РФ, но и Законом об адвокатской деятельности. В данном случае имеются в виду подп. 1, 2, 3 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности, которые наделили адвоката правом на запрос необходимых документов, опрос граждан, собирание предметов и документов [23].

Право адвоката на выявление и собирание различного рода доказательств в интересах своего доверителя, в том числе посредством адвокатских запросов, представляется, во-первых, важным способом реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи и надлежащего выполнения адвокатом процессуальной обязанности защитника, а во-вторых, гарантией реального обеспечения принципа состязательности.

Надо отметить, что в России активная роль адвоката в сборе доказательств является сравнительно новым веянием, так как была впервые регламентирована в 2002 г., в п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре. До этого ни присяжные поверенные, появившиеся в России в результате Судебной реформы (1864 г.), ни тем более, советские адвокаты такого права не имели.

В зарубежных странах (Франции, Великобритании, США и др.) адвокаты давно обладают широкими правами по истребованию доказательств, включая право на проведение собственного адвокатского расследования, что является абсолютно оправданным в интересах эффективной защиты прав и свобод человека и гражданина.

Кроме того, в ряде стран, например США, адвокаты на досудебной стадии могут истребовать доказательства как у процессуального оппонента, так и у третьих лиц путем направления запросов/повесток об ответах на вопросы, о предоставлении документов, о допуске для осмотра, о даче показаний под присягой. А в некоторых юрисдикциях запрос адвоката приравнен по статусу к запросу судьи, и его игнорирование предусматривает различную ответственность, вплоть до уголовной. При этом правоохранительные органы обязаны оказывать содействие адвокату в сборе доказательств [25].

Федеральным законом от 2 июня 2016 г. № 160-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в Федеральный закон

49

№ 63-ФЗ введена ст. 6.1, которая закрепила понятие адвокатского запроса, сроки его исполнения, основания для отказа адвокату в предоставлении запрашиваемых сведений, наступление ответственности за неправомерный отказ и нарушение сроков их предоставления [9].

Статья 6.1. Федеральный закон № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прямо регламентирует, что: «1. Адвокат вправе направлять в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, официальное обращение по входящим в компетенцию указанных органов и организаций вопросам о предоставлении справок, характеристик и иных документов, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи (далее - адвокатский запрос). 2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса».

В соответствии с п. 3 приведенной нормы требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. № 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса» были утверждены требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса и рекомендуемый образец адвокатского запроса, который содержится в приложении № 1 к Требованиям [21]. Пункт 5 разд. II «Порядок оформления адвокатского запроса» Требований предусматривает перечень необходимых данных, которые должен содержать адвокатский запрос, в том числе реквизиты соглашения об оказании юридической помощи, либо ордера, либо доверенности (номер, дата выдачи ордера, либо доверенности, либо дата заключения соглашения) (подпункт 5); фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица или полное (сокращенное) наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат. Процессуальное положение лица, в чьих интересах действует адвокат, номер дела (последние - при участии

50

адвоката в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях) (подпункт 11); указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся в справках, характеристиках и иных документах; при необходимости - обоснование получения запрашиваемых сведений (подпункт 12) [21].

Однако предметом рассмотрения Верховного суда РФ стал вопрос законности пп. 11 п. 5 требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. № 288, и приложения № 1 к Требованиям в той мере, в какой они возлагают обязанность при направлении адвокатского запроса в порядке, установленном Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № бЗ-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом. Поводом послужили соответствующие административные исковые заявления адвокатов П.И. и Н., в Верховный суд Российской Федерации о признании недействующими пп. 5 и 11 п. 5 Требований, подпункта 12 данного пункта в части, предусматривающей в адвокатском запросе при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, и аналогичных положений приложения № 1, ссылаясь на то, что оспариваемые предписания нормативного правового акта противоречат пп. 5 п. 4 ст. 6, п. 3 ст. 6.1, пп. 4 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 8, п. 1 ст. 18 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № бЗ-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а положения пп. 11 п. 5 Требований в том числе не соответствуют ст. 7 и ч. 1 и 4 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее - Федеральный закон № 152-ФЗ). По мнению административных истцов, Требования в оспариваемой части в нарушение указанных норм федеральных законов возлагают на адвокатов обязанность при оформлении и направлении запроса раскрывать сведения, относящиеся к адвокатской тайне. По утверждению П.И., оспариваемое положение пп. 12 п. 5 Требований принято с нарушением процедуры, а именно пункта 21 Правил раскрытия федеральными органами исполнительной власти информации о подготовке проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 25 августа 2012 г. № 851 (далее -Правила № 851).

В обоснование своих требований административные истцы указали, что несоблюдение Требований в соответствии с Федеральным законом № 63-ФЗ может повлечь отказ в предоставлении адвокату запрошенных сведений (пп. 2 п. 4 ст. 6.1), а их систематическое невыполнение - прекращение статуса адвоката (пп. 2.1 п. 2 ст. 17). Вместе с тем указание в запросе персональных данных лица, в чьих интересах действует адвокат, приведет к разглашению адвокатской тайны, что является нарушением норм Кодекса профессиональной этики адвоката и основанием для прекращения статуса адвоката (пп. 2 и 2.1 п. 2 ст. 17).

Верховный суд РФ своим Решением от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103 административные исковые заявления П.И. и Н. удовлетворил частично, а именно признал недействующими со дня вступления решения в законную силу пп. 11 п. 5 требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. № 288, и приложение № 1 к Требованиям в той мере, в какой они возлагают обязанность при направлении адвокатского запроса в порядке, установленном Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ, указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом [13]. Также признал недействующими со дня вступления решения в законную силу пп. 12 п. 5 требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14 декабря 2016 г. № 288, и приложение № 1 к Требованиям в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений [13].

Верховный суд РФ согласился с доводами административных истцов, о том, что фамилия, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, по смыслу п. 1 ст. 3 Федерального закона № 152-ФЗ, являются персональными данными.

Федеральный закон № 152-ФЗ, принятый в целях обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ст. 2), в гл. 2 устанавливает принципы и условия обработки персональных данных, под которой понимается любое действие (операция) или совокупность действий (операций), совершаемых с исполь-

зованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных (п. 3 ст. 3) [17].

Исходя из положений п. 1 ч. 1 ст. 6 указанного закона обработка персональных данных допускается в случаях, если она осуществляется с согласия субъекта персональных данных. Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе; согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным; согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом (ч. 1 ст. 9 Федерального закона № 152-ФЗ).

Из анализа приведенных норм указанного закона во взаимосвязи с положениями п. 2 ст. 6 и п. 1 ст. 8 Федерального закона № бЗ-ФЗ следует, что при направлении адвокатского запроса в целях оказания юридической помощи доверителю адвокат не вправе без его согласия передавать персональную информацию третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом. Следовательно, предписания пп. 11 п. 5 Требований в той части, в которой возлагают на адвоката обязанность во всех случаях в адвокатском запросе указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют федеральному закону.

Однако на практике существует проблема отказов в предоставлении запрашиваемых адвокатом в рамках адвокатского запроса сведений, составляющих государственную, коммерческую, врачебную, налоговую или другую охраняемую законом тайну. Так, в соответствии с п. 5 ст. 6.1 Федерального закона № 63-ФЗ неправомерный отказ в предоставлении сведений, указанных в адвокатском запросе, предоставление которых предусмотрено федеральными законами, нарушение сроков предоставления сведений влекут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации. Согласно пп. 3 п. 4 ст. 6.1 данного закона в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если запрошенные им сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом. Предусмотренный Федеральным законом № 63-ФЗ перечень ос-

нований для отказа в предоставлении сведений по адвокатскому запросу является общим по отношению к основаниям, установленным специальными законами.

Законность данных положений вышеназванного федерального закона была предметом обсуждения Конституционного суда РФ. Поводом для обращения с жалобой адвоката Мошкина М.И. стала следующая ситуация. Адвокат, представляя интересы некоммерческого садового товарищества, в связи с подготовкой документов для обращения в суд направил в местную администрацию адвокатский запрос о предоставлении заверенной копии решения о выделении в 1991 г. земельного участка, принадлежащего другому лицу. Но в предоставлении документов было отказано. При попытке оспорить отказ суды общей юрисдикции признали действия должностного лица местной администрации законными. Суды установили, что запрашиваемая информация относится к сведениям ограниченного доступа и не может быть предоставлена по запросу адвоката, не имеющего доверенности от правообладателя, в то же время копия истребуемого документа имеется в распоряжении истца. В связи с чем суды пришли к выводу об отсутствии нарушения прав адвоката.

Рассмотрев представленные материалы, Конституционный суд РФ не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. В опубликованном 13 марта Определении от 28 февраля 2017 г. № 244-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мошкина Михаила Игоревича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" во взаимосвязи с положением пункта 1 части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» Конституционного Суда РФ указано следующее. «В силу статьи 24 (часть 2) Конституции Российской Федерации любая затрагивающая права и свободы гражданина информация должна быть ему доступна при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты; при этом Конституция Российской Федерации допускает возможность установления в отношении той или иной информации специального правового режима, в том числе режима ограничения свободного доступа к ней со стороны граждан (определения от 12 мая 2003 года № 173-О, от 29 января 2009 года № 3-О-О и др.), что, однако, не лишает адвоката возможности при рассмотрении судом конкретного дела с участием его доверителя обратиться к суду с ходатайством

54

об истребовании доказательств, в том числе сведений, содержащих конфиденциальную информацию (Определение от 29 сентября 2011 года № 1063-О-О). Оспариваемые законоположения, устанавливающие право адвоката на сбор информации, необходимой для оказания юридической помощи, и гарантии обеспечения и судебной защиты данного права, согласуются с приведенными правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя. Оценка же того, был ли установлен режим ограниченного доступа к запрашиваемым сведениям и нарушены ли права заявителя отказом в предоставлении ему информации, как связанная с установлением фактических обстоятельств дела, не относится к компетенции Конституционного суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»)» [19].

По адвокатскому запросу не предоставляются также сведения, охраняемые в силу законов о государственной тайне, о банках и банковской деятельности, о коммерческой тайне, об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации, о персональных данных», а также в силу Основ законодательства РФ о нотариате, Налогового и Таможенного кодексов, что в значительной мере выхолащивает сам смысл адвокатского запроса [8, 10, 11, 12, 18].

Нами была проанализирована практика применения Закона об адвокатуре в текущей редакции и выявлены многочисленные случаи отсутствия ответов на адвокатские запросы, а также отказы в предоставлении информации и сведений как со ссылкой на какие-либо нормы (как правило, касающиеся различных видов тайн - коммерческой, банковской, персональных данных и т.д.), так и без правовых аргументов. К сожалению, суды (включая Верховный суд РФ) чаще всего поддерживают эту практику.

В качестве примера, можно привести Определение Судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 мая 2019 г. № 33а-8681/2019, которым решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга, принятое 14 ноября 2018 г. по административному делу № 2а-6545/2018, оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. Как следует из материалов дела, С.Ю. обратился в Калининский районный суд Санкт-Петербурга с административным иском, в котором просил признать незаконным отказ Главного управления МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в предоставлении сведений о транспортных средствах, принадлежащих К., на основании адвокатского запроса от <дата> №...В качестве меры по восстановлению нарушенного права

55

С.В. просил суд возложить на ответчика обязанность предоставить в течение 30 дней с момента вступления в законную силу судебного решения запрошенную информацию - сведения об имеющихся в собственности К. транспортных средствах, включая марку, модель, государственный регистрационный знак, УШ-номер, дату постановки транспортных средств на учет в органах ГИБДД.

В обоснование административного иска С.Ю. ссылался на то обстоятельство, что является адвокатом и в целях оказания квалифицированной юридической помощи С., <дата> обратился в Управление ГИБДД ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с запросом о предоставлении сведений о транспортных средствах, находящихся в собственности К., однако в предоставлении сведений было отказано со ссылкой на необходимость соблюдения законодательства о защите персональных данных. С.Ю. полагал отказ ответчика незаконным и нарушающим право на получение на основании запроса сведений, необходимых для осуществления адвокатской деятельности.

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 14 ноября 2018 г. в удовлетворении административного иска С.Ю. отказано.

В апелляционной жалобе С.Ю. просит решение суда отменить, указывая на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела и на неправильное применение судом норм материального права.

Судебная коллегия, оценив доводы апелляционной жалобы, не нашла законных оснований для отмены обжалуемого решения. При рассмотрении дела установлены следующие обстоятельства.

С.Ю., осуществляющий адвокатскую деятельность в Санкт-Петербургской коллегии адвокатов, <дата> обратился в Управление ГИБДД Главного управления МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с адвокатским запросом, в котором просил предоставить сведения об имеющихся в собственности К. транспортных средствах, включая марку, модель, государственный регистрационный знак, УШ-номер, дату постановку транспортных средств на учет в органах ГИБДД. В обоснование необходимости получения сведений сослался на оказание юридической помощи С.

Письмами от <дата> и от <дата> заместитель начальника Управления ГИБДД Главного управления МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области сообщил С.Ю. о том, что адвокаты в соответствии с Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Приказом МВД

56

России от 24.11.2008 № 1001, не относятся к лицам, имеющим право получения информации о транспортных средствах в отношении граждан, представителями которых не являются; право адвоката на получение информации не распространяется на установленные законом конфиденциальные сведения, к которым в силу положений Федерального закона «О персональных данных», отнесены сведения об имущественном положении физического лица.

Отказывая в удовлетворении заявленного иска, суды первой и второй инстанции пришли к выводу о том, что сведения, о получении которых просил С.Ю., носят конфиденциальный характер, касаются имущественного положения гражданина, представителем которого С.Ю. не является, в связи с чем в предоставлении таких сведений отказано обоснованно. Суды указали, что по смыслу положений законодательства право адвоката на получение информации не является безусловным, осуществляется в определенных целях и ограничивается обязательными требованиями законодательства, регулирующими отношения по поиску, получению, передаче и распространению информации, а также ее защиты.

Так, в силу ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений. Информация может свободно использоваться любым лицом и передаваться одним лицом другому лицу, если федеральными законами не установлены ограничения доступа к информации либо иные требования к порядку ее предоставления или распространения. В соответствии с ч. 1 ст. 8 данного закона граждане (физические лица) и организации (юридические лица) вправе осуществлять поиск и получение любой информации в любых формах и из любых источников при условии соблюдения требований, установленных данным федеральным законом и другими федеральными законами.

Согласно ч. 1 ст. 9 этого же федерального закона ограничение доступа к информации устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Обязательным является соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами.

В силу ст. 7 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять

57

персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом. В соответствии с п. 1 ст. 3 данного закона под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе информация об имущественном положении гражданина.

Приведенная выше норма не содержит закрытый перечень сведений, относящихся к персональным данным гражданина, однако критерием ограничения доступа к таким сведениям является их относимость к конкретному субъекту и возможность его идентификации.

В адвокатском запросе С.Ю. просил предоставить ему сведения о транспортных средствах, находящихся в собственности К., включая марку, модель, государственный регистрационный знак, УШ-номер, дату постановку транспортных средств на учет в органах ГИБДД, т. е. информацию, характеризующую имущественное положение гражданина, которая в силу названных выше норм права относится к персональным данным и ограничена в доступе.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, из положений Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не следует безусловное право адвоката на получение любой информации; адвокат вправе запрашивать сведения, необходимые ему в целях оказания гражданам квалифицированной юридической помощи, однако с учетом ограничений на использование материалов, которые содержат персональные данные третьих лиц.

В силу ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Учитывая, что С.Ю. не является представителем лица, в отношении которого просил предоставить сведения, запрошенная истцом информация относится к персональным данным гражданина, следует признать обоснованными выводы суда первой инстанции об отсутствии у органа государственной власти правовых оснований для исполнения адвокатского запроса С.Ю.

При реализации права на оказание квалифицированной юридической помощи С. адвокат С.Ю. не лишен возможности, в случае судебного разбирательства, заявить перед судом ходатайство о необходимости получения и использования в качестве доказательств сведений об имущественном положении гражданина К.

Встречаются также случаи, когда правоприменитель соответствующими письмами заранее информирует адвокатов о характере запрашиваемых ими сведений. Примером может послужить, письмо Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Министерства юстиции Российской Федерации о разъяснении действующего законодательства, касающегося направления адвокатского запроса о предоставлении сведений из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 9 ноября 2017 г. № 12-139627/17. В резолютивной части письма указывается: «Учитывая вышеизложенное, в целях выработки единой практики направления адвокатского запроса о предоставлении сведений из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, которые отнесены законодательством к сведениям ограниченного распространения, просим довести настоящее письмо до сведения адвокатских палат субъектов Российской Федерации» [16].

Таким образом, несмотря на особый правовой статус адвокатов в гражданском судопроизводстве, их полномочия на получение информации приравнены к праву обычных граждан. Анализ законодательства и практики наглядно показывает, что право на сбор сведений адвокатов, необходимых для оказания юридической помощи, является в большей степени декларативным и на законодательном уровне не снабжено соответствующим механизмом его реализации. Законодательное усиление действенности адвокатского запроса будет способствовать повышению эффективности правосудия путем разгрузки судов от заявлений и ходатайств, касающихся истребования доказательств. Внесение соответствующих изменений в Закон об адвокатуре и в процессуальные кодексы поможет превратить адвоката в полноправного участника процедуры сбора доказательств и особого участника гражданского судопроизводства.

Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 16.12.2019) // Рос. газета. - № 238-239. - 08.12.1994.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЭ (ред. от 02.12.2019) // Рос. газета. - № 220. - 20.11.2002.

3. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. - М.: Статут, 2001. - 410 с.

4. Гудцова А.В. Оформление и подтверждения полномочий адвоката в гражданском и арбитражном процессах // Вестн. Коми Республ. Акад. гос. службы и управления. - 2017. - №24. - С. 78-84.

5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 27.12.2019) // СЗ РФ. - 07.01.2002. - № 1 (ч. 1). -Ст. 1.

6. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СЗ РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

7. Ленковская Р.Р., Золотарева А.В. Документы, удостоверяющие полномочия адвоката в гражданском процессе // Проблемы экономики и юридической практики. - 2015. - С. 170-173.

8. О банках и банковской деятельности: федер. закон от 02.12.1990 № 395-1 (ред. от 27.12.2019) // Рос. газета. - № 27. - 10.02.1996.

9. О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»: федер. закон от 02.06.2016 № 160-ФЗ // СЗ РФ. - 06.06.2016. - № 23. - Ст. 3284.

10. О государственной тайне: закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 29.07.2018) // Рос. вести. - № 189. - 30.09.1993.

11. О коммерческой тайне: федер. закон от 29.07.2004 № 98-ФЗ (ред. от 18.04.2018) // СЗ РФ. - 09.08.2004. - № 32. - Ст. 3283.

12. О персональных данных: федер. закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // Парламентская газ. - № 126-127. - 03.08.2006.

13. О признании частично недействующими подпунктов 11 и 12 пункта 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утв. Приказ Минюста России от 14.12.2016 № 288, а также Приложения 1 к Требованиям: решение Верховного суда РФ от 24.05.2017 № АКПИ17-103 // Бюлл. Верховного суда РФ. - № 8. - 2018 (извлечение).

14. О судебном решении: постановление Пленума Верховного суда РФ от 19.12.2003 № 23 (ред. от 23.06.2015) // Бюлл. Верховного суда РФ. - № 2. - 2004.

15. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: фе-дер. закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017) // СЗ РФ. - 10.06.2002. - № 23. - Ст. 2102.

16. Об адвокатском запросе сведений из ЕГРП: <письмо> Федеральной палаты адвокатов от 15.11.2017 № 487-11/17-АП (вместе с <Письмом> Минюста России от 09.11.2017 №12-139627/17). - URL: www.consultant.ru

17. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: федер. закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 02.12.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 13.12.2019) // Парламентская газ. - № 126-127. - 03.08.2006.

18. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации: федер. закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 27.12.2019, с изм. от 13.01.2020) // СЗ РФ. -28.11.2011. - № 48. - Ст. 6724.

19. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мошкина Михаила Игоревича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 3 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» во взаимосвязи с положением пункта 1 части 2 статьи 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» Конституционного суда РФ: определение Конституционного суда РФ от 28 февраля 2017 г. № 244-О. - URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71526862/

20. Об отказе в удовлетворении заявления о признании частично недействующим подпункта «г» пункта 2 изменений, которые вносятся в акты Правительства Российской Федерации по вопросам предоставления коммунальных услуг, утв. Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354: решение Верховного суда РФ от 29.04.2013 № АКПИ13-123 // Бюлл. Верховного суда РФ. - № 4. - 2014 (извлечение).

21. Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса: приказ Минюста России от 14.12.2016 № 288 (с изм. от 24.05.2017) (зарегистрировано в Минюсте России 22.12.2016 № 44887). - URL: https://minjust.consultant.ru/

22. Об утверждении формы ордера: приказ Минюста России от 10.04.2013 № 47 (зарегистрировано в Минюсте России 11.04.2013 № 28095). - URL: https://minjust.consultant.ru/

23. Орлов А. Д. Собирание доказательств адвокатом в гражданском процессе // Молодой учен. - 2016. - № 16. - С. 259-261.

24. Пилипенко Ю.С. Адвокатура сегодня // Вестн. Ун-та им. О.Е. Кутафина. - 2017. - С. 37.

25. Реформа адвокатского запроса // Закон. - 2014. - №9. - С. 26-39.

26. Яркова В.В., Плешанова А.Г. Гражданский процесс. Практикум: учеб. пособие / Урал. гос. юрид. ун-т. - 5-е изд., перераб. и доп. - М.: Статут, 2017. - С. 14.

Статья поступила 23.10.2019 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.