Научная статья на тему 'Политика советской власти по отношению к малым народам Поволжья (на примере калмыков)'

Политика советской власти по отношению к малым народам Поволжья (на примере калмыков) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
290
49
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБОСЕДЛЕНИЕ / КАЛМЫКИ / КОЧЕВНИКИ / АВТОНОМИЯ / ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ / СЪЕЗД / РСФСР / ДЕПОРТАЦИЯ / РЕАБИЛИТАЦИЯ / XX СЪЕЗД КПСС / SETTLE / THE KALMYK PEOPLE / NOMADIC PEOPLE / AUTONOMY / STATEHOOD / CONGRESS / DEPORTATION / THE RUSSIAN FEDERATION / EXCULPATION / THE XXTH CONGRESS OF THE COMMUNIST PARTY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Горяев Мерген Саналович, Авлиев Вячеслав Николаевич

В статье рассматривается национальная политика молодого советского государства, направленная на создание национальных государственных единиц в составе России. Этот процесс имел и встречное движение со стороны кочевых народов. Советскому государству крайне необходимо было заниматься вопросом обоседления вышеназванных народов, поэтому провозглашалось право наций на самоопределение. В начале 20-х гг. ХХ в. по итогам I Общекалмыцкого съезда Советов трудового калмыцкого народа было декларировано о создании на территории Нижнего Поволжья автономии кочевого народа и обсуждается проблема обоседления номадов РСФСР, в том числе и кочевников-калмыков. В период Великой Отечественной войны калмыки были насильственно депортированы в восточные регионы страны без права возвращения места прежнего проживания. Во второй половине 50-х гг. XX съезд КПСС восстановил государственность калмыков и ряда других народов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE NATIONAL POLICY OF THE SOVIET GOVERNMENT IN RELATION TO THE SMALL PEOPLES OF THE VOLGA REGION (BASED ON THE EXAMPLE OF THE KALMYKS)

The article deals with the national policy of the young Soviet state, aimed at creating national state units within the Russian Federation. The process was approved by nomadic peoples. The Soviet state faced the problem how to settle nomadic peoples and decided to proclaim the right of nations for their selfdetermination. In the early 20s of the last century the first All-Kalmyk Congress of Soviets of the working Kalmyk people declared the creation of the autonomy of nomadic people on the territory of the Lower Volga region and began the discussion of nomads' life including nomadic Kalmyk people. During the Great Patriotic war the Kalmyk people were forcibly deported to eastern regions of the country without the right to return to their territory. The XXth Congress of the Communist party restored the statehood of Kalmyk and other peoples in 1950s.

Текст научной работы на тему «Политика советской власти по отношению к малым народам Поволжья (на примере калмыков)»

Продолжение таблицы 6

1959 1970 1979 1989

Татары 5225 5552 5444 5102

Евреи 5223 4819 3993 2651

Осетины 3127 2652 2191 1821

Украинцы 13710 12676 12021 12637

Прочие нац-ти 10565 13164 11941 13621

Всего 710424 1064471 1155805 1270429

В формировании такой мозаичной картины основную роль сыграли экономические (хозяйственные) факторы, прежде всего развитие отраслей нефтяной промышленности. Кстати, в 70-80-е гг. падение добычи нефти на территории республики, сокращение объёмов её переработки, а также смежных производств, локализованных главным образом в г. Грозном, сыграли свою роль в оттоке инженерных кадров, других специалистов высокой квалификации, в основном русских и русскоязычных. С 1979 года по 1989 год доля русского населения в Чечено-Ингушской АССР сократилась на 6% [14, с.114].

Во второй половине 80-х гг. перестроечные процессы и их противоречивый, непоследовательный характер оказали ощутимое воздействие и на ситуацию в Чечено-Ингушской АССР. Хотя до осени 1990 г. на территории республики в целом сохранялась стабильная общественно-политическая обстановка, не угрожавшая какими-либо радикально-кризисными эксцессами, неопределенность перспективы развития сыграла свою роль в формировании общественных настроений. Конец 80-х гг. стал своеобразным рубежом нарастающей миграции из республики представителей т. н. некоренных (нетитульных) народов, в т. ч. и русских. Здесь же следует отметить, что уезжали также чеченцы и ингуши, хотя в начале этих процессов такое явление непросто было и зафиксировать. Ввиду значительно преобладающей численности титульных народов в национальном составе Чечено-Ингушской АССР, их отток, во всяком случае до обретения им ощутимых параметров, оставался незримым.

В процессе восстановления Чечено-Ингушской АССР, а также и в последующие годы изменения произошли и в территориальном устройстве республики. Во-первых, увеличилась площадь её территории, во-вторых, изменилась схема административно-территориального деления.

Увеличение территории республики на 5 тысяч кв. км. произошло в результате передачи под её юрисдикцию трёх районов, Каргалинского, Наурского и Шелковского, с 22 марта 1944 г. входивших в состав Грозненской области.

10 апреля 1957 г. Президиум Верховного Совета РСФСР издал Указ «Об административно-территориальном устройстве Чечено-Ингушской АССР» [16, с. 398]. Таким образом, с этого времени республика в своем составе имела 17 сельских районов [16, с. 398]: Ачхой-Мартановский, Веденский, Грозненский, Гудермесский, Карга-линский, Курчалоевский, Надтеречный, Назрановский, Наурский, Ножай-Юртовский, Первомайский, Саясановский, Советский, Сунженский, Урус-Мартановский, Шалин-ский и Шелковской. Сокращение численности районов (в 1944 г. было 24 района) произошло за счет значительного укрупнения территорийновых районов.

В конце 80-х гг. плотность населения в республике составляла 66,2 чел. на 1 кв. км. На первом месте по этому показателю находилась Северо-Осетинская АССР - 79,2 чел. на 1 кв. км. [14, с. 258].

В последующие годы площадь территории Чечено-Ингушской АССР не менялась вплоть до образования Ингушской Республики (в 1992 г.).

Трансформации, происходившие в административно-территориальном делении Чечено-Ингушетии вплоть до осени 1991г., особого значения для хозяйственно-экономического развития республики, динамики внутри республиканских демографических процессов не имели.

Список литературы

1. ГАРФ. Ф. 7523, оп. 72, д. 701

2. РГАСПИ. Ф. 556,оп. 14, д.56

3. Восстановление Чечено-Ингушской АССР(1953-1962). Сборник документов и материалов. Ответственный составитель и научный редактор А. М. Бугаев. Нальчик. ООО «Печатный двор», 2013. Том. I. 494 с.

4. См.: Локаев Габацу. Спецпереселенцы. Магас. Издательство «Сердало», 2003

5. РГАСПИ. Ф. 556, оп. 14, д. 80

6. Восстановление Чечено-Ингушской АССР(1953-1962). Сборник документов и материалов. Ответственный составитель и научный редактор А. М. Бугаев. Нальчик. ООО «Печатный двор», 2016. Том II. Кн.1. 464 с.

7. РГАНИ. Ф.5, оп.31, д.56

8. Земсков В. Н. Спецпереселенцы в СССР, 1930-1960 / В. Н. Земсков; Ин-трос. истории. - М.: Наука, 2003. - 306с.

9. Ибрагимов Муса. М. Чеченцы: выселение, выживание, возвращение. (1944-1963 гг.). / Муса М. Ибрагимов. - Грозный: АО «Издательско-полиграфический комплекс «Грозненский рабочий», 2015. - 272с.

10. Русин В.Ф. Моя жизнь с чеченцами и ингушами. Нальчик: Эль-Фа, 2008. - 672 с.

11. Убушаев В. Б. Калмыки: выселение и возвращение. 1943-1957 гг. Издательство «САНАН». - Элиста, 1991. - 96с.

12. Итоги всесоюзной переписи населения 1970 года. Том IY. Национальный состав населения СССР, союзных и автономных республик, краев, областей и национальных округов. «СТАТИСТИКА». - Москва, 1973.

13. «ДЕМОСКОП Weekly»: демографический еженедельник. № 713-714 (23 января -5 февраля 2017). www.demoscope.ru. Время просмотра 4-5 февраля.

14. Население России в ХХ веке: Исторические очерки: В 3-х т./Т. 3. Кн. 1: 1960-1979. - М. «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005. - 304 с.

15. ГАРФ. Ф.385, оп. 13, д. 854

16. Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. №. 12

УДК 9.93 ББК 63.3

М.С. Горяев, В.Н. Авлиев

Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова

ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ ПО ОТНОШЕНИЮ К МАЛЫМ НАРОДАМ ПОВОЛЖЬЯ (НА ПРИМЕРЕ КАЛМЫКОВ)*

*Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта № 16-11-08004 «Исторический опыт национальной политики России (на примере Калмыкии)»

В статье рассматривается национальная политика молодого советского государства, направленная на создание национальных государственных единиц в составе России. Этот процесс имел и встречное движение со стороны кочевых народов. Советскому государству крайне необходимо было заниматься вопросом обоседления вышеназванных народов, поэтому провозглашалось право наций на самоопределение. В начале 20-х гг. ХХ в. по итогам I Общекалмыцкого съезда Советов трудового калмыцкого народа было декларировано о создании на территории Нижнего Поволжья автономии кочевого народа и обсуждается проблема обоседления номадов РСФСР, в том числе и кочевников-калмыков. В период Великой Отечественной войны калмыки были насильственно депортированы в восточные регионы страны без права возвращения места прежнего проживания. Во второй половине 50-х гг. XX съезд КПСС восстановил государственность калмыков и ряда других народов.

Ключевые слова: обоседление, калмыки, кочевники, автономия, государственность, съезд, РСФСР, депортация, реабилитация, XX съезд КПСС.

M.S. Goryaev, V.N. Avliev

Kalmyk State University named after B.B. Gorodovikov

THE NATIONAL POLICY OF THE SOVIET GOVERNMENT IN RELATION TO THE SMALL PEOPLES OF THE VOLGA REGION (BASED ON THE EXAMPLE OF THE KALMYKS)

The article deals with the national policy of the young Soviet state, aimed at creating national state units within the Russian Federation. The process was approved by nomadic peoples. The Soviet state faced the problem how to settle nomadic peoples and decided to proclaim the right of nations for their selfdetermination. In the early 20s of the last century the first All-Kalmyk Congress of Soviets of the working Kalmyk people declared the creation of the autonomy of nomadic people on the territory of the Lower Volga region and began the discussion of nomads' life including nomadic Kalmyk people. During the Great Patriotic war the Kalmyk people were forcibly deported to eastern regions of the country without the right to return to their territory. The XXth Congress of the Communist party restored the statehood of Kalmyk and other peoples in 1950s.

Key words: settle, the Kalmyk people, nomadic people, autonomy, statehood, Congress, deportation, the Russian Federation, exculpation, the XXth Congress of the Communist party.

Начало XX в. в истории России связано с активизацией национального движения на окраинах, когда в судьбе многих народов происходили изменения, затрагивавшие и этническое самосознание. Модернизация, новый виток которой начался с Великих буржуазных реформ, привела к включению в этот процесс и кочевых народов, в том числе и номадов Астраханской губернии. Революционные события 1917 г. навсегда и резко изменили ритм жизни многих национальностей, и одним из важнейших вопросов,

которые были поставлены на повестку дня, был национальный. С приходом к власти партии большевиков новая национальная политика исходит из права наций на самоопределение и поэтому первые декреты и воззвания советской власти народам бывшей империи провозглашали свободу национальных и культурных учреждений, равенство и суверенность, право на самоопределение вплоть до государственного отделения, отмена всех национальных и религиозных привилегий, свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп в рамках своего автономного государственного существования. Вообще, в восточном вопросе большевики всегда проявляли осторожность и на первых порах декларировали полную поддержку традиций народов Востока: «Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. ... ваши права ... охраняются ... революцией и ... Советами Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов» [2, с. 114].

Однако большевики по-своему смотрели на принцип права наций на самоопределение, так как образование национальной государственности каждой отдельной нации определялось ее этнической принадлежностью к той или иной территории. При этом великодержавный и, тем более, местный сепаратизм категорически отрицались: «широко декларируя приверженность идее самоопределения, вплоть до отделения, большевики и после революции неизменно подчеркивали подчинение этого права праву рабочего класса на укрепление своей власти» [7, с. 279].

В Декларации прав народов России объявлялось, что Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация советских национальных республик. Декларация, по сути, устанавливая федерацию, также предоставляла крестьянам и рабочим любой нации право «принимать самостоятельное решение на своем полномочном съезде: желают ли они и на каких основаниях участвовать в федеративном правительстве и в остальных федеративных советских учреждениях». Эти принципы были развиты резолюцией III Всероссийского съезда Советов «О федеральных учреждениях Российской Республики» января 1918 г., провозгласившей образование РСФСР: она определяла способ участия «отдельных областей в федеральном правительстве, отличающихся бытом и национальным составом, равно как и разграничение сферы деятельности федеральных и областных учреждений Российской Республики» [9, с. 278-279].

В национально-государственном строительстве на территории бывшей империи шли процессы формирования автономных образований внутри самой Российской Федерации и создания независимых государственных образований, которые Советское правительство признавала, исходя из провозглашенного принципа самоопределения. Параллельно заключались двусторонние договоры между советскими республиками, приводившие к более тесным взаимоотношениям и созданию общих органов управления. В декабре 1922 г. это выразилось в образовании СССР. Внутри самой Российской Федерации создавались автономные области, автономные коммуны, национальные округа, национальные районы и сельские советы для национальных меньшинств, учитывавшие интересы и малочисленных народов. Однако этот процесс развивался однобоко, в сторону централизации и унитаризации и авторитарные методы управления, стремление подмять, подчинить себе союзные республики, безальтернативное перераспределение территорий превращало Союзное государство в федерацию по форме, в унитарное по содержанию [9, с. 280].

Основной правовой базой национально-государственного строительства РСФСР явилась Конституция 10 июля 1918 г., где определялось, что субъектами Федерации являются автономные образования и административные области, и гарантировалось соблюдение и выполнение принципов права наций на самоопределение.

Однако национально-территориальный принцип породил напряженность и противоречия в самом начале строительства государства, так как государственность обрели только те нации, что имели достаточно большую территорию национального доминирования; часть представителей многочисленных этносов оказались проживающими вне своих национально-государственных образований. Это не было бы проблемой в полиэтническом государстве при построении федерации по территориальному принципу при равенстве территорий. В Российской Федерации же территории проживания народа, его численности и уровня социально-экономического развития присваивался разный правовой статус - от национальной республики до национального района. Понятно, что и уровень властных полномочий, степень участия в решении общих вопросов и представительство в центральных органах власти был неодинаков. Таким образом, проблемы накапливались, но не разрешались [2, с. 280].

Известный этнограф и демограф, доктор исторических наук, профессор В.И. Козлов справедливо подчеркивал, что «... в этнически смешанных районах оказывалось невозможным совместить границы национально-территориальных образований с этническими ... нередко в целях экономической целесообразности ... в такие национально-территориальные образования включались значительные инонациональные районы, жители которых . оказывались . на положении этнических меньшинств» [4, с. 47].

Политика коллективизации и искусственное обоседление стала настоящей катастрофой для многих из них и в ряде случаев реакция неприятия выливалась в акты открытой откочевки и вооруженного сопротивления.

С установлением в начале 1918 г. советской власти в Астраханской губернии и формированием государственных органов новая власть признает новые территориальные деления, формировавшиеся по этническому признаку. В частности, Калмыцкая степь превращается в особый административно-территориальный орган в составе губернии со своими институтами власти, формируемыми местным населением -5 марта 1918 года представители трех улусов и поселка Калмыцкий Базар сформировали временный центральный орган советской Калмыцкой степи - Калмыцкую секцию исполнительного комитета Астраханского губернского совета [5, с. 245].

Важнейшим событием в национально-государственном строительстве калмыцкой автономии стал I Общекалмыцкий съезд. Так, главным итогом национально-государственного строительства стало принятие в 1920 году I Общекалмыцким съездом Советов трудового калмыцкого народа «Декларации прав трудового калмыцкого народа», которая провозгласила и юридически закрепила статус автономии Калмыцкой автономной области в составе Российской Федерации, и объединила разбросанный на просторах Астраханской, Ставропольской губерний и Терской области национальное меньшинство в единое территориальное целое. Одним из вопросов, который обсуждался на съезде, был вопрос о переходе к оседлости, что и было осуществлено - в эти годы начался перевод кочевников на оседлость [5, с. 264, 267].

Данная проблема решалась и ставилась как часть строительства социализма и процесс этот, вне всякого сомнения, знаменовал революционный переворот в судьбе степняков. Однако это важное дело нивелировалось актами волюнтаризма, неоправданным стремлением любой ценой достичь быстрых результатов. И не отвергая значения важнейшей работы по землепользованию и землеустройству, строительству мелиоративных сооружений, водоемов, в оседании степняков, следует все же сказать, что в данном процессе не менее значимым фактором явилось огромное сокращение поголовья скота, ухудшение социального положения населения. В условиях Астраханской

губернии основой хозяйства бывших кочевых и полукочевых народов, и в частности калмыков, становится рыболовство: «В 1924 году в Астрахани был организован производственный союз ловцов. С 1925 года на местах началась создаваться ловецкая кооперация» [10, с. 120].

На рубеже 20-х - 30-х годов XX в. процесс перевода кочевников на оседлость особенно усиливается, в частности, постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 23 марта 1925 года «О землеустройстве кочевого, полукочевого и переходящего к оседлому хозяйству населения Калмыцкой автономной области» говорит об ускорении процесса перевода кочевых хозяйств к оседлости. Окончательно это процесс заканчивается в период коллективизации, так как к 1932 году уже 70% калмыцких хозяйств было переведено на оседлость. Полностью же этот процесс был завершен к 1935 году [5, с. 270].

В эти же годы на основе советских норм стала подвергаться направленному изменению и судебно-регулятивная система кочевых народов Поволжья, постепенно запрещаются народные обычаи, а в 1924 году принят новый уголовный кодекс РСФСР, дополненный в 1928 году главой о «Преступлениях, составляющих пережитки родового быта». По данному дополнению представители народного судопроизводства включались государственными органами в состав классовых врагов и контрреволюционных элементов и подвергались репрессиям в ходе кампании по коллективизации и приведению кочевников к оседлости. Обычное право и суды были окончательно выведены из государственной сферы и превратились в не афишируемую часть традиционной культуры бывших кочевников [8, с. 5-23].

Ход исторического развития калмыцкого народа, как и всего населения Советского Союза, был нарушен 22 июня 1941 г. в связи с внезапным нападением гитлеровской Германии. Часть территории калмыцкой автономии, в том числе и город Элиста, подверглась временной оккупации немецко-фашистскими захватчиками. В период тоталитарного режима жители оккупированных территорий вызывали подозрение на лояльность к советской власти со стороны органов госбезопасности. Поэтому судьба калмыков была предрешена. Мероприятия по их выселению были спланированы по всем правилам специальной операции и исполнены строго по инструкции, утвержденной Народным Комиссариатом внутренних дел СССР еще 1 декабря 1943 года «О порядке проведения мероприятий по делу «Улусы». Документ подробно регламентировал все вопросы, связанные с депортацией калмыцкого народа в восточные районы страны и из его текста видна вся абсурдность и безосновательность предъявляемых обвинений: «. так как в период немецко-фашистской оккупации Калмыкии калмыки активно помогали немецким захватчикам, выдавали немцам честных советских граждан и после изгнания оккупантов продолжают укрывать созданные немцами бандитские отряды, советское правительство решило в отношении их провести специальные мероприятия.» [6, с. 8].

Выселение с 28 по 31 декабря 1943 года коснулось в основном калмыцкого населения, проживающего в пределах Калмыцкой АССР и Калмыцкого района сопредельной Ростовской области. В конце марта 1944 года выселению подверглись калмыки, проживающие в отдельных населенных пунктах Ростовской области, а в июне - Сталинградской. Всего, с учетом снятых с фронтов Великой Отечественной солдат и офицеров, насильственной депортации подверглись около 120 тысяч калмыков [6, с. 10]. В местах спецпоселения они находились под гласным и негласным надзором органов внутренних дел, осуществлявшимся спецкомендатурами и тайной разветвленной агентурной сетью.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 года «Об уголовной ответственности за побеги из мест обязательного и постоянного поселения лиц, выселенных в отдельные районы Советского Союза в период Отечественной войны»

определял, что подвергшиеся депортации должны были остаться в этом статусе навечно, без права возврата к прежним местам жительства. Кроме того, определялись меры ответственности за побег, закрывался их доступ в высшие учебные заведения страны, они лишались права выбора работы [11, с. 331].

Официальные правительственные документы, не для открытой печати, объясняли депортацию народов желанием ослабить этническую напряженность, обеспечить безопасность в том или ином регионе страны, стабилизировать политическую обстановку. Профессор К.Н. Максимов же главные причины этой акции видел «.... не только в стремлении провести этническую чистку, «переделать» веками складывавшуюся этническую карту страны, но и в том, что советское руководство в какой-то степени хотело переложить свои серьезные промахи, обернувшиеся крупными поражениями в первые годы войны, потерями людских и материальных ресурсов, на некоторые малочисленные народы, т.е. оно преследовало собственные цели».

Смерть в 1953 г. Иосифа Сталина способствовала ослаблению режима спецпосления и дала надежду на восстановление справедливости. Уже 9 мая 1955 года постановление ЦК КПСС сняло с учета спецпоселений семьи коммунистов, подвергшихся насильственной депортации, а 4 ноября постановление Совета Министров СССР сняло с учета участников Великой Отечественной войны, лиц, награжденных орденами и медалями СССР, семьи погибших [6, с. 17].

В марте следующего года в соответствие с постановлением Президиума ЦК КПСС от 12 марта того же года «О снятии ограничений по спецпоселению с калмыков и членов их семей» был принят указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничений в правовом положении с калмыков и членов их семей, находящихся на спецпоселении». Правда, согласно указу калмыки «не имеют права возвращаться в места, откуда они были выселены» [11, с.428].

Таким образом, видно, что эти акты половинчаты и не стремятся подвергать критике проводившуюся ранее политику этнических чисток и массовых депортаций. Согласно этим документам, речь идет о том, что люди были выселены «в связи с обстоятельствами военного времени», а теперь их пребывание на спецпоселении «не вызывается необходимостью».

XX съезд партии помог исправить допущенную в отношении калмыцкого и ряда других народов несправедливость, восстановить их национальную государственность, тем самым обеспечивая необходимые условия для их национального и культурного возрождения и развития. Так, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 января 1957 года «Об образовании Калмыцкой автономной области в составе Ставропольского края» калмыцкий народ частично не был восстановлен в своей государственности. Очередной Указ от 29 июля 1958 года восстановил калмыцкую автономию в пределах РСФСР, правда, не в прежних границах.

По мнению профессора Н. Л. Жуковской, «.... восстановлению республик в прежних (до репрессированных актов) границах мешают руководители тех краев, областей и соседних республик, куда отошли по указу 1940-х годов земли, занимавшиеся ранее депортированными народами, а также сложившийся на этих землях новый контингент населения, который боится каких-либо перемен в своем статусе, нарушения сложившегося уклада жизни, а возможно, и насильственного выселения с «чужой» территории, в «захвате» которой они, впрочем, совершено не виноваты ...» [3, с. 18].

Так, в начале 1990-х годов между Калмыкией и Астраханской областью произошел рост напряженной ситуации, связанной с желанием национальной автономии вернуть себе свои исконные земли, не вошедшие в состав Калмыкии сначала в виде автономной области, а потом в виде автономной республики. И противоположном желании руководства Астраханской области ни в коем случае эти земли не возвращать [1].

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.