Научная статья на тему 'Политические репрессии 1937–1938 гг. На Донетчине в количественных измерениях'

Политические репрессии 1937–1938 гг. На Донетчине в количественных измерениях Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2764
223
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Политические репрессии / СССР / Донбасс / НКВД / количественные характеристики. / Political repressions / USSR / Donbass / NKVD / quantitative characteristics.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Никольский Владимир Николаевич

В статье представлены результаты исследования количественных характеристик массовых политических репрессий 1937–1938 гг. на Донетчине, позволяющие выявить реальную направленность действий властей в период пика арестов и расстрелов представителей самых разных социально-профессиональных и этнических групп населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

POLITICAL REPRESSIONS of 1937–1938 IN DONETSK REGION, THE SCALES

The article presents the results of a study of the scales of mass political repression of 1937–1938 in Donetsk Region, which allows revealing the real orientation of the actions of the authorities during the peak of arrests and executions of representatives of the most diverse socio-professional and ethnic groups.

Текст научной работы на тему «Политические репрессии 1937–1938 гг. На Донетчине в количественных измерениях»

УДК 94(47).084.6 «1937/38» ББК 63.3(2)615-4 Н 64

00!: 10.24411/2409-1413-2018-10045

Владимир Никольский

ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ 1937-1938 ГГ. НА ДОНЕТЧИНЕ В КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕРЕНИЯХ

АННОТАЦИЯ

В статье представлены результаты исследования количественных характеристик массовых политических репрессий 1937-1938 гг. на Донетчине, позволяющие выявить реальную направленность действий властей в период пика арестов и расстрелов представителей самых разных социально-профессиональных и этнических групп населения.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Политические репрессии; СССР; Донбасс; НКВД; количественные характеристики.

И| СТОРИОГРАФИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ в СССР периода 193711938 гг., называемых исследователями «большим террором», «большой < чисткой страны», «массовой операцией НКВД», обширна и насчитывает не одну сотню публикаций. Российская национальная библиотека в 2004 г., в рамках международного проекта «Возвращенные имена», издала аннотированный указатель, в котором собраны данные о «Книгах памяти жертв политических репрессий в СССР», изданных в 89 областях, республиках и автономных округах Российской Федерации, Республике Азербайджан, Республике Армения, Республике Беларусь, Республике Казахстан, Кыргызской Республике, Латвийской Республике, Литовской Республике, Республике Молдова, Республике Узбекистан, Украине, Эстонской Республике и Республике Польша1. Библиографический указатель такой же направленности был издан в 2007 г. главной редколлегией научно-документальной серии книг «Реабшгговаш ктор1ею» (Институт истории Украины (Киев))2. В 2008 г. Государственная научная библиотека Украины им. В.И. Вернадского обобщила сведения о политических репрессиях в стране в объемном научно-вспомогательном сборнике этой же направленности3. В 2011 г. в Российской Федерации вышла историографическая монография С.А. Кро-

пачева, в которой исследуются десятки научных работ, посвященных политическим репрессиям в СССР, в том числе и периода 1937-1938 гг.4

Даже если ограничиться региональными особенностями этой проблемы, нужно отметить, что в монографии Марка Юнге и Рольфа Биннера специальный раздел «Библиография о Большом Терроре в провинциях СССР» включает наименования более чем 150 публикаций, из которых 59 изданы за пределами бывшего СССР. Этой же тематике были посвящены (по состоянию на 2003 г.) 13 диссертаций, защищенных в России, ФРГ, США5.

Обобщение и анализ исторической литературы по проблемам политре-прессий 1937-1938 гг. в СССР позволяют сделать вывод о том, что одной из актуальных перспективных составляющих продолжающихся исследований являются статистико-социологические разработки доказательного выяснения реальной направленности карательных действий. Это, по мнению автора статьи, является серьезным логически аргументированным шагом на пути понимания сущности того общественно-политического строя, который был создан и функционировал в стране в период 1917-1991 гг.

По предложенной нами классификации историографической разработки политических репрессий периода «большой чистки» в СССР, рассматриваемое направление относится к 10-й группе — публикации социологического, демографического и статистического характера6. Речь идет о комплексных исследованиях количественных характеристик, характеризующих региональные особенности политических репрессий 1937-1938 гг., с перспективой создания обобщающего труда.

Автор предлагаемой статьи в 1993-2012 гг. работал штатным главным специалистом рабочей группы и членом областной редколлегии научно-документальной серии «Реабилитированные историей. Донецкая область»7. Этой группой были подготовлены и изданы девять книг, включавших краткие биографические сведения по уроженцам Донецкой области, репрессированным с политическими обвинениями и реабилитированным на государственном уровне. Списки включали данные на 47 983 граждан8, которые привлекались к ответственности органами государственной безопасности в 1919-1982 гг. Сведения о них получены по архивно-следственным делам учетно-архивного подразделения Управления Службы безопасности Украины и вносились в специальную картотеку реабилитированных, хранящуюся в настоящее время в фондах Государственного архива Донецкой Народной Республики (ГА ДНР).

Источниковедческую основу нашего исследования составляют сведения из электронной базы данных, созданной автором на основе указанных выше девяти томов «Реабилитированные историей. Донецкая область» и соответствующей картотеки ГА ДНР.

В нашей публикации учтены особенности административно-территориального характера, связанные с тем, что в исследуемый период Донецкая область (созданная в 1932 г.) включала территории, разделенные 3 июня 1938 г. на Сталинскую и Ворошиловградскую области9. При подготовке на— 49 —

званной серии книг сведения по Ворошиловградской (Луганской) области, опубликованные в четырехтомном издании «Реабилитированные историей. Луганская область», не использовались в нашем исследовании. Географические рамки работы ограничены территорией, образующей в настоящее время Донецкую Народную Республику и регионы Донецкой области, временно оккупированные Украиной в 2014 году. Мы используем термин Донетчина как обозначение части более широкого понятия — Донбасс.

Территория исследования выбрана не случайно. Достаточно привести лишь общие данные, характеризующие долю общесоюзного промышленного производства, которая приходилась на Донбасс. По состоянию на 1937 г. в регионе добывалось (от соответствующей продукции Советского Союза) 60% угля, производилось 70% кокса, 35-40% чугуна, стали и проката, 55% паровозов, 50% тяжелого машиностроения, 35% химической продукции; две железные дороги осуществляли более 15% перевозок Народного комиссариата путей сообщения СССР10.

Но все ли было благополучно в этом одном из важнейших промышленных регионов страны?

8 апреля 1933 г. Совет Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП (б) приняли постановление «О работе угольной промышленности Донбасса», сущность которого состояла в усилении административно-командного регулирования в отрасли. Главным было акцентирование усилий на организационно-технических мерах обеспечения выполнения производственных планов. Расширялся институт парторгов ЦК ВКП (б) на крупнейших шахтах. Определенная часть работников трестов, рудоуправлений и шахт была переведена на угольные участки шахт. Значительно усиливалось единоначалие на шахтах и их подземных участках. Предусматривалось фактическое копирование основных позиций этого постановления в деятельность железорудной, химической, соледобывающей, машиностроительной отраслей.

Прошло четыре года, но ситуация в угольной промышленности не улучшалась.

Определенный акцент в своей деятельности руководители угольной промышленности сделали на наказании «недостаточно СПРЫТНЫХ» в организации стахановского движения.

Достаточно отметить, что только по тресту «Чистяковантрацит» в 1935 г. якобы за «саботаж в проведении стахановских методов работы» были заменены 212 начальников шахтных участков (из 104 по тресту), 104 десятника, 11 главных инженеров.

Эта система отталкивала инженерно-технических работников от новаций, вызывала неудовлетворенность и неуверенность в работе.

В результате угольная промышленность Донбасса оказалась в положении рабочего прорыва. Начиная с 1937 г. этот прорыв еще более углубился (ГОА СБУ. Ф. 16. Оп. 30. Д. 231. Л. 234).

В январе только два треста («Макеевуголь» и «Советскуголь») выполнили план добычи угля. В феврале, марте и апреле ни один из угольных

трестов Донбасса производственного плана не выполнил. При этом кривая выполнения производственных программ по Донбассу из месяца в месяц неуклонно падала вниз.

В 1936 г. план добычи угля был выполнен на 94,5%, январе 1937 г. этот показатель уменьшился до 94,1%, в феврале — до 89,3%, в марте — до 85,3%, за 20 дней апреля — до 85%.

Соответствующее последовательное снижение характеризовало также и динамику среднесуточной угледобычи Донбасса.

В абсолютных цифрах добыча I квартала 1937 г. в сравнении с добычей IV квартала 1937 г. снизилась более чем на 700 000 тонн.

Если в IV квартале 1936 г. план подготовительных работ был выполнен, то в I квартале следующего года этих работ было выполнено на 1363 м меньше.

Типичной была картина по авариям на шахтах треста «Дзержинск-уголь». За период с декабря 1936 г. по апрель 1937 г. только одна шахта им. Дзержинского из-за аварий (декабрь — 9, январь — 7, февраль — 5, март — 6) уменьшила добычу на 12 350 тонн.

Но вместо мер по предупреждению аварий руководство комбината «Донбассуголь» и трестов шло путем наименьшего сопротивления — просто закрывали опасные участки.

По нормам того времени, резервная линия забоев должна была составлять около 30%. В реалиях все было иначе: на 1 января 1936 г. этот показатель равнялся только 10% (16 680 м), а на 1 января 1937 г. он составлял 12 767 м).

Если во II квартале 1936 г. от аварий было потеряно 793 377 тонн добычи угля, то в I квартале 1937 г. были потеряно 1 260 082 тонны.

Вот такие данные характеризовали составляющие стахановского движения. Во-первых, количество мастеров угля, в том числе — мастеров первого класса, из месяца в месяц уменьшалось: в декабре 1936 г. было 12 936 мастеров угля (из них 1131 — мастеров первого класса), а в марте первый показатель уменьшился до 12 506 чел., а второй — до 967 чел. Во-вторых, количество длинных уступов, которые определяли стахановские принципы работы, также уменьшалось: в декабре 1936 г. уступов длиной от 20 до 30 м было 478, а уступов длиной более 30 м — 144. В марте 1937 г. количество уступов первого типа уменьшилось до 460, а второго типа — до 110. В-третьих, количество длинных лав (от 150 до 200 и более метров) имело такую динамику: в феврале 1937 г. их было 241, а в марте — 138.

Кадровая политика в угольной промышленности также имела значительные негативные проявления. В I квартале 1937 г. на шахтах были привлечены к ответственности 322 руководителя отрасли разного уровня (большинство — за нарушение техники безопасности). За тот же период приказами по комбинату «Донбассуголь» были сняты с должностей 303 руководящих работника (в том числе — 164 начальника участков, 63 заведующих шахтами). Для сравнения имеем такие данные: за 1936 г. были привле-

чены к ответственности 1162 руководителя отрасли, за второе полугодие — 37% начальников участков на шахтах.

Текучесть технического персонала шахт была очень высокой — типичным явлением была работа руководителя на должности 3-6 месяцев.

Приведенные выше данные в определенной мере объективно отражали положение в угольной промышленности.

Наиболее интересным является то, что эти материалы были составной частью докладной записки начальника УНКВД по Донецкой области Д. Со-колинского наркому внутренних дел УССР В. Балицкому «О ходе ликвидации результатов вредительства в угольной промышленности Донбасса» № 110823718/2 от 26 апреля 1937 г.11

Масштабы политических репрессий исследуемого периода можно выяснить, используя отчетные статистические данные областных управлений НКВД: в 1937 г. в УССР были арестованы по политическим мотивам 159 573 чел., а в 1938 г. — 106 096 чел.: суммарно за весь период «большой чистки» — 265 669 чел.12

Таблица 113

количество арестованных территориальными подразделениями органов нквд усср в 1937-1938 гг.

№№ п/п Территориальные органы НКВД Арестовано в 1937 г. (чел.) Арестовано в 1938 г. (чел.) Арестовано в 19371938 гг.

1 УНКВД Донецкой (Сталинской) области 27 042 12 095 39 137

2 — " — Киевской обл. 21 374 13 580 34 954

3 — " — Днепропетровской обл. 17 124 14 111 31 235

4 — " — Винницкой обл. 16 815 7639 24 454

5 — " — Харьковской обл. 15 025 10 822 25 847

6 — " — Житомирской обл. 14 628 8488 23 116

7 — " — Одесской обл. 12 695 7957 20 652

8 — " — Черниговской обл. 8501 4987 13 488

9 — " — Каменец-Подольской обл. 8308 9018 17 326

10 — " — Николаевской обл. 5786 3926 9712

11 — " — Полтавской обл. 5573 8275 13 848

12 НКВД Молдавской АРСР 4588 3713 8301

13 Центральный аппарат НКВД УССР 2114 1485 3599

14 Всего по УССР 159 573 106096 265 669

ч

* * *

Таким образом, в Донбассе были арестованы 14,73% (почти каждый седьмой) от общего количества репрессированных в УССР.

Нужно отметить, что при выяснении общих количественных показателей репрессии обязательно необходимо учитывать данные о количестве вынесенных приговоров и решений, поскольку сведения о числе арестов (так называемых «привлечений к ответственности») являются недостаточно полными.

На Донетчине в 1937-1938 гг. были рассмотрены дела и вынесены приговоры легитимными судебными органами (Военной коллегией Верховного суда СССР, военным трибуналом Харьковского военного округа, линейными судами на транспорте, областным судом) и внесудебными органами (особым совещанием при НКВД СССР, «двойкой» НКВД и прокурора СССР, областными «тройками») 25 381 чел., проживавших на территории Донецкой (с 3 июня 1938 г. — Сталинской) области14.

Таблица 2

приговоры и решения судов и внесудебных органов в отношении арестованных в донецкой (сталинской) области

№№ п/п Приговоры и решения Количество приговоров и решений % от общего количества

1 Расстрел 17 065 67,44

2 Исправительно-трудовые лагеря 6289 24,85

3 Освобождены следствием, без суда 1334 5,27

4 Тюремное заключение 256 1,01

5 Оправданы судами 203 0,80

6 Ссылка 75 0,30

7 Высылка 45 0,17

8 Гласный надзор 14 0,07

9 Ограничение мест проживания («минус») 6 0,02

10 Исправительные работы 6 0,02

11 Осуждены условно 5 0,02

12 Отправлены на поселение 2 0,01

13 Бежали из-под стражи 1 0,004

14 Подписка о невыезде с места проживания 1 0,004

15 Отправлено на доследование 1 0,004

Всего 25 303 100,00%

ч

Кроме того, 72 чел. (0,3%) умерли во время следствия, и 6 чел. (0,02%) покончили жизнь самоубийством.

То есть две трети репрессированных были расстреляны, а каждый четвертый — отправлен в исправительно-трудовые лагеря. И лишь один из семнадцати «привлеченных» был освобожден во время следствия или оправдан судами и внесудебными органами.

Таблица 3

социально-профессиональный состав репресированных в донецкой (сталинской) области

№№ п/п Социально-профессиональные группы Репрессировано (чел.) % от общего количества

1 Рабочие (все категории) 11 340 44,68

2 Колхозники 4685 18,46

3 Служащие (промпредприятий) 4135 16,29

4 Инженерно-технические работники, специалисты сельского хозяйства, медики 2965 11,68

5 Хозяйственные руководители 761 3,00

6 Неработающие (домохозяйки, иждивенцы, пенсионеры, без определенного места жительства, безработные) 690 2,72

7 Партийные и комсомольские работники (штатные) 208 0,82

8 Единоличники, частники, кустари, ремесленники 185 0,73

9 Военнослужащие 124 0,49

10 Служители религиозных культов 91 0,36

11 Учащиеся, студенты 76 0,30

12 Сотрудники НКВД, милиции, прокуратуры, судьи 76 0,30

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13 Не указано 45 0,18

Всего 25 381 100%

ч

Следовательно, среди репрессированных почти две трети составляли рабочие и колхозники и только 4% были неработавшими, служителями религиозных культов или лицами без указания социальной принадлежности.

Приведенные в табл. 2 данные о количестве репрессированных по социально-профессиональным группам подсчитаны автором по материалам архивно-следственных дел, которые были опубликованы в девяти томах «Реабилитированные историей. Донецкая область».

В отчетных документах — ежегодных справках областных управлений НКВД по УССР — приводятся данные, в которых была проведена подтасовка фактов. С целью обоснования массового характера репрессий карательные органы использовали два несовместимых понятия — «социальное происхождение» и «социальное положение» репрессированных. В результате ма-

нипуляций в отчетности использовались такие категории: бывшие кулаки, «бывшее люди», деклассированный элемент, служители религиозных культов, кустари, домохозяйки, пенсионеры, служащие, крестьяне-единоличники, колхозники, рабочие, красноармейцы, командный состав РККА, сотрудники НКВД, без определенных занятий15. Если арестовывался человек, работавший на рабочем месте, но отец его был кулаком, то репрессированный вносился в список кулаков. Таким образом обеспечивалась направленность репрессий на «социально враждебные» слои населения.

В результате сложилась такая ситуация: в УССР арестовывались те категории населения, к которым можно было применить указанный термин.

В целом по областям количество репрессированных рабочих и колхозников резко сократилось.

Таблица 416 оо

отчетные сведения по рабочим и колхозникам, репрессированным в областях усср

№ п/п Области Репрессировано рабочих (чел.) % от общего к-ва арестованных по области Репрессировано колхозников (чел.) % от общего к-ва арестованных по области

1 Днепропетровская 380 2,1 256 1,5%

2 Одесская 129 1,0 260 2,0

3 Донецкая 73 0,3 102 0,4

4 Киевская 49 0,2 33 0,2

5 Николаевская 23 0,4 86 1,5

6 Полтавская 14 0,3% 31 0,6

7 Винницкая 9 0,1 58 0,3

8 Каменец-Подольская 8 0,1 47 0,6

9 Житомирская 7 0,05 11 0,1

10 Черниговская 3 0,1 54 0,6

11 Молдавская АССР - - 254 5,4

12 Центральный аппарат НКВД УССР 26 1,2 7 0,3

Всего 721 1199

ч

Таким образом, если верить отчетам, в УССР за весь период «большой чистки» были арестованы 721 рабочий и 1199 колхозников. Общее количество репрессированных в республике в 1937-1938 гг. составляло 265 669 чел. То есть рабочие и колхозники якобы составляли всего 0,7% от общего количества «врагов партии, государства и народа».

В 1964 г. за подписью начальника 1-го отделения учетно-архивного отдела КГБ УССР майора Фролова были подготовлены два документа: «Справка

о количестве арестованных в 1937 году органами НКВД УССР» и «Справка о количестве арестованных в 1938 году органами ГКВД УССР». В этих документах было подсчитано количество репрессированных по «социальному положению», а в примечании написано: «Эти сведения составлены на основе ежемесячных ведомостей по линиям работы органов НКВД УССР за 1937 г. (1938 г.), находящихся в деле»17.

Таблица 518

социальное положение арестованных в усср по политическим мотивам в 1937-1938 гг.

№ п/п Социальное положение репрессированных Арестовано в 1937 г. % от общего к-ва Арестовано в 1938 г. % от общего к-ва

1 Служащие 26 350 33,9 29 436 27,3

2 Колхозники 18 362 23,6 28 144 26,1

3 Рабочие 13 154 16,9 13 136 12,2

4 Без определенных занятий 5219 6,7 6263 5,8

5 Кулаки 3407 4,4 17 282 16,0

6 Пенсионеры, 2963 3,8 1673 1,5

7 Крестьяне-единоличники 2944 3,8 3438 3,2

8 Военнослужащие 2787 3,6 2096 1,9

9 Кустари 1258 1,6 1940 1,8

10 Служители религиозных культов 561 0,7 760 0,7

11 Работники НКВД 422 0,5 994 0,9

12 Деклассированные элементы 238 0,3 89 0,08

13 «Бывшие люди» 129 0,2 2705 2,5

14 Не указано — — 50 0,05

Всего 77 79419 100 108 006 100

На наш взгляд, можно считать, что приведенные в 1964 г. данные о социальном составе репрессированных близки к истинным: при средне-украинских данных 14,6% репрессированных рабочих (в общем количестве арестованных) и 24,9% репрессированных колхозников эти же показатели по промышленно развитой Донецкой области соответственно 44,68% (по рабочим) и 18,46% (по колхозникам).

Более детальное рассмотрение социального состава репрессированных в ходе реализации «кулацкой операции» (приказ НКВД СССР № 00447) см. публикацию автора в «Журнале российских и восточноевропейских исторических исследований»20.

Рассмотрим данные по репрессированным, трудившимся в ведущих отраслях народного хозяйства на Донетчине.

Таблица 6

количество репрессированных и их соотношение

№№ п/п »000000000000< 1 Основные сферы производства >оооооооооооооооофоооофоооофо«ООФО«ОО«ОООО«ОООО«ОООО«ОООО«ОООО«ОООО«ОООО«ОООО< Промышленность ., • % от общего К-во репрессированных : количества «ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооофоооооооооооооооооооооооооооо 14 205 I 69,54

2 Сельское хозяйство 6223 I 30,46

Всего 20 428 I 100%

То есть две трети репрессированных из производящих отраслей работали в промышленности, а одна треть — в сельском хозяйстве.

Таблица 7

«распределение» количества репрессированных по подотраслям в группе промышленного производства, строительства, транспорта и связи

№№ п/п Отрасли производства и деятельности Репрессировано (чел.) % от общего I к-ва репрессированных % от к-ва репрессированных по группе промпроизводства, строительства, транспорта и связи

1 Фабрично-заводская 6045 | 41,2% 23,80

2 Угольная 4883 ; 33,3% 19,20

3 Железнодорожный транспорт 2629 1 17,9% 10,40

4 Строительство 287 1 1,9% 1,10

5 Пищевая 246 ! 1,7% 1,70

6 Нерудпром 201 | 1,4% 0,80

7 Транспорт (кроме ж-д) 106 ! 0,7% 0,40

8 Энергетика 99 ( 0,7% 0,40

9 Связь 51 | 0,4% 0,20

10 Кустари и ремесленники 46 | 0,3% 0,20

11 Местпром 23 1 0,2% 0,10

12 Соляная 22 1 0,2% 0,10

13 Топливная (кроме угольной) 18 | 0,1% 0,10

14 Ртутная 10 | 0,07% 0,04

15 Лесоперерабатывающая 9 ; 0,06% 0,04

16 Типографии 8 | 0,05% 0,03

Всего 14 683 | 100% 57,8%

ч

Немногим менее половины от всего количества репрессированных приходились на ведущие в регионе отрасли промышленности (фабрично-заводскую и угольную), каждый десятый работал на транспорте. По остальным подотраслям показатели были на уровне одного процента и меньше.

Рассмотрим количественные показатели, характеризовавшие репрессированных по отдельным отраслям промышленности Донецкой области.

Угольная промышленность

По структурным подразделениям отрасли количественные показатели репрессий распределялись следующим образом:

комбинат «Донбассуголь» — 104 чел. (45,3% приговорены к расстрелу), трест «Чистяковантрацит» — 65 чел. (60,8%), трест «Снежнянантрацит» — 53 чел. (76,2%), трест «Красноармейскуголь» — 44 чел. (74,2%), трест «Советск-уголь» — 42 чел. (66,7%), трест «Шахтострой» — 36 чел. (64,3%), трест «Артем-уголь» — 31 чел. (64,0%), трест «Орджоникидзеуголь» — 30 чел. (63,6%), трест «Сталинуголь» — 29 чел. (57,0%), трест «Куйбышевуголь» — 23 чел. (64,7%), трест «Макеевуголь» — 23 чел. (58,8%), трест «Дзержинскуголь» — 17 чел. (80,0%);

технологические подразделения:

шахты (181 предприятие) — всего репрессированы 4231 чел., из которых 2745 чел. (64,5%) были расстреляны. Нами подсчитано, что количество арестованных органами НКВД было таким: от 1 до 5 чел. — на 84 мелких шахтах, от 6 до 10 чел. — на 23 шахтах, от 11 до 20 чел. — на 24 шахтах, более 50 чел. — на 23 шахтах. Наибольшее количество горняков были репрессированы на шахтах «Юнком» (г. Орджоникидзе) — 179 чел., № 1-2 «Красный Октябрь (г. Орджоникидзе) — 89 чел., № 19-20 (г. Горловка) — 65 чел., № 1 «Кочегарка» (г. Горловка) — 60 чел., № 18 им. Сталина «Американка» (г. Чи-стяково) — 57 чел., им. Ворошилова (г. Дзержинск) — 43 чел., № 2-7 «Лиди-евка» (г. Сталино) — 42 чел., им. Карла Маркса (г. Орджоникидзе) — 39 чел.

Данные по брикетным фабрикам — 35 чел. (расстреляны 71,4%), Центральным обогатительным фабрикам — 47 чел. (63,9%), предприятиям Дон-промуголь — 19 чел. (33,3%), Центральным механическим мастерским — 10 чел. (57,1%), по конторе Донуглеразведка — 10 чел. (85,7%).

В руководящих структурах угольной отрасли были осуждены: по комбинату «Донбассуголь» — два начальника комбината, главный механик, заместитель главного инженера, заместитель технического директора, семь начальников отделов, два районных инженера, один районный механик, один заведующий центральной лабораторией (все — к расстрелу);

по тресту «Артемуголь» — два управляющих треста, главный инженер, главный механик, начальник отдела, помощник главного инженера и три механика (все — к расстрелу);

по тресту «Буденовуголь» два управляющих треста (один — к расстрелу и один — 25 годам лагерей), три главных инженера (два — к расстрелу,

один — к 20 годам лагерей), главный механик (к 5 годам лагерей), помощник главного инженера (к расстрелу), три начальника отделов (два — к расстрелу, один — к 5 годам лагерей);

по тресту «Дзержинскуголь» — два управляющих треста (к расстрелу), начальник отдела (к расстрелу);

по тресту «Куйбышевуголь» — два главных инженера, главный механик, начальник отдела (все — к расстрелу);

по тресту «Макеевуголь» — управляющий треста и главный инженер (к расстрелу), помощник главного инженера (к 20 годам лагерей), два начальника отделов (к 5 и 25 годам лагерей), заведующий лабораторией (к расстрелу);

по тресту «Орджоникидзеуголь» — главный инженер (к расстрелу), главный механик (к 25 годам лагерей), помощник главного инженера (к расстрелу), три начальника отделов (один — к расстрелу, два — к 8 годам лагерей);

по тресту «Красноармейскуголь» — управляющий треста (к расстрелу), главный инженер (к расстрелу), заместитель управляющего (к 10 годам лагерей), помощник главного инженера (к расстрелу), пять начальников отделов (к расстрелу);

по тресту «Снежнянантрацит» — главный инженер (к расстрелу), помощник главного механика (к 10 годам лагерей), четыре начальника отделов (два — к расстрелу, два — к 10 годам лагерей);

по тресту «Советскуголь» — главный инженер, четыре начальника отделов (все — к расстрелу);

по тресту «Сталинуголь» — заместитель управляющего треста (к расстрелу), помощник главного инженера (к 15 годам лагерей), четыре начальника отделов (к расстрелу);

по тресту «Чистяковантрацит» — три главных инженера, помощник главного инженера (все — к расстрелу), три начальника отделов (к расстрелу, 18 и 8 годам лагерей);

по тресту «Шахтострой» — управляющий треста и главный инженер (к расстрелу).

ч

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таблица 8

должности репрессированных инженерно-технических работников угледобывающих шахт

№№ п/п ж<хх>ооооооо<хххх 1 Занимаемые должности >000000000000000000000000000000©0000©00000000000000000000000000< Десятники Репрессированы (чел.) >00000000000©000000000000©00< 310 Расстреляны (чел.) >0000000000000000000000< 198 % расстрельных приговоров >ооооооооооооооооооооооооооооооооое 63,90

2 Начальники участков 72 42 58,30

3 Нормировщики 33 24 72,70

4 Главные инженеры шахт 32 16 50,00

5 Помощники начальников участков 29 23 79,30

№№ п/п Занимаемые должности Репрессированы (чел.) Расстреляны (чел.) | % расстрельных | приговоров

6 Главные механики шахт 28 26 | 92,90

7 Заведующие шахтами 26 16 | 61,50

8 Начальники отделов капитальных работ 14 9 1 64,20

9 Горные мастера 12 5 | 41,70

10 Механики участков 12 11 | 91,70

11 Инспектора по качеству 10 6 | 60,00

12 Помощники главных механиков шахт 10 8 | 80,00

13 Заведующие вентиляцией 9 9 | 100

14 Помощники главных инженеров 7 2 | 35,00

15 Помглавного механика 7 5 | 71,43

16 Заведующие цехами шахт 5 4 | 80,00

17 Сменные мастера и механики 5 4 | 80,00

18 Помощники заведующих шахтами 5 4 | 80,00

19 Заместители главных инженеров шахт 4 1 | 25,00

20 Инспекторы технического надзора 4 4 | 100

21 Маркшейдеры 4 4 | 100

22 Заместители главных механиков 4 4 | 100

23 Помощники главного маркшейдера 4 1 | 100

24 Главный маркшейдер шахты 1 — | —

Всего 647 426 | 63,00

ч

То есть 128 чел. репрессированных относились к категории шахтного руководства (почти каждый пятый). А 84 из них (две трети) были приговорены к расстрелу.

Таблица 9

профессии репрессированных горняков—рабочих шахт

№№ п/п ; Профессии, должности \ Репрессировано (чел.) | Расстреляны (чел.) % расстрельных приговоров

1 ! Забойщики, навалоотбойщики, ; зарубщики 1 630 I 417 66,20

2 ! Крепильщики | 480 I 332 69,20

3 ! Чернорабочие, грузчики ! 325 | 137 42,20

4 I Горнорабочие очистного забоя I 301 I 216 71,80

5 I Возчики, конюхи | 230 I 165 71,70

№№ п/п (ХХХХХХХХХХХХХХ 6 Профессии, должности >ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо< Слесари Репрессировано (чел.) >оооооооооооооооеоооооооооооооооооо< 179 Расстреляны (чел.) >000000000000000000000000« 123 % расстрельных приговоров >00000000000000000000000000000000000 68,70

7 Плотники, столяры, пильщики 152 100 65,80

8 Электрослесари,электрики 125 68 54,40

9 Бурильщики 90 65 72,20

10 Машинисты подземного оборудования 79 47 59,50

11 Кузнецы, молотобойцы 64 38 59,40

12 Коногоны подземные 51 31 60,80

13 Бутчики 47 29 61,70

14 Кочегары 38 32 84,20

15 Запальщики 38 26 68,40

16 Бригадиры 38 22 57,90

17 Проходчики 35 19 54,30

18 Монтеры оборудования 32 22 68,80

19 Врубмашинисты, помощники врубмашинистов 32 17 53,10

20 Стволовые 28 20 71,40

21 Путевые рабочие 24 22 91,70

22 Котельщики 22 14 63,60

23 Газомеры 22 12 54,50

24 Водители автомобилей 19 17 89,50

25 Печники 18 11 61,10

26 Вагонщики 18 12 66,70

27 Откатчики 13 13 100

28 Органщики 13 9 69,20

29 Камеронщики 13 9 69,20

30 Прочие поверхностные квалицированные 23 14 59,60

31 Прочие подземные, квалифицированные 87 57 65,00

Всего 3286 2116 64,40

Всего было репрессировано подземных рабочих 2376 чел. (72,3%), рабочих на поверхности — 910 чел. (27,7%); каждый пятий из подземных рабочих непосредственно занимался добычей угля.

Таблица 10

распределение репрессированных служащих шахт по профессиям и должностям

№№ п/п Профессии, должности ; Репрессировано (чел.) Расстреляно (чел.) % расстреля-ных

1 Бухгалтеры | 116 91 78,40

2 Охранники, дежурные \ 47 22 46,80

3 Работники шахтного коммунхоза \ 32 21 65,60

4 Кладовщики \ 24 22 91,70

5 Прочие конторские работники \ 22 17 72,30

6 Заведующие отделами \ 14 12 85,70

7 Работники учебных подразделений (курсов мастеров, повышения квалификации) ! 13 5 38,50

8 Весовщики ! 12 12 1000

9 Главные бухгалтеры шахт ! 12 8 66,70

10 Кассиры ! 9 5 55,60

11 Завхозы ! 8 5 62,50

12 Работники шахтного общественного питания ! 8 6 75,00

13 Плановики 1 6 5 83,30

14 Секретари 1 6 5 83,30

15 Не указано \ 14 14 100

Всего | 343 250 72,90

2 ч

Среди репрессированных служащих наибольшая часть относилась к учетно-счетным работникам — 41,7%.

Фабрично-заводское производство

Количество репрессированных — 6045 чел. (23,81% от общего количества жертв «большой чистки» в Донбассе).

Таблица 11

сведения о репрессированных по подотраслям фабрично-заводского производства

№№ п/п

{Подотрасли

1 | Черная металургия

2 ! Машиностроение

3 I Химическая

Репрессировано (чел.)

2070 1166 799

% от общего количества

34,30 19,30 13,20

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

№№ п/п Подотрасли Репрессировано (чел.) | % от общего количества |

4 Стекольная 451 | 7,40 I

5 Металлоизделий 324 \ 5,40 !

6 Стройматериалов 305 \ 5,10 !

7 Керамическая 280 \ 4,60 !

8 Огнеупорная 230 \ 3,80 !

9 Пищевая 140 \ 2,30 !

10 Легкая промышленность 98 \ 1,60 !

11 Оборонная 89 \ 1,50 !

12 Цветная металургия 71 \ 1,20 !

13 Не указано 22 \ 0,40 !

Всего 6045 \ 100% !

То есть более трети репрессированных работали на предприятиях черной металлургии, каждый пятый был из машиностроительной подотрасли, а почти каждый восьмой — из химических заводов...

Среди репрессированных 2925 чел. (48,4%) были квалифицированными рабочими, 1161 чел. (19,2%) — служащими, 951 чел. (15,7%) — неквалифицированными робочими, 905 чел. (15,0%) — инженерно-техническими работниками, 19 чел. (0,32%) — медицинскими работниками медпунктов при предприятиях, 17 чел. (0,28%) — работниками культурно-просветительных подразделений, 6 чел. (0,1%) — освобожденными партийными работниками, 6 чел. (0,1%) — профсоюзными функционерами, 1 чел. (0,02%) — штатным комсомольським работником.

То есть среди репрессированных две трети составляли рабочие, причем, количество квалифицированных превышало неквалифицированных в три раза; один из пяти относился к категории служащих, а почти каждый седьмой был инженерно-техническим работником.

ч

Железнодорожный транспорт

Всего были репрессированы 2629 чел.

Таблица 12

социально-профессиональный состав репрессированных железнодорожников

№№ п/п Категории репрессированных ; Репрессировано | (чел.) % от общего ; количества |

1 Квалифицированные рабочие \ 1147 43,60 !

2 Служащие \ 613 23,30 !

3 Инженерно-технические работники \ 544 20,70 !

№№ п/п ! Категории репрессированных | Репрессировано | (чел.) % от общего ! количества 1

4 1 Неквалифицированные рабочие | 207 7,80 |

5 \ Партийные работники \ 69 2,60 |

6 1 Хозяйственные руководители | 32 1,20 |

7 1 Медики \ 13 0,50 |

8 1 Комсомольские работники \ 2 0,10 |

9 1 Профсоюзные функционеры \ 2 0,90 |

1 Всего | 2629 100% |

Почти половину репрессированных составляли квалифицированные рабочие, примерно каждый пятый был служащим или инженерно-техническим работником, а каждый тринадцатый — неквалифицированным рабочим...

Сельское хозяйство

Наибольшее количество репрессированных в области за период «большой чистки» приходилось на отрасль сельского хозяйства — 6223 чел. (24,5% от общего количества осужденных по всем подотраслям, то есть каждый четвертый).

Таблица 13

распределение репрессированных работников сельского хозяйства

№№ \ Структурные подразделения, пред-п/п { приятия и учреждения сельского !хозяйства Репрессировано (чел.) % от общего к-ва | по сельскому хазяйству

1 ! Колхозы 4871 78,26 !

2 | Совхозы 1013 16,28 !

3 ! Машино-тракторные станции (МТС) 223 3,58 1

4 ! Единоличники 96 1,54 !

5 | Работники учхоза 8 0,13 !

6 1 Сотрудники треста пригородных хозяйств 7 0,11 |

7 ! Работники сельхозстанции 1 0,02 !

8 ! Работники сельхозбазы 1 0,02 !

9 1 Сотрудники сельхозуправления 1 0,02 |

10 ! Работники конторы Рыбпрома 1 0,02 !

11 ! Работники инкубационной станции 1 0,02 !

! Всего 6223 100% 1

ч

То есть более трех четвертей репрессированных были членами колхозов, одна четверть работала в государственных предприятиях и учреждениях сельского хозяйства (совхозы, машинно-тракторные станции, учебное хозяйство, инкубационная станция и пр.).

Таблица 14

социально-профессиональный состав репрессированных

колхозников

№№ п/п Социально-профессиональные группы Количество репрессированных % от общего | количества

1 Колхозники на рядовых работах (по ежедневным нарядам) 2059 42,30 |

2 Колхозники с определенной специализацией (животноводы, огородники, садоводы, рыбаки...) 1873 38,50 !

в т.ч. механизаторы 294

3 Служащие 429 8,80 |

4 Неквалифицированные рабочие, младший обслуживающий персонал 229 4,70 |

5 Хозяйственные руководители 163 3,30 |

в т.ч. председатели колхозов 115

6 Работники культуры 52 1,10 |

7 Специалисты сельского хозяйства (агрономы, зоотехники,ветеринары) 50 1,00 !

8 Партийные работники 9 0,20 |

9 Работники торговли, общественного питания 5 0,10 |

10 Комсомольские работники 2 0,06 |

Всего 4871 100%

Основную массу привлеченных органами НКВД к ответственности по политическим мотивам составляли рядовые колхозники. Немногим меньше было количество имевших определенный уровень профессиональной подготовки (специализации). Доля механизаторов в общем количестве колхозников, занятых физическим трудом, составляла около 8%.

2 ч

Таблица 15

меры наказания и решения репрессированным работникам сельского хозяйства

№№ п/п Приговоры и решения Репрессировано (чел.) % от общего коли- ! чества

1 Расстрел 4739 76,20 1

№№ п/п 50000СХХХХХХХХ 2 Приговоры и решения Исправительно-трудовые лагеря Репрессировано (чел.) 1257 % от общего количества юоооооооооооооооооооооооооооооооооое 20,20

3 Освобождены во время следствия 124 2,00

4 Тюремное заключение 62 1,00

5 Оправданы судами 17 0,30

6 Выслать из СССР 5 0,080

7 Ссылка 4 0,06

8 Условно 1 0,02

9 Исправительные работы 1 0,02

Всего 6210 100%

Кроме того, тринадцать арестованных умерли в тюрьме, «тюрподе»21 или в больнице.

Таким образом, более трех четвертей репрессированных были приговорены к смертной казни, каждый пятый — к исправительным лагерям, один из ста — к тюремному заключению. Были освобождены следователями НКВД двое из каждой сотни, а оправданы судами или внесудебными органами — один из 370 обвиняемых.

Таблица 16

сопоставление приговоров и решений по отдельным отраслям

№№ п/п 1 Отрасли и группы Угольная % приговоре Расстрел 65,87% в и решений по о Исправительно-трудовые лагеря 27,67% трасли или гр Тюремное заключение 0,66% уппе | Освобождены следствием 4,57% Оправданы судами 0,33

2 Фабрично-заводская 68,87% 25,76% 0,93% 3,84% 0,34

3 Ж/д транспорт 46,70% 34,40% 1,40% 13,20% 3,70

4 Сельское хозяйство 76,15% 20,20% 1,00% 1,99% 0,27

ч

Относительные показатели расстрельных приговоров были такими: по сельскому хозяйству — три четверти осужденных, угольная и фабрично-заводская промышленность — две трети, железнодорожный транспорт — менее половины. Количественные данные по освбожденным в процессе следствия или судами: железнодорожный транспорт — один из 6 привлеченных к ответственности, угольная промышленность — один из 20, фабрично-заводская отрасль — один из 25, сельское хозяйство — один из 40.

Рассмотрим такую существенную составляющую массовых репрессий 1937-1938 гг. на Донетчине, как национальный состав привлеченных к ответственности. Напомним, что, кроме борьбы против правотроцкистских элементов, военно-фашистского заговора, кулаков, «бывших людей», «прочего контрреволюционного элемента», органы НКВД СССР в соответствии с решениями Политбюро ЦК ВКП (б) выполняли приказы, имевшие конкретную национальную направленность: немецкая, польская, харбинская, латышская, сионистская, греческая, иранская, эстонская, финская, болгарская, афганская, китайская, румынская, турецкая, итальянская операции22.

Таблица 17

соотношение относительных показателей национальностей в составе населения донетчины с процентами репрессированных23

№№ п/п | Национальности ! % от общей численности насе-| ления области % репрессированных данной национальности от общего к-ва репрессированных

1 ; Украинцы 1 59,4% 34,44

2 | Русские | 31,2% 14,06

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 | Греки ! 3,1% 15,22

4 ! Евреи ! 2,1% 2,04

5 ! Немцы ! 1,5% 21,62

6 | Белорусы ! 1,0% 2,22

7 | Татары ! 0,5% 0,10

Менее двух третей населения области были украинцами, менее трети — русскими, один из 30 был греком, один из 50 — евреем, один из 67 — немцем, один из 100 — белорусом... А вот соотношение национальной принадлежности репрессированных в целом по области было несколько иным: треть привлеченных к ответственности органами НКВД была украинцами, каждый 6-й — греком или русским, каждый 5-й — немцем.24

Таблица 18

национальная принадлежность репрессированных

№№ !,, п/п ; Национальная принадлежность Репрессировано (чел.) %

1 |Украинцы 8741 34,44

2 \ Немцы 5487 21,62

3 ! Греки 3862 15,22

4 ! Русские 3568 14,06

5 ! Поляки 1561 6,15

6 ! Белорусы 563 2,22

ч

№№ п/п Национальная принадлежность ; Репрессировано (чел.) %

■ОООСХХХХХХХХХХ 7 0000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000< Евреи >ооооо«$»оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо | 518 000000000000000000000000000000002,04

8 Латыши | 307 1,21

9 Болгары | 236 0,93

Всего | 24 843 100%

То есть каждый третий из репрессированных был украинцем, каждый четвертый — немцем, каждый седьмой — греком или русским, каждый семнадцатый — поляком...

Таблица 19

национальный состав репрессированных по отдельным отраслям производства (чел.)

Национальности Угольная (шахты) ! Фабрично-заводская 1 Железные дороги Сельское хозяйство Всего по репрессированным

1 Украинцы 1865 ; 2059 | 1540 1149 6613

2 Русские 1024 | 912 | 465 199 2600

3 Немцы 533 | 1106 | 137 2859 4635

4 Греки 203 | 727 | 105 1798 2833

5 Евреи 21 | 129 | 38 188

6 Поляки 334 | 593 | 173 86 1186

7 Белорусы 106 | 196 | 108 410

8 Латыши | 120 | 17 137

9 Литовцы 16 I I 16

10 Молдаване 13 1 1 13

11 Болгары 1 65 | 73 138

12 Прочие, неизвестно 25 768 ; 138 | 46 59 1011

Всего 4883 ! 6045 \ 2629 6223 19 780

Таблица 20

относительные показатели репрессированных

по национальностям в разрезе отраслей

Национальности Угольная (шахты) 1 Фабрично-заводская 1 Железные дороги Сельское хозяйство Всего по репрессированным в %

1 Украинцы 28,20% | 31,14% | 23,29% 17,37% 100

2 Русские 39,38% | 35,08% | 17,89% 7,65% 100

3 Немцы 11,50% | 23,86% | 2,96% 61,68% 100

ч

I Национальности Угольная (шахты) Фабрично-заводская Железные дороги Сельское хозяйство 1 Всего по репресси-1 рованным в %

4 |Греки 7,17% 25,66% 3,71% 63,46% | 100

5 | Евреи 11,17% 68,62% 20,21% ! 100

6 1 Поляки 28,16% 50% 14,59% 7,25 % 1 100

7 ! Белорусы 25,85% 47,81% 26,34% I 100

8 | Латыши 87,60% 12,40% 1 100

9 I Литовцы 100% ! 100

10 1 Молдаване 100% | 100

11 I Болгары 47,10% 52,90% I 100

12 ; Прочие, неизвестно 75,96% 13,65% 4,55% 5,84% 1 100

I Всего 24,69% 30,56% 13,29% 31,46% I 100%

То есть украинцев было наибольшее количество среди репрессированных в фабрично-заводской промышленности (третья часть), несколько менее — в угольной и на железнодорожном транспорте (около четверти) и каждый шестой — в сельском хозяйстве. Русских было близкое количество в числе репрессированных по угольной и фабрично-заводской промышленности, каждый шестой — на основном виде транспорта и каждый тринадцатый — в сельском хозяйстве. Немцы составляли две трети привлеченных по сельскому хозяйству, каждый десятый — по угольной промышленности и тридцатый — на железных дорогах. Две трети репрессированных греков трудились в сельском хозяйстве, один из 25 — на транспорте, один из 14 — в угольной промышленности. Половина репрессированных поляков были «изъяты» из фабрик и заводов, около трети — с шахт, один из шести — с транспорта и каждый четырнадцатый — из сельского хозяйства. Две трети репрессированных евреев работали на предприятиях фабрично-заводской промышленности, каждый пятый — на железных дорогах и каждый девятый — в угольной промышленности.

ч

Таблица 21

относительные показатели репрессированных по отраслям в разрезе национальной принадлежности

№№ !,, п/п ; Национальности 1 | Украинцы Угольная (шахты) >оооооооооооооооооо< 38,20% Фабрично- заводская >000000000000000000000« 34,06% Железные дороги >00000000000000000000« 58,58% Сельское 1 Всего по репресси-хозяйство рованным в % >ооооооооооооооооооофооооооооооооооооооооооооооооооооооооо 18,46% I 33,43

2 | Русские 21,00% 15,09% 17,69% 3,20% I 13,14

3 |Немцы 10,92% 18,30% 5,21% 45,94% I 23,43

№№ п/п 1 Национальности Угольная (шахты) ; Фабрично-заводская Железные дороги ;Сельское хозяйство 1 Всего по репрессированным в %

4 ; Греки 4,15% | 12,03% 3,99% | 28,89% | 14,32

5 1 Евреи 0,42% | 2,13% 1,45% | 0,95

6 1 Поляки 6,83% | 9,81% 6,58% | 1,38% | 6,00

7 1 Белорусы 2,16% | 3,24% 4,11% | 2,07

8 1 Латыши | 1,99% 0,65% | 0,69

9 1 Литовцы 0,33% | | | 0,08

10 1 Молдаване 0,26% | | | 0,07

11 1 Болгары \ 1,08% | 1,17% | 0,70

12 \ Прочие, \ неизвестно 15,73% | 2,28% 1,75% | 0,95% | 5,11

I Всего 100% ! 100% 100% \ 100% \ 100%

Относительные показатели национальной принадлежности репрессированных по отраслям были такими: угольная отрасль — более трети репрессированных — украинцы, четверть — русские, каждый десятый — немец, один из 14 — поляк, один из семи — грек; фабрично-заводская — треть украинцы, примерно равное количество — русские, немцы, греки (от 12 до 18%), один из 19 — поляк; железные дороги — почти две трети — украинцы, один из пяти — русский, один из 16 — поляк, один из 20 — немец; сельское хозяйство — почти половина «привлеченных» — немцы, каждый третий — грек, каждый пятый — украинец.

с

0

1

2 ч

Таблица 22

обобщенные данные по приговорам судов и решениям внесудебных органов по национальным группам

№№ | Националь-п/п | ности ОООООООООООфООООООООООООООФОООООО 1 1 Украинцы Расстрел >000000000000000000-55,24% Исправительно-трудовые лагеря >000000000000000000000000000000« 34,98% Т | Освобо- 1 Оправданы суда-1юремное « г • ждены • ми и внесудебны-заключение 1 следствием | ми органами >ооооооооооооооооооооофооооооооооооооооооооофоооооооооооооооооооооооооооооооооо 1,31% 1 6,64% 1 1,31%

2 ! Русские 54,75% 34,66% 1,26% | 7,74% 1 1,26%

3 !Немцы 77,04% 18,11% 1,36% I 2,02% | 1,36%

4 ! Греки 89,65% 6,51% 0,03% | 3,18% 1 0,16%

5 |Белорусы 70,28% 23,64% 0,22% | 4,34% | 0.87%

6 1 Поляки 76,07% 17,77% 0,16% I 5,07% | 0,39%

7 !Евреи 59,25% 25,83% 3,08% | 8,53% | 0,71%

8 ! Латыши 81,42% 12,25% 0,40% | 4,74% | 0,79%

9 ! Болгары 68,21% 23,08% — | 3,59% | —

Наиболее жесткие меры наказания применялись в отношении к грекам (почти 90% смертных приговоров), латышам (более 81%), немцам (77%), полякам (76%). Здесь, безусловно, срабатывал тот фактор, что по этим национальностям проводились специальные национальные операции НКВД. Кроме того, нельзя и забывать того, что существовали государства (Латвия, Германия, Польша) и людей соответствующих национальностей можно было обвинить в шпионской деятельности, а в Германии, Греции, Польше и Латвии у власти находились фашистские и военные режимы.

Были освобождены от наказания (в процессе следствия, судами или внесудебными органами) русских и евреев (около 9%), украинцев (почти 8%), поляков и латышей (по 5,5%), белорусов (более 5%), болгар (3,6%), немцев (3,4%), греков (более 3%).

Безусловно, при изучении количественных характеристик политических репрессий нужно рассмотреть партийную «окраску» привлекавшихся к ответственности органами НКВД. Мы приводим данные о членах и кандидатах Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) и Коммунистической партии (большевиков) Украины, членах ВЛКСМ (комсомольцах), бывших членах и кандидатах партии (выбывших или ранее исключенных), а также — о членах Коммунистической партии Германии и Коммунистической партии Польши.

Таблица 23

партийная принадлежность репрессированных в угольной промышленности

№№ п/п Категории Количество репрессированных по категориям партийности (чел.) % от общего количества репрессированных в угольной промышленности % репрессированных по категориям партийности

1 Члены ВКП (б) — КП(б)У 162 3,30 41,42

2 Кандидаты в члены ВКП(б) — КП (б)У 14 0,30 3,58

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Бывшие члены ВКП(б) — КП (б) У 178 3,70 45,51

4 Члены ВЛКСМ 24 0,50 6,14

5 Бывшие члены РСДРП 2 0,06 0,52

6 Бывшие кандидаты в члены ВКП(б) — КП(б)У 8 0,16 2,05

7 Члены Компартии Германии — КПГ 1 0,03 0,26

8 Бывшие члены КПГ 2 0,06 0,52

Всего 391 8,10 100%

ч

Таблица 24

партийная принадлежность работников комбината «донбассуголь» и трестов

№№ п/п Категории ! Количество репрессиро-| ванных по категориям !партийности ; % от общего количества 1 репрессированных работников комбината и трестов

1 Члены ВКП (б) — КП (б)У ! 75 | 15,10

2 Кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У \ 9 | 1,80

3 Бывшие члены ВКП (б) — КП (б) У \ 11 | 2,20

4 Члены ВЛКСМ \ 4 | 0,80

Всего \ 99 | 19,9%

Таким образом, среди репрессированных по комбинату и трестам партийная принадлежность была зафиксирована у каждого пятого, но наибольшим был показатель по основной категории членов партии.

Таблица 25

сравнительная таблица партийной принадлежности репрессированных работников комбината, трестов и шахт

№№ п/п Категории % от общего количества по комбинату и трестам % репрессированных по шахтам

1 Члены ВКП (б) — КП (б)У 15,10% 3,30

2 Кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б)У 1,80% 0,30

3 Бывшие члены ВКП (б) — КП (б)У 2,20% 3,70

4 Члены ВЛКСМ 0,8% 0,50

ч

То есть количество репрессированных с партийной «окраской» по комбинату по всем категориям, кроме бывших членов партии, было значительно большим (по членам партии — в 4,5 раза), по кандидатам — в 6 раз и по комсомольцам — в 1,5 раза. Мы не располагаем данными о количественных показателях «партийной прослойки» в коллективах работников комбината и шахт. Приведенные выше данные можно объяснить тем, что руководящие партийные органы стремились обеспечить большее количество людей, которые состояли в правящей партии или ее молодежной организации, с учетом большего доверия к ним. Исходя из этих же соображений, доверия к бывшим партийцам были намного меньше; поэтому и допускались они к руководящим должностям значительно реже.

Таблица 26

партийная принадлежность репрессированных

в фабрично-заводской промышленности

№№ п/п Категории Количество репрессированных по категориям партийности (чел.) % от общего количества репрессированных в фабрично-заводской промышленности % репрессированных по категориям партийности

1 Члены ВКП (б) — КП (б) У 296 3,90% 41,46

2 Кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У 40 0,07% 5,60

3 Бывшие члены ВКП (б) — КП (б)У 319 5,30% 44,67

4 Члены ВЛКСМ 39 0,65% 5,46

5 Бывшие члены РСДРП 1 0,02% 0,14

6 Бывшие кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У 13 0,16% 1,82

7 Члены Компартии Германии — КПГ 5 0,22% 0,70

8 Бывшие члены Компартии Польши 1 0,02% 0,14

Всего 714 11,8% 100%

Таблица 27

партийная принадлежность репрессированных железнодорожников

ч

№№ п/п Категории ! Репрессировано (чел.) % от общего коли-| чества репрессиро-| ванных по железным дорогам % репрессированных по категориям партийности

Члены ВКП (б) — КП (б) У ! 366 I 13,92% 69,71

2 Кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У ; 53 ; 2,02% 10,10

3 Бывшие члены ВКП (б) — КП (б) У ; 78 ; 2,97% 14,86

4 Бывшие кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У 1 4 ! 0,15% 0,76

5 Члены ВЛКСМ ! 24 ( 0,91% 4,57

Всего | 525 ( 19,97% 100%

Таблица 28

партийная принадлежность репрессированных работников сельского хозяйства

№№ п/п Категории Репрессировано (чел.) % от общего количества репрессированных по сельскому хозяйству % репрессированных по категориям партийности

1 Члены ВКП (б) — КП (б) У 96 1,55% 41,00

2 Кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У 19 0,33% 8,12

3 Бывшие члены ВКП (б) — КП (б) У 70 1,13% 29,9

4 Бывшие кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У 9 0,14% 3,85

5 Члены ВЛКСМ 40 0,64% 17,09

Всего 234 3,79% 100%

ч

Изложенные выше данные по партийной принадлежности репрессированных по основным отраслям позволяют сделать следующие обобщенные выводы.

Наибольшее количество репрессированных этой категории было в фабрично-заводской промышленности — 714 чел. (11,81% от общего количества репрессированных по отрасли), по железнодорожному транспорту, соответственно, — 525 чел. (19,96%), по угольной промышленности — 391 чел. (%) и по сельскому хозяйству — 234 чел. (3,76%).

Полученные данные по категориям партийной принадлежности были такими:

члены ВКП (б) — КП (б) У составляли 13,92% от общего количества репрессированных по железным дорогам, 3,90% — по фабрично-заводской промышленности, 3,30% — по угольной, 1,55% — по сельскому хозяйству;

кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У — 2,02% по железным дорогам, 0,33% — по угольной промышленности и сельскому хозяйству, 0,07% — по фабрично-заводской промышленности;

бывшие члены ВКП (б) — КП (б) У — 5,3% по фабрично-заводской промышленности, 3,70% — по угольной, 2,97% — по железным дорогам, 1,13% — по сельскому хозяйству;

бывшие кандидаты в члены ВКП (б) — КП (б) У — 0,16% по угольной промышленности и фабрично-заводской, 0,15% — по железным дорогам и 0,14% — по сельскому хозяйству;

комсомольцы — 0,91% — по железным дорогам, 0,65% — по сельскому хозяйству, 0,64% — по фабричной и 0,5% — по угольной промышленности.

ХАРАКТЕР ОБВИНЕНИИ

Характер обвинений предполагал: повстанческую контрреволюционную деятельность, контрреволюционную агитацию, шпионаж, диверсии, вредительство, террористическую деятельность, измену Родине, бандитизм, служебно-должностные преступления, нелегальный переход границы, контрабанду, разворовывание социалистической собственности, принадлежность к семьям изменников Родины, прочие преступления26. Все это позволяло манипулировать данными при оценке реальных результатов деятельности карательных органов, и не только по общим количественным показателям, но и в определении социально-профессиональной принадлежность репрессированных. Изучение архивно-следственных дел позволило выявить такую закономерность: в 1937 г., как правило, «оформлялись» дела на так называемых одиночек. В 1938 г. обвинительный вектор был повернут в сторону «коллективных дел», то есть — разного рода антисоветских или контрреволюционных организаций.

В данном исследовании с целью сопоставления реальных масштабов и направленности репрессий на Донетчине периода «большой чистки» автор использовал официальные отчетные данные, содержащиеся в докладной записке начальника Донецкого областного управления НКВД Д. Соколинского № 1562111 от 12 января 1938 г. «О работе по разгрому право-троцкистской шпионско-диверсионным формированиям агентуры иностранных разведок и их контрреволюционной базы в Донбассе» наркому внутренних дел СССР Н. Ежову27. В этом пространном 28 страничном документе приведены сотни цифр, характеризующих прежде всего масштабы репрессий в Донбассе, детально описываются «цели» и «задачи» разного рода диверсионно-повстанческих организаций и так называемых одиночек, названы «выявленные» и уничтоженные органами НКВД их руководители.

В частности, в отчете сообщалось, что в Донецкой области за период с 1.06.1937 г. по 10.01.1938 г. были репрессированы 27 475 человек, осуждены по диверсионно-повстанческой организации в промышленности (кроме немцев и поляков):

1-я категория 2-я категория Всего

в угольной 916 1255 2171

металлургической 323 495 728

химической и коксовой 144 215 359

энергетике 39 95 134

военной 24 31 55

машиностроении 154 188 342

других отраслях пр-ти 517 474 991

ИТОГО 2177 2663 4780

ч

* * *

В кратком изложении ситуация выглядела следующим образом (приводим обобщенные автором данной статьи основные моменты документа):

1) возглавляли правотроцкистскую шпионско-диверсионную организацию бывший первый секретарь обкома партии Саркисов, директор Макеевского металлургического завода Гвахария, председатель облисполкома Иванов и его заместители Вербицкий и Конотоп. Участниками заговора были оба секретаря обкома партии, все члены бюро обкома, все члены президиума облисполкома, все заведующие отделами обкома, большинство заведующих отделами облисполкома, секретари крупнейших городских и районных партийных организаций Донбасса, значительное количество председателей горсоветов и райисполкомов. В состав организации входили все директора металлургических заводов, директора заводов общей химии (за исключением одного), директора коксохимических заводов, руководящий состав комбината «Донбассуголь», большинство управляющих угольными трестами. В числе арестованных участников правотроцкистского заговора были 85 руководящих работников партийного аппарата, 71 руководитель советского аппарата, 391 хозяйственник и руководящий инженерно-технический работник (в угольной отрасли — 199, металлургии — 61, химии и коксохимии — 35, машиностроении и энергетике — 56, других отраслях — 40);

2) практическая деятельность правотроцкистской организации в условиях Донбасса, являющегося крупнейшим промышленным центром страны, выразилась главным образом в проведении активной диверсионно-вредительской работы. Вредительством были охвачены почти все отрасли народного хозяйства, партийного, советского и культурно-бытового строительства, но главным образом промышленность (в первую очередь угольная) и сельское хозяйство. В соответствии с указаниями иностранных разведок правотроцкистская организация ставила перед собой основную задачу — вывести из строя промышленность Донбасса, сделать ее недееспособной на военный период. Особо большую разрушительную работу провела правотроцкистская организация в угольной промышленности Донбасса. Диверсионно-вредительская работа в угольной промышленности проводилась участниками заговора бывшим начальником комбината «Донбассуголь» Бажановым, бывшим главным инженером Калманови-чем, его заместителем Гусевым. Как участники организации выявлены и репрессированы управляющие 12 угольных трестов, значительная часть главных инженеров трестов и шахт. Подрывная работа правотроцкистской организации в угольной промышленности проводилась в первую очередь в решающих трестах, снабжающих промышленность коксующимся углем.

Практическое осуществление диверсионно-вредительской работы в угольной промышленности шло по линии:

а) задержки развития угледобычи проведением так называемой концентрации подземных работ, в результате чего выводились из строя действующие шахты, эксплуатируемые пласты, сокращался фронт подготовительных работ и действующая линия забоя;

б) срыва мобилизационной готовности угольного Донбасса, путем сокращения резервной линии забоя;

в) противодействия механизации очистных, а особенно подготовительных работ;

г) создания аварийной обстановки на механизмах и на шахтах путем срыва планово-предупредительного ремонта механизмов, котлового и подъемного х-ва, нарушения техники безопасности и правил горных работ;

д) срыва нового шахтного строительства, саботажа и дезорганизации стахановского движения, организации прямых диверсий, взрывов, завалов, порчи механизмов;

е) в документе приводятся «данные» о деятельности указанной организации во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства, отдельно выделены «сведения» по участию в ней по так называемым национальным линиям немцев, поляков и латышей.

Всего было арестовано:

членов резидентур и организаций: немцев — 5439 чел., поляков — 4021 чел., латышей — 34 чел.; одиночек шпионов и диверсантов: немцев — 1345 чел., поляков — 1228 чел., латышей — 279 чел. В промышленных отраслях арестовали: немцев — 2909 чел., поляков — 2989 чел., латышей — 279 чел.28

Рассмотрим еще один нюанс изучаемой темы — сам процесс организации репрессий.

В 1957 г., в ходе начавшейся реабилитации жертв незаконных репрессий 1937-1938 гг., Прокуратура СССР и ее структурные подразделения начали пересмотр архивно-следственных дел, включая проведение допросов тех должностных лиц, которые работали в органах НКВД и имели отношение к организации арестов и ведению следствия. Помощником прокурора Киевского военного округа полковником Васильевым был допрошен С.С. Приц-кер, работавший в 1936-1938 гг. в УНКВД Донецкой (Сталинской) области помощником начальника отделения по металлургии, затем — начальником отделений по химической промышленности который написал собственноручное объяснение (его оригинал хранится в материалах проверки по делу обвиняемого и осужденного к расстрелу Н.Н. Благовещенского): «Начиная с 1937 года следствие в УНКВД по Донецкой области приняло массовый характер, причем началось оно по линии СПО, а затем уже по линии ЭКО»; «Были ли в УНКВД какие-либо агентурные разработки по "вскрытому" затем подполью к-р тройкист-ской организации в Донбассе по линии СПО, я не знаю, но по линии ЭКО, по-моему, не было»; «Были по той отрасли промышленности, которую я обслуживал, дела-формуляры по подозрению в комвредительстве главным образом на лиц, ранее работавших вместе с иностранцами»; «На допросах следователь обычно обещал

* * *

снисхождение на суде. Экспертиза по основным делам проводилась, но к ней я не был причастен»; «Руководил всей этой работой начальник отдела ОРЛОВ, начальник отделения по углю ШЕЙНИС и оперуполномоченный КРИЧЕВСКИЙ»; «Почему писались заявления самими арестованными. Такова была установка. Без заявления арестованного, написанного собственноручно, дело считалось не законченным»; «Арестованных к судебным процессам, как правило, "готовили" с тем, чтобы убедиться, подтверждает ли он свои показания, хотя перед направленим дела в суд с ним беседовал обязательно прокурор»; «...большинство дел в ЭКО на работников промышленности, главным образом угольной, заводилось на основании следственных материалов, а как это установлено сейчас, большинство показаний были фиктивными, то ясно, что дело в целом было фиктивным или фальсифицированным»; «Обстановка того периода была такова, что ты мог только подумать обо всем про себя, рассуждать вслух нельзя было»; «Следствие по этим делам проводилось только на основании следственных материалов, без тщательной проверки, в чем я сейчас убеждаюсь, когда совершенно другая обстановка, читая следственные дела, хотя и не являюсь специалистом-следователем»; «При массовых арестах в обстановке того времени арестованные могли оговаривать себя и других, что видно из целого ряда дел, по которым эти обвиняемые реабилитированы, что для меня стало очевидным после решения 20-го съезда КПСС»29.

В ноябре 1956 г., освобожденный из ГУЛАГа бывший начальник участка шахта № 9 «Капитальная» И.М. Шишков (был осужден к 25 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет), допрошенный следователем Сталинского облуправления КГБ в ходе пересмотра дела, написал: «Я на первых нескольких допросах показывал правду, что никогда никаких преступлений не совершал. То, что говорил, в протоколах не записывалось. Мне все время угрожали, и потом... под диктовку следователя я написал краткое заявление, что признаю себя виновным. На следствии и в камере тюрьмы были созданы какие-то угнетающие условия. Арестованных в процессе допроса подвергали избиениям, вследствие чего арестованные давали ложные показания, брали на себя вину, чего никогда не повершали»30.

Бывший начальник 1-го спецотдела УНКВД Донецкой (Сталинской) области Я.В. Соломонович, арестованный 14 ноября 1938 г. в связи с контрреволюционной деятельностью, вредительством и халатным отношением к служебным обязанностям, на допросе 29 января 1939 г. сообщил следователю: «...руководство УНКВД требовало перепроверки цифр "рабочих" и "служащих", указывая на то, что цифры эти неправильно увеличены... Фиктивные данные о социальной прослойке я поместил в стат. отчеты за IV квартал 1936 г., за 1937 г. и первую половину 1938 г.»31 На заседании военного трибунала войск НКВД Харьковского округа, рассматривавшего это дело, инспектор 1-го спецотдела Шумков на вопрос трибунала ответил: «В отношении сведений о прослойке, то Соломонович говорил, что руководство всегда требовало, чтобы больше указывать кулаков, а рабочих — меньше...»32

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В Архиве временного хранения документов УСБУ в Донецкой области все дела на указанных выше «руководителей» правотроцкистской шпион— 78 -

ско-диверсионной организации даже внешне были оформлены одинаково. Так, титульные листы выполнены машинописным способом и имеют один регистрационный порядковый номер (№ 123). Сегодня можно с большой долей уверенности заявлять, что готовился большой показательный процесс, по образцу «Шахтинского дела» (1928 г.) или дела «Промпартии» (1930 г.). В пользу этой версии говорит и то, что упомянутая выше докладная записка начальника УНКВД по Донецкой области наркому Н. Ежову в фондах 16 и 32 ГОА СБУ (отчетность по репрессиям в областном и республиканском разрезе) является единственным такого рода объемным, структурированным и проработанным документом.

Эти планы не были реализованы, возможно, потому, что «большая чистка» продолжалась еще более 11 месяцев и была завершена принятием 17 ноября 1938 г. постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) «Об арестах, проку-рорскрм надзоре и ведении следствия», приказа НКВД от 26 ноября 1938 г. «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 г.» и соответствующей директивы НКВД СССР и Прокуратуры Союза СССР от 26 декабря 1938 г.33 Предполагаем, что в условиях беспримерных масштабов репрессий у областного руководства НКВД не хватало сил, времени и квалификации для организации подобного масштабного показательного процесса.

Но все же в Донецкой области 2-5 ноября 1937 г. был проведен открытый судебный процесс над инженерно-техническими руководителями треста «Буденновуголь», стенографические отчеты о котором регулярно публиковались на страницах областной газеты «Социалистический Донбасс». К ответственности были привлечены управляющий угледобываюшего треста С.П. Володарский, главный инженер В.И. Мирясов, главный инженер крупнейшей шахты № 9 «Капитальная» Н.А. Проциков, главный механик шахты С.П. Толстиков, и.о.главного инженера шахты Д.И. Ярославцев, помощник главного инженера треста И.Л. Штеренсон. По делу в процессе предварительного следствия были допрошены бывший секретарь обкома партии К.Ф. Коваль, бывший секретарь Буденновского райкома партии Г.И. Геталло, помощник главного инженера треста «Сталинуголь» А.А. Богомолов, главный инженер комбината «Донбассуголь» А.И. Гусев, руководители Главугля СССР В.М. Бажанов и А.В. Годзевич (последние два — как «члены вредительской организации» в Наркомтяжпроме)34. Все обвиняемые по «Буденновскому делу» (кроме И.М. Шишкова) были приговорены к расстрелу.

Процесс получил широкую огласку. К следственному делу приложены протокол общешахтного рабочего собрания шахты № 9 «Капитальная», резолюция митинга студентов Сталинского индустриального института и других предприятий и учреждений. Обвинителем на процессе был прокурор Донецкой области Р.А. Руденко, который впоследствии был назначен прокурором УССР, а в послевоенный период был Генеральным прокурором СССР. На судебное заседание, проходившее на клубной сцене, после отработанной смены приводили в качестве «зрителей» бригады шахтеров.

Отметим также, что все репрессированные, данные о которых были использованы нами при проведении соответствующих расчетов, были реабилитированы в последующий период; сведения о них занесены в девять томов указаного выше издания35. Таким образом, речь идет о незаконно репрессированных.

Изложенные в данной статье факты и данные позволяют сделать следующие выводы.

1. Массовые репрессии 1937-1938 гг. не имели реального смысла, если их рассматривать с позиций обеспечения безопасности государства, поскольку их жертвами, о чем свидетельствуют приведенные количественные данные, были преимущественно рабочие и колхозники. В принятой 5 декабря 1936 г. Конституции СССР статья 1 провозглашала: «Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян»36. Таким образом, проводя массовые репрессии против этих социальных групп (классов), карательные органы наносили существенный урон социальной основе рабоче-крестьянской власти. То есть речь идет о своеобразном проявлении «политической шизофрении» на государственном уровне — правящая и единственная политическая партия, государство, органы безопасности, ими созданные, уничтожали свой фундамент.

2. Используя подмену понятий (вместо «социальной принадлежности» репрессированных в отчетности указывалось «социальное происхождение»), органы НКВД манипулировали количественными показателями. В результате не только «подтверждали» эффективность своей деятельности, но и добивались «разворота» массовых политических репрессий.

3. Массовые аресты квалифицированных рабочих, инженерно-технических работников в промышленности наносили существенный материальный вред функционированию и развитию крупнейшего промышленного региона страны в целом и его ведущих отраслей: угольной, металлургической, машиностроительной, химической, железнодорожного транспорта, связи и строительства. Подсчитать нанесенный ущерб не представляется возможным.

* * *

* * *

* * *

Дважды репрессированный писатель В.Т. Шаламов писал в своем рассказе «Последний бой майора Пугачева»: «Аресты тридцатых годов были арестами случайных людей. Это были жертвы ложной и страшной теории о разго-

рающейся классовой борьбе по мере укрепления социализма. У профессоров, партработников, военных, инженеров, крестьян, рабочих, наполнивших тюрьмы того времени до предела, не было ничего положительного, кроме, может бать, личной порядочности, наивности, что ли, — словом, таких качеств, которые скорее облегчали, чем затрудняли карающую работу тогдашнего "правосудия". Отсутствие единой объединяющей идеи ослабляло моральную стойкость арестантов чрезвычайно. Они не были ни врагами власти, ни государственными преступниками, и, умирая, они и не поняли, почему им надо было умирать. Их самолюбию, их злобе не на что было опереться»37.

В заключение отметим, что президент Российской Федерации В.В. Путин, выступая 30 октября 2017 г. на открытии в центре Москвы памятника жертвам политических репрессий в СССР, сказал: «Для всех нас, для будущих поколений, что очень важно, нужно знать и помнить об этом трагическом периоде нашей истории, когда жестоким преследованиям подвергались целые сословия, целые народы: рабочие и крестьяне, инженеры и военачальники, священники, государственные служащие, ученые и деятели культуры... Нам и нашим потомкам надо помнить о трагедии репрессий, о тех причинах, которые их породили, но это не значит призывать к сведению счетов, нельзя снова подталкивать общество к опасной черте противостояния. Сейчас важно для всех нас опираться на ценности доверия и стабильности»»»38.

Справочно:

Работа является продолжением количественных исследований политических репрессий советского периода истории, начатых ученым в 1989 г., когда были открыты недоступные ранее фонды архивов КГБ. Работая над докторской диссертацией в Государственном отраслевом архиве КГБ, а с 1991 г. в архиве Службы безопасности Украины и архивах временного хранения документов Управлений СБУ в Донецкой и Луганской областях, автор был штатным сотрудником рабочей группы и членом редакционной коллегии научно-документальной серии книг «Реабилитированные историей. Донецкая область». В 2003 г. в специализированном совете Донецкого национального университета была защищена докторская диссертация «Репрессивная деятельности органов государственной безопасности СССР в Украине (конец 1920-х — 1950-е гг.). Историко-статистическое исследование».

Автор как руководитель созданного им «Центра исторических и политических количественных исследований Национальной академии наук Украины при Донецком национальном университете» с группой своих учеников был приглашен для участия в разработке международного исследовательского проекта «Сталинизм в советской провинции: 1937-1938 гг. Массовая операция на основе приказа № 00447». (руководители Б. Бонвеч, М. Юнге, Р. Биннер. — Рур-университет, Бохум, ФРГ).

* * *

В последующие годы исторических исследований тематика количественных исследований научной школы под руководством професора В.Н. Никольского была расширена за счет разработки комлексной программы «Социальная политика советского государства и ее реализация в Донбассе». Защищены одна докторская и семь кандидатских диссертаций. Изданы одиннадцать научных монографий. Продолжается работа над девятью диссертациями; период исследований расширен, включая постсоветскую Украину и новейшую историю Донбасса (Донецкая и Луганская Народные Республики).

1 Книги памяти жертв политических репрессий в СССР. Аннотированный указатель. СПб., 2004.

336 с.

2 Полггичш репресй в Укра!ш (1917-1980 рр.). Бiблiографiчний покажчик. Житомир: Полкся, 2007. 456 с.

3 Полпичш репресй радянсько! доби в Украшк Науково-допомiжний бiблiографiчний покажчик... Держ. б-ка Укра!ни. К: Арктей, 2008. 684 с.

4 Кропачев С.А. От лжи к покаянию. Отечественная историография о масштабах репрессий и потерях СССР в 1937-1945 годах. Монография. СПб.: Алетейя, 2011. 192 с.

5 См.: Юнге М, Биннер Р. Как Террор стал «Большим». Секретный приказ № 00447 и технология его исполнения. М.: АИРО-ХХ, 2003. С.322-348.

6 См.: Никольский В.Н. «Кулацкая операция» НКВД 1937-1938 гг. в украинском Донбассе и ее статистическая обработка // В кн.: Сталинизм в советской провинции: 1937-1938 гг.: Массовая операция на основе приказа № 00447 / [сост. М. Юнге, Б. Бонвеч, Р. Биннер]. М.: РОССПЭН: Германский исторический институт в Москве, 2009. С. 785.

7 Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга перша. Донецьк, 2004. 648 с.; Реабшгговаш iсторieю. Донецька область. Книга друга. Донецьк, 2005. 624 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга третя: Донецьк, 2006. 624 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга четверта. Донецьк, 2007. 648 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга п'ята. Донецьк, 2008. 624 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга шоста. Донецьк, 2009. 592 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга сьома. Донецьк, 2010. 624 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга восьма. Донецьк, 2011. 624 с.; Реабшгговаш кторкю. Донецька область. Книга дев'ята. Донецьк, 2012. 624 с.

8 Подсчитано автором. См.: Нтольський В.Н. Правда через роки (Вступна стаття). Реабшгговаш кторкю. Донецька область, Книга перша. Донецьк, 2004. С. 70-71.

9 См.: Социалистический Донбасс. 1938. 4 июня.

10 Государственный отраслевой архив Службы безопасности Украины (далее ГОА СБУ). Ф. 16. Оп. 30. Д. 106. Л. 14-35, 37, 102.

11 См.: ГОА СБУ. Ф. 16. Оп. 30. Д. 231. Лл. 231-243.

12 Подсчитано автором по: ГОА СБУ. Ф. 42. Д. 31. Л. 157, 159, 161, 163, 167, 169, 171, 173, 175, 177, 179, 181, 183; Д. 35. Л. 4; Д. 35 доп. Л. 8-9.

13 Подсчитано: там же.

14 Здесь и далее в тексте приводятся данные подсчетов, произведенных автором по картотеке «Реабилитированные историей. Донецкая область».

15 См. ГОА СБУ. «Сведения о количестве арестованных по УНКВД__________области за время с

1.01.1937 г. по 1.01.1938 г.». Ф. 42. Д. 31. Л. 157, 159, 161, 163, 167, 169, 171, 173, 175, 177, 179, 181; соответствующие сведения за 1938 г. Ф. 42. Д. 35. Л. 2-9.

16 См. Табл. 1.

17 ГОА СБУ. Ф. 42. Д. 35. Л. 4. Отметим, что во время исследовательской работы автора с документами фонда 42 названные «ежемесячные сведения по линиям работы» найдены не были. Можно предположить, что они были уничтожены.

18 Там же. Д. 35. Приложение 3. Л. 3, 4.

19 По данным за 1937 г., обобщены и «расписаны» в соответствующих подгруппах социального положения сведения на 77 794 чел., то есть 48,8% от общего количества 159 573 репрессированных.

20 См.: Никольский В.Н. Фальсификация органами НКВД социального состава репрессированных в УССР, 1937-1938 годы // Журнал российских и восточноевропейских исторических исследований. 2010. № 1. С. 21-32.

21 Тюремный подвал — место предварительного заключения при подразделениях НКВД.

22 См. публикации автора: Никольский В.Н. Национальные операции НКВД периода «большой чистки» // 1сторичш i полгголоНчш дослвдження. 2005. № 3/4 (25/26). 2005. С. 250-259; Он же. «Большая чистка» 1937-1938 гг. в «национальных операциях» и деятельность областной тройки НКВД // Реабшгговаш кстс^ею. Донецька область. Книга третя. Донецьк, 2006. С. 7-15; Он же. «Кулацкая операц1я» НКВД 1937-1938 гг. в украинском Донбассе и ее статистическая обработка // Сталинизм в советской провинции: 1937-1938 гг. Массовая операция на основе приказа № 00447. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Германский исторический институт в Москве, 2009. С. 755-843; Он же. Национальные аспекты политических репрессий 1937-1938 гг. на Донетчине // Советские нации и национальная политика в 1920-1950-е годы: Материалы VI международной научной конференции. Киев, 10-12 октября 2013 г. М.: Поли-тическя энциклопедия, 2014. С. 202-211.

23 Схвд. 1995. № 3. С. 39.

24 Данные по количеству поляков в составе населения Донетчины в 1937 г. отсутствуют.

25 Это количество включает 38 национальностей: литовцев, армян, чехов, ассирийцев, эстонцев, румын, татар, венгров, ирландцев, китайцев, австрийцев, финнов, сербов, корейцев, грузин, итальянцев, словенцев, албанцев, мордву, словаков, англичан, мари, турок, французов, хорватов, датчан, казахов, испанцев, норвежцев, удмуртов, халдейцев, черкесов, черногорцев, чувашей, шведов и швейцарцев.

26 См. Там же. Ф. 42. Д. 31. Л. 159-183; Д. 35. Л. 1-99.

27 ГОА СБУ. Ф. 16. Оп. 30. Д. Л. 318-346. Документ ранее не публиковался.

28 ОГА СБУ. Ф. 16. Оп. 30. Д. 65. Л. 313-376.

29 Архив временного хранения документов Управления СБУ в Донецкой области. Архивно-следственное дело 6962-2ф. Л. 183-185.

30 Архив временного хранения документов Управления СБУ в Донецкой области. Архивно-следственное дело 6459-2ф. Л. 207.

31 Там же. Архивно-следственное дело 1314-2ф. Л. 44.

32 Там же. Л. 147.

33 См.: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Том 5. 1937-1939. Книга 2. 1938-1939. М.: РОССПЭН, 2006. С. 307-311.

34

35

36

См.: Архив временного хранения документов Управления СБУ в Донецкой области. Архивно-следственное дело 6459-2ф. Т. 1-5.

См.: Реабшиоват 1стор1ею. Донецька область. Книга перша. Донецьк, 2004. 648 с.; РеабШтоваш 1стор1ею. Донецька область. Книга друга. Донецьк, 2005. 624 с.; РеабШтоваш 1стор1ею. Донецька область. Книга третя. 2006. 624 с.; Реабшгговаш 1стор1ею. Донецька область. Книга четверта. Донецьк, 2007. 648 с.; Реабшгговаш 1стор1ею. Донецька область. Книга п'ята. Донецьк, 2008. 624 с.; РеабШтоват 1стор1ею. Донецька область. Книга шоста. Донецьк, 2009. 592 с.; РеабШтоват 1стор1ею. Донецька область. Книга сьома. Донецьк, 2010. 624 с.; РеабШтоваш 1стор1ею. Донецька область. Книга восьма. Донецьк, 2011. 624 с.; Реабшгговаш 1стор1ею. Донецька область. Книга дев'ята. Донецьк, 2012. 624 с.

Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик. Утверждена Чрезвычайным VIII Съездом Советов Союза СССР 5 декабря 1936 г. URL: http://www.hist.msu. ru/ER/Etext/cnst1936.htm#1 (дата обращения 12.12.2018).

Шаламов В.Т. Колымские рассказы: Кн. 1. М.: Русская книга (Сов. Россия), 1992. С. 305-306. РИА Новости. URL: https://www.bbc.com/russian/news-41808012 (дата обращения 14.12.2018).

НИКОЛЬСКИЙ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ — доктор исторических наук, профессор, заместитель декана по научной работе Исторического факультета Донецкого национального университета (vnik46@mail.ru). Донецкая Народная Республика.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.