Научная статья на тему 'Поиски новых форм подготовки научных кадров в советской России в 1920-е гг'

Поиски новых форм подготовки научных кадров в советской России в 1920-е гг Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

CC BY
488
99
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЫСШИЕ УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ В 1920-Е ГГ / НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ИНСТИТУТЫ В 1920-Е ГГ / ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УЧЕНЫЙ СОВЕТ НАРКОМАТА ПРОСВЕЩЕНИЯ / АСПИРАНТУРА / НАУЧНЫЕ КАДРЫ В СССР / ДЕКРЕТЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ / INSTITUTIONS OF HIGHER EDUCATION IN THE 1920S / RESEARCH INSTITUTIONS IN THE 1920S / THE STATE ACADEMIC COUNCIL OF THE PEOPLE''S COMMISSARIAT OF EDUCATION / GRADUATE SCHOOL / BRAINPOWER TO THE USSR / THE DECREES OF THE SOVIET POWER IN THE FIELD OF EDUCATION

Аннотация научной статьи по наукам об образовании, автор научной работы — Никуленкова Е.В., Скворцов В.Н.

В статье исследуется проблема становления и формирования системы подготовки научных кадров в Советской России в 1920-е гг. Изучена деятельность основных центров формирования научных кадров вузов и научно-исследовательских институтов, в том числе РАНИОН и Института красной профессуры. Рассмотрен вопрос создания института аспирантуры в Советской России, ставшей к началу 1930-х гг. основной формой подготовки научно-педагогических кадров в стране. Изучен вопрос становления системы управления подготовкой научных кадров, включавшей в себя советские государственные и партийные органы, Государственный ученый совет (ГУС) Наркомата просвещения и созданная при нем Комиссия по подготовке научных работников во главе с М.Н. Покровским. В качестве источников исследования использованы декреты Советского правительства, регламентирующие подготовку научных кадров, резолюции партийного совещания по вопросам народного образования, нормативные документы Наркомата просвещения, а также публицистика 1920-х гг.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам об образовании , автор научной работы — Никуленкова Е.В., Скворцов В.Н.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article researches and discusses the problem of formation scientific personnel training system in Soviet Russia in the 1920s. It examines the activities of the main centers of formation of the scientific staff universities and research institutes, including RANION and the Institute of Red Professors. The article researches the question of creating a post-graduate institution in Soviet Russia, which became the beginning of the 1930s, the main form of training of the teaching staff in the country. It is studies the problem of formation of training of scientific personnel management system, which included the Soviet state and party organs, the State Academic Council (GUS), the People's Commissariat of Education and established with him for the preparation of the scientific staff, the Commission headed by M.N. Pokrovsky. As research sources used Soviet government decrees regulating the training of scientific personnel, the resolution of the party meeting on public education, regulations of People's Commissariat of Education, and the journalism of the 1920s.

Текст научной работы на тему «Поиски новых форм подготовки научных кадров в советской России в 1920-е гг»

УДК: 378.126:94(47+57)

Е. В. Никуленкова, В. Н. Скворцов

Поиски новых форм подготовки научных кадров в Советской России в 1920-е гг.

В статье исследуется проблема становления и формирования системы подготовки научных кадров в Советской России в 1920-е гг. Изучена деятельность основных центров формирования научных кадров - вузов и научно-исследовательских институтов, в том числе РАНИОН и Института красной профессуры. Рассмотрен вопрос создания института аспирантуры в Советской России, ставшей к началу 1930-х гг. основной формой подготовки научно-педагогических кадров в стране. Изучен вопрос становления системы управления подготовкой научных кадров, включавшей в себя советские государственные и партийные органы, Государственный ученый совет (ГУС) Наркомата просвещения и созданная при нем Комиссия по подготовке научных работников во главе с М.Н. Покровским.

В качестве источников исследования использованы декреты Советского правительства, регламентирующие подготовку научных кадров, резолюции партийного совещания по вопросам народного образования, нормативные документы Наркомата просвещения, а также публицистика 1920-х гг.

The article researches and discusses the problem of formation scientific personnel training system in Soviet Russia in the 1920s. It examines the activities of the main centers of formation of the scientific staff - universities and research institutes, including RAN ION and the Institute of Red Professors. The article researches the question of creating a post-graduate institution in Soviet Russia, which became the beginning of the 1930s, the main form of training of the teaching staff in the country. It is studies the problem of formation of training of scientific personnel management system, which included the Soviet state and party organs, the State Academic Council (GUS), the People's Commissariat of Education and established with him for the preparation of the scientific staff, the Commission headed by M.N. Pokrovsky.

As research sources used Soviet government decrees regulating the training of scientific personnel, the resolution of the party meeting on public education, regulations of People's Commissariat of Education, and the journalism of the 1920s.

Ключевые слова: высшие учебные заведения в 1920-е гг., научно-исследовательские институты в 1920-е гг., Государственный ученый совет Наркомата просвещения, аспирантура, научные кадры в СССР, декреты советской власти в сфере образования.

Key words: institutions of higher education in the 1920s, research institutions in the 1920s, the State Academic Council of the People's Commissariat of Education, Graduate School, brainpower to the USSR, the decrees of the Soviet power in the field of education.

© Никуленкова Е. В., Скворцов В. Н., 2016

21

Реформа образования в современной России затронула и систему подготовки научных кадров. Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29 октября 2012 г. относит аспи-аспирантуру к одной из форм подготовки научно-педагогических кадров в нашей стране [25]. Подготовка научных кадров всегда признавалась одной из наиболее сильных сторон советской системы послевузовского образования. Датой возникновения аспирантуры как системы подготовки кадров высшей квалификации принято считать 1925 год. Правда, сложилась она не сразу. Процесс ее формирования и развития происходит именно в 1920-1930-е гг. Обращение к историческому опыту 1920-х гг. в современный период, когда многое из советского опыта признается весьма эффективным и полезным, является вполне актуальным.

После прихода к власти в октябре 1917 г. перед большевиками стояли задачи по «завоеванию» науки и высшей школы [3; 15; 16; 26]. Важно было не только привлечь старую научную интеллигенцию на свою сторону, но и создать марксистскую науку, подготовить научные кадры. Это касалось прежде всего общественных наук, так как в естественных и технических науках политические взгляды ученых не сильно влияли на их научные концепции.

Первые шаги по изменению подготовки научных кадров в стране были сделаны еще в разгар Гражданской войны. 1 октября 1918 г. новое правительство - Совет народных комиссаров РСФСР - приняло декрет «О некоторых изменениях в составе и устройстве государственных ученых и высших учебных заведений Российской республики» [8, с. 381-382]. Он отменял ученые степени (доктора, магистра) и звания, установленные в дореволюционной России. По всей стране устанавливалось единое звание профессора для всех лиц, ведущих преподавание, и звание преподавателя для остальных работников высшей школы. Профессорами могли стать лица, имеющие соответствующие знания и подготовку, избранные по всероссийскому конкурсу [8, с. 381]. В результате вплоть до начала 1930-х гг. в СССР не было ученых степеней. Степени кандидата и доктора наук были введены в нашей стране только в 1934 г. [21].

Что касается системы подготовки научных кадров, то поначалу она не претерпела серьезных изменений. В дореволюционной России подготовка ученых проходила в форме оставления на кафедрах для подготавливания к научной и педагогической деятельности по рекомендации профессоров. В первые послереволюционные годы практика «оставления» сохранялась. Молодые ученые, оставленные при университетах и других вузах для подготовки к научной и педагогической деятельности, зачислялись обычно на срок от 2 до 3 лет в штаты научных сотрудников [3, с. 87]. Так, в 1919-1920 учебном году при 57 вузах страны было оставлено для подготовки к научной и педагогической деятельности 573 человека, из них при университетах - 380 человек [3, с. 87].

В то же время большевики старались внести важные для них коррективы. Как уже отмечалось, важно было подготовить своих ученых-марксистов. Новая власть считала, что к восприятию марксизма в большей степени склонны рабочие-коммунисты, поэтому в начале 1920-х гг. советское руководство стремилось взять под контроль прежде всего определение состава будущих ученых, оставленных в вузах для научной работы. Например, в 1923 г. по указанию ЦК РКП(б) при губкомах партии для рассмотрения вопросов подготовки научных работников создавались особые комиссии, в состав которых входили представители губкома партии, совета профсоюзов, коммунисты из числа членов правления вуза, представителей губернского отдела работников просвещения и бюро ячейки РКП(б) соответствующего вуза [26, с. 176-177]. Они старались способствовать тому, чтобы будущие ученые-марксисты были преимущественно выходцами из рабочих и крестьян и являлись членами РКП(б). Тем не менее, способные беспартийные не были лишены возможности заниматься научной работой.

В начале 1920-х гг. работники Наркомата просвещения широко обсуждали вопрос о том, чем и как можно заменить систему «оставления». В частности, О.Ю. Шмидт настаивал на том, чтобы разделить массовую подготовку специалистов и подготовку научных работников. [16, с. 249]. Помимо Наркомпроса (и созданного при нем в 1919 г. Государственного ученого совета - ГУСа), поиски новых путей и способов подготовки научных кадров обсуждались и в Агитационно-пропагандистском отделе ЦК РКП(б) [16, с. 254]. Именно эти органы руководили подготовкой научных кадров в Советской России в 1920-е гг.

Одной из главных задач, стоящих в начале 1920-х гг. перед новой властью, была подготовка марксистских научных кадров, прежде всего по общественным наукам. Этот вопрос рассматривало Первое партийное совещание по вопросам народного образования, проходившее в Москве с 31 декабря 1920 по 4 января 1921 г. В резолюциях партийного совещания ставилась задача «политически завоевать» высшую школу [9, с. 97]. Подчеркивая необходимость изъятия «из рук профессуры старого типа всех курсов по общественным наукам», предлагалось мобилизовать коммунистов на научную и преподавательскую работу, также была высказана мысль о необходимости подготовки «красной профессуры» - ученых из числа партийной молодежи [9, с. 97-99]. Выполняя это решение, 11 февраля 1921 г. Совнарком принял декрет об учреждении Института красной профессуры (ИКП) [22]. Он начал свою работу в октябре 1921 г., и на протяжении 1920-х гг. являлся ведущим центром формирования марксистских научных и преподавательских кадров по общественным наукам. Слушатели ИКП должны были занимать-

ся не только научной и педагогической, но и партийной работой (это было гарантом их марксистской подготовки) [17, с. 29], поэтому изначально, в отличие от других научных центров, Институт красной профессуры отличался преимущественно партийным составом обучающихся [17, с. 29; 18, с. 161]. Так же как и другие научные и учебные заведения, он «состоял в ведении» ГУСа Наркомпроса и находился под контролем Агитпропа ЦК РКП(б) [18, с. 158].

Помимо ИКП, подготовка научных работников по общественным наукам в 1920-е гг. велась и в научно-исследовательских институтах общественных наук, созданных в марте 1921 г. при факультетах общественных наук (ФОНах) университетов [23]. В отличие от Института красной профессуры, в них преобладала беспартийная молодежь, подготавливаемая преимущественно «старой» профессурой [16, с. 250-251]. Именно эта отличительная особенность институтов общественных наук способствовала широкому обсуждению их судьбы в Наркомате просвещения в конце 1921 г., даже предлагалось их ликвидировать и осуществлять подготовку кадров по общественным наукам только в Институте красной профессуры [16, с. 252], в результате чего в 1924 г. московские научно-исследовательские институты социально-экономического профиля были объединены в Российскую ассоциацию научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН) [15, с. 94-95]. Несмотря на различия, в целом в ИКП и РАНИОН на протяжении 1920-х гг. существовала похожая система подготовки научных кадров. Икаписты и ранионовцы должны были заниматься в научно-исследовательских семинарах, где готовили научные доклады, изучали марксистскую теорию, иностранные языки, вели педагогическую практику, должны были работать над диссертацией [16, с. 251; 17, с. 30-31].

2 сентября 1921 г. Совнарком принял декрет «О высших учебных заведениях РСФСР (положение)» [4], где отмечалось, что одной из целей высших учебных заведений является подготовка «научных работников для обслуживания научных, научно-технических и производственных учреждений Республики, в частности для самих высших учебных заведений» [4]. Научные работники (т. е. те, кто «занимался в вузах научной работой») были разделены на три категории: 1) профессора, которые ведут самостоятельные курсы и избираются ГУСом Наркомата просвещения; 2) преподаватели, которые ведут вспомогательные курсы и занятия, или «работают самостоятельно» под руководством профессора; 3) научные сотрудники, которые помогают профессорам и преподавателям или готовятся к самостоятельной учебной или «учебно-ученой деятельности». Вторая и третья группы должны были избираться правлением вузов [4]. Положения этого декрета получили развитие в другом

декрете Совнаркома от 3 июля 1922 г. - «Положении о высших учебных заведениях» [6].

В 1923 г. Наркомат просвещения утвердил специальное положение о порядке оставления при высших учебных заведениях студентов для подготовки к научной и педагогической деятельности. Тем самым были заложены первые организационные начала новой государственной системы подбора и подготовки научных кадров в стране [3, с. 88]. Несмотря на стремление увеличить среди научных кадров количество рабочих-коммунистов, все равно особых сдвигов в этом направлении не произошло. Так, «партийная прослойка» среди научных работников составляла всего 6,5 %. Профессоров из рабочих насчитывалось только 1,3 %, из крестьян - 11,4 %, в то время как из трудовой интеллигенции - 44, 3 %, из дворян - 10,6 %. [3, с. 88].

21 января 1924 г. Совнарком утвердил «Положение о научных работниках высших учебных заведений» [5], в котором говорилось, что научными работниками вузов считаются: а) все лица, определяемые на «учено-учебную службу в высшие учебные заведения»; б) все лица, состоящие ко времени введения в действие настоящего Положения профессорами, преподавателями и научными сотрудниками высших учебных заведений РСФСР. В «Положении» также отмечалось, что научными работниками «высших учебных заведений могут быть все лица, обладающие достаточной научной подготовкой, определяемой независимо от наличности русских или иностранных дипломов, ученой степени или звания на основании как собственных их работ, так и отзывов соответствующих учреждений и отдельных специалистов» [5]. Все преподаватели и научные сотрудники избирались правлением вузов и утверждались ГУСом Наркомпроса. Они делились на штатных и сверхштатных. Также отмечалось, что штатные профессора должны избираться по конкурсу на 10 лет, штатные преподаватели - на 7, научные сотрудники - на 3 года [5].

В первой половине 1920-х гг. «оставление» для подготовки к научной работы осуществлялось как в вузах, так и в научно-исследовательских институтах, в основном - в последних. Оставление при вузе допускалось только по основным специальным кафедрам вуза. При этом подготовка научных работников по социально-экономическим дисциплинам велась только в научно-исследовательских институтах (и, как уже отмечалось, в Институте красной профессуры) [10, с. 19; 11, с. 36]. Перенос подготовки научных работников из вузов в научно-исследовательские институты являлся новым и, как представлялось, весьма перспективным направлением.

Кадры, оставленные для подготовки к научной и преподавательской работе при вузах и научно-исследовательских институтах, стали называться научными сотрудниками II разряда [10, с. 20]. Срок их научной работы должен был быть «не более трех лет». По его истечении научный сотрудник должен был сделать доклад на заседании предметной комиссии соответствующего учреждения о проделанной научной и педагогической работе. Предметная комиссия делала заключение о данном сотруднике. При этом ничего не говорилось о необходимости защиты научной работы (т. е. диссертации) [10, с. 20]. В целом до середины 1925 г. четкого определения сроков и программы подготовки научных сотрудников II разряда не было. Так, в «Положении о научно-исследовательских институтах и ассоциациях институтов», утвержденном Наркомпросом в январе 1925 г. отмечалось, что научные сотрудники II разряда этих учреждений назначаются уже не на три, а на пять лет [11, с. 36].

1925 год многие исследователи считают поворотным в решении проблемы подготовки научных кадров в нашей стране. [3, с. 91; 15, с. 96; 26, с. 177]. Действительно, с этого года подготовка научных кадров стала более четкой, организованной и единой. В феврале 1925 г. при ЦК РКП(б) была создана Комиссия по подготовке научных работников [15, с. 257-259]. Комиссия обсуждала различные «варианты темпов и масштабов подготовки», вопросы руководства всей системой подготовки, состав будущих научных работников [16, с. 258]. Большое внимание она уделила вопросу об улучшении «качественного состава» оставляемых в вузах для научной работы молодых ученых. Нужно было стремиться к увеличению среди них коммунистов. Для этого при каждом вузе, осуществлявшим подготовку научно-преподавательских кадров, предлагалось создать отборочные комиссии в составе ректора, деканов факультетов, членов губкома партии и губпросвета, представителя губернского бюро секции научных работников, партийной ячейки, исполнительного бюро профсекции вуза [26, с. 177]. Отметив недостатки в деле организации подготовки научных кадров (в том числе в темпах и масштабах), комиссия рекомендовала создать в Наркомпросе специальный орган для руководства подготовкой научных кадров [16, с. 259], что и было сделано.

30 июня 1925 г. при Президиуме ГУСа Наркомпроса была создана Комиссия по подготовке научных работников во главе с известным историком-большевиком, закончившим Московский университет в дореволюционной России, Михаилом Николаевичем Покровским [13, с. 17-18; 16, с. 259]. Именно он в 1920-е гг. руководил всей научной работой в стране, в том числе возглавлял Государственный ученый совет Наркомпроса. Созданная комиссия должна была осуществлять контроль за работой отборочных комис-

сий, утверждать кандидатуры «аспирантов, подготавливающихся к научной работе», утверждать их отчеты. [13, с. 17-18]. С этого времени термин «аспирант» получает все большее распространение, когда речь идет о лицах, занимающихся подготовкой к научной работе [12, с. 8-9; 13, с. 17-18]. Создание вышеназванной комиссии, как отмечалось, положило «начало планомерной подготовке научных работников» [2, с. 25]. Тогда же была разработана «Инструкция о порядке подготовки научных работников при научно-исследовательских институтах и вузах по прикладным, точным и естественным наукам» [13, с. 18-19]. В ней предусматривался трехлетний срок работы аспиранта. Аспиранты должны были изучать основные вопросы избранной специальной дисциплины под руководством профессоров вузов или действительных членов научно-исследовательских институтов. Помимо изучения теоретического материала и литературы по избранной дисциплине, аспирант должен был работать в области практического приложения своей научной дисциплины в отраслях народного хозяйства. Кроме научной подготовки, для каждого аспиранта устанавливались обязательные занятия по иностранным языкам. Программа научной и педагогической работы аспирантов, списки тем и материалов и другие практические задания по специальности составлялись предметными комиссиями вузов и утверждались президиумами факультетов, после чего отправлялись в ГУС Наркомпроса. Аспиранты должны были ежегодно письменно отчитываться о своей работе. Начиная со второго года подготовки была введена обязательная ассистентская практика («ассистирование аспиранта в практических занятиях в вузах») [13, с. 18-19]. Аспирант должен был вести работу над темой научного исследования, которая должна была быть готова к концу третьего года. Выполненная работа по рекомендации предметной комиссии и факультета представлялась к устной защите, которая должна была проводиться в открытом заседании предметной комиссии соответствующего учреждения [13, с. 19]. Аспиранты, выполнившие все указанные требования, после утверждения Государственным ученым советом Наркомпроса получали от Совета научно-исследовательского института или правления вуза удостоверение на право преподавания в высшей школе, также они могли занять должность научного сотрудника первого разряда в научно-исследовательском институте [13, с. 19]. С этого времени научные сотрудники II разряда стали называться аспирантами [3, с. 92; 18, с. 4]. Вначале аспирантура была учреждена в вузах РСФСР, а затем и в других союзных республиках [26, с. 178]. Как видим, в 1920-е гг. контроль над составом и деятельностью аспирантов со стороны Наркомпроса был довольно жестким.

Подготовка научных работников по социально-экономическим и политическим дисциплинам в первое время осуществлялась только в московских и ленинградских научно-исследовательских институтах [12, с. 9].

Таким образом, с 1925/1926 учебного года подготовка научных работников стала более организованной и единой. В отличие от дореволюционной России, теперь при определении кандидатов в аспиранты точка зрения профессора согласовывалось с мнением общественности учебного или научного заведения, прежде всего, партийной [26, с. 178-179]. В 1926 г. был создан институт студентов-выдвиженцев. Студенты-выдвиженцы комплектовались из числа успевающих студентов двух последних курсов вуза, в течение которых они должны были более углубленно изучать соответствующую научную дисциплину и имели преимущественное право на зачисление в аспирантуру [3, с. 93; 26, с. 179]. Как отмечал советский историк К.Т. Галкин, создание института студентов-выдвиженцев способствовало привлечению в аспирантуру «самой талантливой части пролетарского студенчества» [3, с. 93].

На протяжении второй половины 1920 - начала 1930-х гг. шли поиски оптимальной формы работы аспирантов. Первоначально в организации работы аспирантов предпочтение отдавалось коллективным (бригадным) формам занятий. Группа аспирантов могла работать над одним общим заданием под коллективным руководством. Но постепенно становилось ясным преимущество индивидуального научного руководства аспирантом со стороны квалифицированного ученого в сочетании с ответственностью кафедры и правления университета и института. Повышалась также индивидуальная ответственность аспиранта как за результаты углубленного изучения специальных наук, так и за разработку конкретной научной проблемы [26, с. 180-181]. В 1920-е гг. не было общего плана подготовки аспирантов [1, с. 14], не было четкого требования защиты диссертации, для поступающих в аспирантуру не обязательно было иметь высшее образование. Так, в правилах приема в аспирантуру в 1928/29 учебном году отмечалось, что в разряд аспирантов принимаются лица как «окончившие вуз, так и не имеющие высшего образования, но обладающие требуемыми для аспиранта знаниями» [14, с. 31-32].

Большое внимание было уделено и увеличению числа аспирантов. Так, к началу 1925/26 учебного года Наркомпросу было предоставлено 800 аспирантских стипендий [1, с. 10]. В 1927 г. в системе Наркомпроса РСФСР числилось уже 2273 аспиранта, из них 1576 штатных и 697 - сверхштатных, т. е. не получавших стипендию [2, с. 25]. II Всесоюзный съезд научных работников в январе 1927 г. констатировал, что в стране сложилась новая система подготовки

научных кадров, хотя и указывалось на различные недостатки этой системы, в том числе на невысокий размер стипендий аспирантов [16, с. 261; 19, с. 38-39]. В результате чего аспиранты вынуждены были подрабатывать, заниматься совместительством. Загруженность аспирантов различной работой, отвлекающей их от научных исследований, как и ряд других причин (в том числе слабая подготовка), приводили к большому отсеву аспирантов. Из 800 аспирантов Наркомпроса (без РАНИОН) приема 1925/26 гг. своевременно закончили аспирантуру только 89 чел., не защитили квалификационные работы - 348, ушли из аспирантуры - 177, получили отсрочку на год - 186 чел. [1, с. 17]. В 1929/30 учебном году в высших учебных заведениях и научных учреждениях страны насчитывалось уже более 3 тыс. аспирантов. Однако приток в аспирантуру рабочих и крестьян продолжал оставаться недостаточным. К началу 1930 г. в составе аспирантов было выходцев из рабочих 15,4 % рабочих, из крестьян - 30,7 % [3, с. 97].

Наряду с поисками новых форм подготовки научных кадров, в Советской России в 1920-е гг. велись и поиски в создании системы переподготовки кадров. В частности, создавались различные курсы и отделения (как очные, так и заочные), летние курсы, совещания-семинары, практикумы и другие формы различной продолжительности, тем самым складывалась система повышения квалификации специалистов в различных областях [24, с. 204-205].

Таким образом, в 1920-е гг. со стороны советского руководства, прежде всего Наркомата просвещения и Агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП(б) - ВКП(б), предпринимаются активные поиски новой модели подготовки научных кадров в стране. До 1925 гг. в Советской России подготовка научных работников велась путем оставления для научной работы способных молодых людей на кафедрах вузов и научно-исследовательских институтов. Большую роль в подготовке научных кадров по общественным наукам сыграли Институт красной профессуры и институты РАНИ-ОН. На протяжении первой половины 1920-х гг. растет контроль со стороны Наркомата просвещения за подготовкой научных работников в стране, что привело к созданию в 1925 г. при Государственном ученом совете Наркомпроса Комиссии по подготовке научных работников, руководившей всей системой подготовки (вплоть до утверждения состава аспирантов и утверждения их отчетов). Именно в это время в стране сформировался институт аспирантуры. В результате подготовка научных кадров к концу 1920-х гг. стала более организованной и единой, хотя окончательно система подготовки научных кадров в СССР, существовавшая не одно десятилетие, сложилась только в 1930-е гг.

Список литературы

1. Бронер В.М. К вопросу о подготовке аспирантов // Науч. работник. -1929. - № 12. - С. 10-18.

2. Валескали П. О подготовке научных работников в РСФСР // Науч. работник. 1927. - № 8-9. - С. 25-31.

3. Галкин К.Т. Высшее образование и подготовка научных кадров в СССР. - М., 1958.

4. Декрет Совнаркома РСФСР от 2 сентября 1921 г. «О высших учебных заведениях РСФСР (Положение)». - URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_1072.htm (дата обращения: 28 июля 2016).

5. Декрет Совнаркома РСФСР от 21 января 1924 г. «Положение о научных работниках высших учебных заведений. - URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_1930.htm (дата обращения: 28 июля 2016).

6. Декрет Совнаркома РСФСР от 3 июля 1922 г. «Положение о высших учебных заведениях». - URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_1350.htm (дата обращения: 28 июля 2016).

7. Декрет Совнаркома РСФСР от 4 марта 1921 г. «О плане организации факультетов общественных наук российских университетов» - URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_867.htm (дата обращения: 30 июля 2016).

8. Декреты Советской власти. - М., 1964. - Т. 3. - С. 381-382.

9. Директивы ВКП(б) по вопросам просвещения. - М.; Л., 1929.

10. Еженедельник Наркомпроса. - 1924. - № 17.

11. Еженедельник Наркомпроса. - 1925. - № 22.

12. Еженедельник Наркомпроса. - 1925. - № 29.

13. Еженедельник Наркомпроса. - 1925. - № 30.

14. Еженедельник Наркомпроса. - 1928. - № 13.

15. Иванова Л.В. У истоков советской исторической науки (Подготовка кадров историков-марксистов 1917-1929 гг.). - М., 1968.

16. Иванова Л.В. Формирование советской научной интеллигенции (19171927 гг.). - М., 1980.

17. Никуленкова Е.В. Оценка текущей работы слушателей Института красной профессуры в 1920-е гг. // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А.С. Пушкина. -2014. - № 3. - Т. 4. История. - С. 29-35.

18. Никуленкова Е.В. Структура и руководство Института красной профессуры в 1920-е годы // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А.С. Пушкина. - 2015. - № 2.

- Т. 4. История. - С. 158-164.

19. Покровский М.Н. О подготовке новых кадров научных работников // Науч. работник. - 1927. - № 3. - С. 37-47.

20. Покровский М.Н. Подготовка научных работников // Науч. работник. -1926. - № 2. - С. 3-11.

21. Постановление Совнаркома СССР от 13 января 1934 г. «Об ученых степенях и званиях» - URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3954.htm (дата обращения: 31 июля 2016).

22. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. - 1921. - № 12. - Ст. 79.

23. Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР. - 1921. - № 19. - Ст. 117.

24. Тенчурина Л.З. Подготовка и повышение квалификации профессионально-педагогических кадров в России (1920 - 90): учеб. пособие. - М., 2000.

25. Федеральный закон «Об образовании в Российской федерации» от 29 октября 2012 г. - URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174 (дата обращения: 28 июля 2016)

26. Чанбарисов Ш.Х. Формирование советской университетской системы.

- М., 1988.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.