Научная статья на тему 'Подход Британии к управлению колониальной Индией - тема снова в центре внимания: о книге Ш. Тхарура «Эра тьмы. Британская империя в Индии» (Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India»)'

Подход Британии к управлению колониальной Индией - тема снова в центре внимания: о книге Ш. Тхарура «Эра тьмы. Британская империя в Индии» (Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India») Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1371
151
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ / БРИТАНСКИЙ КОЛОНИАЛИЗМ / БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ / ПОЛИТИКА АНГЛИЧАН В ИНДИИ / ИСТОРИЯ ИНДИИ / НЕЗАВИСИМОСТЬ ИНДИИ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кулик Л.В.

В настоящее время дискуссия о достижениях и провалах в де-ятельности англичан в Индии в XVII-XX вв. зазвучала с новой силой как в Индии, так и в Великобритании. Ярким эмоциональным высказыванием в этом обсуждении, опирающимся на существующие исследовательские работы, но тем не менее, говорящим по-новому с читателем в Индии и за ее пределами, стала книга известного индийского писателя, историка, обще-ственного и политического деятеля Шаши Тхарура «Эра тьмы. Британская империя в Индии» (Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India»). Принимая во внимание большой общественный резонанс, который получила данная публикация в Индии, и ее потенциальное влияние на анг-ло-индийские отношения, представляется целесообразным рассмотреть эту книгу подробнее. Она иллюстрирует самосознание новой Индии XXI в., которое необходимо учитывать и в России.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Подход Британии к управлению колониальной Индией - тема снова в центре внимания: о книге Ш. Тхарура «Эра тьмы. Британская империя в Индии» (Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India»)»

УДК 94

ПОДХОД БРИТАНИИ К УПРАВЛЕНИЮ КОЛОНИАЛЬНОЙ ИНДИЕЙ - ТЕМА СНОВА В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ: О КНИГЕ Ш. ТХАРУРА «ЭРА ТЬМЫ. БРИТАНСКАЯ ИМПЕРИЯ В ИНДИИ» (SHASHI THAROOR «AN ERA OF DARKNESS. THE BRITISH EMPIRE IN INDIA»)

Л.В. Кулик

Аннотация. В настоящее время дискуссия о достижениях и провалах в деятельности англичан в Индии в XVII-XX вв. зазвучала с новой силой как в Индии, так и в Великобритании. Ярким эмоциональным высказыванием в этом обсуждении, опирающимся на существующие исследовательские работы, но тем не менее, говорящим по-новому с читателем в Индии и за ее пределами, стала книга известного индийского писателя, историка, общественного и политического деятеля Шаши Тхарура «Эра тьмы. Британская империя в Индии» (Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India»). Принимая во внимание большой общественный резонанс, который получила данная публикация в Индии, и ее потенциальное влияние на англо-индийские отношения, представляется целесообразным рассмотреть эту книгу подробнее. Она иллюстрирует самосознание новой Индии xXl в., которое необходимо учитывать и в России.

Ключевые слова: система управления, британский колониализм, британская империя, политика англичан в Индии, история Индии, независимость Индии.

BRITISH APPROACH TO MANAGING COLONIAL INDIA -THE TOPIC IS ACUTE AGAIN: ABOUT «AN ERA OF DARKNESS. THE BRITISH EMPIRE IN INDIA» BY SHASHI THAROOR

L.V. Kulik

Abstract. The discussion about the achievements and drawbacks of the imperial rule in India in XVII-XX centuries is undergoing revival in India as well as in Britain. The new book by the famous Indian historian, writer, public figure and politician Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India», though based on the existing research, is a fresh statement that speaks eloquent language to many new readers in India and abroad. Considering the publicity around this book and its' potential influence on relations between UK and India, we deem appropriate to look at it in more detail, as it illustrates well the self-perception and identity of the new India in the XXI century.

Keywords: system of management, British colonialism, British empire, British policies in India, history of India, India's independence.

Шаши Тхарур (Shashi ^агоог) - известный индийский общественный и политический деятель, историк, автор 16 книг, среди которых как художественные, так и публицистические произведения.

Ш. Тхарур дважды избирался в нижнюю палату индийского парламента (Лок Сабху) от партии Индийский национальный конгресс (ИНК), в настоящее время возглавляет комитет парламента по международным делам. Ранее Ш. Тхарур занимал посты в правительстве Индии, был первым заместителем министра по развитию человеческих ресурсов в 2012-2014 гг. и первым заместителем министра иностранных дел в 2009-2010 гг. Ш. Тхарур начинал свою карьеру в секретариате Агентства Организации Объединенных Наций по делам беженцев в Женеве, проработав в ООН в общей сложности 29 лет вплоть до 2007 г., в том числе в качестве заместителя Генерального секретаря по коммуникации и общественной информации. Ш. Тхарур окончил Колледж св. Стефана Делийского университета по специальности «История», затем изучал право и дипломатию в Университете Тафтса в США (Tufts University The Fletcher School of Law and Diplomacy), где он защитил докторскую диссертацию в возрасте 22 лет.

Новая книга Ш. Тхарура «Эра тьмы. Британская империя в Индии» (Shashi Tharoor «An Era of Darkness. The British Empire in India») вышла в Дели в издательстве Алеф (Aleph Book Company) в конце 2016 г.

В предисловии к книге указано, что она началась с выступления автора в рамках дискуссионного клуба Оксфордского университета (так называемый «Оксфордский союз», Oxford Union) - в конце мая 2015 г. Ш. Тхарура пригласили выступить в Оксфорде на тему «Следует ли Британии выплатить репарации своим бывшим колониям». В начале июля 2015 г. оксфордский дискуссионный клуб разместил видеозапись состоявшихся в интернете дебатов, Ш. Тхарур продублировал ссылку в своем Твиттере, после чего, как он пишет, с изумлением наблюдал за ее стремительным распространением.

На сегодняшний день видео посмотрели более 3,8 млн человек, что представляет существенный показатель даже для многомиллионной Индии. Выступление, будучи частью традиционной для Оксфордского университета дискуссии, формат которой предполагает состязание нескольких спикеров, в аргументированном споре отстаивающих противоположные точки зрения, касалось чувствительной темы взаимоотношений между Индией и Великобританией в колониальную эпоху и методов управления, которые использовали англичане в своей важнейшей колонии. В лучших канонах ораторского искусства, на безукоризненном английском языке, с привлечением не только веских доказательств, но и легкой иронии Ш. Тхарур изложил основные причины, по которым, по его мнению, Великобритания находится в моральном долгу перед Индией.

Неудивительно, что в такой презентации вопрос, который незримо присутствует всегда, когда заходит речь об отношениях между Великобританией и Индией, на этот раз не только вызвал бурю в средствах массовой информации, но и заставил академиков и политиков в обеих странах вновь вернуться к открытому обсуждению этой темы. Как пишет Ш. Тхарур, даже его праворадикальные критики среди индийских националистов прекратили преследования и приветствовали его выступление. На одном из мероприятий, где присутствовал индийский премьер Нарендра Моди, спикер нижней палаты парламента всячески хвалила речь Ш. Тхарура, а сам премьер позже заметил, что тот сказал «правильные вещи в правильном месте». Видео воспроизводилось учителями во многих школах и колледжах Индии, в университетах прошли семинары и вышли сотни публикаций по этой теме, среди которых были как голоса в поддержку позиции Ш. Тхарура, так и против нее.

Примерно за год до оксфордских дебатов, в мае 2014 г., на всеобщих выборах в Индии к власти пришла Бхартия джаната парти (БДП), которую в западных СМИ часто именовали «националистической». Партия во главе с талантливым и харизматичным лидером Н. Моди приглушила радикальную риторику, сумела объединить вокруг себя большую часть индийцев и обойти Индийский национальный конгресс (партию, к которой принадлежит Ш. Тхарур) со значительным перевесом. Даже самым громким критикам Н. Моди за рубежом пришлось считаться с новыми реалиями. Как и победа БДП, тот факт, что выступление Ш. Тхарура столь живо отозвалось в сердцах соотечественников, являются свидетельствами нового самосознания индийцев, одним из проявлений которого становится возрождающийся интерес к своей истории и к истории взаимоотношений Индии с Великобританией.

Благодаря значительным успехам индийской экономики, стремительному росту среднего класса в Индии, конкуренция за индийский рынок в начале XXI в. похожа на лихорадочный поиск новых торговых путей в Индию в эпоху Васко да Гамы. Сегодня Индия - один из главных внешнеполитических приоритетов для многих влиятельных мировых держав, в том числе и для Великобритании. Лондон, особенно после финансового кризиса 2008 г. и с учетом предстоящего выхода из ЕС, с надеждой смотрит в направлении своей бывшей колонии, развивающейся опережающими темпами. Британские политики рассчитывают, что особые отношения, всегда связывавшие две страны, трансформируются во взаимовыгодное приоритетное партнерство на новом этапе. Достаточно сказать, что Дэвид Кэмерон в годы своего

правления побывал в Индии трижды, а для Терезы Мэй Индия стала первой страной за пределами Европы, в которую она отправилась после назначения на пост премьер-министра в 2016 г.

В феврале 2013 г. Д. Кэмерон стал первым британским лидером, посетившим мемориал Джаллианвала багх в Амритсаре и возложившим венок к монументу в память о 379 мирных индийцах, ставших жертвами произвола английских офицеров в 1919 г. Именно Джаллианвала багх является символом жестокости британских колониальных властей и страданий индийцев в эпоху Британской империи. Не только Ш. Тхарур, но и многие в Индии, говорят о необходимости извинений со стороны британских политиков за этот мрачный эпизод в общей истории двух стран. В ходе же своего визита в Амритсар в 2013 г. Д. Кэмерон ограничился возложением цветов к мемориалу в сочетании с общими дипломатическими фразами и позже объяснил, почему он, разделяя скорбь по жертвам трагедии, тем не менее, не считает уместным произносить слова извинения.

Своим выступлением в Оксфорде в 2015 г. Ш. Тхарур вернул общественность двух стран к вопросу о том, находится ли Великобритания в долгу перед Индией. По словам Ш. Тхарура, его самого озадачило такое повышенное внимание к этой речи. Не только потому, что 15-минутное выступление не было лучшим из его выступлений, но главное - в нем, как ему казалось, он не сказал ничего нового, ведь все озвученные тогда факты из колониальной истории Индии были хорошо известны и раньше. Более того, с аналогичных позиций выступали и такие выдающиеся деятели индийского национально-освободительного движения, как Ромеш Чандр Датт, Дадабхаи Наороджи и Джавахарлал Неру в XIX и в XX вв. Как оказалось, сказанное Ш. Тхаруром, представляет значительный интерес для его современников.

Так возникло понимание необходимости издания этой книги. Для «поколения Твиттера» потребовался новый сжатый источник информации о взаимоотношениях Индии и Британии в колониальный период. Автор проделал большую работу по обобщению имеющегося на данный момент материала о политике Британии на индийском субконтиненте. Что наиболее важно, формат полноценного печатного издания позволил представить аргументы обеих сторон - как Индии, так и метрополии. Таким образом, данная книга - не просто кондуит преступлений англичан, составленный индийским историком. На ее страницах ведут заочную полемику основные противники и апологеты британского колониализма. Автор также поставил перед собой задачу развенчать наиболее распространенные

мифы о положительном влиянии британской системы управления на развитие Индии и об истинных мотивах и благородных задачах, которые ставили перед собой англичане в годы активного присутствия на субконтиненте. Один за другим он рассматривает многие постулаты, принятые на вооружение защитниками Британской империи, среди которых - политическое объединение Индии, развитие в стране демократических институтов и свободной прессы, ускоренная модернизация, строительство железных дорог, распространение английского языка. Не отрицая некоторых позитивных аспектов британских преобразований, автор тем не менее, критикует большинство из них и, опираясь на обширную историографию и собственные исследования, подчеркивает, что англичане прежде всего преследовали собственные интересы, нисколько не заботясь о благополучии индийцев или долгосрочном развитии Индии. Приведем несколько примеров рассуждений историка.

Ш. Тхарур прежде всего напоминает читателю о том, что Индия представляет собой одну из древнейших цивилизаций на планете, и на момент прихода туда англичан она была жемчужиной средневекового мира с развитой культурой, архитектурой, искусством, а также многими уникальными производствами, в том числе текстиля, металлов, керамики, ювелирных изделий. В начале XVIII в. на Индию приходилось 23 % мирового ВВП. К моменту ухода англичан эта доля снизилась до 3 %. За 200 лет колониализма Индия и Великобритания по сути поменялись местами, так как на протяжении всех этих лет шел не только открытый грабеж, вывоз из Индии ценностей и вывод с ее территории всех финансовых поступлений, но и велось планомерное уничтожение в Индии промышленности и сельского хозяйства. В результате политики деиндустриализации, проводившейся англичанами, была ликвидирована индийская текстильная отрасль, а также судостроительство и металлургия, в частности, производство стали - сферы, в которых до колонизации Индия имела сильные позиции.

По мнению Ш. Тхарура, одним из наиболее жестких методов эксплуатации индийцев была внедренная англичанами система налогообложения. Он проводит сравнительный анализ традиционных подходов с методами, практиковавшимися колониальными властями, и отмечает, что при англичанах налоги составляли до 50 % дохода каждого человека. Оплата продукцией не принималась, сборы должны были выплачиваться наличными. Налоговые отчисления были привязаны не к собранному урожаю, а к некой постоянной величине, например, к размеру земельной ренты. Увеличение налоговых поступлений по сравнению с тем, что обычно собирали с местного

населения индийские правители, было предметом особой гордости британских управленцев. Неплательщики налогов жестоко карались. Ш. Тхарур пишет о том, что традиционная система сборов в Индии действовала более гибко и локально, люди всегда могли получить отсрочку от правителей в случае неурожая или других чрезвычайных обстоятельств. Таким образом, хозяйственная деятельность не прерывалась и имела возобновляемый характер. Что наиболее важно, налоговые поступления не вывозились за пределы страны, а возвращались в экономику. При Ост-Индской компании и затем в годы прямого правления Короны, деньги не только покидали Индию навсегда, но и за вывозом капитала следовало уничтожение производства в городах и безземелье в деревне.

Только к концу XVIII в. британский парламент начал запоздало реагировать на произвол и беззаконие, творившиеся в Индии со времени прихода туда Ост-Индской компании. В 1788 г. фактически за преступления, совершенные еще при первом могущественном и жестоком управляющем компании Роберте Клайве, были выдвинуты обвинения против следующего губернатора Бенгалии, Уоррена Гастингса. Разбирательства шли несколько лет, импичмент не был осуществлен, однако благодаря этому процессу в Британии началось более открытое обсуждение политики в отношении Индии. Потребовалось еще более 70 лет, чтобы такое массовое кровавое событие, как восстание сипаев в 1857 г., заставило британское государство вмешаться и отстранить Ост-Индскую компанию от управления субконтинентом.

Традиционное мнение, принятое на Западе, заключается в том, что в отличие от периода беззакония в годы Ост-Индской компании, British Raj (годы прямого правления Короны) - это эпоха полезных для Индии преобразований, технологического развития, культурного сближения с западной цивилизацией. Не только британская политическая элита викторианской эпохи, но и политики ХХ в., такие как, например, Уинстон Черчилль, воспринимали британское управление Индией как миссию и достижение, достойное уважения. Тем не менее, такая оценка представляется автору книги излишне упрощенной. К концу XIX в. Индия была основным источником доходов Британии и крупнейшим покупателем британских товаров. Индия не только обеспечивала Британию огромным рынком сбыта для своей продукции, но также давала ей необходимый престиж и военную мощь. На протяжении более чем столетия именно Индия определяла статус Британии как великой державы и глобальной империи.

Ш. Тхарур не согласен и с тем, что правление англичан в Индии связывается исследователями с масштабными демократическими пре-

образованиями. Автор отмечает, что британские власти, как во времена Ост-Индской компании, так и в период прямого правления, всегда руководствовались исключительно соображениями собственной коммерческой выгоды. Ш. Тхарур считает, что англичане не только пренебрегали сложившимися в Индии политическими традициями, снимая и назначая местных правителей в зависимости от своих интересов, они фактически истребили местное самоуправление на уровне деревень и общин, которое было основой индийской политической традиции, поскольку только централизованное управление могло обеспечить колониальным властям собираемость грабительских налогов. То есть вместо того, чтобы взращивать демократию снизу вверх, существовавшую столетиями систему сначала разрушили, и лишь затем сверху была спущена модель, приемлемая для британцев и больше подходившая для индивидуалистического, разделенного на классы общества Англии, чем для индийского общества.

Система участия индийцев в управлении страной, по мнению автора, также была не более чем видимостью. На деле только самые низкие должности в этой системе были доступны лучшим из лучших и наиболее образованным индийцам. Ш. Тхарур цитирует знаменитое высказывание Дж. Неру про Индийскую государственную службу (Indian Civil Service) - по его словам, «она не была индийской, не имела отношения к государству и не являлась службой» [32, с. 60].

Ш. Тхарур убежден, что Британия и не думала готовить Индию к самоуправлению. У англичан преобладали расистские, в лучшем случае, патерналистские подходы к местным жителям. Среди индийцев не приветствовалась независимость суждений, на протяжении десятилетий британская система воспитывала в них не лидеров и государственных деятелей, а лишь покорных старательных работников. Для описания системы управления в Индии Ш. Тхарур использует цитаты лейбориста Кейра Харди, назвавшего британское правление в Индии «огромным военным деспотизмом в некоторой степени перемешанным с бюрократией», и лорда Литтона, говорившего о «деспотизме офисных ящиков, от которых периодически теряются ключи» [32, с. 63]. Разобщенность, дистанция и масштаб бюрократии в отношениях между правителями-англичанами и управляемыми индийцами в колониальный период были огромными.

Отдельная глава в книге посвящена активно проводившейся Британией политике «разделяй и властвуй» и тому, как ее пагубные последствия продолжают влиять на сегодняшнюю Индию. По мнению Ш. Тхарура, постулат о том, что именно благодаря британскому правлению в Индии появилось политическое единство, не выдерживает

никакой критики. Ш. Тхарур пишет о том, что ни одна другая колониальная держава не стремилась и не преуспела в такой степени, как Британия, в том, чтобы максимально отчетливо проводить разграничения в колониях по этническому и религиозному признаку. Строгая классификация по признакам каст, языка, цвета кожи, этнических групп, сект и религиозной принадлежности была неестественным процессом для огромной, бесконечно многообразной и постоянно меняющейся страны. В интересах колониальной системы антропология Индии, ее политический потенциал, цивилизационное наследие - все это представлялось в таком свете, который оправдывал колониализм и британское правление. Британцы неверно интерпретировали и одновременно излишне упрощали то, что они видели в индийском обществе, расставляя индийцев по привычным для себя стереотипным ячейкам. Главной движущей силой такой усиленной категоризации, по мнению автора, был прежде всего подсчет и стремление к оценке ресурсов колонии в административных и хозяйственных целях.

Критики такого подхода настаивают, что вряд ли можно винить британцев в разделении индийского общества - оно, мол, существовало всегда, в частности, по кастовому признаку. Ш. Тхарур говорит, что это, быть может, и верно, однако именно британский подход, стремление к иерархии и классовой сегрегации привели к тому, что это разделение укоренилось и цементировалось в индийском обществе настолько сильно. Ведь, придя в Индию, англичане искали там систему, похожую на их собственную, и найдя нечто отдаленно схожее, оформили эту систему и заставили ее работать на укрепление собственной власти.

Одной из наиболее важных и болезненных разделительных линий, искусственно проведенных англичанами, по мнению Ш. Тха-рура, была черта между индуистами и мусульманами. Такая политика разделения была присуща британцам в Индии с самого начала, но особенно явственно она проявилась после Сипайского восстания 1857 г., в котором солдаты-индусы выступили солидарно бок о бок с солдатами-мусульманами. С этого момента британцами проводилась политика стравливания и игры на противоречиях двух религиозных групп, ранее мирно сосуществовавших в Индии на протяжении столетий.

Именно начиная с трудов «официальных» британских историков, таких как Джеймс Милл, Томас Макаули, а также немецкого индолога Фридриха Макса Мюллера, работавшего в Лондоне, была сформулирована и закреплена периодизация индийской истории как смена исконно индуистского этапа на противостоявший ему исламский, а затем на британский. Фиксировалось, что в Индии до прихода англичан была «восточная деспотия», грабившая свой народ,

а общество делилось на четыре основные касты или варны (с чем не согласен Ш. Тхарур). Такая интерпретация истории Индии преподавалась повсеместно и стала наиболее распространенной не только в самой Индии, но и во всем мире. Ш. Тхарур приводит интересные примеры того, как в доколониальной истории Индии на самом деле индуистские и исламские традиции и культура (как и население, исповедовавшее индуизм и ислам) соседствовали и были тесно переплетены между собой. Принятие различий, толерантность, смешение и размытость в самоидентификации были свойственны населявшим Индию народам до того, как в процесс вмешались англичане.

Индийское освободительное движение поначалу также объединяло представителей всех конфессий. Индийский национальный конгресс с момента своего основания ориентировался на всех индийцев без разделения по религиозному признаку. Среди первых президентов Конгресса были как индусы, так и христиане, парсы и мусульмане. Однако рост популярности и объединяющей силы этой партии заставил англичан принять меры. В 1905 г. при их содействии в Дакке была основана Мусульманская лига. В 1905 г. лорд Кёрзон убедил наваба Дакки (не только при помощи политических аргументов, но и через открытие дисконтированной кредитной линии лично для правителя) в целесообразности раздела Бенгалии и выделения ее восточной части (с преимущественно мусульманским населением) в отдельную административную единицу. Автор подчеркивает, что англичане не скрывали истинных мотивов своих действий, и эти первые их шаги к разделу Индии были встречены образованными индийцами всех конфессий с возмущением и негодованием. Конгресс продолжал ориентироваться на всех индийцев без ограничений и не запрещал одновременного членства и в Лиге, и в ИНК. На единство партии поначалу ориентировались и Дж. Неру, и Махатма Ганди и даже Мухаммад Али Джинна.

Англичане действовали через переписи, а также через политические и административные реформы. Вводились квоты на позиции для представителей различных конфессий и отдельных каст (например, неприкасаемых). После реформы Монтегю-Челмсфорда (1917 г.) индийцам разрешалось на выборах голосовать только за кандидатов от своей конфессии: мусульманам - за кандидатов-мусульман, сикхам - за сикхов, христианам - за христиан. Такая схема была бы немыслима в самой Британии. Англичане тем самым провоцировали развитие политической жизни не по идеологическим (например, консервативным / либеральным), а по религиозным сценариям, открыто поддерживая Мусульманскую лигу как противовес

общеиндийскому национализму. Такое разделение проводилось и внутри религиозных общин - раскол между шиитскими и суннитскими общинами, прежде всего в г. Лакнау, проявился как никогда ранее именно при англичанах. Индийцы попадали в эти ловушки, стремясь обеспечить политическое представительство своих общин в навязанной им политический системе.

На выборах 1939 г. Конгресс подтвердил свою популярность - большинство индийцев еще все же предпочитали светскую, объединяющую повестку партии. Критическим обстоятельством для единства страны Ш. Тхарур видит тот факт, что в последовавшие за теми выборами несколько лет лидеры ИНК оказались выключены из политической жизни, так как покинули свои министерские посты в знак протеста и затем были заключены под стражу - сначала за отказ поддержать участие Индии во Второй мировой войне, а потом за начатую М. Ганди и Дж. Неру в 1942 г. кампанию «Вон из Индии!», в то время как М.А. Джинна вернулся из Лондона настроенным решительно в пользу отделения мусульманских провинций и стал действовать максимально активно, завоевывая популярность среди мусульман, наконец почувствовавших себя недопредставленным меньшинством. Количество сторонников Лиги увеличилось с 112 тыс. в 1941 г. до 2 млн человек в 1944 г. [32, с. 157]

Хотя еще несколько лет назад британские лидеры не допускали и мысли о независимости Индии, в 1945 г. после освобождения лидеров Конгресса ситуация изменилась, они чувствовали приближение к своей цели - избавлению от британского ига, но никто из них при этом не допускал и мысли о разделе страны. Дж. Неру недооценил несколько факторов - слабость Британии и тот факт, что Британия готова покинуть Индию как можно быстрее, а также силу и популярность, которую набрала к тому моменту Лига, и готовность М.А. Джинны пойти на огромные жертвы среди населения ради достижения своих целей. Карты раздела были составлены в течение 40 дней юристом сэром Сирилом Рэдклиффом, ни разу до этого не бывавшим в Индии. При поспешном и плохо организованном разделе страны погибли более 1 млн человек, и около 17 млн индийцев пришлось в одночасье покинуть свои дома и переселиться в Индию или в Пакистан.

В заключение главы, подробно описывающей обретение Индией независимости и болезненный раздел страны, Ш. Тхарур делает вывод, что нет более весомого доказательства провала британского правления в Индии, чем те трагические обстоятельства, при которых оно завершилось.

Подробно Ш. Тхарур рассказывает и о многочисленных случаях массового голода в колониальной Индии, которые, как он аргументированно доказывает, были вызваны политикой Британии по отношению к колонии. Ш. Тхарур говорит о британском колониальном холокосте и приводит цифры - 30-35 млн индийцев умерли от голода за время британского правления. Считавшийся англофилом и адвокатом британского либерализма предприниматель, политик и общественный деятель Дадабхаи Наороджи именно под впечатлением страшного голода в Ориссе в 1866 г. был вынужден пересмотреть свои взгляды и одним из первых в конце XIX в. заговорил об экономической эксплуатации Индии и необходимости ее самоуправления.

Автор разделяет точку зрения нобелевского лауреата экономиста Амартьи Сена о том, что в ситуациях массового голода основная проблема - это не отсутствие ресурсов как таковых, а отсутствие их эффективной дистрибуции, что для британской Индии, где имелась разветвленная сеть железных дорог, не находит оправданий. Он обращает внимание читателя на то, что после обретения Индией независимости благодаря свободной прессе и отчетности властей перед обществом случаев массового голода не случалось и ответ на кризисные ситуации всегда был достаточно эффективным.

По разным подсчетам, в Индии во времена колониального правления случилось от 11 до 15 волн массового голода, последняя из которых имела место в Бенгалии в 1943-1944 гг. Англичане обычно объясняли свое абсолютное невмешательство в ситуации голода тремя основными причинами: принципом свободы торговли и рыночных отношений, мальтузианской доктриной в вопросах регулирования демографии и финансовой обоснованностью, то есть невозможностью тратить больше запланированного. При этом, как всегда в британской Индии, статистика в отношении всех показателей - будь то рождаемость или уровень сельскохозяйственного производства - велась неукоснительно и дотошно, даже несмотря на чрезвычайные обстоятельства. Англичане не хотели допустить сценариев, при которых население Индии стало бы надеяться на помощь властей. При этом они не только регулировали освещение темы голода в прессе, но и ограничивали попытки зарубежных благотворительных организаций вмешаться в ситуацию.

Регулярность, с которой возникали голодоморы, заставляла англичан говорить о том, что это явление характерно для Индии, и если бы не колониальное правление, положение населения было бы еще хуже. На это Ш. Тхарур отвечает, что в доколониальную эпоху во время нехватки продовольствия в случае засухи или неурожая вла-

сти всегда вмешивались в ситуацию путем временного фиксирования цен на зерно, ограничения вывоза продовольствия из охваченных голодом районов и временного снижения налогов, что позволяло смягчить удар.

Сведения, имеющиеся относительно голода в Бенгалии в 1943-1944 г, по мнению Ш. Тхарура, лишают империю последних оправданий. Историк приводит свидетельства того, что имевшиеся во многих районах Индии в период голода избытки продовольствия вывозились на Цейлон, корабли с зерном из Австралии проплывали мимо индийских берегов и пополняли хранилища на Балканах и в Средиземноморье, а помощь, предлагавшаяся Индии со стороны США и Канады, отвергалась Британией. Таким образом, миллионы бенгальцев стали жертвами большой политической игры, разворачивавшейся в конце Второй мировой войны за тысячи километров от их земли.

Позиции апологетов британской империи и колониализма, таких как, например, Найл Фергюсон и Лоуренс Джеймс, еще вчера были сильны как никогда. Pax Americana, казалось, вот-вот придет на смену Pax Brittanica. И хотя сегодня мир меняется, Ш. Тхарур обращает внимание читателя на то, что в Британии в последние годы наблюдается «постколониальная меланхолия» в сочетании с «имперской амнезией». Он напоминает о несправедливости такого подхода и призывает к более критическому осмыслению и сбалансированной оценке имперского прошлого. По его мнению, «необходимость в том, чтобы сдерживать британскую имперскую ностальгию посредством постколониальной ответственности никогда не была значительнее», чем сегодня [32, с. 24].

Ш. Тхарур подчеркивает, что как и в своем выступлении, в книге он хочет сказать не о том, что Великобритания должна Индии какие-либо финансовые репарации, а исключительно о том, что Британия находится в моральном долгу перед своей бывшей колонией, и от Соединенного Королевства необходимо лишь признание наличия вины и некое символическое искупление, пусть даже в форме простого извинения. Он приводит пример Вилли Брандта, канцлера Германии, опустившегося на колени в Варшавском гетто в 1970 г., прося прощения за преступления холокоста, хотя лично он не имел к тем зверствам никакого отношения. Ш. Тхарур выражает надежду, что британский премьер в 2019 г. в годовщину расстрела в Джаллианвала Багхе найдет в себе силы извиниться перед индийцами и не ограничится общими дипломатическими фразами, подобными тем, за которыми держал оборону Д. Кэмерон во время посещения мемориала в 2013 г.

Подводя итоги, Ш. Тхарур приводит небольшой список шагов, которые могли бы служить символом переосмысления Британией своей роли в истории Индии. Среди них - искренние извинения; изменение подходов к преподаванию истории империи в британских школах, исправление учебников, однобоко и весьма идеализированно освещающих этот период; возвращение в Индию украденных в колониальный период сокровищ. В этом контексте Ш. Тхарур подробно анализирует историю происхождения и дебаты вокруг знаменитого бриллианта Кохинур, венчающего королевскую корону, хранящуюся в лондонском Тауэре. Ш. Тхарур приходит к выводу, что поскольку возвращение камня в Индию малореалистично, тот факт, что он остается в Соединенном Королевстве и напоминает общественности, чем на самом деле был колониализм - уже не так уж и плохо: хотя бы ради этого можно оставить Кохинур там, где он сейчас находится.

Внимательный читатель заметит, что Ш. Тхарур обходит в книге вопросы, касающиеся участия и роли самих индийцев в распространении и укреплении колониальной власти Британии. Лишь в некоторых главах вскользь автор упоминает, что столь длительное присутствие англичан в Индии было бы невозможно без содействия местного населения, и что индийцы были соучастниками многих, если не большинства неблаговидных поступков англичан, описанных в книге.

Ш. Тхарур отмечает, что британцы правили не столько силой, сколько тем впечатлением, которое сила производила на население. Ведь количество англичан в Индии всегда было ничтожным по сравнению с численностью местных жителей. По состоянию на 1805 г. в Индии была всего 31 тыс. англичан (из них 22 тыс. были военными и 2 тыс. - гражданскими служащими). После 1857 г. цифры выросли, но ненамного. К 1931 г. в стране было 168 тыс. британцев, из которых 60 тыс. приходилось на армию и полицию, и 4 тыс. - на чиновников. Население Индии к тому времени приближалось к 300 млн жителей [32, с. 61]. При этом большую часть армии в Индии всегда составляли индийцы из различных районов страны. Эти армейские соединения по сути были наемническими. Как и проблема коллаборационизма индийских элит, эта тема до сих пор болезненно воспринимается в современной Индии, и неудобные вопросы обсуждаются не часто. Возможно, она требует отдельного подробного изучения. Так или иначе, в книге Ш. Тхарура эти аспекты занимают лишь промежуточное место. Но дискуссия развивается, и то, что тема британского колониального наследия в Индии снова в центре внимания, в том числе среди новых читателей не только

в Индии, но и в Британии и в других странах, является еще одним достоинством публикации и достижением ее автора.

Для читателей, воспитывавшихся в СССР, тот факт, что колониализм - это зло, скорее всего, не вызывает сомнений. Но и для них эта книга может быть определенным открытием. Она написана живым языком и вобрала в себя большой объем фактологического материала, который даже весьма просвещенный специалист по теме англо-индийских отношений, скорее всего, откроет для себя заново. Ее несомненным преимуществом является подробно проработанная историография по вопросам колониализма, Британской империи и истории Индии.

Оценивая в заключительных частях своей книги влияние колониализма на современный мир, Ш. Тхарур справедливо замечает: для того, чтобы предсказать будущее, иногда достаточно оглянуться назад. Его книга может быть интересна не только тем, кто изучает историю Индии, историю Великобритании, отношения между двумя странами на современном этапе, а также их колониальное прошлое, но и всем, кто интересуется проблемами управления в социальных и политических системах, вопросами современных международных отношений и факторами, сформировавшими современный миропорядок, одним из которых был колониализм.

Библиографический список

1. Алаев Л.Б., Вигасин А.А., Сафронова А.Л. История Индии. М., 2010.

2. Капитонова Н.К., Романова Е.В. История внешней политики Великобритании. М., 2016.

3. ФурсовК.А. Держава-купец: отношения английской Ост-Индской компании с английским государством и индийскими патримониями. М., 2006.

4. Acemoglu D., Robinson J. Why Nations Fail. New York, 2012.

5. Bayly C.A. Recovering Liberties. Indian Thought in the Age of Liberalism and Empire. Cambridge, 2011.

6. Burton A. Empire in Question: Reading, Writing and Teaching British Imperialism. Durham, 2011.

7. Cohn B.S. An Anthropologist Among the Historians and Other Essays. Oxford, 1987.

8. Dalrymple W. The East India Company: The original corporate raiders // The Guardian. 2016. 4 March.

9. Dalrymple W. White Mughals. London, 2009.

10. Darwin J. The Empire Project: The Rise and Fall of the British World System, 1830-1970. Cambridge, 2009.

11. Digby W. «Prosperous» British India: A Revelation from Official Records. London, 1901.

12. DirksN.B. The Scandal of Empire: India and the Creation of Imperial Britain. Cambridge MA. Harvard University Press, 2006.

13. Dirks N.B. Casts of Mind: Colonialism and the Making of Modern India. Princeton, 2001.

14. Durant W. The Case for India. New York, 1930.

15. Ferguson N. Empire: the rise and demise of the British world order and the lessons for global power. London, 2004.

16. Ferguson N. Empire: How Britain Made the Modern World. London, 2004.

17. Gilmour D. The Ruling Caste: Imperial Lives in the Victorian Raj. New York, 2006.

18. Gottschalk P. Religion, Science and Empire: Classifying Hinduism and Islam in British India. London, 2012.

19. Hobson J.M. The Eastern Origins ofWestern Civilization. Cambridge, 2004.

20. Hyndman H.M. The Ruin of India by British Rule. London, 1907.

21. JamesL. Raj. The making and unmaking of British India. London, 1997.

22. Johnson B. The Churchill Factor: How One Man Made History. New York, 2014.

23. Judd D. The Lion and the Tiger: The Rise and Fall of the British Raj, 1600-1947. Oxford, 2005.

24. Keay J. India. A history: from the earliest civilisations to the boom of the twenty-first century. London, 2000.

25. Keay J. Tell it to the Dreaming Spires. Outlook, 15 August 2015.

26. Khan Y. The Great Partition. New Heaven, 2008.

27. Mishra P. From the Ruins of Empire. The Revolt against the West and the Remaking of Asia. London, 2012.

28. Mukerjee M. Churchill's Secret War: The British Empire and the Ravaging of India during World War II. New York, 2010.

29. Peers D.M., Gooptu N. India and the British Empire. Oxford, 2012.

30. Pernau M. (ed.) Delhi College: Traditional Elites, the Colonial State and Education before 1857. New Delhi, 2006.

31. Robins N. The corporation that changed the world: how the East India Company shaped the modern Multinational. London, 2006.

32. Shashi Tharoor. An Era of Darkness. The British Empire in India. Delhi, 2016.

33. Sen A. The Argumentative Indian. New York, 2005.

34. Sen A. Poverty and Famines: An Essay on Entitlements and Deprivation. Oxford, 1983.

35. Wilson J. India Conquered: Britain's Raj and the Chaos of Empire. London, 2016.

36. Wilson K. (ed.). A New Imperial History: Culture, Identity and Modernity in Britain and Empire 1660-1840. Durham, 2004.

Л.В. Кулик

соискатель кафедры истории и политики стран Европы

и Америки Московского государственного института

международных отношений (университета) МИД РФ

E-mail: lkulik@scp.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.