Научная статья на тему 'Подготовка офицеров русской армии в первой половине xix века'

Подготовка офицеров русской армии в первой половине xix века Текст научной статьи по специальности «Военная история»

1179
145
Поделиться
Журнал
Армия и общество
Область наук

Текст научной работы на тему «Подготовка офицеров русской армии в первой половине xix века»

Бибиков В.Н.

ПОДГОТОВКА ОФИЦЕРОВ РУССКОЙ АРМИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Профессиональная подготовка офицеров в России в специальных учебных заведениях началась при создании регулярной армии, но первоначально она касалась только специальных родов войск. Военно-учебные заведения по подготовке общевойсковых офицеров появляются лишь в конце первой трети XVIII века. В целом система военно-учебных заведений сложилась в начале XIX века.

В течение XIX века система военно-учебных заведений постоянно расширялась. Можно выделить два основных периода ее развития. Первый - до реформ 60-х гг. XIX века, когда кадетские корпуса, принимая воспитанников в раннем возрасте, выпускали их уже офицерами. Во втором периоде - пореформенном -произошло принципиальное разделение военно-учебных заведений на подготовительные, то есть дающие общее образование (кадетские корпуса, Императорский Военно-сиротский дом), и, собственно, военно-специальные (Пажеский корпус, Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, Дворянский полк, юнкерские школы, некоторые общегражданские учебные заведения и специальные военные училища: артиллерийское, инженерное, топографическое и юридическое)1. Своя система подготовки офицеров существовала и на флоте.

В первом десятилетии XIX века произошло почти двойное увеличение числа подразделений русской армии, в связи с участием России в наполеоновских войнах, что потребовало соответствующего пополнения армии офицерами. Еще в 1801 г. шефом 1-го кадетского корпуса графом П. А. Зубовым был представлен план создания кадетских корпусов в 17 губерниях Российской империи. Предполагалось, что они будут открыты на средства местных дворянских обществ. После рассмотрения этого проекта специальной комиссией под председательством великого князя Константина Павловича император Александр I утвердил в 1805 г. «План военного воспитания», по которому предполагалось развернуть 10 военных училищ в городах: Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Смоленске, Воронеже, Твери, Ярославле, Нижнем Новгороде, Казани и Тобольске, а также учредить приготовительные военные школы для дворян.

Как отмечает исследователь офицерского корпуса дореволюционной России С.В. Волков, первая из таких школ была учреждена в 1801 г., на средства и

по ходатайству тульского дворянства для сыновей неимущих дворян и называлась Александровским училищем. В 1817 г. по новому уставу оно было названо Тульским военным училищем и было рассчитано на 50 учеников из Тульской губернии и 50 своекоштных, то есть содержащихся за свой счет, учеников из других губерний. Принимались дети в возрасте 8-11 лет. Выпускники училища переводились во 2-й кадетский корпус, а неспособные к военной службе поступали на гражданскую службу с чином XIV класса. В 1802 г. такое же училище было открыто в г. Тамбове на 120 учеников, а в 1825 г. было открыто Оренбургское Неплюевское военное училище на 80 учеников, в том числе и азиатов, то есть жителей Средней Азии, в котором изучались еще и восточные языки. Последнее учебное заведение выпускало воспитанников непосредственно на службу нижними чинами с правами на производство2.

Начиная с 30 - 40-х гг. XIX века сеть кадетских корпусов существенно расширилась. В 1830 г. был открыт Александровский корпус для малолетних сирот в Царском Селе для подготовки их к поступлению в кадетские корпуса, в связи с чем малолетнее отделение при 1-м кадетском корпусе было упразднено. С 1832 г. штат Александровского корпуса составлял 400 учеников в возрасте 710 лет, разделенных на 4 роты, в том числе была морская рота, а срок обучения был рассчитан на 5 лет. С 1836 г. срок обучения составлял 3 года. В том же году в кадетские корпуса были преобразованы Тульское и Тамбовское военные училища. В 1844 г. и 1846 г., с открытием кадетских корпусов в г. Орле и г. Воронеже, первые два были преобразованы в неранжированные, то есть в малолетние роты этих корпусов. Новое положение 1830 г. о Финляндском кадетском корпусе определяло его штат в 90 учеников. Туда принимались по экзамену дети 12-17 лет, а курс обучения был рассчитан на 6 лет. В 1845 г. штат был увеличен до 105 казеннокоштных и 15 своекоштных кадет, а курс обучения был продлен до 7 лет . В 1832 г. было учреждено Уральское войсковое училище, с программой гражданских уездных училищ, для обучения сыновей офицеров Уральского казачьего войска. Еще в 1826 г. в г. Омске открылось такое же Училище Сибирского Линейного казачьего войска. Оренбургское Неплюевское военное училище с 1834 г. в строевом отношении составляло роту, разделенную на два отделения: европейское и азиатское, с 6-летним курсом обучения. Выпускники его были обязаны служить в войсках не менее 6 лет, причем дворяне могли производиться в офицеры сразу при выпуске. В 1844 г. училище было преобразовано в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус двухэскадронного состава: 70 казенно-

коштных учеников и 40 своекоштных учеников и 90 сыновей местных казаков4.

Автор согласен с мнением, высказанным в монографии С.В. Волкова, что кадетские корпуса, помимо военного, имели и благотворительное значение, давая возможность получать образование и содержание детям неимущих и умерших офицеров и дворян. Так как число желающих поступить в кадетские корпуса постоянно возрастало, то со временем прием стал обусловливаться служебными заслугами родителей. Но преимущественно принимали сирот и неимущих, причем существовало 26 разрядов по правам на казенное воспитание, в соответствии с которыми и определялась очередность приема. В Александровский малолетний и малолетнее отделение 1-го Московского кадетского корпуса принимались дети 6-8 лет, в остальные корпуса - 9,5-11,5 лет после экзамена5.

Для всех корпусов еще в 1836 г. был введен единый учебный план и установлен общий порядок организации и устройства. Все предметы делились на три курса: приготовительный курс длительностью один год, общий курс - пять лет и специальный курс, который включал учебную программу длительностью три года. Помимо военных наук в кадетских корпусах преподавались: Закон Божий, русский язык и литература, немецкий и французский языки, математика, естественные науки, география, история, статистика, законоведение, чистописание, рисование и черчение.

С 40-х гг. XIX века в составе старших классов существовали одногодичные артиллерийские и инженерные отделения, где преподавались соответствующие дисциплины. Сначала специальные классы были только при столичных корпусах и рассчитаны были на 2 года. Но с 1854 г. был добавлен третий класс для подготовки к переходу в артиллерийское и инженерное училища и военную академию. Третьи специальные классы были открыты в Павловском, 1-м и 2-м кадетских корпусах в г. Санкт-Петербурге, 1-м и 2-м Московских и Александрийском Сиротском кадетских корпусах, причем в каждом заведении они делились на три отделения - артиллерийское, инженерное и Г енерального штаба.

В ходе своей работы автор установил, что все кадетские корпуса делились на две группы. К первой относились: 1-й и 2-й кадетские, 1-й и 2-й Московские, Финляндский, Павловский, Александрийский Сиротский, Новгородский графа Аракчеева, Орловский Бахтина, Михайловский Воронежский, Полоцкий, Петровский Полтавский, Александровский Брестский, Оренбургский Неплюевский и Сибирский, а также как и Пажеский корпус, Дворянский полк, Школа гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров непосредственно готовили офи-

церов. Корпуса второй группы, имевшие пятилетний общий курс, - Александровский малолетний, Тульский Александровский, Тамбовский, Владимирский Киевский и малолетнее отделение при 1-м Московском кадетском корпусе переводили воспитанников в корпуса первого класса.

В кадетские корпуса принимались только дети офицеров и дворян, причем в Финляндский - преимущественно уроженцы Великого княжества Финляндского. Исключение составляли Оренбургский и Сибирский кадетские корпуса, куда разрешалось зачислять выходцев из других сословий. За каждым корпусом были закреплены определенные губернии. Все кадетские корпуса за 1825 - 1856 гг. дали российской армии 17653 офицера, причем в 1825 - 1850 гг. на военную службу было выпущено еще 14415 человек офицерами и 1517 человек нижними чинами и на гражданскую службу - 963 человека классными чинами и 302 человека

6

не классными чинами .

Согласно установленных правил, существовавших с 1830 г., после экзамена Воспитательный комитет кадетского корпуса определял каждого выпускника в тот или иной род войск. Самые лучшие получали направление в гвардию, лучшие - подпоручиками в армию, особенно в 1847 - 1849 гг., или производились в прапорщики артиллерии и инженерных войск, с прикомандированием к соответствующим училищам, а также в 1840 - 1853 гг. к Генеральному штабу российской армии для поступления через два года в академию. Прочие же выпускались

7

прапорщиками в армию .

Малоуспешные ученики выпускались после первого специального класса прапорщиками в линейные батальоны, а достигшие 19 лет и неспособные к дальнейшей учебе после четвертого общего класса - во внутреннюю стражу. Старшинство при выпуске зависело не только от баллов, но и от унтер-офицерских званий, полученных воспитанниками в корпусе. Для распределения в кавалерию надо было представить свидетельство о достаточном состоянии для такого вида службы, так как служба в кавалерии стоила дополнительных расходов. Такие выпускники с 1834 г. прикомандировывались на полгода в качестве юнкеров к Образцовому кавалерийскому полку. Выпускники, неспособные по состоянию здоровья к военной службе, направлялись на гражданскую службу с чинами X, XII или XIV класса, в зависимости от полученных баллов. С 1854 г., окончившие третий специальный класс по 1-му разряду, назначались прапорщиками в гвардию или поручиками в армию, кроме того, они могли поступать в артиллерию и инженерные войска, наряду с выпускниками соответствующих специаль-

ных училищ. Окончившие по 2-му разряду назначались подпоручиками в армию или прапорщиками в артиллерию и инженерные войска, по 3-му разряду - прапорщиками в армию. Окончившие только второй специальный класс выпускались прапорщиками в линейные батальоны. В 1854 г. выпуск в артиллерию и инженерные войска из второго специального класса был разрешен временно, а с 1856 г. это стало практиковаться постоянно.

Автор считает, что именно кадетские корпуса были основным каналом, по которому осуществлялось пополнение офицерского корпуса лицами с военным образованием. Помимо них, как указывалось выше, существовали и некоторые другие общевойсковые учебные заведения, выпускавшие офицеров. Например, Пажеский корпус. Это военно-учебное заведение было сформировано в 1802 г. для лиц, назначенных пажами Высочайшего императорского двора, и состояло из камер-пажеского и 3 пажеских классов. В 1810 г. его штат был рассчитан на 50 пажей и 16 камер-пажей. Организация корпуса была построена по образцу кадетских корпусов. Срок обучения составлял 7 лет, то есть 5 лет - общий курс и 2 года - специальный курс. Пажами изучались: Закон Божий, русский язык и литература, немецкий и французский языки, математика, механика, физика, статистика, история, география, статистика, политэкономия, дипломатия, а из военных наук - фортификация, атака и оборона крепостей, тактика, минное дело, артиллерия и военное судопроизводство.

В первой половине XIX века Пажеский корпус стал военным учебным заведением с высоким уровнем образования и воспитания его питомцев. Многие из бывших пажей отличились на полях сражений, достигли высоких воинских званий и важных государственных постов.

В ходе наполеоновских войн и ростом потребности в подготовленных офицерах Высочайшим рескриптом императора Александра I от 14 марта 1807 г. было установлено, что дворяне, достигшие 16 лет, вместо определения прямо в войска должны являться в Петербургские кадетские корпуса для ознакомления с порядком службы и подготовки к офицерскому званию. Туда же было разрешено принимать студентов и других выпускников гражданских учебных заведений. Эту миссию принял на себя 2-й кадетский корпус, при котором был сформирован «Волонтерный Корпус», наименованный в следующем году Дворянским полком. Он состоял из 2 батальонов. В 1808 г. он выпустил 276 офицеров. В 1811 г. по распоряжению Военного министерства при нем был сформирован Дворянский кавалерийский эскадрон на 110 человек. Первоначально в Дворянском полку

обучали 600 человек, в 1813 г. - 1 700 человек, в 1815 г. - 2 400 человек, а по штату 1816 г. полагалось иметь 2 000 человек, плюс 236 человек в кавалерийском эскадроне8. Они получали только военную подготовку и ускоренными выпусками направлялись в войска с офицерским чином.

Наконец, следует сказать о том, что офицеров готовили и некоторые учебные заведения, не входившие в военное ведомство. Офицеров выпускал, в частности, знаменитый Царскосельский лицей, основанный в 1811 г. как привилегированное учебное заведение для представителей знатных дворянских родов. В первой четверти XIX века он дал 35 офицеров, а с 1822 г. по 1843 г. даже приобрел преимущественно военный характер и был передан из ведомства Министерства народного просвещения в ведение Совета о военных училищах, выпуская главным образом офицеров. Но с 1843 г. лицей офицеров уже не выпускал.

Кроме этого военно-инженерные кадры готовили: Институт инженеров путей сообщения, Горный и Лесной институты. Горный институт в 1804 г. был переименован в Горный кадетский корпус с правом производства выпускников в офицерские чины, затем в 1833 г. он снова стал именоваться Горным институтом, а с 1848 г. - Институтом корпуса горных инженеров, превратившись в закрытое военно-учебное заведение. Институт инженеров путей сообщения и Лесной институт в 1842 г. были переведены на восьмилетний срок обучения: 4 общих, 3 теоретических и 1 практический классы. Институт инженеров путей сообщения в 1849 г. был преобразован в кадетский корпус. Выпускники этих учебных заведений производились в офицеры, но служили в основном в соответст-

9

вующих ведомствах, а не в армии .

Автор подчеркивает, что несколько более мягкое воспитание было в Пажеском кадетском корпусе, так как там готовились молодые люди для придворной службы. В Уставе данного корпуса говорилось, что «обхождение с пажами должно быть вежливое, непринужденное и без грубости, не только на деле, но и на словах, так как исполнение обязанностей должно быть не страха ради, а ради убеждения» 10.

Кроме этого, с целью поднятия престижа службы офицеров в кадетских корпусах, офицерам 1-го Кадетского корпуса и 2-го Кадетского корпуса в 1810 г. были пожалованы императором Александром I преимущества одного чина перед теми офицерами, которые служили в армии. С 1811 г. эти преимущества были распространены также на офицеров Пажеского корпуса, а с 1825 г. на офицеров Военно-сиротского дома и Московского Кадетского корпуса.

Таким образом, период первой четверти XIX века насыщен событиями, имеющими самое прямое отношение к постановке военного образования и подготовке офицерских кадров в России. Наиболее существенными тенденциями в этот период были: борьба прогрессивной линии с реакционной в деле подготовки офицерских кадров; наращивание позитивного в содержании и методике обучения и воспитания русских офицеров; расширение сети военно-учебных заведений в России и другие. Все это подготовило базу для дальнейшего развития высшего военного образования в последующие годы.

С первых дней своего царствования император Николай I учредил Комитет, под председательством министра народного просвещения Л.П. Шишкова, «Дабы сличить и уровнять все уставы учебных заведений империи, а также рассмотреть и подробно определить на будущее время все курсы учения, означив и сочинения, по коим они впредь должны быть преподаваемы»11. Такого же упорядочения требовали и военно-учебные заведения, которые до времени правления Николая I не имели строгой системы: они разновременно открывались, не имели четких программ и учебных планов. Случалось так, что в одном учебном заведении преподавалась в основном только тактика, а в другом - только артиллерия. Причем, речь шла не о специализации, а о тех предпочтениях, которые имели место в разных военно-учебных заведениях.

До создания в мае 1826 г. Особого комитета по рассмотрению учебных вопросов в военно-учебных заведениях, император Николай I поручил генерал-адъютанту А.А. Жомини изложить свои соображения по предмету преподавания военных наук.

В особой записке, представленной Николаю I, генерал А.А. Жомини задается вопросом: следует ли такие военные науки, как тактику, стратегию, военную историю преподавать всем без исключения лицам, производимым в офицеры, или же только тем, которые по своим способностям, любви к военному делу, могут рассчитывать на командование частями войск или занятие высших должностей в своей военной карьере?

Вопрос этот он решает в пользу того, чтобы во всех военно-учебных заведениях были преподаваемы хотя бы первоначальные познания по тактике и стратегии, «Даже в том случае, если бы это грозило наполнить полки недоучившимися учеными» 12.

Достичь этого можно было, как полагал А.А. Жомини, учредив в г. Санкт-Петербурге Центральную стратегическую школу, назначение которой было бы в

приведении к единству начал и методов преподавания тактики и стратегии во всех военно-учебных заведениях. По его мысли, элементарное преподавание этих предметов необходимо было проводить в военно-учебных заведениях под надзором начальника Центральной школы, в которую бы поступали лучшие ученики этих заведений тотчас по производству их в офицеры. Здесь для них был бы обязателен двухлетний курс обучения, причем первый год был бы посвящен теоретическому изучению военных наук, а второй год - исключительно практическим и письменным занятиям по этим же предметам.

В октябре 1829 г. записку А.А. Жомини рассмотрела специальная комиссия, назначенная Николаем I, и пришла к выводу, что проектируемая школа. должна быть не школой Генерального штаба, а академией, то есть учреждением, которое распространяет свое влияние и на другие части армии. Причем Николай I лично внес уточнение о том, что при составлении расписания занятий необходимо оставлять один день в неделю для практических строевых учений, «Дабы эти занятия отнюдь не были пренебрегаемы, а, напротив, тесно связаны с теоретическим преподаванием других отраслей военного искусства».

Положение о Военной академии появилось в печати под названием «Устав Военной академии» 4 октября 1830 г. В нем были определены цели учреждения академии, порядок приема в нее, система обучения офицеров, обязанности профессорско-преподавательского состава и слушателей. Кроме этого в Уставе говорилось: «Для образования офицеров к службе Генерального штаба и для большего распространения военных знаний, учреждается в г. Санкт - Петербурге, при

13

Главном штабе его императорского величества, Военная академия» .

Академия являлась главным центром подготовки общевойсковых командиров и специалистов штабной службы. Поступающие в Военную академию должны были выдержать экзамены из шести областей знаний: математика, языки, военные науки, ученье, история и география.

Образование академии положило начало формированию корпуса офицеров Генерального штаба. К этой категории причислялись обер-офицеры в чине не ниже поручика, прослужившие в строю не менее 2 лет и окончившие академию или выдержавшие при ней экзамен. С 1840 г. лучшие из воспитанников кадетских корпусов и Дворянского полка в числе 30 человек прикомандировывались прямо к Генеральному штабу для поступления через 2 года в академию. Сначала служба в Генеральном штабе не давала никаких преимуществ, и число абитуриентов академии было небольшим. С 1832 г. по 1850 г. в академию поступило 410

чел., в т.ч. 351 офицер из войск, а выпустился - 271 чел. После введения некоторых преимуществ, для корпуса офицеров Генерального штаба, в 1852 г. приток офицеров в академию усилился. В 1852 г. было 56 абитуриентов против 9 человек в 1851 г. и прикомандирование выпускников кадетских корпусов было отме-

14

нено .

По окончании курса офицеры прикомандировывались на год к образцовым частям для ознакомления со службой. Выпуск производился в октябре каждого года. Окончившие по 1-му разряду офицеры получали следующий чин, по 2-му разряду - выпускались тем же чином, а по 3-му разряду - возвращались в свои части и в Генеральный штаб не переводились. Армейские офицеры переводились в Генеральный штаб с тем же чином, артиллеристы, инженеры и гвардейцы - с повышением в чине, а гвардейские офицеры еще со старшинством в последнем чине. В середине XIX в. академия выпускала ежегодно в среднем 23 офицера. В 1855 г. она стала называться Николаевской академией Генерального штаба.

Таким образом, автор отмечает, что благодаря принятым мерам в России стала функционировать первая Военная академия сухопутных войск - Академия Генерального штаба. Это обстоятельство наложило свой отпечаток и на всю систему военного образования в России. Военная школа России первой половины XIX века располагала достаточно стройной теорией и практикой обучения и воспитания офицерских кадров, позволяющей вооружить обучаемых необходимыми знаниями, навыками и умениями, сформировать у них морально-нравственные, профессионально-этические и другие положительные качества личности русского офицера.

Процесс подготовки офицерских кадров русской армии в первой половине XIX века, вся система военно-профессионального образования характеризовалась внутренней противоречивостью: между теорией и практикой подготовки; между целями подготовки и возможностью их реализации в ходе учебновоспитательного процесса; между требованиями к подготовке офицерских кадров и ее реальной организацией в военно-учебных заведениях; между содержанием и методикой подготовки офицерских кадров и др. Не все эти противоречия были разрешимы в то время, но они оказали существенное влияние на подготовку офицерских кадров русской армии.

1 См.: Полное собрание законодательства. СПб., 1856. Т. XXVIII. № 21228.

2 См.: Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 103.

3 Там же. С. 104.

4 РГВИА, ф.725, оп.48, д.264, л.76.

5 См.: Волков С.В. Указ. соч. С. 105.

6 См.: Лалаев М.С. Исторический очерк военно-учебных заведений, подведомственных Главному их управлению. От основания в России военной школы до исхода первого 25-летия благополучного царствования государя императора Александра Николаевича. 1700-1880 гг. СПб., 1880. Ч. 1. С. 171.

7 См.: Волков С.В. Указ. соч. С. 106.

8 См.: 1-е Полное собрание законодательства. СПб., 1856. Т. XXXVI. № 27998.

9 РГВИА, ф.725, оп.28, д.64, л.92.

10 См.: Геленковский П.А. Воспитание юношества в прошлом. Исторический очерк педагогических средств при воспитании в военно-учебных заведениях (в период 1700-1856 гг.). Изд. 2е. СПб., 1904. С. 86.

11 См.: Греков Ф.В. Краткий исторический очерк военно-учебных заведений. 1700-1910 гг. М., 1910. С. 11.

12 См.: ГлиноецкийН.П. Исторический очерк Николаевской академии Генерального штаба. СПб., 1882. С. 12.

13 Устав Военной академии Генерального штаба. СПб., 1832. С. 1.

14 РГВИА, ф.725, оп.48, д.634, л.19.