Научная статья на тему 'Платон о музыкальном искусстве : опыт систематического анализа'

Платон о музыкальном искусстве : опыт систематического анализа Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
2002
230
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
философия музыки / Платон / душа / вожделеющая музыка / волевая музыка / разумная музыка / гармония / идеальное государство / a music philosophy / Plato / a soul / a lustrous music / willful music / a reasonable music / a harmony / the Ideal State

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Миронов Андрей Владимирович

В творчестве Платона учение о музыке не носит цельного и завершённого характера. В статье представлен наиболее систематический подход к суждениям Платона о музыкальном искусстве. Такой подход, как полагает автор, позволяет приблизиться к концептуальному видению специфики и роли музыкального искусства в рамках учения Платона и шире всей античной философской классики. Указанная проблема разрешается автором, исходя из методологии и логики платоновского идеализма и конкретно его учения о душе, что позволяет предложить адекватную платонизму классификацию музыкального искусства. Идеальное государство Платона является ещё одной призмой для понимания сути музыкального искусства и его классификации, которая определяется задачами достижения согласия и гражданских добродетелей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PLATO ON MUSICAL ART: EXPERIENCE OF SYSTEMATIC ANALYSI

In Plato’s legacy, the doctrine of music is not holistic and complete. The article presents the most systematic approach to Plato’s judgments on the art of music. The author believes that such an approach allows us to get closer to the conceptual vision of the specifics and the role of musical art within the framework of Plato’s teachings and all ancient philosophical classics. This problem is solved by the author, based on the methodology and logic of Plato’s idealism and specifically his soul’s teachings, which allows to offer an adequate classification of musical art in Platonism. The Ideal State of Plato is another prism for understanding the essence of musical art and its classification, which is determined by the objectives of achieving harmony and civil virtues.

Текст научной работы на тему «Платон о музыкальном искусстве : опыт систематического анализа»

ЛАТОН О МУЗЫКАЛЬНОМ ИСКУССТВЕ : ОПЫТ СИСТЕМАТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

УДК 78(091)

DOI: 10.24411/1997-0803-2019-10506

А. В. Миронов

Государственное бюджетное учреждение дополнительного образования города Москвы «Детская школа искусств №14»

В творчестве Платона учение о музыке не носит цельного и завершённого характера. В статье представлен наиболее систематический подход к суждениям Платона о музыкальном искусстве. Такой подход, как полагает автор, позволяет приблизиться к концептуальному видению специфики и роли музыкального искусства в рамках учения Платона и - шире -всей античной философской классики. Указанная проблема разрешается автором, исходя из методологии и логики платоновского идеализма и конкретно его учения о душе, что позволяет предложить адекватную платонизму классификацию музыкального искусства. Идеальное государство Платона является ещё одной призмой для понимания сути музыкального искусства и его классификации, которая определяется задачами достижения согласия и гражданских добродетелей.

Ключевые слова: философия музыки, Платон, душа, вожделеющая музыка, волевая музыка, разумная музыка, гармония, идеальное государство.

Andrey V. Mironov

State budgetary institution of additional éducation of the city of Moscow "Children's School of Arts No. 14", Pronskayad st. 7, 109145, Moscow, Russian Federation

In Plato's legacy, the doctrine of music is not holistic and complete. The article presents the most systematic approach to Plato's judgments on the art of music. The author believes that such an approach allows us to get closer to the conceptual vision of the specifics and the role of musical art within the framework of Plato's teachings and all ancient philosophical classics. This problem is solved by the author, based on the methodology and logic of Plato's idealism and specifically his soul's teachings, which allows to offer an adequate classification of musical art in Platonism. The Ideal State of Plato is another prism for understanding the essence of musical art and its classification, which is determined by the objectives of achieving harmony and civil virtues.

Keywords: a music philosophy, Plato, a soul, a lustrous music, willful music, a reasonable music, a harmony, the Ideal State.

МИРОНОВ АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ - кандидат философских наук, преподаватель Государственного бюджетного учреждения дополнительного образования города Москвы «Детская школа искусств № 14» MIRONOV ANDREY VLADIMIROVICH - PhD (Philosophy), teacher of the State budgetary institution of additional education of the city of Moscow "Children's School of Arts No. 14"

PLATO ON MUSICAL ART: EXPERIENCE OF SYSTEMATIC ANALYSIS

e-mail: ruschac@yandex.ru ©МироновА. В., 2019

Для цитирования: Миронов А. В. Платон о музыкальном искусстве: опыт систематического анализа // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2019. № 5 (91). С. 51-58. БОТ: 10.24411/1997-0803-2019-1056

В трудах Платона суждения о музыкальном искусстве не имеют развёрнутого и целостного характера и представляют собой по преимуществу короткие размышления, прежде всего в виде комментариев к основной теме «Диалогов». Сложность состоит также в том, что у мыслителя нет ни одного диалога, который был бы посвящён именно музыкальному искусству. В его наследии отсутствует чёткая классификация искусства в целом. Рассуждения о музыкальном искусстве носят, как правило, факультативный / иллюстративный характер, разворачивая и подтверждая доминирующую философскую тему или проблему. Таким образом, при доскональном исследовании наследия Платона и своеобразия платоновского идеализма вопрос о сущности музыкального искусства в его учении не получил ещё достаточного концептуального рассмотрения, и данная статья предлагает пути решения этой проблемы. Надо сказать, что Платон прекрасно разбирался в музыке, её природа была значима для его философской аргументации. Он очень часто прибегал к музыкальным примерам, что, в свою очередь, позволяет говорить если не о цельной музыкальной системе, то об устойчивых представлениях о ней, пронизывающих всё учение Платона.

На наш взгляд, эвристическим принципом данного анализа может стать платоновское учение о душе. Ведь с идеи души и её основания - знания о наилучшем - начинается античная философская классика у Сократа. Столь же принципиальным был трактат «О душе» для учения Аристотеля. Именно такой подход позволяет воссоздать им-

манентную логику высказываний о музыке и придать им системный характер.

В том, что музыка и душа у Платона наполнены одним смыслом, не может быть сомнений. Ведь в представлениях Платона душа является существенной характеристикой как космоса, так и человека. «Согласно правдоподобным рассуждениям, - читаем мы у Платона, - следует полагать, что этот космос, промышлением божиим, стал живым существом, наделённым душой и умом» [9, с. 971]. Мировая душа является незримой и неотъемлемой частью вселенной.

Характеризуя взаимоотношения частей души человека, Платон пользуется идеей созвучия. Отношения между разумной, вожделеющей и яростной частями души никак не механические. Платон пишет, что внести справедливость в душу означает установить там естественные отношения владычества и подвластности её начал, тогда душа становится доброй и рассудительной, а противоположная душа - нерассудительная и злая, неразумная и необузданная. Нельзя упускать из виду и то, что для Платона человек немыслим вне полиса. По определению он является гражданином полиса и может быть лишён этого только в результате остракизма. Потому рассудительность характеризует и душу гражданина, и его полис. В обоих случаях у Платона идёт речь о рассудительности, которую он характеризует посредством музыкальных образов. «Рассудительность же не так проявляется в государстве: она настраивает на свой лад решительно всё целиком; пользуясь всеми своими струнами. Она заставляет и те, что слабо натянуты, и те что сильно, и средние звучать согласно между собою, если угодно, с

помощью разума, а то и силои или, наконец, числом и богатством и всем тому подобным ...» [9, с. 828].

Иначе говоря, если основная цель человека быть счастливым, то ему необходимо так благоустроить свою душу, чтобы она привела к гармонии как созвучию справедливости. Именно через данные характеристики Платон вводит музыкальный язык описания в своё учение о душе. Описывая разные состояния души, Платон не случайно прибегает к музыкальному искусству, которое способно выразить малейшие настроения души в своих произведениях. Такое родство музыкального искусства и душевных переживаний помогает разобраться в качестве исполняемого произведения. «Конечно, о каждом отдельном произведении надо, чтобы не впасть в ошибку, знать, что оно собой представляет. Кто не знает его сущности, направленности и чему оно действительно подражает, тот едва ли распознает правильность или ошибочность его замысла» [9, с. 1065]. Платон не был бы античным мыслителем, если бы не разделял музыку на правильную и неправильную, лучшую и худшую, что коррелируется у него с пониманием человеческой души.

У Платона часто встречаются высказывания, которые характеризуют музыку через призму удовольствия. «Я говорю о нежных и ясных звуках голоса, поющих какую-нибудь цельную и чистую мелодию: они прекрасны не по отношению к чему-либо другому, но сами по себе и сопровождаются особыми, свойственными им удовольствиями» [9, с. 349]. Такого рода высказывания встречаются довольно часто в творчестве мыслителя. Платон указывает, что такая музыка воспроизводит прекрасные звуки, которые веселят нас.

Однако в данном случае речь идёт об удовольствии особого сорта - эстетическом

и одновременно чувственно-эмоциональном, к чему Платон относился довольно критически. Потому что, так же как и в учении о трёх путях познания, где грубые чувства лишь скользят по поверхности вещей, скрывая главное в них, он считал, что вожделеющая музыка, которая будучи связанной с соответствующей частью души, в конечном счёте затуманивает ум и уводит от главного - проникновения в сущность вещей. Вожделение - продукт страстного выражения души, и через соответствующую музыку человек приближается не к гармонии, а к страстям, не к просветлению, а к затмению и патологии: «.человек, предающийся чрезмерной радости или испытывающий противоположное чувство, в состоянии скорби, стремясь несвоевременно достичь того или избежать другого, не может ни видеть, ни слышать ничего правильно, он неистовствует и меньше всего способен в то время к здравому суждению» [9, с. 1013]. Таким образом, согласно Платону, такая музыка, усиливая вожделеющее начало в душе, приближает человека к гибели самым эстетически привлекательным способом.

Другое дело - волевая музыка, которая, будучи разновидностью вожделеющей, уже имеет отношение к вдохновению - имманентной характеристике творца. В целом любое искусство отражает эту интенцию вдохновляющей воли. Но в волевом типе музыки, согласно Платону, вдохновение не просто иррационально, оно становится синонимом одержимости. «Как корибанты пляшут не в своём уме, так и творцы мелоса пишут эти прекрасные мелосы не в своём уме, но лишь только почувствовали гармонию и размер, то и вакханствуют, и становятся одержимыми, будто вакханки, которые, когда бывают одержимы, черпают из рек мёд и молоко, придя же в себя, этого не могут» [9, с. 729]. Одержимость, неи-

стовство, порыв - всё это относится к волевому началу души, а музыкальное искусство воспроизводит и подражает всем этим качествам.

Руководствуясь вдохновением, музыканты похожи на одержимых, пишет Платон, которые находятся в опьянённом состоянии, пребывая в беспамятстве. Интересно, что Платон различает хор из молодых людей, который посвящён Аполлону, и хор из людей от тридцати до шестидесяти лет, посвящённый Дионису. Именно дионисический хор представляет собой волевое начало души. Интересно, что сопоставление дионисической и аполлониче-ской музыки представлено явным образом и в работе Ф. Ницше «Рождение трагедии из духа музыки» [8]. При этом Платон подчёркивал, что участники дионисического хора должны стремиться к разборчивости в ритмах и гармониях, чтобы их песни подражали хорошим душевным состояниям. Тот факт, что одержимая музыка, выражающая яростное начало души, одурманивает и человек находится не в своём уме, говорит, согласно Платону, о её несовершенстве и удалённости от идеала - гармонии и соразмерности. Таким образом, в трактовке аполло-нического и дионисического начал Платон и Ницше по большому счёту расходятся. То, что для Ницше было уникальным проявлением человеческой индивидуальности - его экстатическим прорывом к Богу, для Платона было существенным недостатком и падением человека, подчиняющего свой светлый разум пьянящим иррациональным порывам, одурманившегося музыкой. Идеальная музыка - это разумная музыка, которая подражает разумной части души как началу истины и гармонии.

Таким образом, у Платона музыка, которая заслуживает уважения и более детального рассмотрения, является музыка,

выражающая разумную часть души. Она постоянно обращается к разуму и числовым структурам. Ведь подлинная музыка - та, которая измерена числовым образом. Здесь Платон предстал несомненным продолжателям пифагорейцев, которые, подобно астрономам, искали числа в любых созвучиях. Сравнивая музыку с астрономией, философ придавал ей научный статус. Он подчёркивал, что глаза наши устремляются к астрономии, а уши - к стройным созвучиям, которые, словно две сестры, дополняют друг другу, поэтому предметом музыкального искусства, по Платону, являются числовые структуры, которые выражаются в космических созвучиях и мировой гармонии, что давало ему право онтологизи-ровать музыку в гармонии числового ряда. Разумное начало души и тот музыкальный ритм, который мы постигаем через числа, является, согласно Платону, отображением мировой гармонии.

Разумное понимание музыки предполагает не только знание нот, но и глубокое и осмысленное понимание числовых структур, на которых строится всё музыкальное искусство; музыка становится в один ряд с науками, играя огромную роль в познании. «Но, друг мой, после того, как ты узнаешь, сколько бывает интервалов между высокими и низкими тонами, каковы эти интервалы и где их границы, сколько они образуют систем... ты станешь мудрым, а когда постигнешь всякое единство, рассматривая его таким же способом, то сделаешься сведущим и относительно него» [9, с. 320]. Из приведённой цитаты мы видим, что за музыкальными звуками скрываются числа, а созвучия выражают собой целые числовые соотношения. В «Филебе, или о Наслаждении» Платон отмечал, что все виды искусства можно поделить на две группы: одни следуют музыке и причастны меньшей точ-

ности, другие же более точны. Именно здесь Платон говорит о таком понимании музыкального искусства, которое основывается лишь на слуховом восприятии, тогда как музыка должна исчислять движение звуков, выстраивая их ритмично, что придаёт ей гармоничность и согласованность. Через разумную часть души музыка с помощью числовых структур даёт знание гармонии, согласованный ритм и чувство меры.

Здесь мы вынуждены вновь вернуться к соотношению разумной и вожделеющей души. Понимание того, что музыка основывается на числовых структурах, означает критику тех, кто считает, что музыка всего лишь набор красивых звуков. Платон писал: «Что-то они называют "уплотнением" и настораживают уши, словно ловят звуки голоса из соседнего дома; одни говорят, что различают какой-то звук посреди, между двумя звуками и что как раз тут находится наименьший промежуток, который надо взять за основу для измерений; другие спорят с ними, уверяя, что здесь нет разницы в звуках, но те и другие ценят уши выше ума» [9, с. 901]. Если ставить слух выше ума, то это означает такое понимание музыки, согласно которому её основной характеристикой является вызываемое удовольствие, что связано с вожделеющей частью души. Такая музыка выстраивает свои созвучия не на размере и числе, уточнял Платон, но опирается на чуткость слуха, приводя в движение звуки по догадке.

Говоря о гармонии, Платон неоднократно обращался к музыке. Но Платон не был бы античным мыслителем, если бы не считал гармонию универсальной категорией, характеристикой всего космоса. Музыкальная гармония есть воплощение мировой гармонии, в которой нуждается более всего человек. Согласованность и гармония выражаются в любви и единении различ-

ных начал и противоположностей. Данная мысль встречается во многих диалогах, среди которых, например, «Хармид, или Об умеренности», «Лахет, или О мужестве». Гармония является некой соразмерностью и согласованностью числовых структур, воплощённых в звуках. И то же самое мы находим в человеческих отношениях. «Согласие всему этому, как там - врачебное искусство, так здесь доставляет музыка, внушая любовь и взаимное единение, а потом музыка есть знание любви в деле гармонии и ритма» [9, с. 371].

Правильная, разумная, закономерная музыка в размеренно-числовом вихре созвучий показывает человеку путь к гармонии, которая была потеряна после рождения. Насколько гармонична душа человека, можно судить по речам, поступкам и различным действиям. В качестве примера можно привести высказывание Сократа из диалога «Протагор, или Софисты», в котором он сделал замечания по поводу того, что в очередной раз высказанные положения приводят в тупик и в музыкальном отношении между собой не ладят и не гармонируют. Как согласуются между собой ноты в ладах, так и слова должны быть логичны и созвучны в размышлениях. Важно, что Сократ прекрасно понимал симметрию между понятиями музыкальной гармонии и жизненной гармонии, ибо гармония есть соответствие, или рядоположенность, между тем, что мы говорим, и тем, что мы делаем. Совершенная музыка, как рациональный путь, наглядно демонстрирует жизнь «в истине» [9, с. 519].

Музыкально-числовые структуры также находят отражение в ритме. «Так, среди чисел, находящихся между шестью и двенадцатью, есть два числа: первое из них образовано прибавлением половины числа шесть, второе - прибавлением трети того же

числа. Значение этих чисел, занимающих среднее место между двумя крайними членами, научило людей согласованности и соразмерности ради ритмических игр и гармонии и даровало это блаженному хороводу Муз» [9, с. 1273]. Платон понимал, что ритмические структуры могут усиливать или успокаивать различного рода аффекты. Музыка способна разжигать и доводить до предела, превращая в огонь аффекты, или гасить и поддерживать в равновесии эмоциональное состояние людей подобно тому, как наш разум побеждает наши эмоции, убеждая и ведя по правильному пути жизни. Ритм является основой всех музыкальных произведений, выражая тот или иной характер произведения. Но ритм же лежит в основе движения мира и жизни по определённым правилам и траекториям.

Рассматривая ритмические фигуры, Платон называл их метром или размером. Платон указывал на то, что не стоит гоняться за разнообразием размеров, но только те должны быть в обиходе, которые соответствуют мужественной жизни. И здесь мы подходим к центральной теме учения Платона - устройству идеального государства, подчинённого Высшему Благу в мире идей. Два лада - «вынужденный» и «добровольный» - должны воспитывать граждан идеального государства. При этом, согласно Платону, необходимо изъять и не изготавливать некоторые музыкальные инструменты: тригон, пектида и различные инструменты с множеством струн и ладов, но оставить лиру и кифару, которые распространены в городе, а у пастухов - свирели, флейты. Ведь идеальной музыкой является пение и мелодии, которые не нуждаются ни в многословии, ни в смешении ладов.

Также, размышляя об идеальном государстве, Платон перечислил те лады, которые необходимо изгнать из идеального го-

сударства. Под ладом здесь понимается согласованное сочетание звуков. Именно лад для Платона несёт морально-воспитательную функцию. Дорийский и фригийский лады призваны воспитывать стойкость и укреплять дух, где бы ни находился человек. Они подходят и для военных событий, и для мирного времени, сопровождая какую-либо деятельность, и для преодоления несчастья. Военная музыка направлена на поддержание бодрости духа, а музыка, сопровождающая молитвы, должна настраивать и подбадривать душу человека. Бытовая музыка не должна изнеживать людей, а всячески воспитывать и укреплять стойкость души. Дорийский лад является средством воспитания благородного мужества, а фригийский подходит для мирной и свободной жизни.

Характерно то, что миксолидийский, лидийский, ионийский лады, как считал Платон, должны быть изъяты из идеального государства, поскольку действуют на людей расслабляющим образом и больше подходят для пьяниц, погружая человека в мир изнеженности и удовольствий. Здесь перед нами вновь конфликт вожделеющего и разумного начал в душе человека. Только разумная часть души, согласно Платону, познавая саму себя, через музыкальное искусство способна созерцать благо и красоту, справедливость и добродетель. Ведь музыка должна совершенствовать человека и исцелять его душу.

Однако музыка может расслаблять дух человека, который должен служить всеобщему идеалу. Тогда она делает человека слабым, убивая его коллективистское начало. «...Если, не делая передышки, человек непрестанно поддаётся такому очарованию, то он как бы расплавляется, ослабляет свой дух, пока не ослабит его совсем, словно вырежет прочь из души все

сухожилия, и станет он тогда копьеносцем некрепким"» [9, с. 812].

Итак, анализ общих контуров музыкального искусства в творчестве Платона показывает, что музыка является индикатором «больной» или «здоровой» души, но, привнося гармонию и ритм, тем самым воспитывает, вразумляет и научает душу. Благоустройство души требует от человека колоссального терпения, многочисленных упражнений и соответствующего воспитания. Именно правильное воспитание пробуждает и развивает в человеке хорошие природные задатки, где музыкальное искусство играет одну из важных ролей. «В душе всё становится явным, когда она обнажается от тела: и то, что душой человек получил от природы, и те свойства, которые приобрёл он через занятие каким-либо делом» [9, с. 669]. Воспитание позволяет развить и укоренить те черты, которые мы желаем видеть в юношестве. Этому способствует музыка, которая входит в перечень мусических искусств. Недаром в Древней Греции под музыкой понималось «мусиче-ское искусство», или «искусство Муз», приводящее всё сущее к порядку, гармонии и согласию.

Итак, характеристики мусического искусства мы находим во многих произведениях Платона, что позволяет нам утверждать, что здесь перед нами важнейший способ воздействия на человеческую душу -

как в позитивном, так и в негативном ключе. Душа человека, согласно Платону, не соприкасаясь с мусическими искусствами, портится, слабеет, делается глухой и слепой. Именно платоновское учение о душе позволяет выделить концептуальные акценты в его понимании музыкального искусства. Не вызывает сомнений, что только то музыкальное искусство, которое связано с разумной частью души человека, а значит, не служит одному лишь наслаждению, способно поднимать душу в Занебесье. Поэтому необходимо искать не ту Музу, которая приятна, а ту, которая ведёт нас к Высшему Благу. Идеальное государство Платона является ещё одной призмой для понимания сути музыкального искусства и его классификации, которая определяется задачами воспитания, в том числе посредством специфически музыкальных средств ритма и созвучий, гражданского согласия и личных добродетелей.

Только в сочетании ума и звука может родиться наипрекраснейшая музыка. Правильная музыка должна способствовать развитию и воспитанию разумной части души, побуждать душу к поиску прекрасного и истинного, и в этом необходимо постоянно упражняться. Может быть, поэтому в диалоге «Федон, или О душе» Сократ говорил, что ему часто снится сон, в котором он слышит призыв: «Сократ! Твори и трудись на поприще Муз!».

Примечания

1. Грубер Р. И. История музыкальной культуры. С древнейших времён до конца XVI века. Москва :

Государственное музыкальное издательство, 1941. 599 с.

2. Гуляницкая Н. С. Методы науки о музыке. Москва: Музыка, 2015. 256 с.

3. ЗолтаиД. Этос и аффект. История философской музыкальной эстетики от зарождения до Гегеля

/ пер. с нем. Т. Длугач, И. Науменко. Москва : Прогресс, 1977. 366 с.

4. Лосев А. Ф. Античная музыкальная эстетика. Москва : Музгиз, 1960. 304 с.

5. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Высокая классика. Москва : Искусство, 1974. 600 с.

6. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. Москва : АСТ, 2000. 846 с.

7. Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А. Платон. Аристотель. Москва : Молодая гвардия, 1993. 383 с.

8. Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки / пер. с немец. Г. А. Рачинского. Санкт-Петербург :

Азбука-классика, 2007. 208 с.

9. Платон. Полное собрание сочинений в одном томе. Москва : Альфа-книга, 2016. 1131 с.

10. Платон. Собрание сочинений : в 4 томах. Том 1. Мысль : Мысль, 1990. 860 с.

11. Платон. Собрание сочинений : в 4 томах. Том 2. Москва : Мысль, 1993. 528 с.

12. Платон. Собрание сочинений : в 4 томах. Том 3. Москва : Мысль, 1994. 654 с.

13. Платон. Собрание сочинений : в 4 томах. Том 4. Москва : Мысль, 1994. 830 с.

14. Шестаков В. П. От этоса к аффекту. История музыкальной эстетики от Античности до XVIII века.

Москва : Музыка, 1975. 352 с.

References

1. Gruber R. I. Istoriya muzykal'noy kul'tury. S drevneyshikh vremen do kontsa XVI veka [The History of

musical culture. From ancient times until the end of the 16th century]. Moscow, Music State Publishing House, 1941. 599 p. (In Russian)

2. Gulyanitskaya N. S. Metody nauki o muzyke [Methods of music science]. Moscow, Music State Publishing

House, 2015. 256 p. (In Russian)

3. Zoltai D. Etos i affekt. Istoriya filosofskoy muzykal'noy estetiki ot zarozhdeniya do Gegelja [Etos and passion.

History of philosophical musical aesthetics from the birth to Hegel]. Moscow, Progress Publisher, 1977. 366 p. (In Russian)

4. Losev A. F. Antichnaya muzykal'naya estetika [Antique musical aesthetics]. Moscow, Music State Publishing

House, 1960. 304p. (In Russian)

5. Losev A. F. Istorija antichnoy estetiki. Vysokaya klassika [History of antique aesthetics. High classic].

Moscow, Art Publishing house, 1974. 600 p. (In Russian)

6. Losev A. F. Istoriya antichnoy estetiki. Sofisty. Sokrat. Platon [History of an antique esthetics. Sophists.

Socrates. Platon]. Moscow, Ast Press Publishing House, 2000. 846 p. (In Russian)

7. Losev A. F., Takho-Godi A. A. Platon. Aristotel' [Plato. Aristotle]. Moscow, Publishing house "Molodaya

gvardiya", 1993. 383 p. (In Russian)

8. Nicshe F. [Nietzsche Friedrich Wilhelm] Rozhdenie tragedii iz duha muzyki [The birth of tragedy from the

spirit of music]. St. Petersburg, Publishing house "Azbuka-klassika", 2007. 208 p. (In Russian)

9. Platon. Polnoe sobranie sochineniy v odnom tome [A complete collection of works in one volume]. Moscow,

Publishing house "Al'fa-kniga" 2016. 1131 p. (In Russian)

10. Platon. Sobranie sochineniy, v 4 tomakh, tom 1 [Collection of works, in 4 tomakh, tom 1]. Moscow,

Mysl Publishers, 1994. 860 p. (In Russian)

11. Platon. Sobranie sochineniy, v 4 tomakh, tom 2 [Collection of works, in 4 tomakh, tom 2]. Moscow,

Mysl Publishers, 1994. 528 p. (In Russian)

12. Platon. Sobranie sochineniy, v 4 tomakh, tom 3 [Collection of works, in 4 tomakh, tom 34]. Moscow,

Mysl Publishers, 1994. 654 p. (In Russian)

13. Platon. Sobranie sochineniy, v 4 tomakh, tom 4 [Collection of works, in 4 tomakh, tom 4]. Moscow,

Mysl Publishers, 1994. 830 p. (In Russian)

14. Shestakov V. P. Ot etosa k affektu. Istoriya muzykal'noy estetiki ot Antichnosti do XVIII veka [From ethos

to affect. History of musical aesthetics from Antiquity to the XVIIIth century]. Moscow, Musical State Publishing House, 1975. 352 p. (In Russian)

*

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.